Хроника текущих событий (1968-1983)




ПЕЧАТЬ САМИЗДАТА

Источник: http://antology.igrunov.ru/

«Синтаксис», Москва, 1959-1960

Самиздатский машинописный альманах, выпускавшийся в 1959–1960 молодым московским журналистом Александром Гинзбургом. Вышло три номера, тираж которых достигал 300 экз. Состоял исключительно из стихов московских (№1, 2) и ленинградских (№3) поэтов, публикации которых встречали препятствия со стороны цензуры: Булат Окуджава, Иосиф Бродский, Генрих Сапгир, Наталья Горбаневская и др.. Иллюстрировал выпуски альманаха Евгений Кропивницкий московский художник и поэт, неформальный лидер «Лианозовской группы».
Большинство исследователей полагает, что именно «Синтаксис» следует считать первенцем самиздатской периодики. Принципиально новым стало то, что альманах издавался открыто: на его обложке были проставлены фамилия и адрес издателя. По свидетельствам современников, это обстоятельство производило большое впечатление на читателей. Во время работы над №4 «Синтаксиса» (июль 1960) Гинзбург был арестован, органы госбезопасности конфисковали весь архив «Синтаксиса», и издание альманаха было остановлено. (Самому редактору, вместо планировавшегося сначала политического обвинения, было предъявлено сфальсифицированное обвинение по уголовной статье, а дело о «Синтаксисе» было прекращено 11.01.1961). Альманах распространялся в основном среди любителей поэзии, «Синтаксис», пропагандировали видные московские ученые, бывшие узники сталинских лагерей Л.Е. Пинский и Г.С. Померанц. Данных об инкриминировании альманаха на политических процесах не обнаружено (есть упоминание о внесудебных преследованиях, которым подвергся автор «Синтаксиса», сценарист и поэт Александр Тимофеевский – его вызывали в КГБ, после чего студии расторгли с ним договоры).
Через пять лет все три номера «Синтаксиса» были перепечатаны в эмигрантском журнале «Грани» (1965, №58). А еще через тридцать лет, в октябре 1995, Федеральная служба безопасности РФ (преемник КГБ) вернула Гинзбургу архив «Синтаксиса», который был передан редактором в общество «Мемориал».

Хроника текущих событий (1968-1983)

«ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ» (1968-1983)

 

Машинописный информационный бюллетень советских правозащитников. Выпускался в течение 15 лет, с 1968 по 1983 гг. Всего за это время вышло 63 выпуска "Хроники".

 

1968 год был объявлен Организацией Объединенных Наций Годом прав человека, в ознаменование 20-й годовщины принятия ООН Всеобщей Декларации прав человека. В Советском Союзе этот год начался с судебного процесса над группой диссидентов, среди которых были Александр Гинзбург, издатель «Синтаксиса» (1959-60) и Юрий Галансков. Им инкриминировали составление и публикацию за границей «Белой книги» – сборника документов по делу Синявского и Даниэля. Это был один из самых громких политических процессов брежневской эпохи.

На титульном листе бюллетеня, первый выпуск которого датирован 30 апреля 1968 г., было напечатано: "Год прав человека в СССР". Чуть ниже стоял эпиграф - текст ст.19 Всеобщей Декларации о праве каждого искать, получать и распространять информацию, а еще ниже - слова: "Хроника текущих событий". Строго говоря, первый составитель бюллетеня, Наталья Горбаневская, предполагала назвать его "Год прав человека в СССР" (это косвенно подтверждает, что намерения выпускать бюллетень в течение долгого времени первоначально не было); слова же "Хроника текущих событий" были подзаголовком и обозначали жанр издания. Однако, читатели приняли их за название, а слова "Год прав человека в СССР" - за девиз, обозначающий тему бюллетеня. Это прочтение титульного листа устоялось и было принято составителем, тем более, что издание продолжилось и после окончания Года прав человека. В 1969 г. на титуле появился новый девиз: "Год прав человека в СССР продолжается". Впоследствии он несколько раз менялся: "Движение в защиту прав человека в Советском Союзе продолжается", "Борьба за права человека в СССР продолжается", "Выступления в защиту прав человека в СССР продолжаются".

Структура бюллетеня определилась уже в первых его выпусках. "Хроника" делилась на две части. Первая содержала подробное изложение главных, на взгляд составителей, событий, произошедших между датой, которой был помечен предыдущий выпуск, и датой текущего номера. Вторая состояла из постоянных рубрик, образованных по тематическому и, отчасти, жанровому признаку: "Аресты, обыски, допросы", "Внесудебные преследования", "В тюрьмах и лагерях", "Новости Самиздата", "Краткие сообщения", "Исправления и дополнения". Первоначальная рубрикация, разумеется, увеличивалась и усложнялась за счет новых проблем, попадавших в поле зрения правозащитников. Так, вскоре появились рубрики "Преследования верующих", "Преследования крымских татар", "Репрессии на Украине". Позже, в начале 1972 г. возникла рубрика "Преследования верующих в Литве", в середине того же года получившая новое, более общее название "События в Литве" и ставшая постоянной.

Неизменным оставался стиль "Хроники": сдержанный, безоценочный, фактографический. Неизменной оставалась ее тематика: нарушения основных гражданских прав и свобод в СССР, выступления в их защиту, действия, реализующие их "явочным порядком". Неизменными оставались принципы издания: стремление к максимальной точности и полноте информации, объективность в ее подаче.

Составители "Хроники" не объявляли своих имен открыто. Но было бы преувеличением утверждать, что бюллетень делался в "глубоком подполье": во всяком случае, в течение первых полутора лет его существования было широко известно, что основной труд по подготовке выпусков взяла на себя Наталья Горбаневская. Ее усилиями были подготовлены первые девять номеров. Трудно сказать, почему в течение этого времени КГБ воздерживался от арестов. Возможно, причина в том, что не так-то легко обвинить в "антисоветской пропаганде" или "клевете на советский строй" чисто информационный бюллетень, беспристрастно и точно излагавший факты и не содержащий ни призывов к свержению Советской власти, ни грубых искажений действительности. А руководство органов госбезопасности в то время стремилось застраховать себя от упреков в прямой фальсификации обвинений.

Позднее КГБ отказался от подобной щепетильности. После ареста Горбаневской по обвинению в причастности к изготовлению и/или распространению "Хроники" в разные годы были арестованы: Юрий Шиханович, Петр Якир, Виктор Красин, Габриэль Суперфин, Сергей Ковалев, Александр Лавут, Татьяна Великанова. Большинству арестованных, предъявлялись, впрочем, и другие обвинения аналогичного характера.

"Хроника" получала информацию для своих выпусков простым и эффективным способом, сложившимся в значительной мере стихийно: устоявшийся механизм самиздатского распространения текстов работал в этом случае в "обратном" порядке. Этот механизм четко описан в обращении к читателям "Хроники", помещенном в 5 выпуске бюллетеня:

"Хроника" ни в какой степени не является нелегальным изданием, но условия ее работы стеснены своеобразными понятиями о легальности и свободе информации, выработавшимися за долгие годы в некоторых советских органах. Поэтому "Хроника" не может, как всякий другой журнал, указать на последней странице свой почтовый адрес. Тем не менее, каждый, кто заинтересован в том, чтобы советская общественность была информирована о происходящих в стране событиях, легко может передать известную ему информацию в распоряжение "Хроники". Расскажите ее тому, у кого вы ее взяли "Хронику", а он расскажет тому, у кого он взял "Хронику" и т.д. Только не пытайтесь единолично пройти всю цепочку, чтобы вас не приняли за стукача"

 

Позднее, в 1970-е гг., к сообщениям, получаемым вышеописанным способом, добавилась информация, поступающая от независимых правозащитных ассоциаций, обладавших собственными источниками информации (например, от Московской Хельсинкской группы) или извлекаемая из другой самиздатской периодики. Еще позднее появились специализированные правозащитные издания, такие, как "Бюллетень "В"", предназначенные не столько для самиздатского распространения, сколько для испльзования их в качестве первичного источника другими изданиями. "Хроника" выходила регулярно, в среднем раз в два месяца, до конца 1972 г.; затем, после выхода 27-го выпуска, издание было приостановлено. Причиной тому был шантаж со стороны КГБ, который открыто угрожал, что каждый новый выпуск станет причиной арестов, причем вовсе не обязательно арестованы будут именно те, кто этот выпуск делал.

Однако уже к осени следующего года началась подготовка к возобновлению "Хроники". Было решено подготовить сразу три выпуска, содержание которых относилось бы ко времени "перерыва" и покрывало бы лакуну, образовавшуюся за это время. К началу мая 1974 г. все три выпуска - 28-й, 29-й и 30-й - были готовы.

Одновременно в среде людей, близких к бюллетеню, обсуждалась возможность объявить редакцию издания. Преимущества такого решения были очевидны: во-первых, резко уменьшались возможности КГБ шантажировать "Хронику" арестами непричастных или мало причастных к ней людей; во-вторых, корреспондентам (они же читатели) "Хроники" становилось проще передавать ей информацию. Очевидны были и минусы: этот шаг был бы воспринят властями как дополнительный вызов, и объявленные редакторы, скорее всего, очень быстро оказались бы за решеткой.

Высказывались и более общие соображения против этого шага: "Хроника" является общим и, возможно, главным делом всего правозащитного движения, его стержнем; именно так ее воспринимают ее распространители, читатели, корреспонденты, помощники. Они ощущают себя такими же участниками этого дела, как и те, кто отбирает и редактирует тексты или составляет макет очередного выпуска. И у них есть определенные основания рассматривать себя как участников, ибо первые рискуют не меньше вторых. Иными словами, правомерно ли вообще применять слово "редакция", говоря о "Хронике текущих событий"?

В конце концов, было принято промежуточное решение: состав редакции на титульном листе проставлять не стали, однако 7 мая 1974 г. несколько членов Инициативной группы по защите прав человека в СССР созвали пресс-конференцию. На этой пресс-конференции три подготовленных выпуска были открыто переданы журналистам, а вместе с ними - заявление для прессы, подписанное тремя членами Инициативной группы: Татьяной Великановой, Сергеем Ковалевым и Татьяной Ходорович. Заявление состояло всего из двух предложений:

"Не считая, вопреки неоднократным утверждениям органов КГБ и судебных инстанций СССР, "Хронику текущих событий" нелегальным или клеветническим изданием, мы сочли своим долгом способствовать как можно более широкому ее распространению. Мы убеждены в необходимости того, чтобы правдивая информация о нарушениях основных прав человека в Советском Союзе была доступна всем, кто ею интересуется"

Авторы, таким образом, брали на себя ответственность за распространение, бюллетеня, а не за его составление. Этот нюанс, впрочем, был понятен далеко не всем, и многие восприняли заявление от 7 мая как объявление состава "редакции". Надо сказать, что, это было не так уж далеко от истины: из трех человек, подписавших заявление, двое, - Великанова и Ковалев, - действительно, входили в число составителей "Хроники".

Тогда же было принято решение упорядочить положение с зарубежными переизданиями "Хроники", уточнить авторские права. Полномочным представителем издания за рубежом, располагающим копирайтом на републикацию выпусков, "Хроника" объявила Павла Литвинова. Пресс-конференция 7 мая произвела сильный эффект - ведь все, в том числе и КГБ, были уверены что с "Хроникой" покончено полтора года назад. Поток информации резко увеличился; соответственно, расширились тематика и география мест, откуда поступала информация.

В дальнейшем "Хроника" до самого конца выходила без перерыва. Возобновленная "Хроника" сохранила все свои черты, кроме двух: компактности (поток информации, как уже говорилось, резко расширился, а вместе с ним - и объем издания) и, как следствие, оперативности (подготовка выпуска занимала существенно больше времени). И раньше дата, стоявшая на титульном листе, не вполне соответствовала дате окончания работы над выпуском: реально она обозначала лишь верхнюю временную границу для событий, включаемых в данный номер. В трех "ретроспективных" выпусков, подготовленных, чтобы перекрыть перерыв в издании, этот разрыв был специально оговорен. Но и в дальнейшем сохранить прежнюю частоту выпусков и устойчиво восстановить оперативность бюллетеня не удалось.

За период с мая 1974 по октябрь 1983 было подготовлено всего 35 выпусков, в среднем по 3-4 выпуска в год против прежних 6. Но это в среднем; на самом деле запаздывание увеличивалось год от года. Последний выпущенный в свет 64-й номер "Хроники" был датирован 30 июня 1982 г., а следующий, 65-й, был подготовлен лишь осенью 1983 г. Ни в самиздат, ни за рубеж он уже не попал.

Издание "Хроники текущих событий" прекратилось после ареста 17 ноября 1983 г. Юрия Шихановича, в течение многих лет игравшего существенную, а с мая 1980 г. - определяющую роль при подготовке выпусков бюллетеня. Более оно не возобновлялось. Традиции правозащитного информационного периодического издания отчасти имели в виду Александр Подрабинек, создавая в 1987 г. газету "Экспресс-хроника" и Сергей Григорьянц, редактор основанного тогда же бюллетеня "Гласность". Но это был, конечно, уже совсем другой самиздат совсем другой эпохи.

"Хроника текущих событий" сыграла историческую роль в возникновении в СССР зачатков независимой общественности.

Во-первых, она фактически положила начало периодике Самиздата (если не считать "Синтаксиса" Александра Гинзбурга в 1959-1960 гг., но "Синтаксис" представлял собой поэтический альманах, и не претендовал на то, чтобы считаться "средствами массовой информации" в прямом смысле этого слова. Таким образом, с "Хроники" начинается история свободной прессы в России второй половины XX столетия.

 

«Общественные проблемы»: «Сборник избранных текстов Самиздата, посвященных общественным проблемам» (1969-1972)

Машинописное издание, периодически выпускавшееся московским физиком и правозащитником Валерием Чалидзе в августе 1969-феврале 1972. Вышло 15 выпусков (объем каждого составлял от 50 до 100 стр.). Из-за склонности автора к исследовательской постановке проблем издание имело не прикладной, а теоретический характер. Отбор материалов, по заявлению самого составителя, производился «с учетом актуальности тематики, квалифицированности и конструктивности текста». Одной из постоянных рубрик «Общественных проблем» были «Общие вопросы». Сюда включались статьи по самым различным аспектам гуманитарных наук (экономике, философии и т.д.), здесь было помещено знаменитое письмо А.Д. Сахарова, Р.А. Медведева и В.Ф. Турчина в ЦК КПСС (1970, №5), начало философского исследования Г.Померанца «Сны земли» (1970, №4), «Срам» - воспоминания О.О. Грузенберга, одного из адвокатов по делу Бейлиса (1971, №9), исследование «О логике нравственных наук» (1971, №12) А.С. Есенина (Вольпина) – постоянного автора «Общественных проблем». Рубрика «Право» была центральной для издания, поскольку составитель принадлежал к когорте правоведов в диссидентстве. Там была помещена статья составителя «О факультативном протоколе к Международному Пакту о гражданских и политических правах» (1969, №1) - подробный разбор одного из центральных документов международного гуманитарного права. Анализ этого акта продолжил в №3 (1970) Есенин-Вольпин. В №4 (1970) Вольпин поместил статью «Долг или обязанность» с разбором ст.13 Основ законодательства СССР о семье и браке, вменяющей в обязанность родителям «воспитывать своих детей в духе морального кодекса строителя коммунизма». Еще одна статья Вольпина «О гласности судопроизводства» была помещена в №7 (1970). В №5 (1970) была опубликована статья Чалидзе «О принудительной госпитализации в психиатрические больницы» - теоретическое исследование правовых основ одного из изощренных приемов советской репрессивной политики. В 15 выпуске (1972) было напечатано письмо составителя Председателю Международной Лиги прав Человека о проблеме защиты прав тех военнослужащих, которые являются таковыми не по доброй воле и найму, а по обязанности.
Рубрика «Документы юридической практики» включала материалы об экспериментах составителя и других диссидентов-правоведов (Вольпин, Борис Цукерман), пытавшихся оспаривать в судебном порядке неправовые действия тех или иных органов власти (местные Советы, пенитенциарные органы, ОВИР). Там же помещались надзорные жалобы на приговоры по политическим делам, ходатайства и протесты. Начиная с №8 (ноябрь-декабрь 1970) заметное место на страницах издания стали занимать документы Комитета прав человека, инициатором создания и членом-учредителем которого был Чалидзе. Они публиковались в специальной рубрике, там помещались доклады и мнения членов Комитета (Чалидзе, А.Д. Сахарова, А.Н. Твердохлебова, И.Р. Шафаревича), доклады и мнения экспертов (Вольпин), письма и обращения от имени Комитета в советские и международные инстанции, протоколы его заседаний (некоторые выпуски «Общественных проблем» полностью состояли из материалов Комитета - например, №11, 1970). Статья «Право на защиту» (автор - адвокат Софья Васильевна Каллистратова, анонимный эксперт Комитета) - единственный материал в 15 выпусках сборника, где, вопреки установке составителя на безупречную легальность издания, автор не был указан (1971, №9).
В разных рубриках «Общественных проблем» постоянно публиковались переводные материалы. Среди них - международные правовые акты (документы ООН, касающиеся прав человека (1971, № 13), Конвенция МОТ «О запрещении принудительного труда» (1970, №4)); документы компартии и правительства Чехословакии периода «Пражской весны» (1970, №3); материалы Второго Ватиканского собора, на котором католическая церковь впервые за многовековую историю признала право гражданской и религиозной свободы личности (1970, №3, 4). Воспроизводились статьи из журнала «Права человека», издававшегося Международном Институтом прав Человека (Институт Р.Кассена). Один из выпусков (№6, 1970) целиком состоял из переводов статей, опубликованных в этом журнале.
В последнем, 15-м выпуске журнала (февраль 1972) Чалидзе заявил о прекращении издания, объясняя это трудностью получения материалов, соответствующих его профилю. На деле причин было несколько: определенное непонимание теоретической постановки проблем прав человека в СССР, к которой был склонен Чалидзе, в тогдашнем диссидентском круге; а также усилившееся давление властей, которое привело в конце 1972 к эмиграции составителя.
В СССР и постсоветской России «Общественные проблемы» переизданы не были.

«Память» (1976-1981)

Исторические сборники, выпускавшиеся в СССР в самиздате в 1976-1981 (вып.1-5). Инициатором и главным редактором издания был ленинградский историк и филолог Арсений Рогинский. В редколлегию сборников (ее состав не объявлялся) входили молодые московские и ленинградские исследователи (учителя, научные работники), не связанные с официозной исторической наукой (Александр Даниэль, Александр Добкин, Сергей Дедюлин, Дмитрий Зубарев, Алексей Коротаев). В анонимном предисловии к первому выпуску (написанном А.Рогинским при участии С.Дедюлина, А.Даниэля и известного московского историка Михаила Гефтера, ставшего консультантом издания) говорилось: «…главные наши исторические тайны – особого рода. В эти тайны посвящены миллионы людей…Первоочередной своей задачей редакция ставит сбор исторических свидетельств и последующую публикацию их… Редакция считает своим долгом спасать от забвения все обреченные на гибель, на исчезновение исторические факты и имена, и прежде всего имена погибших, затравленных, оклеветанных, а также имена тех, кто казнил, шельмовал, доносил». За пять лет было подготовлено 5 томов (каждый объемом около 800 машинописных страниц). В сборниках публиковались мемуары и исследования по различным аспектам отечественной истории ХХ века (история политических партий – прежде всего некоммунистических - в СССР после 1917, история репрессий, история советской науки, история дипломатии, история крестьянства и т.д.), документы из государственных и частных архивов, которые не могли быть опубликованы в СССР в официальной печати. Впервые на страницах сборников «Память» предметом научного исследования стала история послесталинского инакомыслия в СССР (мемуары и рецензии бывших политзаключенных Револьта Пименова, Вениамина Иофе и Кирилла Успенского (Косцинского), статья В.Иофе о молодежных подпольных группах 1950-1960-х, подборка материалов к 10-летию со дня выхода книги Анатолия Марченко «Мои показания»). Большинство статей и исследований (и даже некоторые мемуары живых людей) были подписаны псевдонимами (в целях конспирации члены редколлегии постоянно их меняли), однако некоторые мемуаристы и исследователи (Евгений Гнедин, Александр Храбровицкий, Марк Поповский, Р. Пименов) принципиально печатались под своим именем.
Все публикации в сборниках «Память» были тщательно откомментированы, каждый выпуск был снабжен именным указателем. Сборники переиздавались за рубежом (вып.1 - Нью-Йорк, изд-во «Хроника», 1978; вып.2-5 издал в Париже в 1979-1982 Владимир Аллой). Зарубежным представителем редакции «Памяти» была известная правозащитница и поэтесса Наталья Горбаневская, жившая в Париже. С 1977 органы КГБ начали преследование (обыски, допросы, увольнение с работы) членов редколлегии, пытаясь прекратить выход сборников (хотя уголовное дело по факту издания «Памяти» никогда не возбуждалось). В 1981 от Рогинского и Дедюлина потребовали эмигрировать из СССР. Отказавшийся это сделать Рогинский был в том же году арестован и приговорен к 4 годам лишения свободы по надуманному обвинению (его причастность к изданию «Памяти» упоминалась обвинением на суде, однако в приговоре сборник не фигурировал). После его ареста был подготовлен (под руководством А. Добкина) шестой выпуск сборника, в 1985 он уже был набран в Париже, однако ввиду угрозы КГБ продлить срок заключения Рогинского было решено прекратить издание «Памяти». Собранные материалы вошли в исторические сборники «Минувшее», которые стали выходить в Париже с 1986 под редакцией В. Аллоя.
Многие мемуары и исследования, опубликованные в сб. «Память», неоднократно перепечатывались и вошли в оборот современной исторической науки, однако целиком сборники никогда не переиздавались.

 

Поиски»
(подзаголовок - «свободный московский журнал») (1978-1980)

 

Неподцензурный машинописный литературный и общественно-политический журнал. Издавался в Москве в 1978-1980 (№№1-8). Инициаторами выпуска журнала стали московская журналистка, пенсионерка Раиса Лерт и бывший узник сталинских лагерей философ-марксист Петр Егидес, в 1970 помещенный на 2 года в психбольницу за свои самиздатские работы о проблеме свободы при социализме. Основную работу по изданию и редактированию журнала делали диссиденты молодого поколения - инженеры Валерий Абрамкин и Виктор Сокирко, а также историк Глеб Павловский. Членами редколлегии «Поисков» были также Юрий Гримм и Владимир Гершуни (оба – диссиденты с большим стажем, Гершуни – лагерный друг Александра Солженицына). В журнале участвовали известные московские писатели Георгий Владимов, Владимир Войнович (он поместил в журнале отрывок из 2-й книги романа о солдате Иване Чонкине), Фазиль Искандер (неопубликованная в СССР глава из эпопеи «Сандро из Чегема»), харьковский поэт Борис Чичибабин. Были опубликованы рассказы и стихи из архива покойного писателя, ветерана ГУЛага Юрия Домбровского, постоянно публиковался философ Григорий Померанц. Историк Михаил Гефтер стал автором «Приглашения» – заявления редакции, открывшего первый номер журнала.
Целью журнала редакция ставила поиски взаимопонимания интеллигенции разных направлений – социалистов и либералов (среди членов редколлегии убежденными сторонниками социализма были П.Егидес и Р.Лерт, не менее убежденным защитником рыночной экономики – В. Сокирко), атеистов и верующих с целью найти выход из духовного застоя, в котором оказалось советское общество к концу 1970-х. Журнал стал самой значительной и последней попыткой создать в самиздате толстый общественно-политический журнал демократического направления. Объем номера составлял около 400 машинописных страниц. Состав редколлегии был объявлен, большинство авторов тоже подписывались собственными именами (хотя встречались и псевдонимы).
С января 1979 органы КГБ начали проводить акции против редакторов журнала (обыски, изъятие рукописей и пишущих машинок, угрозы ареста). Однако издание продолжалось, в конце года были арестованы В.Абрамкин, В.Сокирко, Ю. Гримм (всех их обвинили по ст.190-1 Уголовного кодекса – «распространение… клеветнических измышлений…»). П. Егидеса вынудили эмигрировать. Выпустив два последних номера (№№ 7 и 8), редакция «Поисков» заявила о прекращении издания (уже после этого были арестованы и осуждены еще два члена редколлегии журнала – В.Гершуни и Г.Павловский). В 1979-1984 все номера «Поисков» были переизданы при участии П. Егидеса за границей (№1 – в Нью-Йорке, №№2-8 – в Париже, состав номеров включает не все материалы самиздатской публикации). Истории издания журнала и опровержению клеветнических нападок советской печати на журнал, его редакторов и сотрудников была посвящена статья Р. Лерт (последней оставшейся на свободе на родине участницы издания) «Правда о «Поисках»», распространявшаяся в Самиздате. В 1995 в Москве вышла небольшим тиражом книга, включающая роспись содержания журнала, интервью и воспоминания членов его редколлегии и авторов (Журнал «Поиски»: Документы и материалы / Сост. Л.Афанасьева, Е.Линкова.- М.: Панорама, 1995.- 289 с.).

 

...





Читайте также:
Особенности этнокультурного развития народов Пензенского края: Пензенский край – типичный российский регион, где проживает ...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Что такое филология и зачем ею занимаются?: Слово «филология» состоит из двух греческих корней...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.062 с.