Я стремительно обернулась, выхватила из-под подбородка фонарик.

– Карлос? Это вы?

– Уходи же.

Я обернулась к призраку. Да, низкий, чарующий, ровный голос, чье звучание было подобно шелку, качающемуся на волнах, доносился отсюда. Я нагнулась поближе: веко привидения дрогнуло, и из-под него выглянул красивый карий глаз.

– Гм, – сказала я.

– Уходи, – повторил призрак. Он говорил, почти не двигая губами.

– Да вы не нервничайте. – Мне захотелось ласково потрепать его по плечу. – Я просто хочу положить конец вашим долгим мучениям.

Глаз на секунду закрылся, потом вновь распахнулся. Его радужка обладала странной притягательностью – в ее карей глубине запросто можно было утонуть.

– Поторопись!

Я кивнула и, нагнувшись, подобрала блокнот. Естественно, ему не терпится получить освобождение! И его можно понять: я бы тоже выказывала нетерпение, если бы истекала кровью.

– Я и так изо всех сил стараюсь! Потерпи малость, я в этом деле новичок. У меня было мало практики, и я не хочу что-то напутать, а потом мучиться угрызениями совести. Блин, потеряла строчку! Секундочку, я мигом; скоро ты будешь свободен.

Я лихорадочно листала блокнот, рассеянно вытирая об ногу мокрые пальцы: блокнот, когда упал, в чем-то испачкался.

– Даю тебе тридцать секунд, чтобы ты покинула это здание. Если ты этого не сделаешь, совесть тебя уже никогда не потревожит.

Теперь он распахнул оба глаза и уставился на меня, словно хотел испепелить меня взглядом. Руки, скрещенные на животе, сжались в кулаки, а само тело оставалось неестественно – точнее, сверхъестественно – неподвижным. У него был приятный европейский акцент. При звуке его голоса я почему-то испытывала странную радость. Впрочем, не время восхищаться его тембром. Усилием воли я заставила себя переключиться на более важные вещи.

Да что он себе позволяет, в конце-то концов!

– Прошу прощения! – Я захлопнула блокнот и потерла ладони. Господи, какой же блокнот мокрый! Наверно, канализация протекает. – Давайте расставим все точки над «i»: я хочу вам помочь. Вам просто необходима помощь! Так что будьте добры не выкобениваться, иначе я рассержусь и процесс существенно замедлится. Сделайте милость, полежите спокойно и дайте мне довести ритуал освобождения до конца. Договорились?

Призрак раздраженно закатил глаза, после чего приподнялся на локте и воззрился на меня. Я отступила на шаг: он был слишком близко, а это опасно. Все-таки он призрак, хотя и выглядит вполне правдоподобно. Если его тело случайно прикоснется ко мне, тонкий энергетический баланс нарушится.

– Я приказываю тебе удалиться. Что непонятного? Говорю: «Уходи», а ты киваешь и как ни в чем не бывало продолжаешь бубнить свои дурацкие заклинания. Я не хочу, чтобы меня освобождали, я хочу, чтобы ты ушла! Прочь из этого здания. Вон!

– Какое грубое привидение! – воскликнула я, ткнув в него блокнотом.

– Я не привидение!

Я фыркнула.

– А кто? Лежишь тут, истекаешь кровью. Сразу видно, что тебя пытали перед тем, как прикончить. Уж я-то прекрасно разбираюсь, кто привидение, а кто нет. Поверь мне, ты мертвец. Покойничек. Труп. Ты давно уже не жилец.

Привидение заскрипело зубами. Просто поразительно, до чего человеческий призрак отличается от полупрозрачного призрака кота! Вполне правдоподобный мужчина. Так и хочется до него дотронуться.

– Еще раз повторяю: я не привидение. И не нужно меня освобождать. Я в помощи не нуждаюсь. Оставь меня и возвращайся туда, откуда пришла. Я ясно выражаюсь?

– Я контактер, – с достоинством пояснила я.

– Браво. Вот и контактируй с кем-нибудь еще.

– Я неплохо разбираюсь в привидениях. Признаю, до тебя мне не доводилось встречаться с человеческими призраками, но на привидениях я собаку съела. Покойники часто мнят себя живыми и очень не любят признавать, что мертвы, – это первое, чему учат в школе медиумов. Судя по всему, ты относишься к этой категории. Будь добр, подожди три минутки: я закончу ритуал освобождения, а потом можешь гулять и веселиться.

Призрак поднялся со стола и вперил в меня горящий взор. С него слетела набедренная повязка.

– Упс, – сказала я.

У меня чуть глаза из орбит не вылезли.

Он что-то проворчал, подобрал с пола кусок ткани и снова повязал его вокруг бедер.

– Заклинаю тебя всеми святыми, оставь меня в покое!

Как ни странно, даже когда он на меня кричал, его приятный голос не терял очарования.

Вообще-то я не люблю, когда на меня орут. Это напоминает мне годы супружеской жизни. Тогда я была еще безмозглой дурочкой и не понимала, что ни от кого не обязана сносить словесные попреки и рукоприкладство. Может, поэтому теперь я всегда огрызаюсь, когда на меня начинают наседать.

– Я и пытаюсь подарить тебе покой, глупый призрак! Ляг и заткнись!

Я наклонилась, чтобы поднять блокнот, когда привидение вскочило со стола, и снова его выронила. Меня позабавило ошарашенное выражение, застывшее на лице призрака в ответ на мои слова. Но когда я подняла блокнот, мне стало уже не забавно. Блокнот был мокрым и липким. Я открыла его и увидела, что на всем, к чему я прикасаюсь, остаются красные пятна.

Пятна крови.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...