СТАЛИНСКАЯ ИМПЕРИЯ ТЕПЕРЬ.





Не раз говорилось, что партийная бюрократия встала на сторону Сталина, что он был выразителем ее чаяний. Но ведь на самом-то деле работа Сталина в 20-х годах в том и состояла, чтобы подбирать на ключевые посты в партии таких людей, которые бы его поддержали. Так что поддержала его не какая-то ранее существовавшая бюрократия, а подобранные им же самим люди. С этой точки зрения его следует считать не просто выразителем какого-то ранее существовавшего слоя, а создателем слоя, который он поддержал и на который он опирался.

Именно этот слой правит империей теперь. Что они изменили после смерти Сталина?

Сталинская деспотия завела страну в тупик – это, быть может, не было заметно, ибо Сталин умер вовремя. Собственно говоря, тупика бы не было, если бы Сталин не сделал империю столь сильной, претендующей на одну из ведущих ролей в мире: для средних веков или для слаборазвитой страны эта деспотия вполне подходила бы в смысле обеспечения устойчивости. Но Сталин сделал ее сильной: это требовало дальнейшего развития быстрыми темпами, причем развития научно-технического, зависящего от квалифицированного руководства и творческой интеллигенции. Что бы ни говорили о том, что и творческую интеллигенцию можно заставить работать в клетке, в шарашке, это возможно, по-видимому, до определенного предела. Не буду разбирать историю с Лысенко – государственное вмешательство в генетическую дискуссию не помешало усилению страны в смысле, нужном Сталину. Напротив, дальнейший подрыв сельского хозяйства был ему необходим – я уже писал, что голод был его главным помощником в строительстве великой империи. Наследники Сталина предпочитают даже платить валютой за зерно, но не разрешают населению поправить дела с сельским хозяйством – сытость населения более опасна для них, чем голодное недовольство.

Но напомню о кибернетике – Россия и так до сих пор отстает из-за того, что эта область науки была объявлена «буржуазной» (читай – заграничной!) – если бы запрет на кибернетику длился еще 10 лет, не была бы Россия теперь такой, как она есть – сверхсилой, угрожающей существованию человечества.

Это лишь самый очевидный пример прямого вмешательства в науку. Надо помнить, что даже без прямого запрета на какую-то область знания, творчеству нужна хотя бы минимальная степень свободы. Ее немного теперь в России, но существенно больше, чем при Сталине. Это заслуга тех самых «дураков», как их называли и называют, из которых Сталин сделал правящий слой.

Не только для творчества, но и для руководства наукой и промышленностью в наше время было необходимо больше свободы, чем давал Сталин. И бюрократия первым делом обеспечила себе привилегию относительной неприкосновенности: это не только секретные инструкции, даже Устав КПСС отмечает, что член партии может быть арестован лишь по исключении из партии, т.е. партия решает вопрос о репрессиях, а в соответствии с номенклатурным принципом, чем выше чиновник, тем выше орган, решающий это. Конечно, с точки зрения права это – возмутительная дискриминация, но исторически это – большой шаг к свободе от сталинской деспотии: не забудем, что торжество свободы начиналось с обеспечения прав классов привилегированных.

Итак, большая свобода для творческой интеллигенции и неприкосновенность для бюрократии – это и есть главные изменения после Сталина. Все остальное в принципе по-прежнему.[52] А не забыл ли я, что были прекращены массовые репрессии? Так я уже сказал: бюрократия относительно неприкосновенна и нет политических репрессий против нее, а следовательно и не нужно репрессивного фона, нет массовых репрессий. Перестали сажать «ни за что» (т.е. создавать репрессивный фон).

Не забыл ли я сказать, что свободнее стало говорить? Так это тоже следствие: когда сажали за анекдоты – это тоже «ни за что», это тоже создание фона.

Освободить миллионы из лагерей оказалось возможным именно потому, что фон уже был не нужен.

Я думаю, безопасность аппарата – это первое, что решили обеспечить сталинские наследники: слишком все устали дрожать.

Хрущев пошел дальше. Он был один из тех, из кого Сталин не успел вытравить коммунизм – на Ленина он молился, я думаю, искренно. То, что делал Хрущев в первую половину своего властвования, было приемлемо для аппарата, это было укрепление нового порядка, признающего привилегии правящего слоя, а не только правителя. При этом Хрущев пользовался коммунистической фразеологией, и это никого не беспокоило. Это была их фразеология. Но потом стало заметно, что у него это не только слова, что он всерьез помышляет о частичной реставрации марксистского социализма. Его программа партии – самый коммунистический документ за 50 лет советской истории с начала 30-х годов. Пока он ругал Сталина за репрессии против «своих» – его терпели и поддерживали, но он покусился на основы вскормившего их сталинского строя, на основы империи, успешно покончившей с коммунизмом. Этого стерпеть не могли: за демагогию могут исключать из партии и теперь; насколько я могу понять, демагогией называют попытку от коммунистической фразеологии перейти к идеологии, т.е. принять эту фразеологию всерьез. Таких в партию и не пускают, и легко понять теперешних партийцев, что они этого терпеть не могут: не только потому, что это вредно и опасно, а и потому, что нелегко было им самим, без подсказки, понять, почувствовать, что за словами не должно стоять ничего, без этого нелегкого понимания им бы и не продвинуться.

Преуспел ли Хрущев в реставрации? Почти нисколько. На аппарат это не оказало никакого влияния. Народ он смутил несколько: он эти марксовы слова употреблял с большим приданием смысла, чем положено было при Сталине. Но глубокой заразы этим не внес – уж этот-то народ коммунизмом, я думаю, больше не заразишь.

Итак, во внутреннем строе России изменилось немного, хотя общественная атмосфера и изменилась. Но роль России в мире за последние 30 лет изменилась поразительно. Уже Сталин добился многого: утомленные войной правители были довольны, что он завладел лишь Восточной Европой.[53] После его смерти военно-технические успехи сделали эту империю одной из двух сильнейших стран мира, а поговаривают теперь, что ее военная мощь превосходит американскую. В то же время исподволь развивавшаяся подрывная деятельность в странах Азии, Африки, Латинской Америки приносит свои плоды. Подрывные группы, усвоившие марксистскую фразеологию и диктаторские мечты, захватили власть уже не в одной стране третьего мира и мало какая из этих стран застрахована от такой судьбы. Эти группы зверствуют в своих странах, но моральные проблемы не беспокоят правителей Москвы: если Иди Амин – это их сфера влияния, сойдет и он. Не всегда удачно, не везде гладко, но всегда нагло и угрожающе расширяется сфера влияния Великой империи. Уже дрожат, боятся рассердить Россию прежние великие державы, уже готовы отдавать кусок за куском, лишь бы успокоить, лишь бы отсрочить. И все кому? Тем «дуракам», которых разыскал Сталин, которых он отобрал не экзаменами, а расстрелами «умных». Оказались они не дураками, и пора бы понять это. Они, быть может, двух слов связать не обучены, а создали умнейший коллективный организм, умеющий и выжидать, и наступать, и обвести вокруг пальца. Их фразеология была бы их слабым местом, если бы они воспринимали ее всерьез, как идеологию. Но утопическая идея, в которую они не верят, сама оказалась их силой, эта идея расширяет сферу их влияния.

Конечно, эта фразеология порождает одно из сильнейших внутренних противоречий: несоответствие пропаганды действительному внутреннему положению, но система работает. Быть может, это не опасное противоречие? Немало и других противоречий, и однажды, быть может, они дадут о себе знать погромче, а быть может приведут к катастрофе. Но до сих пор управляются «дураки», страна не разорвана этими противоречиями.

Для людей, которые не хотят видеть истинной силы, истинного величия теперешней Российской империи, это обилие внутренних противоречий – источник давних надежд на скорый развал ее. Это ошибка. Надеяться на это, – значит исключать себя из политического процесса. Предсказатели развала стареют, а Россия движется вперед, к еще большей силе и господству. Не меньшая ошибка видеть в России страну коммунистическую – думать так, значит, тоже исключать себя из политического процесса. Тысячи людей, желая противостоять деспотической империи, борются с коммунизмом, а для России это и незаметно даже, она не коммунистическая! Мало того, как и при Сталине, коммунизм – враг империи и внутри, и в Европе.[54] Лишь в слаборазвитых странах, где усваивают их собственную деспотическую идеологию с марксовыми лозунгами, русские властители могут допустить игру в коммунизм.[55]

Величие этой империи, пока правление бесправное и безнравственное, – несомненно, угроза всему человечеству. Но эта империя – не самоубийственна, напротив, осторожна необычайно, по-сталински, поэтому не стоит здесь говорить о том, что могут быть нажаты роковые кнопки. К тому же – если это случится, мы об этом, быть может, и узнать не успеем, и рассуждения уже не помогут.

Коль скоро эта империя осторожна, в обозримом будущем Соединенные Штаты остаются отступающим, но ощутимым тормозом в ее наступлении на все человечество. Но есть два региона, где наступление успешно: слаборазвитый (бывший колониальный) мир и Европа. Да, та самая великая Европа, с которой много веков России было не потягаться, которая служила России и источником технического развития, и примером интеллектуальным, и, будучи семьей стран более развитых, более зрелых, как укор гордыне Российской, как источник комплекса неполноценности.

Смешная игра, растянувшаяся на несколько веков. Сколько споров породила она, сколько противоречий и сколько крови. Одни поклонялись этой Европе, другие чурались ее, веря в свой, российский путь. Одни пытались дорасти до нее, другие упрекали свою Россию, что не доросла.

Для одних Европа была желанной мечтой, для других – средоточием разврата, противного душе русской. Много великих идей и много зла пришло из Европы. Русских людей казнили и за эти идеи, и за сопротивление этому злу.

И в основе всего этого – просто то, что европейские нации старше, они раньше начали развиваться в государственные структуры, раньше получили от предшественников культуру.

Но теперь и раньше состарились. И древнее соперничество кончается. Великая Российская империя побеждает окончательно. Европа уже не сомневается в этом, она просто ждет. Она побеждена, этого не остановишь, и вопрос только в том, как и когда. И именно это – вопрос важнейший. Молодые народы не раз в истории побеждали народы одряхлевшие. Но бывало, что при этом старая цивилизация не разрушалась, а становилась достоянием народов победивших, как это было, например, когда Рим одолел Грецию.

Победа неминуема, но можно ли сделать что-то, чтобы отсрочить ее, чтобы до этой победы Россия оказалась готовой европейскую цивилизацию принять, а не разрушить?

Этот тезис об угасании европейской цивилизации беспокоит умы около века. Казалось бы то, что Европа выстояла перед напором тоталитаризма во второй мировой войне, опроверг грустное предсказание (впрочем, без помощи США и России – не выстояла бы). Но теперь восточный сосед силен как никогда, и все больше людей верит в закат Европы. Только ли дело в силе России? Нет, шансы на гибель Европы больше, т.к. Европа слабеет сама. Дело не в слабости военной или трудностях энергетических, дело в воле к жизни, в чем-то, социологией и биосоциологией еще не понятом, – в готовности погибнуть, в слабости, прорастающей неприметно в теле народов.

Имя этой слабости или следствие этой слабости – социализм. Тот самый, про который думают, что угроза его идет с Востока. Там, на Востоке социализма нет, Сталин кроваво победил его. Этот разъедающий враг общества – в самой Европе. Это не марксистско-ленинский насильственный социализм, он не пришел революционно. Напротив, он овладел народами тихо, под именем всеобщего гарантированного благополучия, он развился на основе общества демократического, и потому он не зверский, он не уничтожает открыто ни классов, ни правительства. Но он притупляет волю народов, и он непоборим.

Русский читатель узнает: это меньшевистский социализм, тот самый, который, казалось бы, побежден большевиками. ан, нет, большевиков победил Сталин, их и в помине нет, а меньшевики царствуют на половине континента.

Поэтому, говоря о грядущей победе России над Европой, я призываю замедлить эту победу, но я не призываю усилить, возродить Европу – это невозможно, этот социализм уже разъел волю народов.

Можно ли спасти европейскую цивилизацию? Хотелось бы – ведь она наша, мы росли, учась у нее. И хотелось бы, чтобы Россия получила ее, а разрушив – не получит. Можно ли задержать неминуемую победу России над Европой до той поры, пока Россия сама достаточно цивилизуется, так что победа не будет разрушением или обладанием, а рождением некоторой общности?

Нет смысла гадать, если речь идет о победе ракетами и танками, но так вопрос в обозримом будущем не стоит (пока, по крайней мере, Европа боится России больше, чем американской защиты). Но наступление идет политическое – связыванием европейской инициативы, принуждением к оглядке на Россию в любом шаге. Наступление постепенное, неравномерное, так что не видно сразу, что пора держаться друг за друга странам Европы. Уже психологически подмяты некоторые страны, так что и танкам не удивятся.

Разве я первый предупреждаю? Сколько призывов к Западу из самой России – тверже, тверже! Да нет, лягушка уже загипнотизирована. И в спасении этой старой цивилизации надежда... только на Россию, на ее собственное внутреннее развитие, которое, быть может, отвлечет ее от имперской активности. Развитие медленное – и наступление, и развитие, о которых я говорю, дело не лет, дело, я думаю, многих десятилетий. Но и в долгом процессе может быть решающ потерянный день.

 


[1] Чувства не двигали им, но чувства, конечно, проявлялись. Что можно заметить из этих проявлений -это склонность подухариться. Общение с уголовным миром в тюрьмах, и при организации грабежей для пополнения большевистской кассы не прошло для Сталина бесследно. Не я первый замечаю, что он усвоил многое с пользой для себя из этики и обычаев уголовного мира. Манера подухариться над фраером или шестеркой идет оттуда. Накормить обедом и обнять приготовленную жертву накануне ее ареста, преподнести букет цветов освобожденному из лагеря маршалу; пригрозить Крупской, что другую женщину объявят вдовой Ленина – пахан духарится, зная, что он может позволить себе все, а окружающие его фраера и шестерки либо поверят, либо вынуждены будут поверить в то, что он хочет. И уж во всяком случае – проглотят.

[2] Светлана Аллилуева. «Двадцать писем другу», «Только один год».

[3] См. «Письмо старого большевика», Соц. вестник, 1936, №№23-24; 1937, №№1-2.

[4] Н.Хрущев. Воспоминания. Книга 1-я и 2-я. Chalidze-Publications, 1979, 1981.

[5] А.Авторханов. Загадка смерти Сталина.

[6] Гнедин. Катастрофа или второе рождение.

[7] Л.Шатуновская. Моя жизнь в Кремле. Chalidze-Publications, 1981 (в печати).

[8] Г.Померанц. Нравственный облик исторической личности.

[9] Н.Хрущев,, Воспоминания, том 1, стр. 191.

[10] Р.Медведев. К суду истории, Alfred Knopf, 1974.

[11] Антонов-Овсеенко. Портрет тирана. Издательство «Хроника», 1980.

[12] Широкое хождение получила версия о том, что Сталин до революции был агентом «охранки», Я в это не верю, но подчеркну, что для моего обсуждения Сталина и его роли в истории это и не важно.

[13] Эпитет «великий» применительно к Сталину вызывает немедленные возражения: все та же проблема совместимости гения и злодейства. Но кто же совершает великие злодейства, если не мерзкие гении?

[14] Г.Уэллс. «Россия во мгле»: «Ленин с откровенностью, которая порой ошеломляет его последователей, рассеял недавно последние иллюзии насчет того, что русская революция означает что-либо иное, чем вступление в эпоху непрерывных исканий. Те, кто взял на себя гигантский труд уничтожения капитализма, должны сознавать, что им придется пробовать один метод действия за другим».

[15] Не раньше. В 1924 г. Сталин еще не был достаточно силен, чтобы рисковать всем: узнав о завещании Ленина, Сталин демонстративно подал в отставку. Однако Зиновьев и Каменев уговорили его взять обратно свое заявление. Имея цель, он вряд ли пошел бы на такое. Ведь потеря поста генсека могла означать потерю главной возможности возвышения. Позже он мог бравировать просьбой об отставке.

В 1927 г. на заседании пленума ЦК и ЦКК Сталин даже сам зачитал выдержку из завещания и «передернул», заявив: «Да, я груб, товарищи, в отношении тех, которые грубо и вероломно разрушают и раскалывают партию. Я этого не скрывал и не скрываю». (См. Философская энциклопедия, т. 3, стр. 114).

[16] Я в основном следую Р.Медведеву в изложении фактов этой главы.

[17] И.Сталин. Соч., т. 11 стр. 206.

[18] Самоликвидация – это, когда зажиточные активные крестьяне перестают быть активными, чтобы не быть зажиточными, чтобы не быть главной мишенью для насильственных мер. Для власти такая самоликвидация тех, кого решено ликвидировать насильственно, могла быть, конечно, разочарованием, подобно тому, как в тюрьме не допускается самоубийство приговоренных к казни.

[19] Маркс, Энгельс. Сочинения, 2-е издание, т. 18 стр. 61.

[20] «Советское крестьянство», М., 1907, стр. 237.

[21] Цитирую по Р. Медведеву, стр. 213.

[22] Р.Медведев, стр. 217.

[23] Сталин эти оппозиции во многом организовывал сам, меняя свои взгляды и генеральную линию партии с тем, чтобы кто-то оказался в оппозиции, чтобы от кого-то избавиться в будущем.

[24] Однако, не могли представить себе за границей, что Сталин завоевывает страну практически без сопротивления. Отсюда легенды о заговорах, отсюда вера в то, что чудовищные обвинения на процессах на чем-то основаны.

[25] Вспомнить хотя бы Крестинского, который, попав в число таких проверенных, чуть было не испортил сталинское судебное торжество.

[26] А ведь именно эти постаревшие сталинцы, ставшие опытными профессионалами, правят теперь Россией, и их тоже несправедливо считают глупыми.

[27] Хрущев сообщает, что к XIX съезду Сталин предложил обновленный и расширенный состав политбюро, причем Хрущев уверен, что Сталин не мог сам составить этот список, т.к. Сталин «не знал» этих людей. По-моему, наивно. (Н.Хрущев, Воспоминания, т. 1, стр. 103).

[28] Его первый шаг в сторону примитивизации марксизма «Вопросы ленинизма» – не в счет, он еще писал это для коммунистической страны и не мог зайти слишком далеко.

[29] Шапиро. «Коммунистическая партия Советского Союза».

[30] Политический дневник» т. 1 стр. 63. Изд. Фонда им. Герцена.

[31] Это теперь перебежчики и те, кто не успел перебежать, хотят убедить нас, что русский народ, отступая, «голосовал ногами» против власти, не хотел воевать за Россию, саму по себе, независимо от власти.

[32] Ленин, Собрание сочинений, т. 45, стр. 356-360. «Красный патриотизм» проявляется тогда не у одного Сталина. См. подробный обзор М. Агурского «Идеология национал-большевизма», YMKA-PRESS. Тут следует, однако, помнить, что великодержавие большевиков могло иметь причиной стремление шире распространить коммунистический строй – это не то же, что имперские устремления Сталина.

[33] В разговоре с Джиласом он заметил об этой книге: «Это точка зрения Ильича, Ильич книгу и редактировал.» (М.Джилас, «Разговоры со Сталиным»).

[34] М.Джилас. «Разговоры со Сталиным», стр. 124.

[35] Включая выдачу в руки гестапо коммунистов, на шедших политическое убежище в СССР.

[36] См. ценный анализ, проведенный живущим в СССР марксистом Зиминым (псевдоним) «Социализм или неосталинизм», Chalidze-Publications, (в печати).

[37] Но не следует забывать, что он переделал общество, уничтожив активнейших.

[38] Признаки могут быть любые, но иногда немного нужно, чтобы ублажить человеческое стремление к иерархическому росту: это может быть мастерство в новом танце, способность изящно пускать дымовые кольца, коллекционирование предметов, которые никто другой коллекционировать не догадается и т.д.

[39] Не следует делать выводы об обязательности достижения нацией такой зрелости: как видно из истории, многие нации умирали в молодости. Достижение полииерархической структуры обуславливается, конечно, культурой и во многом культурой человечества вообще.

[40] Если не считать, что я марксисты отмечали наличие так называемой рабочей аристократии – слой, который, кстати, успешно возрожден Сталиным – все эти Стахановы – это та самая презираемая марксистами рабочая аристократия.

[41] По тому, как Сталин это сделал, видно, сколь неважны были для него все эти ссылки на теорию: за год до конституции он обещал, что социализм будет обществом бесклассовым. Вводя конституцию, он объявил социализм с классами. Мог объявить и коммунизм, ему было наплевать на всю эту дребедень.

[42] Защищать Сталина – не моя задача, но если на высшем суде бывают адвокаты, несомненно, – не забудут поставить ему в плюс, что Сталин вернул народу семью, которую пытались разрушить коммунисты. Но обвинение резонно ответит, что он хоть и не разрушил семью, как институт, но разрушал миллионы семей и варварски использовал семейные привязанности людей, введя институт семейного заложничества (высылка семей перебежчиков, аресты членов семей «врагов народа» и т.п.).

[43] Национализация всех богатств страны и всех предприятий гипнотизирует тех, кто видит в сталинской России социализм. Сильна инерция мышления и вера сталинской пропаганде. Любой деспот может быть и грабителем, завладев всеми богатствами общества – не вижу здесь социализма.

[44] 12. Если член партии совершил проступки, наказуемые в уголовном поридке, он исключается из партии и привлекается к ответственности в соответствии с Законом». На этой статье основан негласный институт уголовно-процессуального иммунитета – партия охраняет привилегии своих членов.

[45] Те, кто готовы всерьез принимать эту фразеологию и считать советское общество социалистическим, забывают о другой лжи советских правителей о том, что по официальной версии советское общество – демократическое, самое демократическое. Единственный способ понять, что есть советское общество – это очистить свое сознание от всей лжи, исходящей от власти, и строить суждения на чистом месте.

[46] Эрнст Неизвестный выразился так: «Сталин был орудием самовозрождающейся монархии» – (личное сообщение). Возможно и это, но мне все же кажется, что Сталин был более чем сознательным орудием. Вопрос о том, придумал ли он свой путь или углядел начертанное историей – не так уж важен.

[47] «О некоторых тенденциях в эмигрантской публицистике», Континент №23, 1980 г.

[48] Я думаю, этот факт часто не учитывают: 1917 и 1927 гг. – это действительно «две разные России» (то же можно сказать и о 1939 г.), ведь срезали верхушки общества, уничтожали активнейших. Было бы легче говорить о будущем России, если бы мы знали, как скоро общество способно залечивать такие генетические раны, как скоро народится тот же процент активнейших, как в 1917 году. Мы даже не знаем, кем являются нынешние «не-рабы» в России – недобитыми остатками активной части старой России, или новой нарождающейся силой.

[49] Скажут, что все эти неудобства не специально задуманы, просто государство не может накормить население, не может обеспечить его транспортом – аргумент пренаивный, речь идет о государстве, посылающем ракеты в космос. Все эти гадости делаются специально.

[50] Впервые подача бюллетеней без конвертов была введена с подразумеваемым оправданием в недостатке времени для организаций при выборах депутатов в Верховный Совет от Прибалтийских республик.

[51] Подробный анализ см.: Зимин, «Социализм или неосталинизм», Chalidze-Publications, (в печати).

[52] Я говорю в принципе. Не следует забывать многих частных послаблений, как отмена запрещения менять работу и службу, отмена обязательного минимума трудодней, улучшение законов, отмену внесудебного лишения свободы по приговору особых совещаний и многое другое.

[53] М.Джилас, «Разговоры со Сталиным», стр. 145. Жданов: «Мы сделали ошибку, что их не оккупировали. Теперь бы все было уже кончено, если бы мы это сделали.» (О Финляндии). Сталин: «Да, это была ошибка – мы слишком оглядывались на американцев, а они и пальцем бы не пошевелили.» Молотов: «Ах, Финляндия – это орешек».

[54] Недаром и при Хрущеве сажали людей за участие в тайных кружках по изучению марксизма; теперь за это не сажают, но вроде и не слышно о таких кружках – умнеют люди.

[55] Это выражение – «русские властители» – бесит многих, особенно в эмиграции. Ничего не поделаешь, независимо от того, признавать ли эту власть коммунистической или имперской – это власть русская, эти властители не прилетели с Марса, они русского корня, русской культуры и русского бескультурья; и отрицать это – значит отрицать очевидное.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!