НАУКА ФОРМИРУЕТ ЛИЧНОСТЬ





ГЕОРГИЙ СЕДОВ

 

Он стремился к Северному полюсу. Он хотел достичь этой точки не ради славы и рекордов, но во имя науки и человечества, во имя народа своего. А подготовкой к его бескорыстному подвигу была вся предыдущая жизнь.

Г.Я. Седов родился на Кривой Косе (ныне поселок СедовоНовоазовского района Донецкой области) в бедной семье. В домике Седовых навсегда поселилась нужда. Поэтому, когда соседские мальчишки, ровесники Георгия, пошли в школу, отец оставил его дома: платить за учение было нечем. Но тяга к знаниям была столь велика, что Седов взялся изучать грамоту с помощью своих товарищей, а потом окончил школу лучшим учеником.

Случайно достал Георгий мореходную книгу елизаветинских времен. С жадностью читал и перечитывал, пока не выучил почти наизусть. Увидев у Седова эту книгу, заезжий моряк рассказал ему о чудесных путешествиях в дальние моря, об интересных встречах с людьми в чужестранных землях. А еще сообщил он, что в Ростове-на-Дону есть Мореходные классы, в которых готовят штурманов дальнего плавания.

Восемнадцати лет Георгий Седов ушел из дома. Он подался в Ростов. В Мореходные классы принимали без экзаменов, но курс обучения был настолько суровым и жестким, что немногие выдерживали чрезмерное напряжение. Седову же было трудно вдвойне. Ему приходилось жить на средства, которые он зарабатывал во время летних каникул. Нанимался матросом на парусный бот. Испытывая огромные лишения, питаясь буквально чаем и хлебом, Георгий все-таки выдержал. Через три года он блестяще сдал экзамены и получил диплом штурмана дальнего плавания.

Однако получить место на кораблях дальнего плавания было не так-то просто. Пришлось возить керосин на пароходике из Батуми в Ростов и Мариуполь. И вот, казалось бы, осуществилась мечта о дальних странствиях — Седова берут капитаном торгового корабля, направляющегося в Константинополь. Но по приходе туда грек-хозяин продал корабль. Довелось капитану вместе со всей командой добираться в Одессу на попутном транспорте.

Поскольку подходящей работы не было – помогли блестящие способности. С помощью своих новых друзей, в том числе и известного гидрографа генерала Дриженко, в 1901 году сдал экзамены за Морской корпус. Это было редчайшим явлением, поскольку к таким экзаменам допускались только дворяне, и Седову постоянно давали понять, что он «неполноценный» морской офицер.

С 1902 года Г.Я. Седов участвует в гидрографических работах в Северном Ледовитом океане. Именно в это время Георгий Яковлевич пришел к окончательному решению – посвятить себя исследованию Арктики: «Полюс! К нему стремились лучшие люди. Они знали: изучение Северного полюса необходимо человечеству для того, чтобы понять природу многих земных явлений. Это научное исследование стало бы вровень с великими мировыми открытиями. Оно явилось бы еще одной ступенью в познании человеком природы».

Народ не забыл выдающегося подвига своего сына. Именем Седова названы залив и пик на Новой Земле, архипелаг у Северной Земли, мыс на Земле Франца-Иосифа, а также поселок у Азовского моря, где он родился.

(437 слов) По С. Булкину

 

 

АЙВАЗОВСКИЙ

 

Айвазовский…

Звучит, как шёпот ласковой, тёплой волны, устало набегающей на морской берег, выстланный галькой, волны, в которой плещется прощальный луч закатного солнца.

И Небо, и Море сделали свой выбор, определив сердце и руку, способные воссоздать их жизнеописание, во всей его глубинной сути. В какой момент это произошло? Когда небесный луч заронил зерно гениальности в сердце маленького мальчика, самозабвенно играющего на скрипке? Ведь уже тогда в его маленьком сердце разгоралась пламенная, всепоглощающая любовь к живописи. И нет ничего случайного в этом мире – было избрано достойное сердце. И небо, и море, обе эти сущности, ни секунды не бывают статичными, замершими, они дышат и меняются постоянно, неуловимо для глаза человеческого. Каким тончайшим внутренним зрением нужно обладать, чтобы впитав сердцем удивительное мгновение их сокровенной жизни, перенести это впечатление на полотно. Перенести, опираясь на память и чувствознание сердца, ибо невозможно рисовать с натуры блеск молнии и шёпот морской волны. Айвазовский очень тонко чувствовал грань, разделяющую эти две высокие сущности, и доминирующее над всем состояние неба. Он всегда начинал создавать картину именно с неба, стараясь перенести его состояние и настроение на полотно за один сеанс, дабы не потерять ту сокровенную нить, которая определит весь строй картины.

Принято считать, что Айвазовский прожил мирную, спокойную, без потрясений жизнь. Но кто знает, какие бури бушевали в сердце его? Какой девятый вал прокатился через его творящее сердце?! Ибо невозможно создать ничего гениального, не пережив это в сердце своём, не пропустив это через живое, сопереживающее сердце!

Глядя на полотна Айвазовского, трудно предположить размеренную и спокойную внутреннюю жизнь. Это как прилив и отлив, как шторм и штиль. Он не просто художник-маринист, а живописец неба и моря, причём первого не в меньшей степени, чем второго. На его полотнах небо живёт удивительной, яркой жизнью, и море вторит ему, создавая удивительный по своему наполнению дуэт красок и настроения. Чудесна палитра Айвазовского. Протяни руку – и ты коснёшься тёплой, нежной волны. Ощущение на лице брызг, разбивающейся о скалы волны, столь реально. И небо, грозное небо, заставляющее задуматься о вечном. Его лик, неуловимо меняющийся, то шепчет морю о радости единого Бытия, и тогда прозрачный, живой воздух пронизан солнечными нитями; то бросает в бездну испытаний, заставляя море поднять из своей пучины всё тёмное, грозное. Айвазовский проник в саму глубинную суть неба и моря, одухотворяя на своих полотнах эти две великие сущности.

Говорят, всё гениальное просто. И эта простота, несущая в себе истинную красоту, как магнит притягивает любое чуткое сердце, заставляя его сопереживать, ибо творчество великого живописца напитано поистине высокими, космическими энергиями, оно понятно и непреодолимо притягательно! Оно несёт в себе радость и понимание необходимости внутреннего совершенствования. Оно рождает в сердце чувство восхищения и огромной благодарности великому мастеру-живописцу Неба и Моря.

И это всё – Айвазовский!

(436 слов) По Л. Калининой*

* Л. Калинина – искусствовед.

 

 

ИСТОРИЮ ДЕЛАЮТ ЛЮДИ

 

Аркадий Кириллович не доглядел трагедию до конца, позже узнал – какой-то немец на костылях с криком кинулся из толпы в огонь, его бросился спасать солдат-татарин. Горящие стены обрушились, похоронили обоих.

В каждом нерастраченные запасы человечности. Историю делают люди.

Бывший гвардии капитан стал учителем и одновременно закончил заочно пединститут.

Школьные программы ему внушали: ученик должен знать биографии писателей, их лучшие произведения, идейную направленность, должен уметь по заданному трафарету определять литературные образы. И кто на кого влиял, кто о ком как отзывался, кто представитель романтизма, а кто критического реализма... Одного не учитывали программы – литература-то показывает человеческие отношения, где благородство сталкивается с подлостью, честность со лживостью, великодушие с коварством, нравственность противостоит безнравственности. Отобранный и сохраненный опыт человеческого общежития!

Ты возмутился хозяйкой Ваньки Жукова, жалующегося в письме к деду: «Взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать». Но не странно ли – ты совсем не возмущаешься, когда знакомый старшеклассник просто так, походя, ради удовольствия отпускает затрещину пробегающему мимо малышу. Сильный на твоих глазах обижает слабого потому только, что он сильный. Достойный ли ты человек, если относишься к этому равнодушно?

Вы прочитали роман Толстого «Воскресение», давайте пофантазируем: что, если бы Нехлюдов от внутренней трусости или стыда отвернулся от Кати Масловой? Как бы он жил дальше? Женился? Обзавелся семьей? Был бы спокоен?..

Литература помогла Аркадию Кирилловичу завязать в школе сложное соперничество за достоинство: кто чувствовал в себе силу, выискивал случай кинуться на защиту слабого; слабый гордился собой, если мог сказать нелестную правду в глаза сильному; невиновный сносил наказание за чужие грехи молча, но горе тому, кто трусливо допустит, чтоб за его вину наказали другого...

Во всем этом, да, было много игры и много показного. Но можно ли сомневаться, что со временем у детей показное благородство не станет привычкой, а игра – жизнью? В последние годы даже инспектора гороно публично отмечали – ученик сто двадцать пятой школы своим поведением завидно отличался от учеников других школ.

Аркадий Кириллович верил, что от него идут в большую жизнь духовно красивые люди, не способные ни сами обижать других, ни мириться с обидчиками, не терпящие подлости и обмана, сознающие свое моральное превосходство. И те, с кем будут они сталкиваться, невольно начнут оглядываться на себя. В любом человеке таятся запасы человечности. Аркадий Кириллович ни на минуту не забывал перемешанную толпу бывших врагов перед горящим госпиталем, толпу, охваченную общим страданием. И безызвестного солдата, кинувшегося спасать недавнего врага, тоже помнил.

Он верил – каждый из его учеников станет запалом, взрывающим вокруг себя лед недоброжелательства и равнодушия, освобождающим нравственные силы. Историю делают люди. Он, Аркадий Кириллович Памятнов, рядовой педагог, вносит в историю свой скромный вклад...

Он верил сам и заставлял верить других. К нему тянулись, к его слову прислушивались, его совета искали не только ученики, но и их родители.

(440слов) По В. Тендрякову*

*Владимир Фёдорович Тендряко́в (1923-1984) – русский советский писатель, автор остроконфликтных повестей о духовно-нравственных проблемах современной ему жизни, острых проблемах советского общества, о жизни в деревне.

М.Б. БАРКЛАЙ-ДЕ-ТОЛЛИ

 

Когда размышляешь о судьбах великих людей, то поневоле начинаешь испытывать какое-то смешанное чувство. С одной стороны, поражаешься грандиозным открытиям, гениальным прозрениям, непреклонной воле, непоколебимой верности своему призванию.

Начинаешь думать о чудесном вмешательстве каких-то сверхъестественных сил, одаривших избранного глубоким умом, необыкновенным трудолюбием, неугасимой страстью и необычайной проницательностью. Но, с другой стороны, испытываешь щемящую в сердце боль, оттого что многие великие люди беспрестанно терпели невзгоды, томились в одиночестве, лишённые сочувствия и поддержки, жестоко упрекаемые теми, кому они искренне служили. Помните титана Прометея, который украл у олимпийских небожителей огонь? Как же отблагодарили люди своего спасителя? Они тотчас забыли его, и глаза прикованного к скале героя слезились от едкого дыма костров, на которых варилась похлёбка. Легенда о Прометее отражает драматизм реальной действительности.

10 июня 1812 года многотысячная армия Наполеона пересекла границу России. 3ахватчики были уверены в своей быстрой победе. Русскими войсками командовал Михаил Богданович Барклай-де-Толли, происходивший из древнего шотландского рода. Он хорошо знал о несокрушимой мощи французской армии, считал, что сражаться с врагом сейчас – это самоубийство, поэтому решил отступать. Решил отступать, несмотря на то, что этому противилась его честь, несмотря на то, что многие боевые соратники упрекали его в трусости. Как же трудно было тогда главнокомандующему, который носил иноземную фамилию, чем давал повод для самых вздорных подозрений.

Ходили слухи, что он изменник, что у Наполеона служат его родственники и, дескать, это они склонили Барклая к предательству. Полководец терпел. «Главное на войне не погибнуть с честью, а победить», – твердил он и упрямо, не обращая внимания на возмущённый ропот, постепенно переросший в общее негодование, отступал.

Маршалы Наполеона первыми почувствовали опасность: французские полки таяли в безбрежных русских просторах, ведь нужно было оставлять гарнизоны в захваченных городах, охранять дороги; силы дробились, армия растягивалась. А русские, не воюя, не теряя своих солдат, планомерно отступая, накапливали силы для решающего сражения.

К Москве подошла только половина французской армии. Наконец-то наступил миг решающей битвы! Но триумфу Барклая не суждено было наступить: пришёл приказ о его отставке. Нетрудно представить, что творилось в эту минуту в душе полководца: его, взвалившего на себя непосильную ношу позорного отступления, лишили славы победного сражения...

Дорожная карета Барклая остановилась неподалёку Владимира. Он направился было к дому станционного смотрителя, но путь ему преградила огромная толпа. Послышались оскорбительные выкрики, угрозы. Пришлось адъютанту Барклая обнажить саблю, чтобы проложить дорогу к карете. Что же утешило старого солдата, на которого обрушился несправедливый гнев толпы? Возможно, вера в правоту своего решения: именно эта вера даёт человеку силы идти до конца, даже если приходится идти в одиночку. И ещё, может быть, Барклая утешила надежда. Надежда на то, что когда-нибудь бесстрастное время всем воздаст по заслугам и справедливый суд истории обязательно оправдает воина, который угрюмо едет в карете мимо ревущей

 

толпы и глотает горькие слёзы.

(437 слов) По В. Лаптеву

ПОСЛЕДНИЙ ПОДВИГ

 

Всякий раз, когда я встречаю мальчишку, заботящегося только о своем благополучии и удобствах, я вспоминаю о тех благородных людях, кто всегда был готов пожертвовать самой жизнью для спасения других.

Ты, наверное, слышал о знаменитом советском лётчике Валерии Чкалове. Это он первым в мире пролетел из Москвы в Америку без посадки через Северный полюс. Но ты, возможно, не знаешь, какой подвиг совершил этот бесконечно мужественный человек в последнюю минуту своей жизни.

Чкалов был военным лётчиком-испытателем. Он первым подымал в воздух новые образцы боевых машин – разведчики, истребители, скоростные и тяжёлые бомбардировщики – и проверял, как они ведут себя в полёте.

Ранним утром 15 декабря 1938 года Чкалов испытывал только чтовыпущенный заводом истребитель. Набрав высоту, лётчик начал постепенно увеличивать скорость, бросать машину вниз и снова взмывать кверху, делать резкие развороты и «мёртвые петли».

Как всегда, когда в воздухе был Чкалов, на лётном попе возле ангаров собралось много зрителей, любовавшихся мастерством лётчика.

И вдруг могучий рёв мотора неожиданно прервался…. Ещё перебой и ещё…. И мотор смолк. Самолёт пролетел по инерции сотню-другую метров и пошёл к земле, быстро теряя высоту.

Чкалову было не впервой побеждать смертельную опасность. Его опыт и мастерство лётчика-испытателя, его неизменное хладнокровие давали возможность посадить машину и не на бетонную дорожку аэродрома. И на этот раз Чкалов мгновенно оценил обстановку и направил падающую машину на ближайший к аэродрому пустырь. Но вдруг он увидел, что там бежит по снегу маленькая девочка в красном пальтишке. Неужели ей суждено погибнуть под рухнувшей сверху тяжёлой машиной?!

И в эти последние секунды Валерий Чкалов принял решение, такое же благородное и мужественное, какой была вся его жизнь.

Резко изменив направление, Чкалов бросил несущийся к земле самолёт в сторону, туда, где на пути виднелись кирпичные здания мастерских…

Так Чкалов совершил свой последний подвиг. Пожертвовав жизнью, он спас неизвестную маленькую девочку от неминуемой гибели.

Вспоминается мне и последний подвиг прославленного героя Гражданской войны Яна Фабрициуса. В последние минуты жизни он думал не о себе.

К медленно погружавшемуся в море самолёту подлетела моторная лодка.

— Товарищ комкор, прыгайте скорее сюда! – закричали с неё.

— Здесь женщина с ребёнком. Спасайте сначала их! – ответил Фабрициус и подал в окно пятилетнюю девочку. Затем он вытолкнул через то же окно потерявшую сознание мать ребёнка.

В этот момент наполнившийся водой самолёт перевернулся. Тяжёлая машина камнем пошла ко дну, и спасти Фабрициуса уже не удалось…

Этот пример благородной отваги, мужества и любви к людям вспоминается всякий раз, когда сталкиваешься с мелким эгоизмом, заботой о собственном удобстве в ущерб окружающим.

Не всякий человек способен, конечно, отдать жизнь за другого. Но постоянно помнить о других людях, уметь жертвовать своим благополучием в пользу слабейшего обязан каждый, кто хочет с достоинством и по праву называть себя человеком.

И учиться этому надо смолоду.

(438 слов) По А. Дорохову

НАУКА ФОРМИРУЕТ ЛИЧНОСТЬ

 

Оставляя пока в стороне все материальные выгоды, которые мы получаем от науки, обратим внимание на ту её сторону, которая доставляет нам внутреннее удовлетворение и служит главной причиной нашего духовного развития. Цель изучения наук и переработки тех сведений, которые они доставляют, есть формирование в нас личности, именно личности, то есть совокупности таких идей и убеждений, которые бы составили собой неотъемлемую принадлежность нашего «я». Каждый человек представляет собой независимое и обособленное целое. Быть цельным, быть самостоятельной единицей, то есть иметь своё действительно своим, – идеал образованного человека. Наука требует внимания и сосредоточения, а это вовсе не сразу дается. Наука требует любви к изучаемому предмету, а это требует воспитания. Хороший, истинный ученик – это уже самостоятельный человек.

Но приобрести убеждения, которые бы образовали в нас личность, можно лишь путем долгого и упорного изучения наук. Имея свои убеждения, мы становимся в определённое отношение к окружающим людям, к обществу, к государству, и это уже должно доставить нам большое удовлетворение. Да, кроме того, одно чистое знание без всякого употребления его на выработку миросозерцания уже служит для человека источником высоких наслаждений.

Но наука приносит «сладкие плоды» даже таким людям, которые по своей близорукости не ждут от неё духовного удовлетворения. Многие при изучении наук преследуют только одни материальные выгоды, и в их осознании достижение известного «образования» всегда соединяется с получением материальных преимуществ. В этом случае «плоды учения» ещё более очевидны. Раз человек достиг известного положения в обществе, если он обеспечил себе безбедное существование, то «сладкий плод» учения становится для него прямой реальной действительностью. Но можно нередко встретить таких людей, которые, по своей ли вине или просто из-за дурных условий существования, не получив в молодости достаточного образования, вступили в жизнь без всяких познаний и подготовки для деятельности в качестве полезного члена общества. Эти люди, если они не испытали всех трудностей первых лет учения по своей лености, всегда упрекают самих себя и начинают «учиться» уже в зрелых годах. Пока не сделаются образованными, они не могут рассчитывать на те выгоды и ту пользу, которые другие люди получают после многих лет труда и лишений ради образования.

Вместе с теми, кому мешали раньше учиться внешние обстоятельства, они, начиная заниматься, с удовольствием переносят все трудности учения и думают вместе с поэтом, который, «погубив много жизни на разные забавы», с сожалением говорил:

Грустно думать, что напрасно

Была нам молодость дана!

Выгоду образования можно сравнить с урожаем на земле крестьянина. Ранней весной он начинает свои полевые работы и трудится всё лето, несмотря на страшно изнуряющую жару, в поле, где нет ни одного дерева, которое бы могло скрыть его под свою тень. Но честно потрудившегося крестьянина ожидает удовольствие отдыха и полного материального достатка на круглый год.

(427 слов) По А. Лосеву*

 

*Алексей Фёдорович Ло́сев (1893-1988) – русский философ, антиковед и переводчик, видный деятель советской культуры. Профессор, доктор филологических наук

 

 

ЖЕМЧУЖИНА СИБИРИ

 

«Святое море», «святое озеро», «святая вода» – так называли Байкал с незапамятных времен и коренные жители, и русские, пришедшие на его берега уже в XVII веке, и путешествующие иноземцы, преклоняясь пред его величественной, неземной тайной и красотой. Это поклонение Байкалу и диких людей, и людей для своего времени просвещенных было одинаково полным, захватывающим, несмотря на то, что у одних, прежде всего, затрагивало мистические чувства, а у других – эстетические и научные. Человека всякий раз брала оторопь при виде Байкала, потому что он не вмещался ни в духовные, ни в материалистические представления человека: Байкал лежал не там, где что-то подобное могло бы находиться, был не тем, что могло бы в этом и любом другом месте быть, и действовал на душу не так, как действует обычно «равнодушная» природа.

Со временем Байкал обмерили и изучили, применив для этого в последние годы даже и глубоководные аппараты. Он обрел определенные размеры и по ним стал сравним: его сравнивают то с Каспием, то с Танганьикой. Вычислили, что он вмещает в себя пятую часть всей пресной воды на нашей планете, объяснили его происхождение, предположили, как могли зародиться в нем нигде больше не существующие виды животных, рыб и растений и как сумели попасть в него виды, существующие за многие тысячи километров в других частях света. Не все эти объяснения и предположения согласуются даже и между собой. Байкал не столь прост, чтобы так легко можно было лишить его таинственности и загадочности, но по своим физическим данным он поставлен на соответствующее ему место в ряду величин описанных и открытых. И он стоит в этом ряду... потому лишь, что сам-то он, живой, величественный и нерукотворный, ни с чем несравнимый и ни в чем нигде неповторимый, знает свое собственное извечное место и свою собственную жизнь.

Не станем уверять, что прекраснее Байкала нет ничего на свете: каждому из нас люба и мила своя сторона. Мы с рождения впитываем в себя воздух, соли и картины своей родины, они влияют на наш характер и в немалой степени организуют наш жизненный состав. Поэтому недостаточно сказать, что они дороги нам, мы — часть их. Бессмысленно сравнивать льды Гренландии с песками Сахары, сибирскую тайгу со среднерусской степью, даже Каспий с Байкалом, можно лишь передать о них свои впечатления. Всё это прекрасно своей красотой и удивительно своей жизнью. Чаще всего попытки сравнения в таких случаях происходят от нашего нежелания или неумения увидеть и почувствовать единственность и неслучайность картины, трепетного и тревожного ее существования.

И все-таки у Природы как целого, как единого творца есть свои любимцы. Таков, вне всякого сомнения, и Байкал. Не зря его называют жемчужиной Сибири. Не будем сейчас говорить о его богатствах, это отдельный разговор. Байкал славен и свят другим — своей чудесной животворной силой, духом не былого, не прошедшего, как многое ныне, а настоящего, духом самородной воли и притягательных испытаний.

(452 слова) По В. Распутину*

 

*Валентин Григорьевич Распу́тин (1937-2015) – русский писатель, публицист, общественный деятель. Один из наиболее значительных представителей «деревенской прозы».

 

 

РЯДОМ – ЧЕРЕЗ ВЕКА

 

О собаках написано много книг. Человеку всегда, во все времена приносили помощь четвероногие помощники.

Собака – самое необыкновенное существо, прошедшее рядом с человеком долгую дорогу через века. Мы при всем своем разном отношении к собакам редко когда задумываемся об историческом значении шагания у ноги человека этого замечательного животного.

Много веков эти два существа идут по пути исторической эволюции бок о бок. Они неразрывно связаны, практически не могут обходиться друг без друга, и в психологическом понятии не только зависимы, но и не могут просто существовать один без другого. И чем более высокого интеллектуального и духовного уровня достигает человек в своем эволюционном прогрессе, тем ему более необходимо общение и присутствие другого, не похожего на него существа. Собака воплощает в себе часть представительства дикой природы. Человек уже не обитает в пещерах, не одевается в шкуры, не зависит от успеха охоты и вообще свое существование не ставит в зависимость от природных условий. Человек прошел длительный путь совершенствования и прогресса, но стал ли он от этого другим? Это все тот же человек, которому в тяжелую душевную минуту, чтобы обрести внутреннее равновесие, необходимо положить ладонь на голову безмолвно присутствующего четвероногого друга и увидеть в ответ глубокий преданный взгляд карих глаз.

И как же бывает несправедлив человек к четвероногому товарищу. Как только собаки не служили своему кумиру, одевая и кормя его охотой, развлекая и веселя его своими проделками, отдавая жизнь на поле брани или на столе экспериментатора во имя спасения все той же человеческой жизни, служа вьючным, ездовым и мясным скотом. Ни одно животное в мире рядом с человеком не освоило столько профессий, как собака. И все это только за право жить или находиться рядом со своим кумиром, за право умереть, глядя на него или получить жалкую подачку из его рук.

Собака представляет собой уникальное природное существо. Ему нет равного в животном мире. Только собака способна добровольно положить свою жизнь на жертвенный алтарь дружбы, не требуя взамен ничего. Собачья признательность не ослабевает никогда. Это существо каждый раз расстается со своим хозяином как навсегда и встречает его даже после минутной разлуки точно так же, как если бы он вернулся из небытия.

Нам обязательно возразят, что существуют, дескать, собаки агрессивные, откровенно злые и способные укусить руку, дающую кусок. Существуют. Характер собаки так же разнообразен, как и у человека. Есть собаки ленивые, самоотверженные, умные и глупые. Встречаются среди них агрессивные и коварные. Но и за это в ответе только человек. Собака, как в зеркале, отражает натуру человека, ею владеющего. Владелец собаки всегда получает того питомца, которого желает заполучить или же которого он не хотел бы заполучить. Человек сам как бы является границей в формировании собачьего интеллекта. Чем больше общение собаки с людьми, чем больше времени она проводит в людском сообществе, тем совершеннее ее умственные способности, ее разумность и сообразительность.

(448 слов) По О. Малову*

 

*Олег Малов – известный охотничий литератор.

 

 





Читайте также:
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Задачи и функции аптечной организации: Аптеки классифицируют на обслуживающие население; они могут быть...
Ограждение места работ сигналами на перегонах и станциях: Приступать к работам разрешается только после того, когда...
Термины по теме «Социальная сфера»: Общество — сумма связей, система отношений, возникающая...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2018-01-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.198 с.