Медитативное осознавание





 

Как только мы пришли в соприкосновение с медитативным осознаванием, наши вопросы растворяются, так как и вопросы, и ответы на них пребывают внутри медитации.

Медитативное осознавание имеет три начальных качества. Первое — спокойствие и умиротворённость, второе — открытость и третье — гармония. Практикуя медитацию, мы естественным путем ускоряемся, освобождаемся от напряжения и чувствуем себя удобно, обнаруживая, что медитация несет радость и утешение.

Когда мы устанавливаем основной фундамент релаксации появляются такие качества, как открытость и принятие, свободное от забот, сомнений и суждения. Нас не слишком занимает "медитация" и "медитирующий", "верная" и "неверная" процедуры, В этом естественном состоянии медитации не остается вопросов.

Если мы освобождаемся от привязанностей и перестаем хвататься за что бы то ни было, мы переживаем чувство ясности, гармонии и полноты — пробуждённое ощущение, прекрасное само по себе. В такое время мы можем очень ясно видеть свои мысли и эмоции и не смущаться ими, не беспокоиться о них.

Переживая эти три качества медитации, мы видим, как они влияют на каждую мысль, слово и действие в нашей повседневной жизни, у нас есть "пробудившееся" чувство радости, ясности и совершенства в виде истинного видения. По мере переживания медитации осознавание растет и на самом деле становится частью нас.

В чистом осознавании наша медитация подобна открытому небу, подобна пустому пространству. Нет ни объекта, ни субъекта. Когда мы сосредоточиваемся на отдельных объектах, мы относимся к пространству двойственно: мы смотрим на объекты через ментальные шаблоны, развитые нами, чтобы судить и отличать нашу версию реальности. Эти ментальные паттерны устанавливают разнообразие субъектно-объектных отношений. Тогда приходит страстная жажда, желание удержать и тревога, которые дают рождение эго. Чистое осознавание существует в самый первый момент, прежде чем возникают эти печальные паттерны. Например, когда мы просыпаемся утром, наше зрение, слух, осязание воспринимают наше окружение очень остро, свежо, но затем мы творим "ощутительные выдумки", подобно детскому творчеству — сказкам. Наше осознавание спрашивает: "Кому принадлежат эти органы чувств?" И неожиданно приходит мысль: "Кто, принадлежит к этому "Я"? Кто видит, слышит и осязает?" Мы не знаем, что это всё — часть естественного, интегрального процесса. Вместо этого мы вмешиваемся и заявляем: "Я вижу, я ощущаю, я чувствую"— и начинается субъективное концептуирование, ибо этот "принадлежащий" всегда нуждается в ком-то или чём-то, к чему привязаться или на что опереться.

Это самое начало эго. Оно начинается с установления "Я" или "Себя", который не осознает своего изначального состояния свободы от самости, так что вместе с эго приходит отделённость и зависимость. Вот так в теории развивается эго. Практически происходит то, что каждый прошедший момент постоянно усиливается в настоящем так, что эго развивает очень сильные привычные эмбрионы-шаблоны и продолжает делить и разделять переживание, пока не разовьет особый взгляд на мир. Затем наши восприятия с помощью органов чувств приспосабливаются к этому взгляду так, что когда мы смотрим, в действительности мы уже "не видим". У нас возникают трудности [с тем, чтобы] вернуться назад к чистому осознаванию, поскольку мы уже управляемы нашими идеями, а идеи порождают отделенность. Другими словами: "Кто делает?" Делатель — это "Я". Эта самость в действительности — часть осознавания, так как она проявляется изнутри осознавания. Но мы больше не видим связи, так что наши интерпретации и понятия порождают плотный ограниченный ум.

Нелегко выйти за пределы концептуализации и действительно испытать не дискурсивное (т.е. понятийный, логический – прим. ред. ) состояние. Ум и сознание всегда общается, относится ко "мне" — к субъективной точке зрения. Когда мы медитируем, то чувствуем, что инструкции приходят ко "мне", потому что я — "медитирующий", или потому что "Я" как субъект нахожусь внутри медитации. Нам трудно принять тот факт, что способ медитирования" — это просто жизнь в настоящем, а не озабоченность воспоминаниями о прошлом и ожиданиями будущего. Но нам следует быть осторожными и не цепляться за настоящее, нам нужно отпустить всякую позицию, даже позицию настоящего.

Куда бы мы ни шли, что бы мы ни делали, если мы перестаём хвататься за переживание, то сможем развить наше осознавание и отпереть огромное хранилище знаний, которые спонтанно поведут нас дальше. Когда мы уже больше не держимся, то можем выйти за пределы эго и таким образом пережить осознавание. Медитативное сознание не занимает позиции, не имеет принадлежности к чему-либо или к кому-либо — ни к уму, ни к сознанию. У осознавания нет ни концепций, ни инструкций. Оно не фокусируется ни на каком отдельном объекте, осознавании мы освобождаемся даже от "идеи медитации".

В своей медитации нам нравится чувствовать, что мы делаем нечто существенное, испытываем особое переживание, такое как красота, радость или умиротворёние. Эта привязанность к переживанию связывает нас с нашим обычным сознанием. Поэтому нам нужно избавиться от такого цепляния — коллекционирования переживаний и комментариев к ним. Следует отрезать эти очень тонкие уровни привязанности и выйти за пределы любой занимаемой нами позиции: за сферу ощущений, за концепции, за медитацию.

Пока мы не разовьем не привязанности, то всегда будем вынуждены бороться с нашими понятиями, сомнениями и эмоциями, с вопросами, медитируем ли мы правильно, осуществляем ли мы прогресс, достигаем ли просветления. И все же просветление никогда не наступает, потому что мы держимся за наши желания так упорно, что наше осознавание не свободно.

Итак, первое — важно проникнуться нашей концентрацией и настолько, насколько мы можем отпустить нашу даже самую тонкую ментальную привязанность. Когда мы переживаем осознавание и не мешаем раскрыться естественным энергиям ума и тела, тогда могут возникать мысли, но они — часть осознавания, так что если мы не хватаемся за них, они вспыхивают, подобно искрам, по мере прохождения, мы утрачиваем равновесие и осознавание, только когда очаровываемся этими мыслями и держимся за них. Всякий раз, как мы тянемся, чтобы достичь мысли, мы еще дальше отодвигаемся от осознавания. Это похоже на хождение по ветви дерева с целью дотянуться до облаков — тогда мы отходим слишком далеко, теряем равновесие и падаем.

Так вот, когда бы ни возникла какая-либо мысль или ощущение, мы можем просто не мешать им пройти, можем отпустить медитирующего, медитирование и любую возникшую в медитации "вещь". По мере того, как мы позволяем спокойно течь положительным энергиям этого естественного состояния ума, наши телесные энергии тоже начинают свободно двигаться. В этот момент легко медитировать, потому что нечего практиковать, нечего делать, нечего свершать, есть просто полнота бытия. Наше переживание, таким образом, — это наша медитация, а медитация — наше переживание. В осознавании мы можем пережить другую область, другой вид мира. Это начало развития наших "психических" потенциалов, которые суть естественная часть нашего существа. Когда мы достигаем некоторой открытости, то у нас появляются необычные переживания, которые могут испугать нас, если мы не знаем, как иметь с ними дело или как пройти за их пределы; есть возможность очень быстро развить потенциал для этих переживаний, особенно если мы правильно входим в соприкосновение с определенными энергиями. Итак, важно действовать с большой осторожностью и оставаться осознающими и уравновешенными, иначе можно оказаться пойманными этими феноменами или развиваться в нездоровом направлении.

В такие моменты особенно важно иметь рядом учителя или верного друга, пережившего или переживающего эти уровни, который может познакомить вас со своим путем. Есть определенные инструкции в традиционной литературе, которые могут быть полезны, но у каждого индивидуума различные переживания и поэтому инструкции будут разными для каждого человека. Так что нам нужно быть осторожными, иначе наша фантазия может смутить и сбить с толку. Ведь если мы хотим "летать", то хороший учитель покажет нам карту и мы приземлимся в подходящем месте.

Иногда, даже когда наша медитация идет хорошо, мы можем начать беспокоиться в связи с тем, что нет каких-либо "мистических" или "психических" переживаний и мы не продвигаемся. Не следует тревожиться относительно видения цвета или образов, или относительно того, можем ли мы совершать полеты астрально через всю вселенную, так как эти переживания не очень важны и в действительности могут принести нам озабоченность.

Переживания, оказывающиеся за пределами нашего обычного постижения, изумительно прекрасны. Они могут быть испытаны естественным образом некоторыми хорошо подготовленными медитирующими и даже нами, но они вовсе не обязательно будут указывать на то, что мы "продвинуты" или "духовно развиты". Эти переживания всецело зависят от качества нашего сознания. Даже когда они случаются естественно, если мы остаемся привязанными к таким переживаниям, они могут оказаться задержкой истинному прогрессу. Мы можем не захотеть идти дальше, возможно даже не будем знать, что можем это сделать.

Действительный критерий нашей силы и продвижения — это наша способность преобразовывать препятствия и эмоции в положительные переживания. Когда наша повседневная жизнь становится более уравновешенной и отрицательные эмоции теряют свою силу, не причиняя нам горя, тогда польза и прямые результаты медитации начинают действовать на очень тонких уровнях. Если мы относительно легко справляемся со своими проблемами, можем уравновесить свои эмоции и трансформировать что бы то ни было негативное в положительное и радостное, то тогда мы действительно получаем результаты от своей медитации.

Основная идея состоит в том, что наша медитация — во всем. Мы можем обнаружить некоторую красоту даже в своих отрицательных эмоциях, маниях или концепциях — внутренняя красота улыбается нам и воспринимается нами. А кто это "мы"? Само осознавание. Прежде мы не видели или не замечали, что теперь обнаруживаем, что осознавание уже здесь. В момент каждого осознавания наша политика, наша жизнь и работа становятся и входят в это качество открытости. Мы более не воспринимаем проблемы в своей жизни и медитации как непреодолимое препятствие, и знай мы это раньше, то не нужно бы было так долго бороться.

Как только мы соприкоснулись с медитативным осознаванием, многие вопросы растворились, так как и вопросы, и ответы на них — внутри медитации; например, если мы не бывали в каком-либо особом месте, то у нас относительно него имеется много вопросов, но если мы его посетили, то наш опыт становится ответом на наши вопросы.

Даже несмотря на то, что время от времени мы оказываемся неспособными удерживать контакт с медитативным осознаванием, мы никак его не потеряем, поскольку всегда можем снова пробудить наше осознавание, отпуская "субъект" и "объект" и входя в нашу внутреннюю тишину. Там естественно развивается более глубокий уровень осознавания. Когда мы испытываем эти учения на себе так, что понимаем их изнутри себя, когда мы практикуем серьезно и преданно, тогда осознание доступно нам.

Чем больше мы развиваем это осознавание, тем более живым и освежающим оно становится для нас. Мысли больше не отвлекают нас, и мы можем оставаться открытыми, ясными и уравновешенными. Это качество открытости, проницательности подобно солнечному свету, сияющему во всех направлениях. Когда мы не занимаем какой-либо позиции, дверь к просветлению полностью открыта и мы совершенно естественно являем собой то, что именуется "универсальным умом", бесконечностью и истинным пониманием.

Так что если вы даже немного поймёте, продолжайте, не останавливайтесь и тогда, почувствуете, что ваша ноша становится легче, а вы — увереннее, искреннее. И тогда вы сами становитесь учением, потому что вся вселенная — это осознавание вашего собственного ума.

 

Углубление равновесия

 

Когда мы приобретём медитативное осознование, то знаем, как войти в контакт с каждым переживанием, а поэтому мы не втягиваемся и не оказываемся пойманными ожиданиями, разочарованиями или обещаниями.

В абсолютной перспективе есть лишь чистое осознавание. Само осознавание не имеет каких-либо неясностей, так что оно принимает все привычки, все переживания. Как только "переживания" пройдут фильтры органов чувств и начинают накапливаться привычки восприятия, тотчас все образы, воспоминания и рефлексии формируют то, что мы называем "сознанием". Это не означает, что вступает в бытие субстанциональное, оригинально специфическое сознание. Мы думаем, что имеет место сознание, однако это лишь набор паттернов, накапливающихся подобно пыли; это накопление есть то, что мы называем "Я". Если бы можно было внести все эти привычные шаблоны так, чтобы пространство ума стало пустым, мы не смогли бы найти никакого сознания вообще. В "конце" сознания само сознание более не функционирует. Оно трансцендентировано. Остается только осознавание — настоящее осознавание, которое имеется налицо в наших телах, в нашей энергии.

Вопрос: Как мне узнать, что я осознаю? Скажут ли мне мои чувства?

Ринпоче: Нет. Чувства внутри сознания. Есть осознавание внутри сознания — осознавание некоторой вещи, и есть осознавание за пределами сознания. Когда мы осознаем что-то — это внутри сознания, мы сознательно осознаем существование деревьев и т.д. Мы абстрактно организуем наше переживание в определенные паттерны посредством слов и понятий, образов и идей, но мистическое или более высокое медитативное состояние осознавания не существует в пределах сознания. Оно выходит за пределы понимания органов чувств, за символы, понятия, идеи. Без этого более глубокого осознавания мы всё ещё в тисках наших привычек и действий, даже несмотря на то. что в наших медитациях мы можем переживать довольно легкие положительные чувства.

Вопрос: Я весьма озадачен относительно медитации, сосредоточенной на чём-то, как в случае визуализации или инструкции учителя медитировать определенным образом.

Ринпоче: Визуализация — один из путей медитации, очень полезна вначале. Однако продвинувшиеся на другой уровень медитирующие понимают, что никто ничего не делает. Это то, что подчеркивается в наставлениях и когда мы реализуем такое понимание, то нет нужды в инструкциях, потому что мы уже "там".

Вопрос: Какова связь между "концентрацией", "сознанием" и "осознаванием"?

Ринпоче: Когда мы концентрируемся, мы можем быть сознательными, но не осознанием. Сознание без осознавания подобно молоку без сливок или апельсину без сока.

Вопрос: Можно ли иметь осознавание без концентрации?

Ринпоче: Да. Это то, что мы пытаемся развить. Первое — мы концентрируемся, второе — мы осознаем сознательно и третье — наше медитативное осознавание развивается пока, в конце концов, осознавание не становится неограниченным. Важно разбить наши концептуальные строительные блоки, так как концентрация некоторым образом воздвигает стену вокруг медитации. Нечто ощущаемое и субстанциональное — то, с чем мы можем ассоциировать. Прямое осознавание пытается проникнуть сквозь эту оболочку.

Вопрос: Как это — оставить сознание и тем не менее опять иметь сознание?

Ринпоче: Нам нужно отпустить любую позицию, любое качество концентрации, к которому привязываемся. Мы ограничиваем осознавание, прячась в свои мысли. Опасность состоит в том, что все эти образы и спонтанные мысли в медитации становятся настолько очаровывающими, что нам не хочется их оставлять, в результате мы просто остаемся внутри их, считая, что мы могущественны, что всё под нашим контролем — наш ум, наши мысли, наши медитации. Определенные визуализации и мантры помогают построить мост между сознанием и осознаванием, чем способствуют тому, чтобы оставить этот вид сознательной медитации. Подобным же образом, совершая положительные действия, мы можем очистить своё тело, речь и сердце.

Вопрос: Может ли концентрация быть путем построения нашего сознания?

Ринпоче: Да, постепенно, но это занимает очень много времени — создать устойчивую концентрацию и развитие сильной концентрации вовсе не означает, что мы также развиваем и осознавание.

Вопрос: Как узнать, что мы медитируем правильно?

Ринпоче: Более низкий уровень медитации всегда правильно включает дуалистичное "Я", осознающее некоторую "вещь", тогда как более высокий уровень медитации находится за осознанием. Различие имеет место между осознаванием объекта — категориальной перцепцией и просто осознаванием — подлинным осознаванием. Сознание собирает ментальные впечатления, тогда как осознавание — нет. Когда мы все время в медитации осознаем мысли, образы и объекты, то привязаны к ощущаемым категориальным перцепциям сознания. А поскольку мы внутри сознания, то переживаем различные физические ощущения, эмоции, интерпретации: высокие, низкие, счастливые, несчастливые, уравновешенные, неуравновешенные.

Медитируя, мы часто ощущаем, что у нас меньше остается эмоциональных сдвигов, искажений и беспокойств. Но это не означает, что мы вышли за пределы обычного уровня, так как прошлые отрицательные привычки всё ещё остаются. Наблюдая свои мысли, исследуя чувства и концентрируясь на очищении наших перцепций, мы лишь используем временные инструменты, которые могли сделать нас счастливыми и радостными. Но если мы хотим развить медитативное осознавание, то следует выйти за пределы "ощутительного" или интеллектуального осознавания, которое сосредоточивается на объектах. Другими словами, нам нужно выйти за пределы сознания.

Вопрос: Как вы выходите за пределы сознания?

Ринпоче: Прямое осознавание! Однако оказывается, что, медитируя, мы все время хотим что-то делать, коснуться чего-либо субстанционального. Мы всегда хотим достичь результатов, иначе чувствуем, что переживание наше мало чего стоит. Можно медитировать четыре или пять лет кряду и не найти ничего ощутимого и наша медитация может оказаться темной, тупой и наводящей скуку. И тогда можно разочароваться и прекратить медитацию. Так что это трудная ситуация: то, что ищем — мы оставляем.

Вопрос: Вы имеете в виду, что познаваемое нами в медитации может привести к тому, что мы бросим свою практику?

Ринпоче: Что мы оставляем — так это наши ожидания. Это может расстроить нас, так как мы обычно чувствуем, что если нельзя завладеть чем-либо, то этому "чему-либо" нечего делать со "мной".

Вопрос: Тогда какая же польза от медитации, если этому нет дела до меня?

Ринпоче: Пользу нельзя ощутить, потрогать. Она состоит в том, чтобы не занимать позиции и выйти за пределы эго настолько, насколько возможно. Осознавание — не некая ощущаемая "вещь", эту "не вещь" нельзя ни удержать, ни указать на нее. Даже "ничего" — ничего не значит. Осознавание не имеет рук. Если мы говорим о нем, то это только шум. Когда мы понимаем это более глубоко, то можем неожиданно прийти к мысли: "Что я делаю? Нет явной ценности быть здесь". Но это — нездоровое отношение.

Вопрос: А вы так чувствуете?

Ринпоче: Я упоминаю об этом, потому что люди часто спрашивают: "Были ли у вас какие-либо переживания?" Мы верим, что иметь переживания — это очень важно, так что мы непрерывно судим о медитации и изводим себя в плане: имеются или нет "переживания". Это может стать страстью. Мы хотим чувствовать приятное, спокойное, умиротворенное и быть уравновешенными. Некоторые чувствуют, что важно иметь видения, выходить в другие пространства или общаться с невидимыми духами.

Вопрос: Это намного приятнее, чем, скажем, быть в депрессии.

Ринпоче: Правильно. Но когда мы входим более глубоко в медитацию, этих чувств больше не оказывается. Чем больше мы переживаем более высокие уровни, тем больше мы становимся осознаванием, переживание не сбивает нас. Мы не станем тащить его к себе и не оттолкнем его прочь.

Вопрос: Это звучит так, как если бы вы сказали, что человек, ставший просветлённым, оказался разочарованным.

Ринпоче: Я думаю так. Мы разочаровываемся, потому что наши ожидания не исполняются. Мы создаем невероятные фантазии — все то, что можем себе представить или на что надеяться, но чем больше мы развиваем более высокое осознавание, тем больше понимаем, что эти допущения, мечты и фантазии просто не существуют.

Разве не странно отбросить свои наиболее заветные иллюзии? Мы могли медитировать один или два часа ежедневно в течение шести или семи лет и думать, что достигаем чего-то, но теперь мы понимаем, что и добиваться-то нечего.

Вы могли бы спросить: "Зачем же беспокоиться относительно медитации? Если медитация не приносит пользы ни моим чувствам, ни восприятиям, ни телесным и ментальным состояниям, тогда что же в ней хорошего?"

Вопрос: Так на что она годится?

Ринпоче: Она может помочь вам быть радостным и свободным от всякого стресса. Она может помочь уравновесить ваши тело и ум. Но как свидетельствуют более глубокие переживания, мы видим, что этот более высокий вид медитации просто есть, он не имеет в себе цели.

Вопрос: Так зачем бы учите медитации?

Ринпоче: Цель обучения — показать людям разочарование. Люди нуждаются в разочаровании. Если мы чего-то ожидаем, в этом всегда есть разочарование.

Вопрос: Я ожидаю разочарование? Да зачем оно мне нужно?

Ринпоче: Это единственный путь для того, чтобы проснуться. Как только накопится достаточно разочарований, вы пробуждаетесь.

Вопрос: Я должен бы быть очень пробуждённым.

Другой слушатель: Это похоже на то, как если бы жизнь, переполненная любовными делами, должна была бы быть легче, чем медитация.

Третий слушатель: Жизнь обеспечивает нас значительным количеством разочарования.

Ринпоче: Согласен. Действительно, хороший медитирующий всегда учится и всегда работает с разочарованием. Он знает, как иметь дело с миром и с каким бы то ни было переживанием, которое сложится в жизни. Это — реальный процесс обучения. Действительное вглядывание в свою жизнь есть умный путь медитирования, иначе мы просто проживаем свою жизнь, не извлекая пользы из нашего духовного понимания.

Так что я утверждаю, что медитация возвращает нас назад к жизни. Мы можем сопротивляться, но если нам предопределено пройти через препятствия, а не пытаться избежать их, то мы можем испытать все: виденье, слышанье, осязание, ощутить вкус, запах и оставаться осознающим, исполнить танец с каждой ситуацией, а не пытаться прятаться от нее. Обладая медитативным осознаванием, мы знаем, как войти в соприкосновение с каждой ситуацией прямо и, следовательно, мы не оказываемся втянутыми и пойманными ожиданиями, разочарованиями или утраченными иллюзиями. Когда мы живем именно так, то можем увидеть жизнь, наполненную смыслом и ценностями.

И все же обычно мы ощущаем, что тупость и беспокойство отрицательны, тогда как счастье и ободрение — положительны. Мы всегда занимаем определенную позицию. Однако осознавание — это состояние, которое не является ни счастьем, ни печалью, оно ни положительно, ни отрицательно. Осознавание не занимает никакой позиции, кроме равновесия. Например, можно научиться очень быстро двигаться между разного рода эмоциональными состояниями. В течение двух минут можно сердиться и две минуты оставаться умиротворенными. Две минуты пребывать в депрессии, а две — в радости, смещаясь туда и обратно много раз, от отрицательного к положительному и от положительного к отрицательному. Постепенно можно развить такую гибкость, что мы легко сможем занимать любую позицию. Теперь у нас есть выбор.

Вопрос: Кто имеет выбор?

Ринпоче: Ум имеет выбор. Если мы сердиты, подавлены или в каком-то другом состоянии и можем резко изменить это состояние, то неожиданно для себя открываем гибкость и равновесие. Обычно мы просто выражаем эмоции и оказываемся загнанными в одну эмоцию, драму или отношение. И нам требуется затем длительное время, чтобы успокоиться, проанализировать или продумать, переварить ситуацию и трансформировать ее в нечто более приемлемое. Но осознавание остро. Оно подобно электрическому заряду. Мы можем немедленно изменить ситуацию.

Вопрос: Значит, вы утверждаете, что когда приходит ситуация, то вместо того, чтобы просто реагировать на нее, нам следует экспериментировать с ней? Если нам что-либо говорят, мы можем радоваться или сердиться на это? Мы можем экспериментировать?

Ринпоче: Верно. Экспериментируйте со своими мыслями и реакциями. Вы обнаружите, что один раз это делает вас счастливыми, другой раз расстраивает. Вы можете привязаться к определенному образу себя или не желать честно узнать о себе правду. Вы можете посчитать, что для вас неудобно быстро двигаться из одного состояния в другое. Вероятно, вам трудно стать спокойным, а затем, когда вы наконец успокоились, обнаруживаете, что очень трудно стать сердитым, а затем трудно стать спокойным. Так что иногда необходимо даже быть упрямым, чтобы преодолеть своё сопротивление. Внимательно обследуйте того, кто задерживается и где находятся корни задержки. Потренируйтесь в движениях туда и обратно как можно быстрее, исследуя противную сторону.

Вопрос: Но что происходит с процессом принятия решений? Что мне делать со своей жизнью? Какое действие в ситуации лучшее?

Ринпоче: Доверьтесь своему осознаванию, а ваши ум и тело позаботятся о себе сами.

Вопрос: Вы имеете в виду, что не важно что делать или какой вид работы вовлекаться?

Ринпоче: Вы не можете сбиться с пути или потерпеть какой-то урон, потому что осознавание подобно солнцу, которое всегда дает свет и никогда — темноту. Почему столь важно подчеркнуть осознавание? Потому что оно не собирает эмоции или помрачения, не накапливает привычные шаблоны, не творит страдание. Осознавание подобно лотосу — оно корнями в грязи, а сам цветок всегда чист. Так, насколько возможно, каждодневно приумножайте осознавание.

Чтобы развить осознавание, первое — вы должны знать, как должным образом медитировать. Второе — вы должны знать, как войти в медитацию. И третье — в более продвинутом обучении, как оставить медитацию. Если я говорю: "Оставить медитацию!",- то подразумеваю, что у вас может быть концептуальная идея о медитации. Именно это вам нужно оставить. Я не говорю, что вам не следует медитировать. Вам нужно оставить концептуальную идею медитации, но продолжать оставаться осознающим. Прежде вы могли медитировать 30 минут или час — утром и вечером, но теперь вам нужно медитировать все время.

Вопрос: Вы говорите, что нам следует, возможно, оставить другую медитативную практику?

Ринпоче: Да. Каждый раз, когда вы отождествляетесь с "вашей" медитацией. Если у вас есть чувства, определения, идеи или понятия относительно медитации, то вам следует оставить их. У медитации нет структуры, она не "ваша". Другими словами, когда вы развиваете осознавание, то более не остается какого либо "Я". Вы понимаете? Ваше осознавание разъединяет ваше эго.

Это вызов. Вам не следует делать какого-то сверхусилия. Просто оставайтесь полностью уравновешенным умственно и телесно и одновременно держите открытым своё осознавание. Медитация не принадлежит нашей голове. Медитация — это не идея. Головы лишь создают идеи, больше ничего. На уровне осознавания себя идеи не имеют ценности, так как вы находитесь внутри мысли, вы становитесь осознаванием, вы продолжаете быть целиком осознающим, но вовсе не обязательно даже осознавать это. Поэтому садитесь и медитируйте — это чудесно, но вы должны оставить понятие и определение своей медитации. После того, как вы оставите это, расширьте, что бы там ни осталось, не удерживая его. Это осознавание. Сохраняйте его живым, ежедневно практикуя умно и тщательно. Когда осознавание увеличится, то ничто уже вас не ограничит, даже медитация. Таким образом, вы можете полностью открыться и уравновеситься.

 

Часть пятая. Передача

 

 





Читайте также:
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-06-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.036 с.