Эпоха Возрождения и Западноевропейская философия (XVII-XVIII)




Как известно с окончанием периода средневековой философии, свое начало берет эпоха Возрождения, которая в свою очередь характеризуется как освобождение общественного разума от догматических принципов схоластического мышления и поворот от сугубо логической проблематики к естественно-научному познанию мира и человека. В эту эпоху стремительно получили развитие такие направленности как наука, техника, естествознание, механика, математика. Важнейшей наукой, в изучении вопроса происхождения жизни конечно же является естествознание, которую в то время успешно развивали такие важнейшие личности того времени, как Николай Кузанский, Леонардо да Винчи, Коперник, Джордано Бруно, Галилей и другие.

Великим мыслителем, теологом и родоначальником немецкой философии является Николай Кузанский(1401-1464). Николай Кузанский внёс вклад в развитие представлений, прокладывавших дорогу натурфилософии и пантеистическим тенденциям XVI в. В отличие от современных ему итальянских гуманистов, он обращался в разработке философских вопросов не столько к этике, сколько, подобно схоластам, к проблемам мироустройства. Традиционно понимая Бога как творца, «форму всех форм», немецкий мыслитель широко использовал математические уподобления и диалектическое учение о совпадении противоположностей, чтобы по-новому осветить соотнесение Бога и природы. Николай Кузанский их сближает. Подчёркивая бесконечность Бога, он характеризует его как «абсолютный максимум», в то же время, отмечая, что любые определения его ограничены. Мир трактуется, как некое «развёртывание» Бога. Суть своих взглядов, пантеистическая тенденция которых опирается на широчайшие философские основы от Платона и неоплатонизма до мистики средневековья, Николай Кузанский выразил в формуле «Бог во всём и всё в Боге». Кузанский считает, что Земля, как и любое другое небесное тело, не находится в центре мира. Более того, она не неподвижна, а движется, как и остальные светила. Это – переход к гелио-центрической системе Коперника, а затем к множественности миров Бруно.[8]

Вслед за эпохой Возрождения (XVII-XVIII) жизнь рождает новых гениев.

Одним из которых является Исаак Ньютон(1643-1727). Главенствующее место в науке , как он считал должна занимать механика .Именно в механике видели мыслители, и в том число Ньютон, ключ к тайнам всего мироздания. Применение механистического метода привело к поразительному прогрессу в познании физического мира. Ньютон, как ни странно, рассматривал свою научную работу в религиозном аспекте. Известно, что он придерживался натурфилософической позиции по вопросам происхождения жизни на Земле.

Следующим толчком к развитию и появлению новых концепций послужили исследования органической природы такого ученого как А. фон Галлер.

А. фон Галлер (1708–1777), швейцарский физиолог и эмбриолог, возглавлял школу преформистов (от лат. praeformo – «заранее образую, преобразую»). Он утверждал, что в теле животных ничто не возникает заново, но все развивается из первоначальных зачаточных структур по их подобию. Зародыши всех будущих форм вложены в зародыши современных; они не могут быть обнаружены с помощью микроскопа, так как чрезвычайно мелки и прозрачны. По подсчетам Галлера, от Сотворения мира до наших дней смогло развернуться около 200 млрд. зародышей, которые все сразу были созданы в дни Творения. Взгляды Галлера хорошо соотносятся с теорией чистоты гамет У. Бэтсона (1902 г.) и законом независимого комбинирования признаков – третьим законом Менделя.[9]

По мнению Ш. Боннэ (1720–1793), швейцарского естествоиспытателя и философа, все существа образуют непрерывную цепь, вне которой стоит только Бог. Земной шар был театром катастроф, числа которых мы не знаем, и катастрофы могут также быть впоследствии. В конце каждого периода жившие формы вымирали, их место занимали другие, резко отличающиеся от предшествующих. Между тем здесь нет нового творения, новые животные происходят из зародышей прежних, и посредством этих зародышей устанавливается связь между фауной и флорой двух смежных периодов. Представления Боннэ тоже укладываются в рамки преформизма, и еще недавно они с негодованием отвергались современной наукой как «устаревшие глупости». С возникновением и развитием генетики гипотеза преформизма получила серьезное научное обоснование. Квинтэссенцию взглядов преформистов можно выразить следующим образом: «Природа едина и целостна, поэтому в ней нет места для возникновения нового, все, что мы ошибочно воспринимаем как новое, есть только результат иной комбинации элементов уже существующего, а следовательно, является лишь видимостью нового» . Эта мысль созвучна с Библией: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». [10]

Философы-материалисты Д.Дидро (1713–1784) и П.Гольбах (1723–1789) тоже имели свои суждения о происхождении видов. Так, Гольбах, подходил к пониманию природы с точки зрения детерминизма, считая, что природа – это необъятная цепь причин и следствий. Что же касается Дидро, то, будучи близким другом Гольбаха, он в то же время в своих представлениях во многом вторил Эмпедоклу в его взглядах о выживании наиболее приспособленных конгломератов живых существ: «Я могу утверждать, что некоторые из них не имели желудка, а другие не имели кишок... что постепенно вывелись чудовища, что исчезли все неудачные комбинации материи» .[11]

Важную роль в разработке идеи развития и становления эволюционного учения сыграли труды выдающегося французского естествоиспытателя XVIII в. Ж. Л. Бюффона (1707–1788), автора знаменитой многотомной «Естественной истории». Бюффон резко критиковал классификацию Линнея, построенную на идее неизменяемости видов. Он выступил против абсолютизации разрывов между видами и исходил из представления о постепенности переходов от одного вида к другому. В своей критике искусственной системы Линнея Бюффон впал в крайность. Он вообще стал отрицать возможность какой бы то ни было классификации, полагая, что виды – не реально существующие в природе единицы, а искусственные, надуманные категории.

Одним из первых философов, сделавших попытку применить современное ему естествознание для объяснения строения и развития мира, был И. Кант. Неоднократные его ссылки на сочинения Бюффона, Бонне позволяют сделать вывод, что Кант был знаком с новейшей литературой по вопросам познания жизни. Значительное влияние на него оказали труды Лейбница и Лессинга. Признание эволюции живого и растительного мира явилось для Канта логическим завершением его космогонической гипотезы. Идея развития рассматривалась им как всеобщий принцип, применимый к познанию всех явлений, имеющих место на Земле. Фактический научный материал, которым располагала в то время биология, не мог дать Канту убедительных доказательств правильности его концепции. Тем не менее выводы, к которым он пришел, рассматривая живую природу, способствовали проникновению идеи эволюции в умы биологов. Кант предугадал сущность материалистического объяснения природы наследственного материала, совершенно верно подметив независимость его от внешних причин.

Во времена Канта господствовала идея неизменяемости и постоянства видов. Несомненно, знакомый с имеющимися точками зрения на эту проблему Кант не мог без должного обоснования говорить о возникновении новых видов. В то же время он не мог отрицать и тех изменений в органическом мире, которые нельзя было не заметить, изучая историю природы. Следствием этого явилась постановка Кантом вопроса о видоизменении и создании новых видов. Он выступает против идеи неизменности видов, против неизменности человека. Не принимая механистического толкования встречающихся в живой природе многочисленных фактов самого разнообразного сочетания признаков, он считал, что «случай или всеобщие механические законы не в состоянии породить такие сочетания».

Возможность доказательства общности происхождения «великого множества» видов живых организмов, населяющих Землю, Кант видел в создании естественной истории как самостоятельной науки. Высказываясь в защиту исторического подхода, Кант горячо выступает против идеи множества локальных актов творения.

В этот же период немецкий естествоиспытатель К. Ф. Вольф (1734–1794) опубликовал свою диссертацию «Теория зарождения», в которой опроверг учение о преформации и научно обосновал теорию эпигенеза.

Биология и философия

Смелую попытку распространить идеи развития на человеческую историю предпринял ученик Канта И. Г. Гердер. В его теории органических сил идея развития приобретает всеобщий характер. Из области поэзии, языка, мышления Гердер переносит ее на всю природу. В труде «О переселении душ» он излагает взгляды на развитие животного мира, которые затем в его основном труде «Идеи к философии истории человечества» выражаются в форме всеобщего закона природы.

Большой вклад в развитие эволюционных представлений внесли Эр. Дарвин, К. Ф. Кильмейер и в особенности французский натуралист Ж. Б. Ламарк (1744–1829).

В 1809 г. Ламарк опубликовал «Философию зоологии», которая содержала его основные возражения против метафизической идеи вечности и неизменности видов. Впервые в истории науки в этом труде была последовательно изложена идея о постепенном развитии всех организмов из простейших форм жизни, сделана первая попытка объяснить это развитие действием естественных сил, влияющих на организацию растений и животных. Согласно Ламарку, развитие органического мира осуществляется путем естественной «градации», как постепенный переход от простейших форм биологической организации к усложняющимся и совершенствующимся. Движущей силой такого развития выступает «постоянное стремление природы» к усложнению строения организмов. Это – первый принцип эволюции. Здесь не учитывается влияние условий существования. Наоборот, в постоянной, неизменной среде градация должна обнаруживаться в чистом виде. Но в реальной природе не существует таких условий. Поэтому организмы под действием самых разнообразных фактов вынуждены изменять свои привычки, что влечет за собой изменение строения, нарушающее правильность «градации». Это – второй принцип исторического развития организмов. Заметим, что в дальнейшем в аргументах ламаркистов он занял главное место.Идеей эволюции Ламарк нанес ощутимый удар телеологии (учение о наличии в природе, обществе объективных, внечеловеческих целей). Некоторые противоречия, присущие ламаркизму, послужили впоследствии поводом для дискредитации со стороны антиэволюционистов самой идеи эволюции. Они также явились одной из причин того, что многие материалистически мыслящие естествоиспытатели не приняли идей Ламарка. Против воззрений Кювье резко выступил Э. Ж. Сент-Илер. Выражая несогласие с положением о четырех типах животных, выдвинутым Кювье, Сент-Илер развил идею о единстве плана строения животных. Эта идея не удержалась в науке. Но ее обоснование привело к концепции трансформации живых форм, то есть укрепило идею развития органической природы. Вместе с тем, хотя Сент-Илер отбросил телеологические положения, содержащиеся в концепции эволюции Ламарка, он придал ей более механистический характер.

Разработка эволюционной идеи была продолжена И. В. Гете, русскими учеными И. Е. Дядьковским (1784–1841) и особенно К. Ф. Рулье (1814–1858), которые подчеркивали определяющую роль внешних условий в существовании живых организмов. Наряду с развитием эволюционного учения в этом направлении шел процесс разработки идей, придававших первостепенное, а иногда и решающее значение внутренним факторам. Существенную роль здесь сыграл Карл Бэр. Ему принадлежит заслуга установления связи между онтогенезом и филогенезом, подтвердившей идею исторического единства органических форм.

Накопленный длительным развитием биологической науки фактический и теоретический материал требовал своего объяснения в рамках общей концепции, диалектически отражающей противоречивые процессы развития в живой природе. Такое объяснение было дано Ч. Дарвином, который вскрыл и объяснил источники и движущие силы этой эволюции. В основу теории эволюции им были положены следующие материальные факторы: наследственность, изменчивость и естественный отбор. Его учение о естественном отборе стало ключевым в решении многих проблем эволюции органического мира. В 1859 г. был выпущен главный труд всей жизни Ч. Дарвина – «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». Первое издание книги в количестве 1250 экземпляров было распродано за один день. С тех пор вышли тысячи экземпляров труда Дарвина.[12] Дарвин в своей гениальной книге «Происхождение видов» нанес сокрушительный удар креационно - метафизическому учению о живой природе, дав непревзойденное по своей убедительности доказательство факта органической эволюции, - факта не только «текучести» органических видов, но и их неразрывной преемственной связи. Благодаря этому стало ясно, что органические формы появились не сразу чудесным образом, в готовом виде, а естественным путем одни от других в процессе длительного развития. А это означает, что живая природа не находится в стабильном, неизмененном состоянии: она имеет свою долгую историю - свое прошлое, настоящее и будущее.

Осознание органической связи между философией и биологией предполагает неизбежное обращение к истории научного познания. И тогда обнаруживается, что философия и биология в раскрытии сущности жизни, органической целесообразности, закономерностей исторического развития живых организмов исходят из некоторой совокупности общих принципов – мировоззрения.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!