Понятие гражданско-правовой правоспособности




Глава 1.:Понятие гражданско-правовой правосубъектности

Категория «правоспособность» является одной из ключевых гражданско-правовых категорий. Именно на базе данной катего­рии выстраиваются правовые модели иных, если так можно сказать, производных цивилистических конструкций - правосубъект­ности, дееспособности, правоотношения. И на первый взгляд может показаться, что уче­ние о правоспособности является каким-то банальным, тривиальным, не заслуживающим какого-либо серьезного научного исследо­вания. Однако это только поверхностный взгляд на проблему. На самом деле конструк­ция правоспособности является в высшей степени сложной, многогранной и противо­речивой правовой конструкцией, а сама эта юридическая категория заслуживает самого пристального научного внимания.

Конечно, детальный анализ данного правового явления заслуживает отдельно­го монографического исследования, т.к. количество вопросов, возникающих в этой области, весьма велико и их число только растет год от года. Поэтому мы, ограничен­ные рамками простой научной статьи, скон­центрируем свои усилия только на одной грани данной проблематики - а именно на попытке разграничения весьма близко­родственных, но по сути принципиально различных гражданско-правовых катего­рий - правоспособности и субъективных гражданских прав.

Начать же наш анализ нам хотелось бы с небольшого вводного пояснения. Напомним, что официальное (законодательное) опре­деление правоспособности содержится в ст. 17 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ). В соответствии с данной статьей правоспособностью признается всего лишь юридическая способность субъектов граж­данского права (потенциальных участников гражданских правоотношений) иметь граж­данские права и нести обязанности. Если мы обратимся к литературным источникам, то среди многочисленных научных опреде­лений правоспособности, которые мы смо­жем встретить в работах по гражданскому праву и по общей теории права, одно из наиболее удачных, на наш взгляд, опреде­лений принадлежит советскому ученому- цивилисту С.Н. Братусю, который указывал, что правоспособность - это абстрактная способность правообладания, т.е. общая, суммарно выраженная способность иметь все те права и обязанности, обладание кото­рыми дозволено законом1.

Из анализа данных определений действи­тельно можно придти к такому выводу, что правоспособность - это некая совокупность (причем очень объемная) потенциальных субъективных прав, которыми могут обла­дать участники гражданских правоотноше­ний, а конкретная реализация и обладание этими правами будет зависеть от их спо­собностей и качеств предприимчивости. Если говорить абстрактно, то можно прид­ти к выводу, что правоспособность - это некая рама, в которую заключена картина гражданско-правового статуса субъекта, а сама эта картина будет складываться из многочисленных и разноцветных мозаич­ных элементов - субъективных прав (как потенциальных, так и действительных). Упрощенно говоря, можно отметить, что в науке гражданского права достаточно часто можно встретить такую точку зрения, в соответствии с которой правоспособность и субъективное право рассматриваются если уж и не как синонимы, то по крайней мере как органически неразрывные элементы; как род и вид; как целое и его часть.

Например, если мы обратимся к одному из классических учебников по граждан­скому праву, написанному коллективом кафедры гражданского права Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, то в данном издании мы смо­жем, в частности, прочитать следующее. По своей сути правоспособность представля­ет собой субъективное право общего типа [выделено автором - А.М.], обеспеченное государством материальными и юридиче­скими гарантиями2. В другом месте данного учебника мы сможем встретить аналогич­ную мысль. Автор соответствующего раз­дела указывает, что нельзя делать вывод о том, будто правоспособность - естествен­ное свойство человека, подобно зрению или слуху. Она приобретается не от природы, а в силу закона, ее можно охарактеризовать как общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность. Поскольку такая возможность предусмо­трена и обеспечивается законом, она пред­ставляет собой определенное субъективное право каждого конкретного лица.

Аналогичный подход можно встретить и в специальной монографической литературе. Например, Н.В. Козлова, один из ведущих российских специалистов в области кор­поративного права, рассуждая о специфи­ке правосубъектности юридических лиц, указывает, что общую правоспособность можно определить как принадлежащее юридическому лицу субъективное право, содержание которого заключается в спо­собности иметь любые гражданские права и обязанности, не запрещенные законом и соответствующие природе юридического лица.

Однако наше личное глубокое убеждение заключается в том, что правоспособность и субъективные гражданские права хоть и находятся между собой в кровнородствен­ной юридической связи, между ними нель­зя проводить близких параллелей и уж тем более отождествлять. По своей правовой природе эти категории являются совершен­но различными юридическими конструкция­ми. Ведь еще М.Н. Коркунов указывал нам, что «правоспособность и правообладание не одно и то же».

На наш взгляд, для правоспособности весьма подошел бы такой термин, как «предправо». На правоспособность нельзя смо­треть как на некое конкретное право (пусть даже общее, универсальное, абсолютное, всеобъемлющее), принадлежащее лицу или лицам, подчиненным тому или иному право­порядку. Правоспособность является самой первой ступенькой в правовой лестнице гражданских правоотношений, на вершине которой как раз и будут находиться те самые конкретные субъективные права, принад­лежащие таким же конкретным субъектам гражданского права (физическим и юриди­ческим лицам, публично-правовым образо­ваниям). Можно даже сказать и так: право­способность и субъективное право соотно­сятся между собой как причина и следствие. Наличие правоспособности порождает субъективное право, причем порождает не напрямую, а только косвенно, т.к. между этими категориями существует достаточно много промежуточных (но необходимых) звеньев (например, дееспособность участ­ников отношений, необходимый набор юри­дических фактов, требующийся для приоб­ретения субъективных прав и др.).

Как в свое время вполне точно по этому поводу говорила Е.А. Флейшиц, «право­способность есть закрепленная законом за гражданами и организациями возмож­ность иметь любые права и нести любые обязанности из числа предусмотренных для данной области общественных отношений соответствующей системой объективного права. Какие именно субъективные права возникают на основе правоспособности для каждого из ее носителей, закон не предре­шает. Правоспособность есть некая «блан­кетная» возможность. Возникающее же на основе правоспособности субъективное право всегда имеет определенное содержа­ние: закрепляет за носителем права возмож­ность определенного поведения, меру этого поведения»6.

Весьма подробное и обстоятельное раз­граничение правоспособности и субъек­тивных прав приводил О.А. Красавчиков - ученый-цивилист, вплотную занимавшийся проблематикой структуры и состава граж­данских правоотношений. Он писал следую­щее. Правоспособность выступает в виде общей основы, определяющей характер и объем прав, которые могут находиться в обладании данного субъекта. Эта основа необходима для каждого правоотношения. Определенное поведение субъекта может создать для него те или другие права, а равно обязанности независимо от того, обладает ли он уже конкретным субъектив­ным правом (обязанностью) или нет. Иначе говоря, для того, чтобы приобрести опреде­ленные права (обязанности), нет необхо­димости в том, чтобы лицо обязательно уже обладало данными или какими-либо други­ми конкретными субъективными правами8. Правоспособность - это не право. Если рас­сматривать ее как право, то кто может быть назван носителем корреспондирующей дан­ному праву обязанности? Несомненно, им не будет ни другой отдельный человек, ни другое коллективное образование. Не будет носителем указанной обязанности и наше государство. В противном случае необходи­мо ответить на вопрос: каково содержание этой обязанности? Но такой вопрос, очевид­но, останется без ответа9.

Правоспособность - это некий базисный фундамент, на котором выстраивается вся динамика гражданского оборота, все право­вое здание субъективных гражданских прав личности. В связи с этим правоспособность и субъективное гражданское право нельзя рассматривать как род и вид, как общее и частное. Данные категории действительно находятся в прямом органическом взаимо­действии, однако сами по себе они суще­ствуют по разные стороны баррикад, явля­ясь друг по отношению к другу единицами с различными юридическими зарядами. Как вполне точно в другой своей работе по этому поводу отмечает В.С. Ем, право­способность соотносится с субъективными правами и обязанностями как возможность и действительность11.

Вторая проблема, которую нам хотелось бы поднять и, заключается в следующем. П. 2 ст. 17 ГК РФ прямо и недвусмысленно указывает нам, что объем и содержание правоспо­собности у всех без исключения граждан одинаков. По общему правилу это действи­тельно так и есть. Правоспособность дей­ствительно является некой абсолютной, всеобъемлющей категорией, т.к. ее наличие присуще любому человеку и в настоящее время нет и не может быть людей, вовсе лишенных правоспособности. Если же говорить о содержании правоспособности физических лиц, то ее объем, опять-таки по общему правилу, не зависит от возрас­та, физического и психического состояния здоровья, материального положения и иных факторов. В этом плане все субъекты граж­данского права друг по отношению к другу юридически равны.

Однако всеобщее юридическое равенство вовсе не означает, что конкретный набор субъективных прав, принадлежащих кон­кретным лицам, у таких лиц также будет являться одинаковым. Один человек может быть богатым в материальном плане чело­веком. Следовательно, такому лицу будет принадлежать большой объем лично ему принадлежащих субъективных прав (прав собственности, обязательственных и кор­поративных прав). Другой человек являет­ся бедным - у него, следовательно, такой набор будет весьма скромным. Именно в этом аспекте будет проявляться то экономи­ческое, социальное и имущественное нера­венство, которое на любом историческом этапе неотступно сопровождало и сопро­вождает любое общество и государство. Весьма показательной в этом плане является мысль Е.А. Флейшиц, которая указывала, что «субъективные гражданские права не «равны»: у разных граждан они неодинаковы по числу и содержанию, часто и несопоста­вимы с точки зрения «равенства» по содер­жанию; в этом заключается их основная слу­жебная роль: разнообразие содержания этих прав позволяет им служить средством удовлетворения разнообразных потребно­стей граждан, а разнообразие индивиду­альных черт граждан обогащает общество в целом»12.

В связи с этим нам хотелось бы обратить­ся к одному из самых спорных в учении о правоспособности моменту, а именно к конструкции так называемой динамиче­ской правоспособности. Автором этой конструкции являлся один из крупнейших советских ученых-цивилистов М.М. Агарков. Высказанные им в свое время мысли по интересующей нас тематике кажутся нам настолько важными и актуальными, что мы позволим себе процитировать относительно большой объем материала из его работы, т.к. это того заслуживает.

Правовед М.М. Агарков выделил следующее, то что ошибочно полагать о том, что правоспо­собность есть явление статическое и предполагать, о том что в любой момент субъект может оказаться субъектом правоотношения. Имея гражданско-правовую правоспо­собность означает иметь возможность использовать несть права и обязаности не запрещенные законы. Но не стоит думать, о том что любой может воспользоваться правом собственности на не принадлежащую ему вещь. То есть он может распоряжаться теми правами и нести те обязанности которые ему принадлежат. Он может их получить например создав произведение искуства или купив вещь, тогда уже он может в отношении этих вещей распоряжаться. И соответственно исходя из вышесказанного мы можем предположить что, правоспособность явление динамическое.

Гражданская правоспособность является для лица в конкретный момент означает то, что у субъекта есть права и обязанности которые могут изменяться в зависимости от взаимоотношения с другими субъектами права.

Возможность совершать (лично или через представителя) действия, направленные на возникновение, измене­ние либо прекращение гражданских пра­воотношений (сделки), нередко связана с обладанием определенным субъективным гражданским правом. Например, отчуждать вещь может по общему правилу лишь соб­ственник. Передать право требования по обязательству другому лицу может лишь кредитор по обязательству.

И в советские времена, и в настоящее время конструкция динамической право­способности подвергалась и продолжает подвергаться в нашей литературе доста­точно серьезной критике. Основной упрек, делаемый М.М. Агаркову, заключается в том, что правоспособность ни при каких усло­виях не может приобретать динамические черты, т.к. ее объем и содержательные гра­ницы равны и одинаковы у всех граждан без каких-либо исключений. Для правоспо­собности характерна статика, а не дина­мика - такова ее социально-юридическая природа. С формальной точки зрения это действительно так и есть. Однако лично нам хотелось бы все же встать на защиту пози­ции почтенного ученого, т.к. его мысли, как нам это представляется, не нужно понимать буквальным образом.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!