О том, как нашлось Кольцо 21 глава




не страшатся их лиходейства. Так нельзя ли с их помощью обуздать Врага?

- Разве ты не понял меня, гном Глоин? - после долгого молчания спросил

Элронд. - Не Враг выковал Кольца эльфов. Он их даже ни разу не видел. Кольца

эльфов подвластны лишь эльфам. Но они бессильны на поле сражения. С их

помощью нельзя убивать и обуздывать: они помогают познавать мир, творить

добро и сдерживать зло, зародившееся в сердцах жителей Средиземья, когда

здесь начались войны за власть. С тех пор как Враг лишился Кольца, нам

удавалось противостоять Злу, но, если он завладеет им снова, ему откроются

все наши помыслы, и мы утратим свободную волю, а Темные Силы станут

непобедимыми - именно к этому стремится Враг.

- Но скажи, - спросил у Элронда Глоин, - тебе известно, как изменится

мир, когда исчезнет Кольцо Всевластья?

- Неизвестно, - с грустью ответил Элронд. - Некоторые надеются, что Три

Кольца, к которым никогда не притрагивался Враг, помогут залечить кровавые

раны, нанесенные миру во время войны... но боюсь, что эти надежды не

оправдаются. Я думаю, что уничтожив Кольцо Всевластья, мы уничтожим силу

остальных, и чудесная магия нынешнего мира сохранится лишь в сказочных

преданиях о прошлом...

- Однако эльфы, - сказал Всеславур, - все же готовы уничтожить Кольцо,

чтобы навеки разделаться с Врагом.

- Значит, получается, - заключил Эрестор, - что у нас есть только одна

дорога - и она заведомо никуда не ведет. Нам не добраться до Огненной Горы.

Элронд мудр, мы все это знаем, и единственную дорогу, ведущую к победе,

никто не назовет дорогой безрассудства... но вместе с тем она неодолима, и

нас неминуемо ждет поражение.

- Поражение неминуемо ждет лишь того, кто отчаялся заранее, - возразил

Гэндальф. - Признать неизбежность опасного пути, когда все другие дороги

отрезаны, - это и есть истинная мудрость. Поход в Мордор кажется

безрассудным? Так пусть безрассудство послужит нам маскировкой, пеленой,

застилающей глаза Врагу. Ему не откажешь в лиходейской мудрости, он умеет

предугадывать поступки противников, но его сжигает жажда всевластья, и лишь

по себе он судит о других. Ему наверняка не придет в голову, что можно

пренебречь властью над миром, и наше решение уничтожить Кольцо - поход в

Мордор - собьет его с толку.

- Я тоже думаю, - проговорил Элронд, - что поначалу он не поймет, в чем

дело. Дорога на Мордор очень опасна, но это единственный путь к победе. У

себя дома Саурон всемогущ, так что тому, кто отправится в Мордор, ни сила,

ни мудрость не даст преимуществ - тайна, вот что здесь самое важное, и, быть

может, эту великую миссию слабый выполнит даже успешней, чем сильный, ибо

сильный не привык таиться от опасностей, а борьба с Врагом приведет его к

гибели. Слабые не раз преображали мир, мужественно и честно выполняя свой

долг, когда у сильных не хватало сил.

- Мне все понятно, - сказал вдруг Бильбо, - можешь не продолжать,

досточтимый Элронд. Я начал эту злополучную историю, и мой долг призывает

меня с ней покончить. Мне очень хорошо жилось у эльфов, а мой труд, как я

думал, был близок к завершению. Мне казалось, что скоро я смогу написать: "и

с тех пор он жил счастливо до конца своих дней". По-моему, это замечательная

концовка, хотя ее трудно назвать необычной. Но теперь она, вероятно,

изменится или в лучшем случае отодвинется, потому что Книга станет длиннее.

Жаль!.. Так когда мне надо выходить?

Боромир с изумлением посмотрел на Бильбо, однако сдержал невольную

усмешку, заметив, что другие участники Совета выслушали хоббита серьезно и

уважительно.

- Да, мой друг, - проговорил Гэндальф, - если бы ты начал эту историю,

тебе пришлось бы ее закончить. Однако летописцу должно быть известно, что в

одиночку начать историю невозможно: даже самый великий и могучий герой

способен внести лишь крохотный вклад в историю, которая изменяет мир. Не

надо смущаться. Мы все понимаем, что за шуткой ты скрыл мужественный порыв.

Но такая миссия тебе не по силам. Ты не сможешь пробраться к Огненной Горе.

А главное, у Кольца теперь новый Хранитель. Так что не меняй концовку в

Книге. И будь готов написать продолжение, когда смельчаки вернутся назад.

- Вот уж чего я от тебя не слышал, так это совета пожить спокойно! - с

досадливым облегчением воскликнул Бильбо. - Твои прежние советы оказывались

мудрыми - боюсь, не оказался бы сегодняшний глупым... А если говорить

серьезно и откровенно, то нет у меня ни сил, ни удачливости, чтобы снова

взять Кольцо на хранение. Его лиходейское могущество возросло, а я-то

чувствую себя старым и слабым. Но скажи - кого ты назвал смельчаками?

- Тех, кто отправится с Кольцом в Мордор.

- Не разговаривай со мной, будто я несмышленыш! Кого именно ты имел в

виду? По-моему, это, и только это, нужно решить на сегодняшнем Совете. Я

знаю - эльфов хлебом не корми, только дай им вволю поговорить, а гномы

привыкли терпеть лишения и могут неделями обходиться без пищи, но я-то всего

лишь пожилой хоббит, и у меня от голода уже кружится голова. Так давайте

назовем имена смельчаков - или сделаем перерыв на обед!

Бильбо умолк, и настала тишина. Никто из гостей не проронил ни слова.

Фродо обвел взглядом собравшихся, но никто не поднял на него глаза: все

молчали и смотрели в пол, предаваясь собственным мрачным раздумьям. Его

охватил леденящий страх - он вдруг понял, что сейчас поднимется и самому

себе произнесет приговор. Неужели же ему нельзя отдохнуть, нельзя спокойно

пожить в Раздоле? Здесь Бильбо, здесь так покойно и уютно...

- Я готов отнести Кольцо, - сказал он, - хотя и не знаю, доберусь ли до

Мордора.

Элронд внимательно посмотрел на Фродо.

- Насколько я понимаю, - проговорил он, - именно тебе суждено это

сделать, и если ты не проберешься в Мордор, то Завеса Тьмы сомкнется над

Средиземьем. От слабых невысокликов из мирной Хоббитании зависит судьба

средиземного мира - перед ними падут могучие крепости, а Великие придут к

ним просить совета... если бремя, которое ты берешь на себя, в самом деле

окажется тебе по силам.

Ибо это тяжкое бремя, Фродо. Столь тяжкое, что никто не имеет права

взваливать его на чужие плечи. Но теперь, когда ты выбрал свою судьбу, я

скажу, что ты сделал правильный выбор.

- Но вы ведь не пошлете его одного? Ведь не пошлете, правда же,

господин Элронд? - закричал вдруг Сэм и, не в силах сдержаться, выскочил из

своего укромного уголка, куда он проюркнул перед началом Совета и до сих пор

тихохонько сидел на полу.

- Конечно, нет, - отозвался Элронд, с улыбкой повернувшись к Сэму. - Ты

его обязательно будешь сопровождать. Разве мы можем разлучить тебя с Фродо,

если ты ухитрился пробраться за ним даже на секретный Совет Мудрых?

Сэм покраснел и поспешно спрятался.

- Эх, господин Фродо, - пробормотал он, - зря мы ввязались в эту

страшенную свистопляску! - Потом сокрушенно покачал головой и снова сел на

пол.

Путь на юг

Вечером хоббиты собрались у Бильбо и устроили собственное секретное

совещание. Мерри с Пином были возмущены, когда узнали о проделке Сэма.

- Где же справедливость? - негодовал Пин. - Этого пройдоху не выгнали

из зала, не заковали в цепи за наглое самозванство, а наградили, и он

отправится с Фродо!

- Наградили! - грустно усмехнулся Фродо. - Скажи уж - приговорили к

страшному наказанию. Подумай, можно ли считать наградой поход в Мордор, да

еще и с Кольцом! А я-то надеялся, что у меня его заберут и мне удастся

отдохнуть в Раздоле.

- Да, гостить у эльфов приятней, чем тащиться в Мордор, - согласился

Мерри. - Но мы ведь завидуем не тебе, а Сэму. Раз уж ты взялся за это дело,

для нас не придумаешь худшего наказания, чем отпустить тебя в поход одного.

Часть пути мы одолели вместе - надо вместе его и закончить.

- Я тоже так считаю, - вмешался Пин. - Нам, хоббитам, нельзя

разлучаться. Если меня не запрут в темницу, я обязательно пойду с Фродо.

Ведь нужно же, чтобы его сопровождал хотя бы один благоразумный спутник!

- Для этой-то роли ты никак не подходишь, - проговорил Гэндальф,

заглянув в окно: Бильбо жил на первом этаже. - Но вы слишком рано начали

волноваться, ибо пока еще ничего не решено.

- Ничего не решено? - переспросил его Пин. - Так что же вы делали на

вашем Совете?

- Говорили и слушали, - объяснил ему Бильбо. - Каждый рассказывал то,

что ему известно. Все слушали друг друга с открытыми ртами. Между прочим,

даже всеведущий Гэндальф услыхал неожиданную для него весть - о бегстве

Горлума, - да не подал виду.

- Ты ошибаешься, - возразил Гэндальф, - мне эту новость сообщил

Ветробой. Если хочешь знать, то с открытыми ртами сидели на Совете лишь

Бильбо да Фродо, а я ничего нового не услышал.

- Ничего так ничего, - согласился Бильбо, понимая, что с Гэндальфом

спорить бесполезно, - но на Совете весь день говорили и слушали, а решили

только про Фродо и Сэма. Бедняги, им выпала суровая доля... впрочем, они ее

выбрали сами. Я предвидел, что так и должно случиться, если меня не отпустят

в Мордор. Но могу по секрету сказать вам, друзья, что не им одним суждена

эта доля: с Кольцом отправиться большая группа - как только разведчики

возвратятся в Раздол. Они уже ушли на разведку, Гэндальф?

- Некоторые ушли, - ответил маг. - Некоторые собираются и уйдут утром.

Им вызвались помочь следопыты-северяне и эльфы Трандуила из Северного

Лихолесья. Вы отправитесь после возвращения разведчиков, так что Фродо еще

успеет отдохнуть.

- Вот-вот, и потащимся мы в Мордор зимой, - с мрачным неодобрением

пробурчал Сэм.

- Что ж, придется, - заметил Бильбо, - ведь тут отчасти виноват и Фродо

- зачем он ждал моего дня рождения? Между прочим, он странно его

отпраздновал. Неужели он думал меня порадовать, когда отдавал в этот день

мой дом вздорным занудам Лякошель-Торбинсам? Как бы то ни было, сделанное -

сделано, дожидаться весны не позволяет обстановка, а уходить до возвращения

разведчиков - глупо.

Когда сквозь муть осенних слез

Оскалится мороз,

Когда ясна ночная студь,

В глуши опасен путь.

Но неразведанный путь еще опасней.

- Боюсь, что Бильбо прав, - сказал Гэндальф. - Мы должны выяснить, где

сейчас Всадники.

- Так они уцелели? - спросил его Мерри.

- Их не уничтожишь, - ответил Гэндальф, - пока не уничтожен их

Властелин. Надеюсь, им пришлось вернуться восвояси - без коней в нашем мире

они бессильны, - но это обязательно надо проверить. А пока забудь свои

страхи, Фродо. Не знаю уж, будет от меня прок или нет, однако я думаю, что

пойду с тобой в Мордор, ибо, как здесь было правильно сказано, тебе

необходим благоразумный спутник.

Фродо охватила буйная радость, которую он не захотел скрывать, так что

довольный Гэндальф снял шляпу, церемонно поклонился, но при этом добавил:

- Заметь, я лишь думаю, что отправлюсь с тобой. Окончательно мы еще

ничего не решили. Неизвестно, что скажут Элронд и Арагорн. Кстати, мне нужно

повидаться с Элрондом. - Гэндальф надел свою шляпу и ушел.

- Как ты считаешь, - спросил Фродо у Бильбо, - сколько времени мне

придется ждать?

- Не знаю, - откровенно признался Бильбо. - Здесь ведь почти не

замечаешь времени. Но разведчикам предстоит нелегкая дорога, так что едва ли

ты уйдешь скоро. Мы успеем до этого вволю наговориться. А ты не хочешь

помочь мне с Книгой? Мы закончим ее и начнем твою. Скажи, тебе еще не

приходило в голову, чем твоя Книга должна завершиться?

- Приходило, - мрачно ответил Фродо. - И ничего хорошего я об этом не

думаю.

- Ну что ты, мой друг! - воскликнул Бильбо. - Книги обязаны хорошо

кончаться. Как тебе нравится такой вот конец: с тех пор они больше никогда

не расставались, и счастливей их не было никого на свете.

- Да, это замечательная концовка, - согласился Фродо. И грустно

добавил: - Только не очень-то я в нее верю.

Хоббиты обсудили путешествие к эльфам и попытались угадать, какие

опасности встретятся Фродо на пути в Мордор. Однако целительный покой

Раздола вскоре развеял их тревожные мысли. Будущее по-прежнему казалось им

мрачным, и все же оно не омрачало настоящего, а радость жизни укрепляла их

веру в счастливое завершение опасного похода, - хоббиты радовались каждому

дню, проведенному среди гостеприимных эльфов, каждой трапезе и каждой песне,

услышанной в уютном Каминном зале.

Дни незаметно уходили в прошлое, и на смену осени подступала зима.

Ветерок, подувающий с Мглистых гор, постепенно наливался знобящим холодом,

сухо шуршала облетающая листва, и выцветала серебристая синева неба. В

белесом блеске полной луны чуть заметно мерцали ночами звезды, но на юге,

почти что у самой земли, до рассвета сверкала багровая звезда, и лунный

блеск не мог ее пригасить - она заглядывала в комнату Фродо, словно

кровавый, всевидящий глаз.

Хоббиты прожили в Раздоле два месяца, и к началу декабря, когда

кончилась осень, группы разведчиков стали возвращаться. Одни из них

обследовали северные земли - верховья Буйной, Троллистое плато и Серые горы

у истоков Андуина; другие спустились по Бесноватой и Серострую к давно

разрушенной крепости Тарбад, чтоб узнать обстановку на Сирых Равнинах;

третьи перевалили Мглистый хребет, прошли вдоль Андуина до Ирисной Низины и

вернулись к Бесноватой через горный перевал, который зовется Черноречным

Каскадом; четвертые прошли по Восточному Тракту и потом, осторожно

продвигаясь на юг, исследовали западные окраины Лихолесья вплоть до

Чародейских Дебрей Дул-Гулдура. Последними возвратились сыновья Элронда -

они побывали в Глухоманной Пустоши и на Бурых Равнинах к востоку от Андуина,

- но рассказали о своем путешествии лишь отцу.

Разведчики нигде не обнаружили Всадников - даже ни разу не слышали о

них. Не видели Всадников и Великие Орлы, могучие союзники Радагаста Карего.

Горлум тоже бесследно исчез, а на севере рыскали стаи волколаков. Три

утонувших черных коня были найдены в реке Бесноватой, у Переправы, и еще

пять трупов - чуть ниже, на перекатах; там же, прижатые течением к утесу,

мокли в воде изодранные плащи.

- По крайней мере восьмерых из Девятки Бесноватая спешила, - рассуждал

Гэндальф. - Можно надеяться, что Призрачные прислужники на какое-то время

потеряли силу и вернулись в Мордор бесформенными призраками; но полной

уверенности у меня нет.

Если же это действительно так, то они не помешают нашему походу, ибо не

скоро появятся опять. У Врага, разумеется, много прислужников, но им, чтобы

узнать, куда мы отправились, придется тайно пробираться к Раздолу - тайно,

ибо дунаданцы не дремлют, - и тут разыскивать наши следы; а мы постараемся

не оставить следов. Однако медлить больше нельзя, надо выступать не

откладывая, сейчас же.

Элронд призвал хоббитов к себе.

- Время настало, - объявил им он. - Хранителю Кольца пора выступать. Но

теперь ему необходимо помнить, что помощи он в дороге не получит: мы будем

слишком далеко от него. - Элронд внимательно посмотрел на Фродо и серьезно

спросил: - Ты не передумал? Ибо принуждать тебя мы не вправе.

- Нет, - сказал Фродо. - Я пойду. С Сэмом.

- Даже совета я не могу тебе дать, - немного помолчав, проговорил

Элронд. - Завеса Тьмы с каждым днем расширяется, она доползла почти до

Сероструя, а затемненные земли скрыты от меня, я не в силах предугадать твой

будущий путь и не знаю, как ты доберешься до Мордора. Множество тайных и

открытых врагов будут встречаться тебе на пути, но помни - даже во владениях

Саурона Хранитель Кольца может встретить друзей. Мы разошлем о тебе

сообщения всем союзникам Совета Мудрых, но я не уверен, что мои гонцы

проберутся через страны, охваченные войнами.

Мы найдем тебе нескольких надежных спутников, но их должно быть очень

немного, ибо успех твоего похода зависит только от быстроты и скрытности.

Всего вас будет девять Хранителей - ровно столько же, сколько

Призраков-назгулов. Кроме твоего преданного Сэма, тебя отправится

сопровождать Гэндальф, и, быть может, в этом труднейшем походе завершатся

его великие труды.

Остальных спутников тебе предоставят Свободные Народы Свободного Мира -

эльфы, гномы и люди. От эльфов вызвался идти Леголас, от гномов - Гимли, а

от людей - Арагорн.

- Бродяжник? - радостно воскликнул Фродо.

- Он самый, - с улыбкой откликнулся Арагорн. - Ты ведь не откажешься от

моего общества?

- Я думал, - взволнованно сказал ему Фродо, - что ты уходишь помогать

гондорцам, и не смел попросить тебя отправиться с нами.

- Ухожу, - спокойно подтвердил Арагорн. - Но пока мы не достигнем южных

земель, нас ждет одна и та же дорога - много сотен лиг мы одолеем вместе.

Боромир тоже отправится с нами - он опытный путешественник и храбрый воин.

- Нужны еще двое, - заметил Элронд. - В Раздоле найдется немало

охотников...

- А мы? - горестно воскликнул Пин. - Значит, получается, что нас не

возьмут? Мы тоже хотим сопровождать Фродо!

- Вы не понимаете, - отозвался Элронд, - просто не можете себе

представить, какие воистину гибельные опасности ждут Фродо на пути в Мордор.

- Да и Фродо знает не больше, чем они, - неожиданно поддержал хоббитов

Гэндальф. - И никто из нас этого как следует не знает. Ясно, что если б наши

дружные хоббиты понимали, какие им предстоят испытания, они не решились бы

отправиться в путь. Но горько проклинали бы свою нерешительность, ибо они

преданные друзья Фродо. А в этом походе их верная преданность окажется

важнее могущества и мудрости. Надеюсь, ты знаешь не хуже меня, что даже

великий витязь Всеславур не сможет одолеть в единоборстве Врага или силой

пробиться к Ородруину.

- Ты прав, - неохотно согласился Элронд. - Но Хоббитании тоже угрожает

опасность, и вот я хотел, чтобы наши хоббиты предупредили об этом своих

земляков. И, уж во всяком случае, Перегрин Крол слишком юн для такого

путешествия. Я не могу отпустить его в Мордор.

- Тогда прикажи взять меня под стражу, иначе я все равно убегу, -

сказал Пин.

Элронд посмотрел на него и вздохнул.

- Что ж, придется отпустить и тебя, - с грустной улыбкой проговорил он.

- Значит, Отряд Хранителей набран. Через семь дней вы отправитесь в путь.

Эльфы-кузнецы перековали Нарсил и выбили на его клинке эмблему - семь

звезд между узким полумесяцем и солнцем, - ибо Арагорн, сын Арахорна, прямой

потомок королей Нуменора, отправлялся защищать Гондорское княжество. Грозно

выглядел обновленный меч: днем, вынутый из темных ножен, в холодном свете

луны, отливал сумрачным, льдистым блеском. Арагорн дал ему новое имя -

Андрил, что значит Возрожденная Молния.

Арагорн с Гэндальфом, готовясь к походу, изучали древние карты

Средиземья и подробные летописи прежних эпох, издавна хранящиеся в замке

Элронда. Случалось, что к ним присоединялся и Фродо; но больше времени он

проводил с Бильбо, целиком положившись на мудрость спутников. Вечерами

хоббиты собирались все вместе и, сидя в уютном Каминном зале, слушали

древние предания эльфов, а днем, покуда Мерри и Пин бродили по приуснувшему

зимнему парку, Фродо с Сэмом сидели у Бильбо, и он читал им свои стихи или

отрывки из незаконченной книги.

Утром за день до выступления в путь Фродо один забежал к Бильбо, и тот,

плотно притворив дверь, выдвинул из-под кровати деревянный сундучок, открыл

крышку и вынул меч в сильно потертых кожаных ножнах.

- Твой меч сломался, - сказал старый хоббит, - и я сохранил его, чтобы

отдать на перековку, да вовремя не отдал, а теперь уже поздно: за один день

меч не восстановят даже искусные кузнецы Раздола. Так, может, тебе подойдет

вот этот? - Бильбо вытащил меч из ножен, и его искусно отполированный клинок

озарил комнату холодным блеском. - Меня он часто спасал от гибели. Но сейчас

тебе он нужнее, чем мне.

Фродо с благодарностью принял меч.

- И вот еще что я хочу тебе подарить.

Бильбо бережно вынул из сундучка небольшой, но явно увесистый сверток,

и, когда он размотал серую тряпицу, Фродо увидел кольчужную рубаху,

скованную из матово-серебристых колец, - тонкая, однако плотная и прочная,

она была украшена прозрачными самоцветами, а пояс к ней поблескивал светлыми

жемчужинами.

- Красивая, правда? - проговорил Бильбо, подойдя с кольчугой поближе к

окну. - И очень полезная, можешь не сомневаться. Мне подарил ее некогда

Торин, да теперь-то она едва ли мне пригодится - разве что как память о моем

путешествии. В руках она кажется довольно тяжелой, но надень ее - и ты не

почувствуешь ее веса.

- Да ведь я... По-моему, я буду в ней выглядеть... немного странно, -

отозвался Фродо.

- То же самое подумалось и мне, - сказал Бильбо, - когда я увидел ее

впервые. Носи ее под одеждой, только и всего. Никто, кроме нас, о ней не

узнает. Да-да, не говори про нее никому! Я надеюсь... - Бильбо огляделся по

сторонам и, наклонившись к Фродо, шепотом закончил: - ... что ее не пробьешь

никаким оружием - даже кинжалом Черного Всадника.

- Тогда я возьму ее, - решился Фродо. Он надел кольчугу, как советовал

Бильбо, под куртку, а сверху накинул плащ, так что не было видно и меча.

- Никто не догадается, - заметил Бильбо, - что ты надежно защищен и

вооружен. Остается пожелать вам счастливого пути... - Он резко отвернулся,

выглянул в окно и запел какую-то веселую песенку.

Но этот его маневр не обманул Фродо: он видел, что Бильбо глубоко

огорчен расставанием со всеми своими земляками.

- Я не знаю, как мне тебя благодарить...

- А-а, чепуха, - сказал ему Бильбо и дружески хлопнул его по плечу. -

Вот это плечи! - проворчал он, тряся ушибленной об кольчугу ладонью. Потом,

после паузы, серьезно добавил: - Хоббиты должны помогать друг другу. А мы к

тому же еще и родственники. Так что нечего меня благодарить... Обещай мне

вести себя в походе благоразумно и запоминать предания чужедальних народов -

а я постараюсь закончить Книгу. Может, у меня еще хватит времени, чтобы

описать и твои приключения. - Он снова умолк, отошел к окну и принялся

вполголоса напевать:

Пылает солнце за окном,

А в комнате - очаг;

Я вспоминаю о былом,

О светлых летних днях,

Которые навек ушли,

Как те цветы в полях,

Что летом весело цветы,

А осенью их прах

Развеивали ветерки

Над палою листвой,

И паутинки стерегли

Ее шуршащий слой...

О жизни думаю былой -

И о цветенье лет,

Когда очередной зимой

Снега засыплют след

Моих прижизненных забот

И прерванных затей,

А мир ворота распахнет

Для будущих людей.

Я вспоминаю о былом,

Но сердцем - у дверей,

С надеждой встретить за углом

Вернувшихся друзей.

Декабрьский день был холодным и хмурым. Голые ветви парковых деревьев

гнулись под напором восточного ветра, а вдали, на северных склонах долины,

заунывно шумел сосновый лес. По низкому, придавленному к земле небу

торопливо ползли тяжелые тучи.

Хранители собирались уйти наутро, но Элронд посоветовал им выступить

вечером и пробираться под прикрытием ночной темноты, пока они не уйдут

далеко от Раздола.

- У Саурона, - сказал он, - много прислужников - четвероногих, двуногих

и даже крылатых. Назгулы наверняка уже вернулись к хозяину, так что он знает

об их поражении и его терзает ядовитая ярость. На север, конечно же, посланы

соглядатаи.

Хранители взяли с собою в дорогу только легкое военное снаряжение - их

главным оружием была скрытность. У Арагорна, скитальца пограничного

Глухоманья, под выцветшим буровато-зеленым плащом висел на поясе

возрожденный Андрил - другого оружия он брать не стал. У Боромира был меч,

напоминающий Андрил - тоже из Нуменора, но не такой прославленный, - легкий

щит и рог на перевязи. Он протрубил в рог, и над притихшей долиной

раскатилось могучее бархатистое эхо, заглушившее рокот отдаленного водопада,

журчание реки внизу под обрывом и свист ветра в обнаженных ветвях.

- Да рассеются союзники проклятого Саурона! - воскликнул гондорец,

опуская рог.

- А теперь спрячь свой рог, Боромир. Он не скоро понадобится тебе еще

раз, - веско сказал Боромиру Элронд. - Надеюсь, ты и сам понимаешь - почему?

- Понимаю, конечно, - ответил Боромир. - И в пути я готов таиться от

шпионов. Но начинать поход по-воровски, крадучись, мне не позволяет воинская

гордость.

Гимли, единственный из Отряда Хранителей, открыто облачился в

кольчужную рубаху; а за пояс он заткнул боевой топор. У Леголаса был лук,

колчан со стрелами и прикрепленный к поясу длинный кинжал; у Фродо - Терн

(про кольчугу Торина он решил не говорить своим спутникам); у остальных

хоббитов - мечи из Могильника. Гэндальф взял свой Магический Жезл и меч

Яррист, изготовленный эльфами.

Элронд дал им теплую одежду - куртки и плащи, подбитые мехом; провизию,

запасную одежду и одеяла погрузили во вьюках на пони - это был тот самый

престарелый пони, с которым они удирали из Пригорья.

Но теперь его трудно было узнать: он казался помолодевшим лет на

пятнадцать. Сэм настоял, чтобы в новое путешествие взяли их верного старого

помощника, сказав, что Билл (так он звал пони) зачахнет, если останется в

Раздоле.

- Это же до изумления умная скотинка. Поживи мы тут месяца на два

подольше, и он заговорил бы, - объявил Сэм. - Да он и без слов сумел

объяснить мне - не хуже, чем Перегрин Владыке Раздола, - что, если его не

заключат под стражу, он все одно побежит за нами.

В самом деле, тяжело нагруженный Билл, судя по его довольному виду, с

легким сердцем отправлялся в поход - не то что другие спутники Фродо,

которых томили тяжкие предчувствия, хотя уходили они налегке.

Распростившись с эльфами в Каминном зале, Хранители вышли на восточную

веранду и теперь ждали задержавшегося Гэндальфа. С востока подползали

студеные сумерки; теплые отсветы каминного пламени золотили окна Замка.

Бильбо, зябко кутаясь в плащ, стоял рядом с Фродо и грустно молчал. Арагорн

понуро сидел на ступеньках - лишь Элронд догадывался, какие мысли одолевали

бесстрашного странника Глухоманья. Сэм, почесывая Биллу лоб, бездумно

смотрел в темную пустоту - туда, где под обрывом, на каменных перекатах,

глухо рычал бесноватый Бруинен.

- Билл, дружище, - пробормотал он, - по-моему, зря ты с нами связался.

Жил бы себе здесь и горюшка не знал... жевал бы душистое раздольское сено...

а там, глядишь, пришла бы весна... - но Билл ничего не ответил хоббиту.

Сэм поправил вещевой мешок и принялся вспоминать, все ли он взял:

котелки, чтоб готовить на привалах еду (мудрые-то, они про это не думают),

коробочку с солью (никто ведь не позаботится), хоббитанский табак (эх, мал

запасец!), несколько пар шерстяных носков (главное в дороге - теплые ноги) и

разные мелочи, забытые Фродо, но аккуратно собранные заботливым Сэмом,

чтобы, когда они вдруг понадобятся, вручить их с торжественной гордостью

хозяину (как так забыли - а Сэм-то на что?). Ну, кажется, ничего не

упустил...

- А веревка-то! - неожиданно припомнил он. - Эх, растяпа, не взял

веревку! И ведь я вчера еще себе говорил: "Сэм, обязательно захвати веревку,

она наверняка понадобится в пути!" Наверняка. Но придется обойтись без

веревки. Потому что где ее сейчас добудешь?

Вскоре на веранде появился Гэндальф; его сопровождал Владыка Раздола.

- Сегодня, - негромко проговорил Элронд, - Хранитель Кольца

...





Читайте также:
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Отчет по производственной практике по экономической безопасности: К основным функциональным целям на предприятии ООО «ХХХХ» относятся...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...
Перечень актов освидетельствования скрытых работ и ответственных конструкций по видам работ: При освидетельствовании подготовительных работ оформляются следующие акты...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-11-19 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.095 с.