Примеры информационной войны





Понятие цели, методы и составные части информационной войны

В информационной войне существуют три основные цели:

· контроль информационного пространства и обеспечение защиты своей информации от вражеских действий;

· использование контроля над информационным пространством для проведения информационных атак на врага;

· повышение общей эффективности вооруженных сил путем повсеместного внедрения военных информационных функций.

К информационной войне относятся две большие группы мероприятий:

· воздействие на военнослужащих и мирное население противника с целью внедрения в массовое сознание определенных установок (пропаганда, «психологическая война»);

· поражение информации, информационных процессов и информационно-управляющих систем противника, независимо от применяемых средств.

Составные части информационной войны:

· психологические операции с целью воздействия на мотивацию военнослужащих противника;

· дезинформация – предоставление противнику ложной информации о наших силах и планах;

· радиоэлектронная война, заключающаяся в «ослеплении» вражеских систем радиоэлектронной разведке;

· физическое разрушение элементов информационных систем противника;

· информационная атака- разрушение или искажение информации без видимых повреждений носителя;

· защита своей информации.

 

Виды информационных атак

Существует 2 способа повлиять на информационные функции врага - косвенно или напрямую.

Например, пусть нашей целью является заставить врага думать, что авиаполк находится там, где он совсем не находится, и действовать на основании этой информации таким образом, чтобы это было выгодно нам.
Косвенная информационная атака: используя инженерные средства, мы можем построить макеты самолетов и ложные аэродромные сооружения, и имитировать деятельность по работе с ними. Мы полагаемся на то, что противник будет наблюдать ложный аэродром и считать его настоящим. Только тогда эта информация станет той, которую должен иметь противник по нашему мнению.
Прямая информационная атака: если мы создаем информацию о ложном авиаполке в хранилище информации у противника, то результат будет точно такой же. Но средства, задействованные для получения этого результата, будут разительно отличаться.
Какова оборонная сторона информационной войны?

Оборонительной стороной информационной войны являются меры безопасности, имеющие своей целью защитить информацию - не позволить противнику провести успешную информационную атаку на наши информационные функции. Современные меры защиты, такие как операционная безопасность и коммуникационная безопасность - типичные средства по предотвращению и обнаружению косвенных действий врага, направленных на военные информационные функции. Напротив, такие меры защиты, как компьютерная безопасность включают в себя действия по предотвращению, обнаружению прямых информационных действий врага и организации контрдействий.

 

Примеры информационной войны

ИЗ ИСТОРИИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

Информационная война стала играть заметную роль в вооруженном противоборстве с началом массовых войн «машинной» эры. Впервые печатные средства воздействия на противника широко были применены в Первой мировой войне. Особенно активно эти средства использовались Великобританией. Разбрасывание пропагандистских листовок над позициями германских войск дало неожиданно сильный эффект, и Лондон создал специальный орган для разработки информационных материалов, содержащих британскую трактовку ведения войны. В конце войны страны Антанты создали специальный штаб по морально-психологическому разложению германской армии, что сыграло определенную роль в исходе боевых действий. Листовки и плакаты Первой мировой войны - действенное оружие информационной пропаганды . Главный пропагандист третьего рейха Геббельс сформулировал теорию пропаганды, главные принципы которой: умственное упрощение, ограничение и фильтрация материала, «вдалбливающее» повторение и эмоциональное нагнетание. Следует признать высокую эффективность немецкой пропаганды в начале Второй мировой войны. В некоторых кампаниях начального периода войны немцам удавалось добиться успеха вообще без единого выстрела, как например, при оккупации Австрии и Чехословакии, где население встречало немцев вполне благосклонно, а в некоторых – сопротивление противника ломалось за короткое время. В значительной мере это объясняется низкими моральными качествами солдат противника, которые не были готовы сражаться «до последней капли крови» против обладающих весьма зловещей репутацией германских войск. Да и фантастическое количество советских пленных, взятое немцами в период летней кампании 1941 г. не может быть объяснено только немецким военным гением. Очевидно, что германские войска производили огромное психологическое впечатление на противника. Однако в дальнейшем ведомство Геббельса столкнулось с серьезной проблемой. Пропаганда, основанная на лжи, может быть эффективной лишь некоторое время. Когда обман раскрывается, управлять массами становится значительно труднее. Многие немцы в поисках правдивой информации о положении на фронтах, предпочитали слушать английские или советские радиопередачи. В связи с этим прослушивание зарубежных радиопередач в нацистской Германии приравнивалось к государственной измене. Советский Союз тоже активно участвовал в информационной войне. Советскими специалистами были разработаны свои методы, например, синхронное вещание на используемых в Германии частотах. Это позволило вторгаться в нацистские радиопередачи прямо посреди вещания. Но наибольших успехов в деле информационной войны и пропаганды добились Соединенные Штаты Америки. Уже в 1956 году, во время Корейской войны управление психологической войны вооруженных сил США было преобразовано в управление специальных методов войны. Таким образом, операции информационной войны получили статус специальных, а специальные подразделения информационной войны вошли в состав Сил специальных операций (ССО). Разработанная в США концепция информационной войны прошла обкатку во Вьетнаме. При разработке психологических операций американцы учитывали менталитет вьетнамских партизан. В пропаганде упор делался не на политику, а на социальные и психологические аспекты. С целью морального истощения скрывающихся в джунглях вьетконговцев организовывалось непрерывное вещание с вертолетов, при этом применялись методы эмоционального воздействия: трансляция женского и детского плача, воплей ужаса, буддийской погребальной музыки и тому подобные звуковые эффекты. Радиопропаганда велась на вьетнамском языке с территории Тайланда, Тайваня, Филлипин и Австралии и охватывала 95% населения страны. Несмотря на военное поражение США во Вьетнаме, концепция информационной войны доказала свою состоятельность. За все время конфликта около 250 тыс. вьетконговцев добровольно перешли на сторону противника. Да и военное поражение США наступило в тот момент, когда население страны массово выступило против продолжения боевых действий, то есть Штаты потерпели не столько военное, сколько информационно-психологическое поражение. Из этого были сделаны соответствующие выводы.

Примером информационной войны считается Холодная война 1946—1991 годов). Часть исследователей считает, что распад СССР был обусловлен не только амбициями республиканских элит и экономическими причинами, но и применением странами Запада информационных методов, которые способствовали началу внутриполитических процессов (возможно, что и вызвали их), закончившихся перестройкой и распадом СССР.

КГБ СССР осуществлял так называемые «активные мероприятия» по воздействию на зарубежное общественное мнение, а также на отдельных лиц, государственные и общественные организации. Примером информационной войны также считаются и «информационно-психологические операции» (термин среди военных США), которые проводит Министерство обороны США в наше время, к примеру, в Ираке.

«Минобороны США заплатит частным подрядчикам в Ираке до 300 млн долларов за производство политических материалов, новостей, развлекательных программ и социальной рекламы для иракских СМИ, чтобы привлечь местное население к поддержке США», — пишет 3 октября 2008 газета The Washington Post.

Ярким примером информационной войны является арабо-израильский конфликт. Противоборствующие стороны используют в своих интересах разнообразные информационные ресурсы: печатную прессу, телевидение, радио, интернет. Активно в информационной борьбе используются хакерские атаки: так, израильская организация JIDF — «Еврейские силы интернет-обороны» — заблокировала действие интернет-сообщества «Израиль не страна!», размещённого в социальной сети Facebook и насчитывающего более 45 тысяч пользователей, а группа израильских хакеров «Gilad Team», взломавших более 15 сайтов, разместила на их страницах израильский флаг и слоган «Взломано». В свою очередь пропалестинские хакеры во время операции «Литой свинец» взломали несколько тысяч израильских сайтов; как сообщало информационное агентство Ynet, более 750 израильских сайтов были взломаны за первые сутки военного столкновения. Арабские СМИ активно используют различного рода сфабрикованные видеоролики. Некоторые из них вызывали и вызывают широкий общественный резонанс.

Во время Вьетнамской войны правительство Северного Вьетнама проводило меры, направленные на сокрытие потерь от американских бомбардировок. В ходе гражданской войны в Анголе в феврале 1988 года кубинской ПВО был сбит южноафриканский истребитель-бомбардировщик. Его обломки впоследствии выдавались за обломки многих других самолётов, о сбитии которых заявляли кубинцы.

Во время военной операции НАТО против Югославии в 1999 году югославские СМИ незадолго до прекращения бомбардировок сообщали о том, что ПВО страны уничтожила более 160 натовских самолётов и вертолётов. Сразу после прекращения бомбардировок начальник югославского генштаба Драголюб Ойданич объявил о 68 сбитых самолётах и вертолётах, а год спустя эта цифра была уменьшена до 37

Информационная война также шла во время грузино-осетинского конфликта в августе 2008 года. Так, Михаил Саакашвили поначалу заявлял:

На нашу территорию вторглись более 80 тысяч солдат, было введено более трёх тысяч единиц бронетехники и ещё около тысячи бронемашин стояло у наших границ. Наши территории бомбили несколько десятков, а может, и сотен самолётов, которые совершили более 200 боевых вылетов. Реально это была попытка искоренения и уничтожения нашего народа. Это не соответствовало действительности: Южная Осетия — 3 тыс. личного состава и не меньше 20 танков и 25 САУ, Абхазия — 5 тыс. личного состава, контингент России — 15 тыс. личного состава.

В ноябре 2008 года на заседании временной парламентской комиссии по изучению августовских событий Михаил Саакашвили утверждал, что против Грузии «воевали 95 % боеспособных частей вооружённых сил России» , при этом, по словам М. Саакашвили, грузинской армией было «сбито 17—19 летательных аппаратов. 58-я российская армия фактически была сожжена 4-й грузинской бригадой», в связи с чем «…после уничтожения 58-й армии Россия выпустила более половины запаса своих „Искандеров“»

Впоследствии Михаил Саакашвили заявлял:

До сегодняшнего дня многие европейцы не понимают, как могли вообще грузины даже подумать о том, что за независимость стоит бороться против 3 тысяч танков, 20 самолётов, 80 тысяч вошедших иноземцев, но если бы в нас не было боевого гена, если бы у нас не было боевых способностей, тогда мы и не существовали бы.В ходе конфликта и сразу после него российские и южноосетинские представители заявляли, что в Южной Осетии погибло более 2000 мирных жителей, впоследствии Следственному комитету при прокуратуре Российской Федерации удалось документально подтвердить гибель лишь 162 мирных жителей.

Американские специалисты по компьютерным технологиям неоднократно отмечали, что на сайт президента Грузии шла продолжительная кибератака со стороны России в виде увеличения ложного трафика в соотношении 5000:1, что приводило к значительному замедлению и остановке работы сервера. Также была проведена атака на сайт парламента Грузии, где были размещены изображения Саакашвили, напоминавшие Адольфа Гитлера.

Доктор социологических наук, профессор кафедры социологии РХТУ имени Д. И. Менделеева, профессор кафедры политической социологии РГГУ Г. И. Козырев в работе, посвящённой «конструированию „жертвы“ как способа создания управляемой конфликтной ситуации», пишет, что западные политики и подконтрольные им СМИ пытались представить Грузию жертвой агрессии, подвергшейся нападению со стороны России. Но эти события были лишь кульминацией длительного и сложного процесса конструирования из Грузии жертвы, который осуществляли США и их союзники. Козырев проводит сравнение с произошедшей ранее подобной операцией по конструированию жертвы из косовских албанцев, которая была проведена в Сербском крае Косово. Целенаправленное конструирование из Грузии жертвы-страны, пишет автор, по сути, началось с приходом к власти президента М. Саакашвили. Периодически инициируемые грузинской стороной провокации в отношении российских миротворцев интерпретировались западными СМИ как посягательство большой и кровожадной России на маленькую, но гордую, демократическую Грузию. То есть шла подготовка мирового общественного мнения к тому, что Россия является потенциальным агрессором, а Грузия — жертвой[.





Читайте также:
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...
Основные научные достижения Средневековья: Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.023 с.