СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ




Ежегодно в мире 500 миллионов человек кончают жизнь самоубий­ством, т. е. осознанно лишают себя жизни. Число незавершенных суи­цидальных действий превышает миллионы. По оценкам экспертов ООН, в 1994 из 68 стран мира наибольшее число завершенных суици-дов было в Шри-Ланке (47 на 100 000 чел), в Венгрии (39,9), в Финлян­дии (28,5), в Эстонии (27,1), в России (26,9), Литве (26,0). Наимень­шее число — в Иордании (0,04). В настоящее время в нашей стране происходит 41 самоубийства на 100 000 человек, и только в Литве чис­ло суицидентов еще больше (43). За последние 15-20 лет в подавляю­щем большинстве стран число самоубийств увеличилось. Особенно это характерно для развитых стран, где риск заболевания депрессией со­ставляет 20%. 25—50% депрессивных больных не обращаются за помо­щью к специалисту, в то же время 15% из них, страдающих тяжелыми депрессиями, заканчивают жизнь суицидом. По статистическим дан­ным, уровень самоубийств выше в тех слоях населения, где выше ма­териальный уровень.

Развернутое представление о том, что считать суицидом, дано в кни­ге «Определение самоубийства» одного из создателей суицидологии Е. S. Shneidman (1985). В ней он сформулировал общие характеристи­ки самоубийства.

Эти характеристики мотивационной теории суицидального пове­дения относятся как к взрослым, так и к подросткам. План в отноше­нии самоубийства у любого суицидента одинаков — утолить душев­ную боль, уменьшить страдания, возникшие в силу фрустрированных психологических потребностей.

1. Самоубийство не случайно. Оно — выход из создавшегося положения, способ разрешения жизненной проблемы. Суицид — ответ, единственно доступный из всех возможных решений на почти нераз­решимый вопрос: «Что же мне делать?». Причина суицида может быть понята, если известно, что суицидент решал психологическую пробле­му («Чтобы не было мучительно больно»; «Чтобы обрести покой»).

2. Самоубийство — выключение сознания для прекращения невы­носимой боли. Оно — единственный ответ или выход из невыносимой ситуации.

3. Душевная боль — это то, от чего суицидент стремится убежать. Суицид легче понять, как сочетание движения по направлению к пре­кращению своего потока сознания и бегства от нестерпимых чувств, невыносимой боли неприемлемых страданий («Внутри я умер»).

4. Самоубийство порождается комбинациями нереализованных, заблокированных или неудовлетворенных психологических потребно­стей. Они причиняют душевную боль и толкают на суицидальные дей­ствия. Суицидент думает, что суицид направлен на преодоление фрус­трации стремлений.

5. В суицидальном состоянии у суицидента одно всеобъемлющее чувство беспомощности и безнадежности («Ничего не могу сделать, и никто не сможет мне помочь»). Не враждебность, а бессильная внут­ренняя опустошенность, унылое ощущение, что все вокруг совершен­но безнадежно, а сам человек беспомощен, что-либо изменить («Уте­рян последний луч надежды»).

6. Суициденты испытывают двойственное отношение к жизни и смерти, даже в тот момент, когда кончают с собой. Они желают уме­реть, но одновременно хотят, чтобы их спасли. Именно эта их амбива­лентность дает деонтологическое основание для терапевтического вме­шательства.

7. Суицид — более или менее преходящее психологическое состоя­ние и аффективной и интеллектуальной сферы («Мне ничего более не оставалось»). Туннельное сознание — резкое ограничение выбора ва­риантов поведения, обычно доступных сознанию данного человека в конкретной ситуации, если его мышление в состоянии паники не ста­ло дихотомическим (либо — либо; все или ничего). Ответственность, например, отсутствует в поле сознания. Суицидент находится вне пре­делов досягаемости воспоминаний.

8. Эгрессия — преднамеренное стремление человека удалиться из зоны бедствия или места, где он пережил несчастье («Теперь, наконец, придет свобода от душевных мучений»).

9. Поданным психологической аутопсии (ретроспективный анализ поведения, чувств и др. до наступления смерти), общим для всех само­убийц было наличие предвестников приближающегося летального со­бытия. «Я умираю», — может сказать суицидент до совершения само­убийства совершенно чужому человеку. Другой — может начать про­щаться с друзьями. Общее в чувствах — не проявление вражды или ярости, а сообщение о своем суицидальном намерении. Часто эти со­общения являются косвенными и их легко не заметить.

10. Люди, умирающие от болезни на протяжении недель, месяцев, все это время остаются самими собой, и свойственные им черты лич­ности проступают даже в большей степени, чем обычно. Паттерны су­ицидального поведения, проявления чувств или использование защит­ных механизмов, соответствуют острым или долговременным реакци­ям на боль, опасность, бессилие, неудачу или утрату свободы действий. Повторные тенденции к капитуляции, уходу, избеганию или эгрессии являются одним из самых красноречивых предвестников самоубийств.

В случае суицида жизнь боли доминирует над жизнью человека, что обычно и называется депрессией. Под ней подразумевают гигантские размеры и чрезмерную интенсивность психической боли. Человек слов­но цепенеет от нее. Для него перестает светить солнце, каждый день и час становится похож на «сырой, промозглый ноябрь в душе». Состоя­ние, предшествующее самоубийству, определяется как невыносимая, нестерпимая душевная боль, без какого-либо проблеска надежды на облегчение или возможную помощь. При этом над болью утрачивает­ся контроль.

Shneidman E. S. (1985) под болью подразумевает не столько ее нали­чие и силу, сколько нежелание (неспособность) конкретного человека ее выносить. Боль не входит в концепцию «Я», в чувство идентичнос­ти, от этого и возникает у человека стремление к самоубийству.

Г. Мюррей в «Исследованиях личности» (1938) писал: «Самоубийство не имеет адаптивной (способствующей выживанию) ценности, однако оно обладает регулирующим значением для организма. Самоубийство функционально, ибо снимает болезненное напряжение». «Совершение самоубийства-бегства представляет собой изъятие своей жизни из ситу­ации, ощущаемой индивидом как невыносимая» (БэшлерЖ., 1979). Цель самоубийцы — в прекращении невыносимого потока сознания, а не в том, чтобы продолжить жизнь в загробном мире.

Бессознательные аспекты личности играют ведущую роль в фено­мене самоубийства. В то же время когнитивные характеристики пове­дения — логические стили индивида — неотделимы от психодинами­ческих констелляций и, в свою очередь, являются интегральной частью суицидального сценария. У суицидента возникают способы мыш­ления, которые разрушают самого мыслителя (Конрад Д., Павезе Ч.).

Наряду с осуществленными лишениями себя жизни, в десять и бо­лее раз чаще наблюдаются незавершенные самоубийства. Все, что имеет отношение к сознательному уходу из жизни, часто называют суици­дальным или парасуицидальным поведением. Таким образом, к суи­цидальному поведению относят покушения на свою жизнь, прерван­ные по независящим от покушавшегося причинам, попытки, представ­ляющие собой демонстративные действия, а также проявления, т. е. мысли, высказывания и намерения, сопровождающиеся действиями.

Суицидальное поведение может быть демонстративным, когда сво­ими высказываниями или действиями индивид угрожает наложить на себя руки, желая таким образом обратить на себя внимание. При этом истинного стремления уйти из жизни нет. Чаще всего такое поведе­ние — крик о помощи, мольба о защите или любви. Однако нередко за демонстрацией отчаяния может стоять грубый шантаж, требование вы­полнить какие-либо условия.

Аффективным суицид называют в том случае, когда он совершает­ся в момент наивысшего накала чувств. Это может произойти от отча­яния, например когда человек оказывается рядом с внезапно погиба­ющим близким для него родственником.

Истинный же суицид — это искреннее, преднамеренное и оконча­тельное решение расстаться с жизнью. Обычно такое самоубийство совершается в глубоком горе, переживая которое, человек считает не­возможным свое существование. Иногда истинный суицид является прямым следствием болезненных переживаний (бреда, галлюцинаций, депрессии).

Не существует простого и однозначного ответа на вопрос об исход­ных причинах сниженной устойчивости к психической боли, с кото­рой связано самоубийство. Воспитываются ли соответствующие пред- ; посылки с раннего детства или же впервые появляются у взрослого?

Почва, исходные причины такой повышенной уязвимости к пси­хическим травмам у взрослого скрываются в потаенных уголках лич- ! ности и закладываются в очень раннем детстве. Страдание впрямую указывает на потерянный рай несостоявшегося детства. Если счастли­вые фантазии детства будут трагическим образом утрачены или лишь на мгновение промелькнут перед ребенком, то он, не успев насладить­ся и пережить их, останется с глубокой раной в душе.

Различные варианты суицидального поведения встречаются с раз­ной частотой. Преднамеренный и неодолимый типы суицидального поведения наблюдаются редко (по 1% каждое). Значительно чаще отмечается амбивалентное (25%), импульсивное (18%), демонстративное (56,3%) суицидальное поведение (Шир Е., 1984). Самоубийство явля­ется видом деструктивного, аутоагрессивного или саморазрушитель­ного поведения. Сюда же относятся алкоголизация, наркотизация, курение, рабочая перегрузка, нежелание лечиться, рискованная езда, самоистязания и жертвы верующих.

В городах суициды совершаются чаще, чем в деревне. Максимум их приходится на весну, так, в апреле регистрируется 120% от среднего уровня суицидов в году. Минимум самоубийств отмечается в декабре, но в Рождество число суицидов учащается.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!