Межличностные отношения в семье





Всоциологии семьи задача изучения семейных взаимоотноше­ний решается с помощью социально-психологических методов, но не сводится к сугубо психологическому анализу семьи как разновид­ности малой группы. Становление и разрушение семейного единства, общности, сплоченности на всех стадиях семейного цикла жизни, функционирование чувства семейного МЫ как центра семейного образа жизни, анализ специфики взаимоотношений родителей и детей, братьев и сестер, мужей и жен, членов семьи с микросредой родства — вот основные направления микросоциологического исследования.

В основе социологического подхода к семейным отношениям находится интерес к конфигурациям ролевых взаимодействий. Социальная структура в процессе модернизации изменяет социальные роли и взаимосвязи между ними, и все это не может не затрагивать семейные роли. Микросоциология семьи фиксирует динамику межличностных отношений в семье, обусловленную трансформацией семейных ролей. В отличие от психологии, сосредоточенной в основном на структуре эмоциональных связей
и на видоизменениях семейной структуры в связи с их воздействиями на формирование личности ребенка и на целостность семьи, социология семьи сфокусирована на ролевой структуре и на ее взаимодействии с межличностной структурой.

Психолога интересуют прежде всего межличностные роли, процессы межличностного восприятия и аттракции членов семьи, тогда как социолог относится к межличностным взаимоотношениям как фону, раскрывающему через специфику семейного лада и семейного конфликта особенности интеграции родительства-супружества-родства. Степень согласованности семейных ролей (родительских-супружеских-родственных) и степень их нормативной дистанцированности от внесемейных ролей — вот фокус социологического интереса.

Огромное количество методик и процедур, разработанных в социологии и психологии, посвящено тем или иным аспектам социологического измерения семьи, однако систематизация этой обширной исследовательской техники в пределах социологического подхода не завершена. Обычно взаимоотношения родства исследуются с помощью инструментария, ориентированного на фиксацию структуры родственного общения (вовлеченность в родственные интеракции, частота контактов, индексы родственной взаимосвязанности и расширенного фамилизма), родственной солидарности (индексы ориентированности на родство и расширенную семью, шкалы фамилизма, взаимопомощи и поддержки, предпочитаемой территориальной локализации родства), родственных норм и качества взаимоотношений (значение прародительства, индекс конфликтности, значимость расширенной семьи как референтной группы).

Приведем пример шкалы фамилизма:

1. Как Вы думаете, следует ли платить детям моложе 16 лет за их работу в семье?

2. Как Вы считаете, должны ли работающие дети моложе 21 года и живущие в семье отдавать всю зарплату родителям?

3. Кому следует ухаживать за престарелыми родителями — правительству или их детям?

4. Если Ваши родители не советуют жениться на девушке, которую Вы выбрали, женитесь ли Вы на ней?

5. Следует ли детям, создавшим собственную семью, жить вместе с их родителями?

6. Можно ли вступать в брак с человеком другой религиозной веры?

7. Можно ли заключать брак с человеком другой национальности ?

8. Могли бы Вы сделать своего сына партнером Вашей фирмы?

9. Понравится ли Вам намерение сына пойти по Вашим профессиональным стопам?

10. Следует ли советоваться по важным семейным вопросам с близкими родственниками (дядей, тетей, двоюродным братом или сестрой)?

Методики исследования взаимоотношений родителей и детей также необычайно многообразны и построены в основном на прямых вопросах и их комбинациях либо на суждениях проективного или прямого характера. Вот некоторые направления измерений нормативная и функциональная солидарность и интеграция, сходство и различие ценностей, межличностное восприятие потенциаль­ной поддержки со стороны членов семьи, воспринимаемое качество взаимодействий: чувств тесноты, близости, понимания, коммуника­ции, доверия и уважения к себе от других и к другим в семье, частота общения (ролевого и гендерного) между членами семьи.

Исследования супружеской совместимости. Удовлетворенность браком как социально-психологический фактор стабильности се­мьи продолжает оставаться одной из самых популярных тем среди социологов, придерживающихся концепции модернизации семьи и расширения форм семьи. Чрезвычайно большое количество шкал, тестов и методик создано для фиксации состояния взаимоотноше­ний в супружеской диаде. Помимо массы индексов супружеского счастья и удовлетворенности браком, имеются вопросники по вы­явлению степени супружеской адаптации и взаимного приспособ­ления. Одной из первых методик брачной совместимости являет­ся предложенная Эрнстом Берджессом и его ассистентами анкета, состоящая из 36 прямых вопросов и «паспортички». По итогам за­полнения подсчитывался балл приспособленности, и затем диада попадала в одну из девяти групп. За неимением места эту анкету нельзя привести в учебном пособии, но подобного типа вопросников сейчас много и у нас. Для всех этих опросов характерно комбинирование нескольких вопросов на одну тему и вычисление средних значений разного рода индексов супружеской удовлетворенности или адаптированности.

В зависимости от моды на те или иные теории в каждую исследовательскую эпоху меняются критерии брачной приспособленности и соответственно изменяется содержание задаваемых вопросов. Если же используются тесты, то смена теорий сказывается на интерпретации данных. В социальной психологии много интересных попыток создания принципиально новых подходов к измерению семейных и супружеских взаимоотношений, которые со временем смогут быть использованы в социологии семьи. Но эти новые тесты не решают задач, стоящих перед социологическим измерением степени совпадения ролевых и межличностных структур семейного общения.

Социологический подход к изучению супружеских взаимоотношений предложен в 1970 г. А.И. Антоновым на основе способа изучения совместимости супругов по сходству их взаимных представлений о выполнении каждым своих социокультурных семейных ролей.. Для измерения супружеских отношений методом опроса в связи с неизбежностью неконтролируемых взаимодействий лучше отказаться от прямых вопросов. Техника семантического дифференциала (СД) (см. гл. 13) наилучшим образом отвечает требованиям проективных процедур. Анализ включенности в Я различных социальных феноменов, играющий огромную роль в социологии семьи и в социальной психологии, находит в технике СД прекрасную возможность измерить степень идентификации Я с теми или иными символами социального мира.

Сопоставление с Я релевантных (уместных) семейному образу жизни объектов говорит о значении, придаваемом личностью данному аспекту семейного бытия. При изучении с помощью СД личностных смыслов вовсе не обязательно знать, что именно представляет собой Я и сопоставляемый с ним объект. Важно различие в оценках, оперирование этими различиями может говорить больше о личности и о характере отношений в семье, чем попытки непосредственного проникновения в глубинную суть ценностей.

Сопоставляя с Я семейные роли отца, жены, сестры, внука и т.д., можно получить самооценку собственного исполнительского мастерства в той или иной роли. Давая для оценки одни и те же объекты-роли всем членам семьи, можно получить характеристики межличностного восприятия этих ролей. Взаимные индикаторы межличностных восприятий оказываются показателями фактичес­кого исполнения тех или иных ролей членами семьи. Привлечение диспозиционного дискурса позволяет понять, что чем больше вклю­чена в Я какая-либо семейная роль, тем сильнее идентификация Я с этой ролью.

Это значит, что человек, решая задачу выбора действий, говорит себе «Я это сделаю потому, что как отец я не могу не сделать этого, иначе нельзя уважать себя, иначе я стану кем-то другим, не самим собой, т.е. Я буду уже не-Я». Сцепленность с Я роли отца делает уже невозможным для отдельного индивида представить свое Я вне этой роли. Отсюда все определения самых различных семейных ситуа­ций производятся не с позиции какого-либо абстрактного Я или красавца-холостяка, а с точки зрения отца. Описанный сейчас со­циально-психологический механизм раскрывает суть определения ситуаций, резко отличающуюся от рационального выбора лучшей из альтернатив. С тем уточнением, что Я идентифицирует себя с несколькими ролями и принимаемая стратегия поведения диктуется интегральным Я, каким-то особым образом соединяющим, согласу­ющим все свои наиболее значимые роли (семейные и внесемейные). Какие ключевые семейные роли определяют семейные взаимо­отношения и климат семьи? Прежде всего родительские «отец-мать» и супружеские «муж-жена». Поскольку по степени идентификации ролей с Я имеется возможность оценить фактическое исполнение семейных ролей супругами, требуется дополнить отобранные четыре роли другими. В языке и речевом обиходе утвердилась и существует прочно социальная роль «семьянина», не имеющего эквивалента женского рода. Это связано, по-видимому, с тем, что в культуре жен­ские роли не отделялись от материнских и семейных ролей.

В нынешние времена женщина уже не так жестко соединена с миром семьи, тем не менее это обстоятельство еще не нашло своего лингвистического воплощения. Можно воспользоваться словом «хозяйка» для обозначения социокультурной роли женщины, ана­логичной роли «семьянина». Словосочетание «домашняя хозяйка» не подходит для этого, так как слишком близко к негативно оцени­ваемому в общественном мнении домашнему труду, к слову «домра­ботница» — хозяйка в этом смысле более широкое понятие, удален­ное от нежелательной негативной оценки.

Важна также роль «главы семьи», раскрывающая специфику лидерства в семье и тип взаимоотношений супругов. Кстати говоря, эта роль включалась во все переписи населения в нашей стране (кроме последней) и потому население имеет опыт интерпретации главенства в семье. Поскольку для супружеских взаимоотношений важен аспект, относящийся к сексуальному поведению, в методику были включены роли «мужчины-женщины». Внимание к этимI ролям в семье позволяет определить, в какой мере муж и жена[ идентифицируют себя и своего супруга с этой половой ролью, в какой мере сохраняют привлекательность друг для друга. С другой стороны, перевес значимости этих гендерных ролей над родительскими (или наоборот) может служить интересной характеристикой брачного альянса. Ниже в качестве примера будут приведены данные исследований того, как супруги воспринимают эти основные социокультурные роли в семье.

В культуре семейные роли укоренились весьма глубоко, и поэтому каждое вступление в брак заставляет участников вновь образованного союза примеривать на себя роль «муж-жена», вступать в ролевое общение. В зависимости от индивидуальных особенностей каждого исполнение семейных ролей может существенно отличаться от подобающего образца. Однако сценарий ролевой игры супругов на первой и последующих стадиях семейного цикла как бы предопределен режиссером — культурой, жизнью. Стиль исполнения ролей по форме и по содержанию может видоизменяться актерами супружеской драмы, но не бесконечно,а в пределах пьесы, давно написанной предшествующими семейными поколениями. Интернализация собственных ролей и ролей супруга, степень идентификации каждого из супругов с этими ролями является важной характеристикой ролевого поведения личности и супружеской пары в целом.

Степень принятия своих семейных ролей — индикатор не только эффективности усвоения их, но и показатель успеха в ролевой игре, ролевого поведения индивида. Сумеешь справиться со своей ролью — значит найдешь общий язык с другим, также успешно интернализующим свои роли. Первое условие осуществления ролевых игр в семье — четко усвоить свою роль. Но это условие непременно включает в себя и учет реакции других людей на собственное ролевое поведение. А это, в свою очередь, активизирует механизм ролевого общения и взаимодействия по тем правилам, которые описываются в теории ролей. Играние ролей предполагает принятие ролей другого, т.е. у каждого участника есть образ другого, представление о его ролях. При непосредственном общении включается механизм межличностного восприятия, индивидуального определения семейных ситуаций взаимодействия, и тут важно совпадение представлений супругов о выполняемых ими ролях. Чем больше зона совпадения, чем больше «поле» согласованного в этом смысле взаимодействия, тем больше взаимопонимания и совместимости.

На этой основе (принятой во многих социально-психологичес­ких концепциях) и строится методика супружеской совместимости. Каждый супруг должен оценить свои роли по степени включения их в Я и должен оценить роли своего сотоварища по браку. Самооценки мужей и жен о собственном исполнении ролей определяются по сопоставлению Я с каждой из ролей в отдельности. Например, Я — муж, Я — отец, Я — семьянин и т.д. Точно также следует поступить с самооценками жен. Таким образом, формируется два набора само­оценок — 5 мужа и 5 жены. Для психологического анализа ограни­чиваются рассмотрением величин Д по отдельной супружеской паре. При социологическом исследовании интерес сосредоточен на дан­ных по группе опрошенных пар в целом. В одном из пилотажных ис­следований сорока молодых семей студентов и аспирантов МГУ со стажем брака 1,5 года и при среднем возрасте мужей 26,9 и жен 23,6 лет самооценки ролевого поведения в семье распределились так:

САМООЦЕНКИ МУЖЕЙ САМООЦЕНКИ ЖЕН

1. Я—глава семьи 1,77 П. Я —женщина 2,07

2. Я —мужчина 1,78 12. Я — жена 2,14

3. Я —семьянин 1,81 13. Я —хозяйка 2,21

4. Я —муж 1,94 14. Я —глава семьи 2,28

5. Я —отец 2,20 15.Я —мать 2,36

Для социолога важно отметить, что родительские роли оказа­лись в иерархии семейных ролей на последнем месте и у жен, и у мужей. Идентификация с ролями отца и матери в только что создан­ных семьях, как видно, еще низка и связана с отсутствием детей в большинстве опрошенных семей. Только в 20 из них имеется ребе­нок и только в половине семей он живет вместе со своими родите­лями. Судя по величинам Д, все самооценки и мужей, и жен не являются завышенными, они достаточно реалистичны, т.е. далеки от 0 — границы полной включенности в Я семейных ролей и чрез­вычайно далеки от 14,0 — границы полной отстраненности от них. Далее, работа с самооценками позволяет не только их проранжи-ровать, но и увидеть, например, большую в сравнении с мужьями самокритичность жен, так как у них величины Д колеблются от 2,07 до 2,36, а у мужей только одна самооценка отца выше 2,0, остальные 1,77—1,94. Бросается в глаза особая значимость для мужей роли главы семьи и безразличие к этому у женщин.

Однако методика супружеской совместимости для полноты картины не может ограничиться самооценками исполнения ролей (кстати говоря, слово «самооценка» здесь употребляется не для характеристики Я, а для самооценки себя в какой-то семейной роли). Необходимо знать, как оценивается каждым из супругов брачный партнер.

ОЦЕНКИ МУЖЬЯМИ ЖЕН ОЦЕНКИ ЖЕНАМИ МУЖЕЙ

6. Моя жена –жена 1,41 16. Мой муж — муж ……….1,25

7. Моя жена- женщина 1,80 17. Мой муж — мужчина 1,82

8. Моя жена — хозяйка 1,94 18. Мой муж —отец………….1,82

9. Моя жена —мать ….1,99 19. Мой муж — семьянин …1,92
10. Моя жена-глава семьи 2,32 20. Мой муж — глава семьи …2,13

Оценки другого супруга также интересны для анализа сами по себе. Во-первых, сразу видно по величинам Д, что жены менее критично относятся к мужьям, чем к себе: у них четыре оценки ниже 2,0. Во-вторых, при сравнении с оценками жен со стороны мужей оценки мужей опять же выглядят менее критично. Оценки жен мужьями в сравнении с их самооценками почти такие же по трем ролям, по роли жены они менее суровы, чем их самооценки роли мужа, и по роли главы мужья чрезвычайно придирчивы к своим женам. Другими словами, мужья не считают жену главой и видят в этой роли только себя, хотя жена им очень нравится как жена, даже больше, чем женщина. Жены также не видят в мужьях главу семьи, но еще больше — себя, они вовсе не притязают на лидерство.

Введем еще один элемент в анализ 20 оценок — степень подтверждения самооценки какой-либо роли со стороны другого супруга.

1. Совершенно конвенционально примем следующее положение как аксиому: при сопоставлении самооценки одного супруга с оценкой его в этой роли другим супругом будем считать оценку другого единственным и непреложным критерием фактического исполнения роли. В данной методике нет ничего «объективного», она вся построена на «субъективных» оценках, поэтому единственная возможность как-то определить, насколько прав человек в самооценке самого себя, заключается в оценке, даваемой другим супругом, пусть даже неверной и неправильной.

Социологическое измерение зиждется на выявлении различий в оценках респондента. Для социолога важно различие, обнаруженное, измеренное по всем правилам профессии. Поэтому при анализе взаимных представлений супругов следует сосредоточиться опять же на поиске различий в их восприятии друг друга. И если при одновременном опросе супругов искомое различие фиксируется, то не важно, кто из супругов заблуждается, а кто нет. Может быть, они оба заблуждаются — пусть, ведь значение имеет лишь факт самого различия или его отсутствия.

Если различие налицо и оно существенно, тогда можно констатировать неподтверждение самооценки одного другим. И наоборот, если нет никакого различия, самооценка подтверждается полностью -значит есть сходство представлений, восприятий, есть одинаковое определение семейных ситуаций. Какая разница при этом, что взаимопонимание базируется на иллюзиях — важно, что оно существует и реально влияет на благополучный «климат» супружеского союза. Устранить эти иллюзии часто означает убить брак, хотя искусство психотерапевта в том и состоит, чтобы приблизить сконструированную супругами реальность семьи к адаптивному взаимодействию с окружающей средой.

Рассмотрим, как в вышеприведенном примере обстоит дело с подтверждением самооценок (для упрощения изложения буду: употребляться номера самооценок и оценок другого). Итак, три первые самооценки мужей (№ 1, 2, 3) меньше по величине Д оценок этих ролей женами (№ 20,17,19). Однако неподтвержденными оказываются лишь самооценки № 1 и 3, тогда как самооценка № 2, хотя и меньше на 0,04 (1,78 < 1,82), но это различие статистически не значимо (значимость определяется по отношению к среднему значению разности величин Д, рассчитываемых отдельно по подтвержденным и неподтвержденным самооценкам в соответствии с процедурой установления доверительных границ значений Д) Самооценки Я — муж 1,94 и Я — отец 2,20 подтверждены, так как оценки, данные женой, арифметически еще ниже (1,25 и 1,82 соот­ветственно).

Все самооценки жены оказались подтвержденными, даже роль главы семьи. В целом по выборке молодых семей только 2 из 10 са­мооценок супругов не подтверждены, и можно думать, что процесс адаптации к семейным ролям происходит достаточно успешно, хотя опасность таится в притязаниях мужей на роль главы семьи и в их неготовности к роли семьянина. Вот данные по одной из семей (первая цифра — самооценка, вторая — оценка супругом, знак «+» означает подтверждение самооценки):

Я — женщина 6,8 6,0 + Я — мужчина 3,6 5,5 -

Я —жена 3,6 6,0 – Я —муж 3,5 5,1 -

Я —мать 3,2 4,2 – Я —отец 3,9 5,9 -

Я — хозяйка 3,2 3,3 + Я — семьянин 2,5 5,4 -

Я — глава семьи 3,5 4,4 – Я — глава семьи 3,8 5,7 -

Все самооценки мужа не подтверждены и больше половины самооценок жены также завышены; на стадии формирования семьи после рождения первенца это часто встречается. Повторные замеры через 3 и 5 месяцев обнаружили подтверждение 3 самооценок жены, в том числе по роли матери, и 4 самооценок мужа. По величине Д, далеко отстоящей от нулевой границы полной идентификации с ролями и прекрасного исполнения семейных ролей, — данная семья далека от идеала. Но в ней привлекает самокритичность и здоровый критицизм в отношении супруга: семья в стадии становления, еще не все идет гладко и низкие оценки исполнения ролей, (но высокие величины Д) реалистичны. Последующие исследования продемонстрировали повышение оценок приспособленности супругов к семейным ролям (диапазон оценок женой мужа варьирует рже от 2,5 до 5,0 и оценок мужем жены от 1,7 до 4,8).

Проведенные затем такого же рода испытания, но в широких выборочных исследованиях, показали преобладание подтверждения самооценок лишь одного из супругов, взаимное подтверждение всех самооценок практически не встречается, очень редко 9 и 8, чаще всего 5 и 6. В соответствии с принятой традицией такой алгоритм отношений можно именовать формулой взаимной и односторонней любви, особенно если подтверждаются роли мужчины-женщины и мужа-жены.

Таким образом, формула взаимной любви по одной или по нескольким ролям выражается тенденцией занижать собственные самооценки и завышать оценки своего партнера по супружеству. Формула односторонней любви (когда Адам любит Еву больше, чем она его, и наоборот) описывает ситуацию большинства семей, когдa занижение самооценок и завышение другого свойственно лишь кому-то одному из супружеской пары и в принципе этого оказыва­ется достаточно для устойчивости семейного корабля. Вышеописанная методика позволяет по числу подтвержденных самооценок из 10 выделить пять групп семей по степени сплоченности-конфликтности взаимоотношений.

1. Явно сплоченные = 10 подтвержденных самооценок

и 0 — неподтвержденных

2. Сплоченные =9-8 :_______ 1-2 _______ : ________

3. Устойчивые =7-6 ___ :_______ 3-4 _____ :_________

4. Конфликтные = 5-3_____:______ 5-7 __________:_________

5. Сверхконфликтные =2-0_____ :______8-10 ________:_________

Однако семейная сплоченность, в строгом смысле слова, может выявляться также при изучении взаимоотношений родителей и де тей, а не только одних супругов. К сожалению, в отечественной и зарубежной социологии семьи таких исследований крайне мало.

 





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-08-20 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!