Ранний железный век. Строители городищ.





Народы, населявшие в раннем железном веке нынешнюю территорию Брянской области, были «провинциалами» Скифии, бурные события доходили сюда, к относительно мирным земледельцам и скотоводам, только в виде рассказов странников, да новых товаров с юга, обменивавшихся на хлеб и пушнину. Это были греческие амфоры с вином и оливковым маслом раковины каури для ожерелий, изделия ювелиров (в том числе бусы из цветного стекла – прозрачного и «глухого» пастового), бронзу и конечно оружие.

Территорию Брянского края в раннем железном веке покрывал лес, очень похожий на современную тайгу. Обитатели этого леса относились к племенам балтов (далёких предков современных литовцев и латышей) и были потомками носителей сосницкой и бондарихинской культур бронзового века. По относительно небольшим отличиям в архитектуре, керамике и ведению хозяйства, археологи выделяют на территории Брянского края три археологических культуры – днепро-двинскую, юхновскую и милоградскую, вероятно соответствующие трем родственным племенам.

Вдоль Десны в среднем ее течении и ее притока Судости с впадающими в нее мелкими речушками, а также во всей центральной и северо-западной частях региона размещались поселения юхновской культуры.Названа она по селу Юхново близ Новгорода-Северского, где располагается первое, исследованное археологами поселение. Чтобы понять, как называли себя сами юхновцы, обратимся вновь к Геродоту. Живущий в лесах рыжеволосый и светлоглазый лесной народ, говорящий на особом – не скифском и не греческом – языке, любящий лесные орехи и охотящийся на выдр, бобров и других зверей, греческий историк называет будинами.

Рис.3. Памятники раннего железного века Брянской области. 1 – Днепро-двинская культура, 2 – Юхновская культура, 3 – Милоградская культура

В крайних юго-западных районах современной Брянской области обитали племена милоградской культуры, лучше известной по многочисленным памятникам на территории соседних Беларуси и Украины. Исследовательница этой культуры О.Н. Мельниковская считает, что «милоградцы» упомянуты у Геродота под именем невров, хозяев лесной страны Невриды. Их считали колдунами, способными оборачиваться в волков - видимо поклоняясь волку, они в ритуальных плясках изображал этих зверей. В Брянской области известно несколько поселений милоградцев на реках Снов и Ипуть и их притоках, выявлены следы их пребывания и в районе села Курово под Погаром.

Северо-запад Брянской области занимали племена днепро-двинской культуры. Основная территория ее распространения лежит к северу, охватывая Смоленской Поднепровье и значительную часть бассейна Западной Двины. В Рогнединском и Дубровском районах известно свыше 20 поселений днепро-двинцев, которые согласно книгам Геродота могут быть связаны с племенами андрофагов - то есть «людоедов». Это имя могло означать не людоедство, а принесение в жертву божествам людей.

Хозяйство. Экономика оседлого лесного населения основывалась на подсечном земледелии и скотоводстве в поймах рек. Сначала на месте, которое собирались засеять вырубали железными топорами участок леса, выкорчевывали пни. Такой железный топор был найден, например, на городище Торфель в Бежицком районе Брянска. Затем сжигали срубленные деревья, чтобы удобрить почву их золой. Люди лишь начали переходить от мотыжного земледелия к пашенному, для распашки использовали все те же каменные мотыги или же примитивные деревянные рала без железных наральников. Такие рал не раз находили в торфяниках, например у села Сергеевскв Стародубском районе, такие находки можно увидеть в экспозициях Брянского и Севского краеведческих музеев. Тяжелый грунт этим орудием взрыхлить было невозможно, поэтому поля располагались на песчанистых почвах неподалеку от рек. За 2-3 года плодородие почвы иссякало, и нужно было отвоевывать у леса новый участок. Урожай собирали серповидными железными ножами. О том, что именно выращивали люди того времени, говорят находки обугленных зерен ячменя, пшеницы, проса, их отпечатков на днищах глиняных горшков. Мельницу древние балты еще не изобрели, поэтому выращенное зерно размалывали вручную – каменной зернотеркой на каменной же плите-куранте.

Рис.4. Дубовое рало и каменная зернотерка на плите-куранте. Севский краеведческий музей Рис.5. Железный серповидный нож. Городище Красное (Выгоничский район). Юхновская культура. Музей Кокинской школы-лицея.

Кости домашних животных обнаруженные на поселениях юхновской и днепро-двинской археологических культур составляют от 40 до 80 процентов всех костных остатков. Среди них около четверти – кости коров, от 1/6 до 1/3 – лошади, остальные – кости коз и овец. Скот был основным богатством людей раннего железного века.

Значительную роль в жизни юхновцев и днепро-двинцев, особенно на раннем этапе, играли также охота и рыболовство. Количество костей диких животных обычно уменьшается на поселениях от нижних горизонтов культурного слоя к верхним. Дополнительным источником пищи, а также шкур служили добытые лоси, зубры, кабаны, благородные олени, бобры, зайцы, птицы. Охотники были вооружены луками и срелами с костяными наконечниками. Рыбная ловля играла вспомогательную роль. Рыбу ловили сетями (археологи находят многочисленные глиняные грузила для них), а крупные экземпляры добывали с помощью костяных гарпунов. Об этом свидетельствуют также многочисленные кости и чешуя рыб. Собирательство грибов, ягод, орехов, других дикорастущих растений занимало в хозяйстве одно из последних мест по значимости.

Рис.6. Костяные изделия с городища Балохча (Днепро-двинская культура). Брянский краеведческий музей. Найдите на рисунке: наконечники стрел, гарпун, амулеты из клыков хищиков, шило, иглу, бусину. Рис.7. Глиняные грузила для рыболовных сетей. Городище Лбище. Трубчевский краеведческий музей

Общественная организация лесных балтов была родовая. Род представлял собой группу людей, происходящих от общего предка по отцовской линии. Из нескольких родовых общин состояло вождество, из нескольких вождеств – племя. Роды не всегда мирно жили меж собой, соседние племена – и подавно. Казалось бы, что можно награбить у таких же, как ты сам лесных жителей, в поте лица борющихся с окружающим лесом за каждую пядь плодородной земли? Мерилом богатства в отсутствие золота и серебра служил в те времена скот.

Поселения.Постоянная угроза грабительских нападений соседей заставляла древних балтов сооружать укрепления из дерева и земли вокруг своих поселков. Так возникали небольшие крепости-форты, остатки которых – городища – сохранились до наших дней. Для сооружения таких фортов чаще всего выбирали мыс на высоком берегу реки, защищенный с двух сторон – с одной стороны самой рекой и обрывом к ней, а с другой – оврагом либо ручьем. Третья сторона, обращенная к лесу или полю (так и называющаяся – напольная сторона), укреплялась искусственно. В ранний период существования (VII – V века до н.э.) днепро-двинские и юхновские городища обычно имели невысокий вал и ров. По дну рва часто устанавливались надолбы из бревен, внутри, за валом и по всему периметру городища возводились деревянные укрепления, иногда в несколько рядов – бревенчатый частокол устанавливался в специально вырытые канавки. Сам вал, как правило, в древности был зажат меж плетнями или бревенчатыми стенками.

Рис.8 Городище Мглин. Юхновская культура. Фото В. Чернецова.  
Рис.9 Городище Великая Топаль. Юхновская культура. Фото В. Гурьянова  
Рис.10. Реконструкция городища раннего железного века

Более поздние городища, особенно днепро-двинские (например, Осовик, Пацынь, Голубея, Тихая Пристань, Желынец (Высокое), Федоровское в Рогнединском районе) имели уже более серьезные оборонительные сооружения. Теперь кроме первого вала и рва, вокруг маленькой крепости устраиваются еще одна-две дополнительных линии земляных укреплений с деревянными стенами-городнями.

Размеры городищ достигают площади 2800 квадратных метров, хотя чаще встречаются поселения, занимающие от 0,5 до 1,2 тысяч квадратных метров

Жилища и хозяйственные сооружения представляли собой наземные постройки столбовой конструкции. Древнейшей их формой были длинные дома, разделенные на несколько смыкающихся боками жилых помещений размером около 3,5 х 4 метра. Обычно такие дома располагались по краям городищ, а площадка оставалась незастроенной – там держали скот. Стены делали из плетня, обмазанного глиной. В поздний период у днепро-двинцев появляются и отдельно стоящие четырехугольные дома размером до 5 х 6 метров. Милоградцы часто строили не четырехугольные, а округлые дома такого же диаметра с полом, углубленным в землю. Полы жилищ были земляными или глинобитными. Очагами для отопления жилищ и приготовления пищи служили ямы в полу, которые иногда обкладывались камнями. Рядом с домами располагались круглые в плане хозяйственные ямы, преимущественно предназначенные для хранения зерна.

Рис.11. Реконструкция длинного дома раннего железного века. Городище Бискупин (Польша)

Оружие. Лучшим оружием раннего железного века в Европе конечно было оружие скифов и сарматов. В лесную зону оно попадало редко, в единичных экземплярах. Скифские мечи-акинаки и кинжалы имели обоюдоострый клинок, соединенный с рукоятью округлым бабочковидным или сердцевидным перекрестием. Такое перекрестие при скользящем ударе меча противника не улавливало его, как перекрестие, например рыцарского меча, а отбрасывало прочь. Оно, не будучи большим и тяжелым, надежно защищало руку воина-скифа. Иногда на перекрестии имелось отверстие для крепления кожаного темляка, надевавшегося на руку и не дававшего в бою выронить оружие. Навершие рукояти снабжалось завитками, изображающими птичьи когти или орлиные головы мифических грифонов. Древним оружейникам казалось, что так мечу магически придаётся быстрота и цепкость хищной птицы. Геродот свидетельствует, что на рукояти меча скифы изображали самого Бога Войны, имя которого не сохранилось в истории. Скифы были прекрасными лучниками. Луки делались небольшими и укладывались вместе со стрелами в особый подсумок – горит. Самые древние скифские наконечники стрел имели две лопасти и надевавшуюся на древко втулку (часто с загнутым назад шипом, чтобы стрелу непросто было выдернуть из раны). Более поздние (VI-V вв. до н.э.) – уже трехлопастные, но так же втульчатые. Самые поздние (до рубежа н.э.) вместо втулки снабжены черешком – стержнем, крепившемся в древке.

Рис.12. Скифский акинак. Рис.13. Скифские наконечники стрел. В Брянской области такие находки были сделаны на территории Погарского, Почепского, Трубчевского районов.

Однако расходовать на оборону своего форта стрелы с ценными бронзовыми наконечниками было накладно. Популярным у лесных балтов стал другой вид оружия – праща. С помощью кожаного ремня, или же при помощи метательной палки в противника «выстреливали» ядра, сделанные из камня или ещё чаще, из обожженной глины – известные археологам как «глиняные блоки». Они имеют яйцевидную или округлую форму и, иногда, несквозное отверстие для насаживания на метательную палку. Обитателям городищ не чуждо было и чувство юмора. Если владевшие письменностью древние греки порой писали на предназначенном недругу ядре «Лови меня!», то древние балты, письменности еще не освоившие, процарапывали, бывало, улыбающуюся рожицу, похожую на современный компьютерный «смайлик».

Предметы быта, посуда. Среди наиболее часто встречающихся находок на поселениях раннего железного века – керамика, в первую очередь – остатки посуды. Основными включениями в глиняном тесте являются зерна раздробленного гранита из ледниковых отложений. Кроме того, в сырое глиняное тесто добавлялся навоз, который при обжиге выгорал и делал посуду более прочной и звонкой. У юхновских, верхнеокских и днепро-двинских племён горшки были «слабопрофилированы» (то есть шейка горшка слабо сужена, а венчик имеет очень небольшой отгиб) с плоским и относительно узким дном, и «банкообразные» с вертикальными стенками и дном пошире. При этом днепро-двинские горшки обычно не орнаментированы, а юхновская посуда покрыта нанесенным щепкой тычковым орнаментом, который часто группируется в треугольники, обращенные вершинами вниз. А вот у милоградцев горшки были особенные, непохожие на соседские – приземистые, круглобокие и с округлым дном, словно в раннем бронзовом веке.

Рис.14. Горшок юхновской культуры (из раскопок Д.В. Каравайко) и названия частей горшка

Многочисленны на городищах миниатюрные глиняные сосудики размером с рюмку (при этом по форме – копии больших). Применяемая сыщиками дактилоскопия (изучение отпечатков пальцев) позволила археологам установить, что миниатюрные сосуды изготавливались не взрослыми мастерами, а детьми и, наверное, играли роль игрушек (например, «посуды для кукол»). Были и другие керамические игрушки – фигурки лошадок, птичек, погремушки для совсем маленьких. Редкие личины-маски могут быть результатами художественного творчества детей того времени (так же как многие из вас, они, скорее всего, любили лепить из глины или чертить, за отсутствием бумаги, забавные мордочки на ней же). Делали из глины и многие другие предметы быта: масляные светильники, уже известные нам ядра и грузила, «рогатые кирпичи» - подставки под вертел с мясом у очага.

О развитом ткачестве говорят нам многочисленные грузики для ткацкого станка, встречающиеся на всех городищах. По вертикальной оси в них проходит отверстие, в которое продевалась нить. На поверхности ткацких грузиков бывает нанесен орнамент, часто несший магическое число «семь». Грузики были разные: катушкообразные и биконические наиболее характерны для юхновцев, усеченно-конические и округлые - для милоградцев, у днепро-двинцев чаще, чем у других, встречаются и так называемые «дьяковские» грузики грибовидной формы, распространенные у соседних с севера финно-угорских племен. Встречаются и орудия для прядения шерсти – костяные веретёна, иногда изготовленные даже греческими мастерами. Детали античных веретён найдены на городищах Средние Городцы и Лбище (Трубчевский район). На веретёна для лучшего вращения надевались похожие на ткацкие грузики глиняные и костяные пряслица. Их отличает более крупное, чем у грузиков отверстие.

Рис.15. Ткацкие грузики разных видов. Трубчевский и Брянский краеведческие музеи. Реконструкция их использования в горизонтальном ткацком станке раннего железного века.

Ранние слои днепро-двинской культуры, изучавшейся профессором Е.А. Шмидтом, содержат обильный каменный и костяной инвентарь при почти полном отсутствии металлических вещей. Редкие железные и бронзовые изделия поступали к ним поначалу от южных соседей, а сами днепро-двинцы предпочитали, как встарь, обрабатывать камень и кость. Из кости делались и оружие (наконечники стрел и гарпуны) и орудия труда (кочедыки для плетения сетей, шилья и иглы, рукояти и мотыги), и даже украшения (булавки, подвески, амулеты). За счет быстрого роста железоделательного и железообрабатывающего производств в верхних днепро-двинских слоях количество изделий из кости уменьшается. О таком росте свидетельствуют находки железных шлаков, криц и самих железных вещей – ножей с горбатой спинкой и вогнутым лезвием, а затем и топоров, серпов, игл, шильев. Нередки и находки украшений из железа – булавок, браслетов, шейных гривен. Юхновцам и милоградцам производство железа стало известно раньше, чем их северным соседям днепро-двинцам благодаря контактам со скифским миром. Точили ножи, иглы, шилья о камни-оселки, которые часто через специально проделанное отверстие подвешивали на ремешке.

Рис.19. Е.А. Шмидт Евгений Альфредович Шмидт (р. 1920.) – археолог, профессор, доктор исторических наук, родился в г. Бежица (ныне Бежицкий район Брянска), живет в Смоленске, преподавал в Смоленском государственном университете, работает в Смоленском музее. В 1950-х гг. вел поиск и исследование археологических памятников в верховьях Десны совместно с брянским археологом Ф.М. Заверняевым. Особое внимание уделил изучению днепро-двинской и тушемлинской культур и древноятям кривичей. Автор двух сотен научных статей и свыше десяти книг по археологии

 

Рис.16. Обломки литейных форм, тигель, ложки-льячки. Городище Лбище. Трубчевский краеведческий музей Рис.17. Украшения раннего железного века: браслеты, гвоздевидная и посоховидые булавки, фрагменты гривен, перстень. Трубчевский краеведческий музей. Рис.18. Ажурная булавка юхновской культуры. Случайная находка, Брянская область

Косторезное дело было неплохо развито не только у днепро-двинцев, но и у носителей юхновской и милоградской культуры: при раскопках городищ Подесенья найдены сотни костяных изделий, среди которых псалии (детали конской упряжи) изготовленные в скифском зверином стиле, шилья, наконечники стрел, лощила, струги, накладки, трубочки, пряслица, рукояти ножей, амулеты.

Для изготовления разнообразных украшений часто использовалась бронза. Изделия отливались на месте из привозного металла. Тигли, похожие на глиняные ложечки льячки, глиняные и каменные литейные формы, застывшие брызги бронзы свидетельствуют о наличии своего бронзолитейного производства у всех лесных балтов. Из бронзовых украшений часто встречаются булавки с посоховидным, со спирально завитым, гвоздевидным навершием, браслеты (рубчатые, с заходящими концами, со змеиными головками на концах), перстни, застежки для плащей – фибулы. Находят в небольшом количестве и бронзовые орудия труда – топоры-кельты, ножи, иглы, шилья. Встречаются на юхновских городищах булавки с ажурным навершием, напоминающим лист или птичье перо. Такие узорчатые вещи изготовляли особым способом отливки по модели, выполненной в технике «воскового вязания». Из воска и пропитанных воском нитей и шнурков изготавливалась модель. Она заливалась жидкой глиной, которая заполняла все углубления модели. Форму сушили, затем при обжиге из нее вытапливали воск, выжигали нити и шнуры. В промытую форму заливали расплавленную бронзу. При извлечении изделия форма разбивалась, поэтому каждая вещь оказывалась неповторимой.

Интересный факт: Наиболее изученный памятник днепро-двинской культуры на территории Брянской области – городище Балохча, раскопанное Г.П. Поляковым. Его площадь 2500 кв. м, высота вала до 2 м., глубина рва до 3 м. Время сооружения городища датирует скифская серьга VI в. до н.э., а гибель в огне пожара в начале н.э. – посоховидная булавка. Обнаружены остатки двух жилищ столбовой конструкции. Среди находок 3 железных ножа, 3 глиняных льячки, 5 тиглей, 2 детских погремушки, грузило для сети, 7 грузиков для ткацких станков (включая 3 «Дьякова типа»). Помимо заготовок из рога найдены костяные бусина, 3 булавки, проколка, игла, дудочка-манок, 2 гарпуна, 11 наконечников стрел и амулеты из волчьего и кабаньего клыков. Среди многочисленной керамики 19 миниатюрных сосудиков и модель зерна.

Религия и погребальный обряд.Судя по форме украшений (например, уже названных ажурных булавок), балты видели мир состоящим из соединенных огромным мировым древом трех частей – неба, земли и подземного царства. Солнце в первобытной мифологии земледельцев и скотоводов занимало центральное место и представало в виде скачущего по небу огненного коня, который изображался на привесках-амулетах из бронзы, крепившихся на самой магической части одежды – на поясе. Поклонение божествам лесные балты осуществляли на святилищах-капищах, находившихся на территории городищ. Иногда капища представляли собой особые городища с установленными на них деревянными идолами. Такое городище-святилище было раскопано академиком Б.А. Рыбаковым в урочище Благовещенская гора у села Вщиж (Жуковский район). Здесь молились, приносили жертвы, справляли праздники – например день весеннего равноденствия. На точку восхода Солнца в этот день ориентирована длинная ось святилища на Благовещенской горе.

Рис.20. Глиняный хлеб (городище Лбище) и клад бронзовых изделий с привеской-лошадкой (городище Старопочепье). Трубчевский краеведческий музей.

Рис.21. «На капище» С картины художника Н.Н. Сперанского (Велимира).

Если андрофаги днепро-двинцы могли приносить в жертву своим божествам пленных врагов и даже избранных «посланцами на небеса» соплеменников, то юхновцы были более миролюбивы. Их культ связан с земледелием, о чем говорит особая группа керамических изделий – глиняные «хлеба», приносившиеся в жертву богам. Настоящего хлеба было не столь много, чтоб делиться им с божеством. Хлеб из муки доставался людям, а хлеб из глины (образ хлеба) – божеству. Священный хлеб имел форму округлой, уплощенной снизу и выпуклой сверху лепешки, покрытой сверху углублениями (возможно по количеству членов семьи, приносившей «хлебец» в жертву). Некоторые хлебцы имеют следы окрашивания красной краской – символом жизни, крови и огня. Ученые заметили любопытный факт: и по сей день в некоторых брянских, орловских, черниговских, курских деревнях, выпекая хлеб, оставшееся тесто скатывают в «колобок», делают из него уплощенный хлебец, наносят сверху пальцем вмятины, после чего ставят в печь. Корни этого обычая крестьяне забыли, но копируют традицию, которой 2500 лет. Для жертвоприношений богам, вероятно, изготавливали и глиняные модели зёрен.

До недавнего времени погребальный обряд юхновцев и днепро-двинцев оставался загадкой для ученых. Лишь недавно исследования археолога Д.В. Каравайко в соседней стране – Украине – позволили считать, что, по крайней мере, некоторых своих умерших юхновцы хоронили прямо под полом домов. Спустя некоторое время скелет откапывали и разрушали, чтобы «обезвредить» покойника, не дать ему «вернуться» в мир живых с «того света». Однако, судя по тому, что у их соседей невров-милоградцев практиковался и обряд сожжения, и обряд погребения тела, не исключено, что захоронение под домом – не единственный способ проводов в «иной мир». Возможно, вид проводов в последний путь зависел от статуса члена родовой общины. Например, археолог О.Н. Мельниковская, не один год проводившая раскопки в Брянском крае, считает, что большую часть умерших юхновские племена все же сжигали, а прах ссыпали в ямки без сопровождающих вещей.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-11 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!