Глава V. Древнерусская эпоха (X-XIII вв.)





В изучение истории Древней Руси в домонгольский период весомый вклад внесла археология. Особое внимание археологи уделяли изучению формирования Русского государства и его экономике. Предметом постоянного внимания ученых являлись древнерусские города и другие укрепленные поселения. Полученные в процессах раскопок данные проливают свет на различные стороны многообразной жизни поселений городского типа Руси. Несколько хуже изучены сельские поселения. Но предпринятые в последние десятилетия работы отчасти ликвидируют возникший пробел. Яркие страницы вписала археология в историю древнерусских погребальных памятников и обрядов, вооружения, судостроения, архитектуры, фортификации, сельского хозяйства и промыслов, культуры и искусства.

Среди всех категорий археологических памятников наиболее концентрированную и важную историческую информацию содержат в себе остатки поселений. Их совокупность укладывается в своеобразную пирамиду, в основании которой находилась масса рядовых сельских поселений, а вершину венчали крупные стольные города-центры самостоятельных земель-княжений Руси. Ступени меж ними занимали поселения переходных типов, связанные друг с другом административными, хозяйственными и военными отношениями соподчинения.

Неукрепленные поселения.

Абсолютное большинство древнерусских населенных пунктов относится к категории неукрепленных поселений. Это открытые сельские поселения, где проживала основная масса населения Руси. В письменных источниках они именуются весями, селищами, починками, слободами и погостами. Слово «деревня» появляется только в XIV в. Неукрепленные сельские поселения в археологии принято называть селищами. Селища располагались по берегам рек, ручьев и озер. Они тяготеют к плодородным почвам. Количество зафиксированных археологами древнерусских селищ на Брянской земле превышает 120. Особенно много их расположено в бассейнах рек Десны и Судости, причем почти половина размещается на их мелких притоках. Большая концентрация селищ наблюдается в бассейне р. Навли – 17%. Самое маленькое имеет площадь 2000 кв.м., а площадь самого большого – 6,5 га. Наиболее распространены селища площадью от 5000 до 40000 кв.м (43%). Самые маленькие насчитывали 1-2 крестьянских двора, самые большие – свыше 150.

Планировка и застройка таких поселений тесно связана с их расположением на местности. Большинство древнерусских селищ Брянской области вытянуты вдоль берегов рек, реже – вдоль кромки оврагов (прибрежно-рядовая застройка). Также существовала и кучевая застройка, характерная для селищ, расположенных на дюнных всхолмлениях в поймах рек и впадающих в эти реки ручьев.

Рис.1. Реконструкция типичных древнерусских селищ с прибрежно-рядовой и кучевой застройкой  

По всей видимости, крупные селища площадью свыше 4 га (свыше 100 дворов) являлись погостами – центральными поселками сельских общинных территорий, административно-податными центрами и пунктами, в которых велась торговля. Возможно, некоторые из них были слободами – поселениями, которые основывали князья и Церковь, жители коих в ущерб окрестному населению освобождались от несения государственных повинностей. Чаще всего слобода населялась людьми одной профессии: охотниками, рыболовами, кузнецами и т.п. К крупным селищам можно отнести Сомово-4, Левенку-3, Воробейню, Дежковичи, Случевск, Мериновку, Алефино, Дятьковичи, Новоямское, Модеевку, Нижнее-5, Старые Холеевичи. На этих поселениях, удаленных от городских центров, среди кружева озер и рек, на краю густых и дремучих брянских лесов, часто в стороне от торговых маршрутов, жили наши средневековые предки, которые вовсе не стремились приобщиться к благам древнерусской цивилизации. Они были так поглощены проблемой выживания, без отдыха работая на земле и подчиняясь только смене времен года, что их образ жизни, язык и обычаи не менялись столетиями.

Укрепленные поселения

Укрепленные поселения древнерусского времени на территории Брянской области представлены тремя типами: владельческими селами-замками, крепостями на границах великих княжеств Черниговского и Смоленского и административными центрами небольших сельских волостей.

Рис.2. Древнерусские городища Брянской области

Владельческие села-замки находились в частном владении русских князей, княгинь, бояр, епископских кафедр и монастырей. В каждом из них находился владельческий двор, где хранились запасы продовольствия, скот, боевые кони, материальные ценности и запасы сырья для ремесленников, а также церковь. Население сел-замков состояло в основном из зависимого несвободного населения, но имелись и свободные люди – дружинники и духовенство. Владельческие села-замки представляли собой в основном небольшие крепости-форты размерами до 0,8 га, стандартные ( правильной геометрической формы – круглые и овальные), экономичные при возведении оборонительных сооружений. Конструкция их укреплений отличается небольшой высотой валов (до 2 м) и наличием только одного въезда. Они строились либо в непосредственной близости от городов, либо вдоль сухопутных и речных путей для контроля отдельных важных мостов, переправ и бродов. Этим поселениям свойственны изделия орудий письма и вещей с надписями, шахматных фигурок. Часты находки клинкового оружия профессиональных воинов и фрагментов защитного доспеха (кольчуг и пластин панцирей). Много сельскохозяйственного инвентаря (серпов, кос, жернова); орудий, отходов и продукции таких ремесел как деревообработка, косторезное дело, ткачество, гончарство, ювелирное ремесло. Металлообработка отсутствует на рядовых селах-замках, но непременно присутствует на крупных княжеских. Анализ костей животных, обнаруженных при раскопках данных поселений, свидетельствует о занятиях скотоводством и – особенно – подсобными промыслами: рыбной ловлей и, главное, охотой, о чем свидетельствует большое количество костей рыб, диких животных и птиц.

Рис. 3. Реконструкция типичного села-замка знатного феодала   Рис.4. Городище Лопушь – остатки средневекового феодального замка

На территории Брянской области располагались села-замки, упомянутые в письменных источниках в домонгольский период и принадлежавшие черниговским, северским, смоленским и местным удельным (стародубским, дебрянским, трубечским) князьям: Заруб (с. Осовик Рогнединского района), Рогов (с. Рогово Почепского района), Облов (п. Любохна Дятьковского района), Севьско (г.Севск), Корачев (до конца XII в.; г. Карачев). К таким поселениям относятся и не упомянутые в данный период, но известные по археологическим материалам села-замки у сел Радогощ (Комаричский район),Левенка-6 и Рябцево(Стародубский район),Старопочепье, Волжино(Почепский район), Лопушь(Выгоничский район),Старый Дроков(Суражский район),Любожичи-I, Кветунь в конце XII- первой трети XIII вв. (Трубчевский район),Андрейковичи, Марковск-I, Случевск, Чаусы (Погарский район).

Княжеские сторожевые крепости на границах княжеств представлены городищами в селах Синин (летописный Синин, Погарский район), Рассуха (летописная Росусь, Унечский район), Рюхово (летописный Зарой, Унечский район), Вормино (летописная Ормина, Мглинский район) в г. Погар (летописный Радощ), Мглин (Воздвиженская Гора). Это укрепленные поселения с планировкой оборонительных сооружений, повторяющих особенности рельефа местности (на мысах и останцах). Они имеют укрепления по всему периметру занимаемой площади или только с наиболее угрожаемых сторон. Чаще это поселения на естественно (самой природой) укрепленных площадках, оборонительным линиям которых искусственно придана правильная геометрическая форма: круг, полукруг, овал, прямоугольник со скругленными углами и т.д. Здесь совмещены природные условия и достижения инженерной мысли. Как правило, они строились на месте более древних городищ раннего железного века. Они невелики по защищенной укреплениями площади: 0,3 га (3), 0,4 га (1) и 0,5 га (2) и сопровождаются неукрепленными селищами-спутниками.

Княжеские пограничные крепости объединяет система и конструкция их оборонительных линий. Их остатками являются земляные валы и рвы. Валы-платформы служили фундаментами для оборонительных стен крепостей, которые представляли собой сплошные линии оборонительных дубовых срубов («заборола»), имевшие бойницы и крышу. С внешней стороны эти срубы обмазывались толстым слоем глины и обжигались. Внутри срубы были полыми, площадью от 2 до 6 кв.м. В них не было отопительных сооружений и они не использовались как постоянные жилища. Здесь при раскопках были обнаружены вместе с предметами вооружения и снаряжения много предметов быта (посуда, кресала, ремесленные инструменты и т.п.), украшения, нательные крестики.

Рис.5. Устройство древнерусской крепостной стены. Рис.6. План летописной пограничной крепости Синин на р. Вабля. 1 – Замок-детинец, 2 – укрепления детинца, 3 – укрепленный посад

Административно-хозяйственные центры нескольких десятков сельских общин (небольшой «волости») также были укреплены. К ним предположительно (раскопки их пока не производились либо велись на очень маленькой площади) можно отнести городища у сел Пацынь (Рогнединского района), Старый Ропск (летописный Ропеск) (Климовский район), Баклань-1 и Пашково (Почепкий район), Заполье (Погарский район), Радутино (Трубчевский район), Малая Топаль (Клинцовский район).

Укрепленные площадки таких центров были застроены усадьбами, состоящими из жилищ, ремесленных мастерских и хозяйственных построек. Как правило, такое поселение со всех сторон было ограждено деревянными стенами из горизонтально положенных бревен, закрепленных столбами-стояками, а на участках менее запущенных природой еще и срубами-опорами. В летописях такие укрепления упоминаются под названием «столпие». Составной частью административно-хозяйственного центра было расположенное поблизости неукрепленное поселение земледельцев, которые своей продукцией снабжали тех, кто занимался ремесленной, административной и другой деятельностью. Таким образом, на территории укрепленных административно-хозяйственных центров проживала местная администрация и знать с семьями, а рядом – рядовые общинники на неукрепленных селищах, основным занятием которых было сельское хозяйство. В сельскохозяйственном производстве принимали участие и семьи местной знати, которые занимались также престижным ремеслом и выполняли военно-административные функции.

Среди домонгольских поселений Брянской области зафиксировано несколько имеющих особенный статус. Их расцвет приходится на X-XI вв. Эти археологические комплексы находятся у сел ЛевенкаСтародубского, Кветунь Трубчевского, Синин Погарского, Лопушь Выгоничского районов и в урочище «Чашин курган» (устье р. Болвы) в г. Брянске.

Кветунский комплекс включает городище площадью свыше 1 га, расположенное в 350 м к юго-западу от него селище в 15 га (на XII в.) и курганный могильник (некрополь), раскинувшийся в древности на 50 га. На всех этих памятниках в течение XX в. производились археологические раскопки. Городище в 1963 и 1971 гг. исследовал В.А. Падин. Оно состоит из двух площадок и имеет мощные внешние укрепления в виде земляного вала высотой 3-4 м и рва перед ним. Высота площадок городища достигает 52 м над уровнем реки. Крепость с юга защищала пойма Десны, а с востока и севера – заболоченные овраги 400-метровой ширины. В ходе раскопок было установлено, что люди заселили это поселение в IX в. В X в. кроме роменских грубых лепных горшков здесь уже изготовляли посуду на примитивном гончарном круге. Расцвет этого укрепленного поселения приходится на середину-конец X в. Обнаружены как углубленные в землю (полуземлянки), так и наземные жилища. Ремесло представлено домницей для выплавки железа из болотной руды. О ремсле свидетельствуют и материалы некрополя. Курган №118 содержал захоронение столяра (с покойником в могилу поместили кусок пемзы, нож, брусок, обломок молотка, два кремня и обломки инструментов). О ткачестве говорят многочисленные пряслица-грузики от веретен, находки в курганах кусочков шерстяных и льняных тканей. О занятиях земледелием поведали остатки зерновых ям на городище, а также находки мотыг. Анализ обожженного зерна, обнаруженного в Кветуни, позволяет судить об основных выращиваемых сельскохозяйственных культурах – это просо, ячмень, овес, пшеница, рожь, гречиха, лен и конопля (в курганах найдены ожерелья, нанизанные на пеньковую нитку). О животноводстве свидетельствуют кости свиней, овец, крупного рогатого скота, а также собаки. Население Кветуни активно занималось и рыболовством, о чем говорят находки грузил для рыболовных сетей, рыболовных крючков для ловли крупных рыб – щук и сомов. Охотничий промысел представлен наконечниками специальных стрел для добычи пушных зверей и костями диких зверей и птиц.

Рис.7. Железное кресало из некрополя Кветунь. Курган №120. Способ добычи огня кресалом: 1 – кресало, 2 – кремень, 3 – трут, на который попадают искры.

В процессе раскопок Большого кургана в Кветунском некрополе (диаметр 32 м, высота – 4,8 м), расположившегося в 100 м от основной группы курганов были обнаружены остатки языческого святилища, на месте которого в конце XII- начале XIII вв. была насыпана огромная насыпь. Святилище окружал ров шириной 4 и глубиной 1,2 м, а в восточной его части стояли четыре деревянных идола.

Таким образом, Кветунский комплекс не был рядовым административно-хозяйственным центром. В его состав входили: а) городище – укрепленное поселение, на территории которого располагались усадьбы знати и, возможно, жилища профессиональных воинов-дружинников; б) торгово-ремесленное поселение у городища скорее всего со своими укреплениями, ремесло которого было ориентировано не только на обслуживание жителей Кветунского поселения, но главным образом на территорию всего племени; в) сакральная зона со святилищем и крупным языческим курганным могильником. При этом комплекс располагался на важной речной торговой магистрали по р. Десне и в межплеменном порубежье северян с радимичами. Фактически к середине X в. это был северо-западный племенной центр северянского союза племен, который в 60-70-е гг. X в. был силой присоединен к Древнерусскому государству. Этот северянский «град» так и не стал полноценным древнерусским городом. В XII в. в 12 км к северо-востоку от него на месте нескольких расположенных вблизи друг от друга сельских поселений был построен стольный град удельного княжества Трубеч. После этого Кветунь видимо стала выполнять функции загородного княжеского села-замка.

Комплекс у с. Левенка также включал три объекта: городище Левенка-3 и не сохранившийся до наших дней курганный могильник, исследованный в 1872 г. выдающимся археологом Д.Я. Самоквасовым, где были найдены погребения дружинников-русов высокого ранга, датированные концом X века.

Рис.8. Д.Я. Самоквасов Самоквасов Дмитрий Яковлевич (1843-1911), русский археолог и историк русского права. Профессор истории русского права в Варшавском и в Московском университете. Производил археологические раскопки во многих районах России, в том числе на территории Брянского края. Наиболее известны раскопанные им погребения воинов-дружинников вокруг Чернигова и курган Чёрная Могила. В 1891 передал свою археологическую коллекцию Историческому музею в Москве. Автор ряда книг, в числе которых «Могилы русской земли» «Могильные древности Северянской Черниговщины».

Городище расположено на мысу левобережной террасы р. Вабля. Оно овальной формы площадью 6,5 га. С напольной стороны крепость защищена двумя валами и рвами. Внутренний вал был высотой 2,8 м и шириной 10 м (у подошвы), габариты внешнего неизвестны. Глубина и ширина рвов перед ними была от 1,3 до 2,8 м и от 4,2 до 6 м соответственно. Валы сооружались на подсыпке из плотно утрамбованной глины, дающей возможность равномерного оседания всей конструкции вала. С внутренней стороны вала находилось сооружение из вертикально врытого столбов, стенки которого с тыльной стороны не прослежены. Внутреннее пространство этих сооружений заполнялось плотно утрамбованной глиной. С фронтальной стороны были устроены деревянные клети из горизонтально расположенных бревен, которые для большей жесткости скреплялись косыми лежнями. Клети были заполнены мощным слоем земли, создавая надежное оборонительно сооружение. Верхний ярус боевой площадки над валом крепости имел ширину 2 м и состоял из двух рядов столбов, крепящих стены из горизонтальных досок, между которыми находилась забутовка из суглинка. Внутренний склон вала был укреплен наклонно лежащими бревнами толщиной 40 см. Внутри крепости находилось еще одно круглое укрепление диаметром свыше 100 м, окруженное рвом, глубиной 2-3 м и, возможно, частоколом из заостренных сверху бревен. Однако этой обширной и хорошо укрепленной крепости не хватило площади для размещения населения: за ее внешней границей во второй половине X-XI вв. размещалось неукрепленной поселение, занимавшее площадь около 8 га. При раскопках здесь было обнаружено жилище - полуземлянка с остатками глинобитной печи конца X – первой половины XI вв. Севернее жилища открыты остатки котлована металлургического комплекса того же времени с железным шлаком и крицами. Многочисленные находки представлены бытовыми изделиями, украшениями и предметами, связанными с ткачеством, гончарством и косторезным ремеслом. На городище присутствовали также деревообрабатывающее и ювелирное ремесла и предметы вооружения.

Рис.9. Вид на городище Левенка 3 (Стародубский район). Разрез укреплений (чертеж и фото) и их реконструкция по Е.А. Шинакову.
Рис.10. Городище викингов Фюркат в Дании, примерно так выглядело и городище-форпост русов Левенка 3.

Исследователь Левенского комплекса Е.А. Шинаков относит его к известным по летописи погостам, расположенным на «далеком пограничье Русской земли с радимичами и северянами, центрам сбора полюдья. В нашем представлении этот комплекс – княжеская, государственная крепость второй половины X в., опорный пункт киевских князей, обеспечивавший им прочное господство над окрестными землями, так как в случае войны она могла принять и разместить значительное количество воинов. В мирные времена в этой крепости могли трудиться ремесленники. Именно отсюда осуществлялось государственное освоение современной территории Брянской области в конце X - начале XI вв. – включение местных восточнославянских племен в Древнерусское государство. Выполнив свою функцию Левенский комплекс быстро утрачивает свое значение: интенсивность жизни здесь резко снижается после начала XI века, после середины XII века комплекс переживает новый «взлет», но уже как крепость на внутреннем ,чернигово-смоленском пограничье.

Рис.11. Знатный дружинник-рус. Реконструкция Олега Фёдорова Рис.12. Монетовидные привески скандинавского типа, принадлежавшие русам. Окрестности Стародуба

Возможно, что похожую судьбу претерпел и археологический комплекс в с. СининПогарского района, первые древнерусские укрепления которого также возникают во второй половине X в. Его городище овальной формы площадью 0,4 га расположено на мысу левобережной террасы р. Вабля. С напольной стороны оно защищено двумя валами (высотой 2,5 и 2 м) и двумя рвами (шириной 6,5 и 4 м). В ходе раскопок под руководством Е.А. Шинакова было установлено, что нижняя часть внешнего рва шириной 0,5 м служила для закапывания основания наклонных наружу заостренных бревен частокола. Перед ним располагалось какое-то длинное наземное сооружение (склад), обмазанное глиной и опиравшееся на два-три ряда параллельных столбов. Площадка примыкавшего к городищу селища была укреплена эскарпом:. склоны его были подрезаны вертикально на высоту более 2-х м по сторонам. По мнению Шинакова, «характер местоположения, тип укреплений, дальность видимости с городища позволяет видеть в нем, прежде всего, пограничную крепость с сильным гарнизоном, нужды которого обеспечивало ремесленное население, прилегающего к нему…достаточно обширного посада. В период первого расцвета поселения во второй половине X - начале XI вв. …на мысу у внешнего вала крепости действовало около десятка печей для получения железа из болотной руды –домниц или варниц… Хотя интенсивность жизни здесь значительно снижается после ХI в. ,поселение переживает новый «взлет» после середины XII в. как крепость на… границе». Добавим, что данный комплекс, конечно, сильно уступал по масштабам и значению на рубеже X-XI вв. Левенскому и был наблюдательным и сторожевым пунктом на перекрестке речного и сухопутного путей. По-видимому, здесь размещался небольшой гарнизон дружинников-русов.

Открытые торгово-ремесленные поселения. Еще два поселения в 80-е гг. X-XI вв. укреплены не были и являлись, скорее всего, так называемыми «открытыми торгово-ремесленными поселениями» (ОТРП). ОТРП занимают место между сельскими поселениями и городами Древней Руси. Их общими признаками выступают: 1) расположение на важнейших торговых путях, 2) крупные размеры; 3) высокий уровень присутствия ремесел, в том числе специализированных; 4) свидетельства международной торговли; 5) функционирование в X-начале (первой половине) XI вв., постепенное затухание активной жизни на протяжении XIв.; 6) наличие военизированного поселения.

Первое из них располагалось в черте современного г. Брянска, в устье р. Болвы, в урочище «Чашин курган». В ходе раскопок 1976-1979 гг. под руководством Ф.М. Заверняева было установлено, что «к первому строительному периоду… здесь относятся остатки нескольких жилищ-полуземлянок, производственных печей, хозяйственных ям и, видимо, гончарный горн… Материал этой поры датируется лепной и раннегончарной глиняной посудой, некоторыми типами наконечников стрел и ключей от замков». Этот период «можно датировать второй половиной X в.». Необходимо добавить, что раннегончарная керамика распространена на всей территории «верхнего селища» (Чашин курган 2 - будущего окольного города летописного Дебрянска) занимающего площадь более 5 га. Кроме того, культурный слой конца X-XI вв. присутствует и на селище Чашин курган 4, расположенного восточнее на площади более 1,5 га. По сведениям Ф.М. Заверняева это поселение распространялось и западнее вверх по Десне на протяжении километра. Таким образом, данное ОТРП занимало площадь не менее 15 га.

Рис.13. Коромысло ручных весов и гирька с открытого торгово-ремесленного поселения Лопушь, рядом – аналогичные весы из Гнёздово (Смоленская обл.)

Второе ОТРП было обнаружено недавно на селище Лопушь Выгоничского района. Оно занимало площадь более 5 га и примыкает с напольной стороны к городищу, которое содержит культурные слои юхновской культуры в XII-XIII вв. На селище было найдено большое количество предметов отнюдь не свойственных рядовому сельскому поселению: стеклянные браслеты, предметы вооружения, ювелирного искусства, металлопластики, книжные застежки и др. Ко времени существования ОТРП в конце X-XI вв. относятся находки фрагментов керамики, украшения, амулеты, наконечники стрел, поясные накладки, ременные бляшки, пряжки, фибулы, миниатюрные складные весы и т.д.

Определяющее значение ремесла и торговли в жизни ОТРП несомненно. Впрочем, их историческое содержание исследователи оценивают по-разному. Одни считают их предшественниками городов, другие – опорными пунктами великокняжеской власти, третьи – военными лагерями киевских князей. Немал был и удельный вес сельскохозяйственных занятий жителей ОТРП. Большая часть ОТРП исчезает в середине XI века. Это было связано с деятельностью великокняжеской власти по созданию городов.

Города.

Судя по данным письменных источников и, особенно, материалам археологии городов (в научном смысле этого слова) в эпоху Древней Руси на территории Брянской области было всего шесть: Стародуб, Вщиж, Дьбрянск, Трубеч, Воробиин и, по всей видимости, Корачев.

Стародуб. Впервые упомянут в летописи под 1096 г., когда в нее было включено «Поучение сыновьям князя Владимира Мономаха», в связи с событиями конца 1078 – начала 1079 гг. (наиболее вероятно – начало 1079 г.). Локализован в урочище Солдатская гора 22.04.1982 Е.А.Шинаковым, Г.П.Поляковым и Н.Е.Ющенко. Город в домонгольский период состоял из трех частей: укрепленных детинца и окольного града и неукрепленного посада.

Детинец города занимал почти треугольный (20 х 65 м) мыс в урочище Солдатская гора, образованный р. Бабинец и ее левым притоком Бычек. Высота его площадки над уровнем реки – 15-17 м. с напольной стороны сохранились остатки вала шириной 10 м. Толщина культурного слоя достигает 4,6 м. Город возник на месте юхновского городища. Его древнерусский слой погребен под 3-4 метрами позднесредневековых наслоений. По керамике и другим находкам (бронзовый ременной наконечник, бронзовый перстень, железная подковообразная фибула, наконечники стрел, железный ключ от замка, бронзовая пряжка с железным язычком) он может быть датирован второй половиной-концом X-XIII вв. Раскопки на площади 26 кв.м осуществил Е.А. Шинаков в 1985 г.

Рис.14. А.В. Куза в археологической экспедиции Андрей Васильевич Куза (1939-1984) — выдающийся археолог, историк, научный сотрудник Института археологии АН СССР, кандидат исторических наук. Автор фундаментальной концепции археологических признаков древнерусского города, ряда других оригинальных гипотез относительно домонгольской истории Руси, которые до сих пор пользуются признанием специалистов.

Окольный город исследовали А.В. Куза и В.П. Коваленко в 1982 г. и Е.А. Шинаков в 1983, 1985, 1987 и 1994 гг. Раскопано 400 кв.м. Он примыкал к детинцу и занимал в XIII веке площадь в 15 га – территорию «Старого города» на плане конца XVIII века. Мощность домонгольского слоя равна 0,5-1,2 метра. В ходе раскопок обнаружены остатки жилых полуземлянок почти квадратной формы и хозяйственной постройки, а также отдельно стоящую квадратную печь, вырезанную из глины. Можно предполагать, что территория окольного города домонгольского Стародуба ограничивалась с запада и востока двумя улицами, которые шли с севера на юг вдоль его укреплений и спускались по оврагам в долину р. Бабинец. В ходе раскопок найдены бронзовые перстни, железные ножи, пряжки, удила, шиферные пряслица, костяной гребень, свинцовое грузило, стеклянный перстень и стеклянные браслеты, обломок железной пластины от панциря, резец по дереву, наконечники стрел, пластина с орнаментом и многочисленные обломки керамики XI-XIII вв. С юга, запада и востока от окольного города размещался неукрепленный посад, занимавший, по меньшей мере, 1 га.

Таким образом, следует констатировать, что древний Стародуб возникает в 70-е – 80-е гг. X в. как маленький форт-сторожевой пункт дружинников-русов неподалеку от Левенской княжеской крепости. После ее угасания в XI веке Стародуб превращается в значительное городское поселение. К 1096 году, судя по письменным источникам, он стал важным стратегическим пунктом и мощной крепостью, сумевшей выдержать 33-х дневную осаду киево-переяславльских войск князей Святополка Изяславича и Владимира Мономаха. В 1167 и 1175 гг. его снова попытались взять штурмом, и снова с тем же результатом. В середине XII века Стародуб становится стольным городом удельного княжества.

Вщиж (ныне маленькая деревушка в 8 км от с. Овстуг Жуковского района), также удельный княжеский стольный город. Впервые упоминается в летописи под 1142 г. Древнее поселение занимает треугольный мыс высокого левого берега р. Десны при впадении в нее ручья Судок. Городище состоит из двухплощадочного детинца ( площадь 3,8 га) и окольного города (площадь свыше 10 га). Неукрепленный посад Судка в урочищах «Прастица» и «Городец». Его исследовали В.М. Зиновьева-Фомина и М.М. Фомин (в начале 1840-х гг.), С.А. Чуев (1901 г.), И.Е. Евсеев (1907 г.), Б.А. Рыбаков (1940, 1948 и 1949 гг.; 30 раскопок, траншей, шурфов и зачисток на краю детинца, у центра детинца и в окольном городе, на валах и во рвах – всего 2000 кв.м).в 90-е гг. XXв. и в первые десятилетия XXI в. археологические исследования во Вщиже проводили Е.А Шинаков, В.Н. Гурьянов, Г.П. Поляков и В.В. Миненко.

Рис.15. Древнерусский город Вщиж. Реконструкция академика Б.А. Рыбакова. Рисунок К. Лопяло
Рис.16. Раскопки во Вщиже. 2005 год. В стенке раскопа виден черный слой пожарища.

Первое население появилось на городище в VIII-X вв. Роменский слой прослежен на стрелке мыса детинца, где сохранились остатки постройки (9,6 х 3,6 м) с большим количеством амулетов-оберегов: просверленные клыки хищных животных, позвонки бобра, камни с крестовидными знаками, костяной гребень и подвеска из арабской монеты-дирхема 896 г. Находки роменской керамики имелись также по берегам Десны и Судка.

К следующему периоду (XI – первая половина XII вв.) относится строительство небольшой крепости, занимавшей только треть будущего детинца. Возможно, Вщиж в это время был пограничной крепостью Черниговского великого княжества – неподалеку от него, на северо-западе проходила граница со Смоленской землей. Укрепления представляли собой неглубокий ров и вал, основу которого составляли небольшие (1 х 3 м) городни. Среди находок этого времени много материалов идентичных вещам с окрестных сельских поселений. Присутствуют также предметы вооружения дружинников-всадников и их коней (обломок меча, посеребренная железная пряжка с золотым изображением бегущего оленя, костяные детали седла и т.д.).

К середине XII века последовала перестройка и перепланировка сторожевой крепости. Втрое увеличивается площадь детинца, который с напольной стороны был укреплен двойным валом и глубоким, шириной в 18 м, рвом. К этому времени относится и сооружение укреплений окольного города. Вщиж достигает максимальных размеров и изменяет свой статус, что хорошо согласуется с летописными данными о переезде во Вщиж в 1156 г. князя Святослава Владимировича. Теперь он – стольный град удельного княжества. В основании новых валов установлены крупные (3 х 5 м) городни из дуба. На стрелке мыса детинца был раскопан котлован шестиугольной башни, а к востоку от нее – остатки фундамента массивной 8-ми или 12-ти угольной многоярусной башни-донжона. Вокруг последней застройка не прослежена, а среди находок – удила, стремена, шпоры, конская скребница и инструменты для очистки копыт. В юго-западной части детинца был исследован княжеский двухэтажный дом с теремом, крытый медными листами. Он был длиной в 14 м, сложный в плане с надстройками в центре. Здесь обнаружены фрагменты стеклянной посуды, большие медные котлы, железная личина от шлема, покрытая серебром и позолотой, стальной стилет, качественная керамическая посуда с клеймами.

Вдоль внутреннего детинца располагались рубленные из бревен дома – пятистенки, построенные почти вплотную друг к другу. Они прямоугольные (3-4 х 6 м) в плане, и были покрыты, вероятно, соломой. Интересной особенностью этих домов было наличие в них огромных печей с кирпичными дымоходами, что не характерно для древнерусских построек этого времени. Набор вещей, обнаруженных в этих постройках весьма скромен – это топоры, долота, бытовая утварь. Около них и на площади вокруг донжона обнаружены погребения в ямах, перекрытых слоем пожарища 1160 г. Это останки жителей Вщижа, погибших в ходе пятинедельной осады города. У внутреннего вала детинца проживали ремесленники. Здесь были исследованы кузница и гончарная мастерская с горном XIII в., в котором сохранились обжигавшаяся там посуда. Больший интерес представляет находка штампа для колтов – инструмента мастера серебряных дел. По мнению Б.А. Рыбакова, в городе трудилось 15-20 гончаров, которые оставили на днищах изготовленной ими посуды свыше 200 различных клейм. Культурный слой Вщижа содержал разнообразные предметы городского быта: ключи, жернова, замки, пряслица, браслеты, ножи, ножницы, керамику и другие многочисленные находки, часть из которых связана с пребыванием в городе дружины. Это орнаментированные костяные детали колчанов, зубчатая шестерня от арбалета и десятки наконечников стрел.

Рис.17. Реконструкция гончарного горна для обжига посуды.
Рис.18. Бронзовый водолей из Вщижа (Государственный исторический музей, Москва).

Из уникальных находок следует отметить бронзовый водолей конца XII–первой половины XIII вв. в виде птицы с головой мужчины, отлитый в Нижней Саксонии, золотой перстень XII-XIII вв. и языческий амулет (клык кабана) с заклинательной надписью – христианской молитвой: «Г(оспод)и помози рабу своему Фоме».

Несколько западнее детинца были раскопаны руины кирпичной церкви. Она представляла собой четырехстолпный трехапсидный храм (13х10 м).восточная пара столбов – квадратные, западные – круглые. Здание было внешне похоже на знаменитый храм Покрова на Нерли На внутренних стенах столбам отвечали плоские лопатки. Наружные пилястры были сложно профилированными; они имели три прямоугольных уступа, скругленный уступ и тонкуюполуколонку. Толщина стен церкви была около 1,2 м. В храм вели три портала. В центральной и северной апсидах отмечено наличие престолов, а в центральной – еще и остатков горнего места. К церкви с трех сторон примыкали галереи – гульбище. С северной и южной сторон были обнаружены 12 колонн, по-видимому, это были пилоны галерей. Здание было сложено из кирпичей – плинф на растворе с примесью цемянки и углей. Кирпичи имели размер 4,5 х 18 – 21 х 26 см. Найдены также лекальные кирпичи разных типов и кирпичи с клеймами. Пол храма был вымощен кирпичами. В середине XIX в. на стенах, еще возвышавшихся над землей на два метра, сохранялись остатки фресковой живописи.

Рис.19. Подсвечники и арка хороса из Вщижского храма (Государственный исторический музей, Москва) Рис.20. Реконструкция Вщижского храма

Раскопки руин храма начала в 1842 г. В.М. Зиновьева-Фомина. Они были продолжены в 1844 г. При раскопках руин храма «найдено до 50, в разных местах, человеческих скелетов… а у наружной стены с левой стороны жертвенника, каменный склеп, по вскрытии коего оказалось, что и в нем тоже человеческий скелет, более же в этом склепе ничего не было. Отличие сего места и могилы от прочих могил… навели… на ту мысль, что могила эта ничья другая как… князя Святослава Владимировича… здесь скончавшегося…. и погребенного во Вщиже в 1167 года». Найдены были и предметы церковной утвари: «две ажурные арки – две стороны осмоугольного медног





Читайте также:
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
ТЕМА: Оборудование профилактического кабинета: При создании кабинетов профилактики в организованных...
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-11 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.054 с.