ВОЙНА НА ТРАССАХ СОВЕТСКОЙ АРКТИКИ





 

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

 

 

Как известно, Карское море исконно считалось русским морем, а в первые годы Великой Отечественной войны — еще и глубоким тылом нашего государства. Но действительность уже в 1942 году показала, что оно перестало быть тыловым, И даже наоборот, скоро превратилось в самую настоящую передовую линию фронта. Правда, к сожалению, об этом в наши дни мало кто знает.

В лучшем случае жителям новой России известно о неудачном походе в Карское море тяжелого немецкого крейсера «Адмирал Шеер» и его столь же неудачном нападении на порт Диксон. Но ведь это лишь один большой эпизод той войны в Арктике.

А то, что здесь в военные годы от ударов врага погибло почти 30 советских кораблей и транспортов, около 800 североморцев, более 300 советских гражданских моряков и почти 500 полярников, большинство из россиян даже не знают, а наши историки вспоминают чрезвычайно редко, И у подобной «забывчивости» была своя основа. Например, вот как вспоминал о тех днях нарком ВМФ Союза ССР адмирал Николай Кузнецов:

 

Следует признать, что в довоенное время мы, в Наркомате ВМФ, недооценивали значение морских путей на Севере и недостаточно разрабатывали проблему их защиты. Поэтому уже в годы войны пришлось создавать новые военно-морские базы, аэродромы, выделять корабли для конвойной службы.

 

От чудовищных ЛЮДСКИХ потерь в Арктике и потерь в технике Советский Союз спасла лишь «близорукость» авторов плана Barbarossa Fall (известного в России как «Барбаросса»). Составители этого плана просто не предусмотрели активных боевых действий вермахта в Заполярье, так как были уверены, что Архангельск и Мурманск без особых усилий перейдут в руки нацистских войск гораздо раньше, чем Москва, Ленинград и Киев. Но фашистский блицкриг — провалился.

Более того, вопреки расчетам руководителей нового рейха Советский Союз стал союзником по антигитлеровской коалиции для Великобритании, а затем и для США. А первые союзнические поставки по ленд-лизу, необходимость перевозки воинских и народно-хозяйственных грузов по Севморпути, значительные потери стратегического сырья на территории Украины и Белоруссии еще и заставили советское руководство изменить свое отношение к обороне Карского моря и берегам Западной Сибири, а также Северного морского пути.

Изначально эти районы оберегали лишь малые силы Беломорской военной флотилии, сформированной уже после начала войны. Только осенью 1941 года на Новую Землю были доставлены и установлены:

• четыре 76-миллиметровых орудия — к западному входу в пролив Югорский Шар;

• четыре 76-миллиметровых орудия — к западному входу в пролив Маточкин Шар;

• одно 76-миАлиметровое орудие (без боезапаса) и одно 37-миллиметровое орудие на северный мыс Желания- А в порт Диксон, где находились главный штаб западного сектора ГУ СМП и основные угольные склады Севморпути, были привезены два 152-миллиметровых, два 130-миллиметровых и два 45-миллиметровых орудия. Фактически эти шестнадцать орудий разного калибра составляли всю защиту «глубокого тыла» на необъятном Крайнем Севере Советского Союза.

Только летом 1942 года из Беломорской военной флотилии были специально выделены корабли и воинские подразделения для формирования Новоземельской военно-морской базы, а еще через год — Карской ВМБ, которые сразу же активно подключились к обороне западной части Севморпути.

И лишь после рейда в Карское море нацистского крейсера «Адмирал Шеер» в нашей Арктике появились дополнительные береговые артбатареи. В августе-сентябре 1943 года их установили на острове Нансена (полуостров Таймыр) и на полуострове Михайлова (полуостров Таймыр), а в августе-сентябре 1944 года — у восточного входа в пролив Югорский Шар, на мысе Челюскина (пролив Вилькицкого) и на острове Русский (район архипелага Норденшельда).

Но если корабельные и авиационные силы защитников Карского моря получили заметную поддержку, то в системе берегового наблюдения (даже с учетом полярных станций Главного управления Северного морского пути) все еще оставались заметные «прорехи».

Не секрет, что наши заполярные берега в довоенные годы были совершенно безлюдны и бездорожны. Их недоступность для иностранцев долгие годы считалась почти аксиомой. Вероятно, поэтому Северный флот имел наблюдательные посты лишь у своей главной базы и в Горле Белого моря.

Но уже советско-финская война показала откровенную слабость созданной на Северном флоте системы берегового наблюдения. Но должных выводов сделано не было, и к началу Великой Отечественной войны на мурманских берегах в составе флотских СНиС было чуть более трех десятков береговых постов. Только после 22 июня 1941 года число этих постов стало быстро увеличиваться.

 

Во время войны (с июня 1941 года по октябрь 1944 года) военным строителям и морякам Северного флота пришлось в срочном порядке соорудить и обустроить 115 штатных и более 450 нештатных постов СНиС. Однако реальная картина с распределением постов СНиС продолжала выглядеть более чем печально. Так, например, на побережье Баренцева моря (от мыса Канин Нос до острова Вайгач) один пост СНиС контролировал в среднем 30 миль исключительно сложной береговой полосы, изрезанной заливами, бухтами и губами. На берегах Карского моря на каждый пост приходилось уже 100 миль зоны ответственности, а на Новой Земле расстояние между постами порой достигало 700 километров. При этом на большинстве постов не было необходимого количества технических средств наблюдения, хотя бы даже таких, как простые морские бинокли, не говоря уже о проводной связи.

Поэтому чаще всего, даже если враг был своевременно обнаружен, информация о нем доходила до командования Беломорской ВМБ и Северного флота через трое, а то и пятеро суток.

 

Стоит ли удивляться тому, что вскоре нацистские арктические базы появились на Новой Земле, а также на берегах Обской губы и Енисейского залива.

Исследование советской военной истории в «секретной» Арктике — дело далеко не благодарное и даже рисковое. Но мы все же решили это сделать, движимые сразу двумя мотивами.

Первый — неизменный и объяснимый интерес ныне живущих поколений (и не только в России) к войне в советском секторе Арктики, который диктуется не столько общей любознательностью, сколько некоторыми печальными фактами нынешней российской действительности.

Второй мотив связан с неотвратимой сменой поколений и появлением значительной читательской массы, для которой Вторая мировая война — далекое прошлое. Этим людям современный книжный рынок предлагает странные крайности: это книги либо чуть ли не реабилитирующие преступления и ошибки сталинского режима, либо показывающие нацистский режим как полного банкрота, терпящего крах в любых начинаниях. Правда, сейчас такие книги выходят не так часто, как в 90-е годы прошлого столетия, но и из них в наши дни можно собрать изрядную библиотеку.

Мы не собираемся вдаваться в публицистическую полемику и придерживаться ни той ни другой стороны, а просто приведем некоторые факты истории, которые рассказывают об участии Третьего рейха в «арктической» войне с Советским Союзом. До сих пор малоизвестные, а вернее, почти неизвестные.

К сожалению, в наших рассказах о тайнах Третьего рейха в советском секторе Арктики пока больше вопросов, чем ответов на них. Но мы искренне надеемся, что это действительно пока и желание знать истину победит тот застой, который есть сегодня в этой области.

 





Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-13 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!