под демонтированным бюстом его





Комната умирает

Марина, студентка, 19
Дед, возможно последний ветеран ВОВ в РБ, лет 90 - 100
Вероника, парикмахер-стилист 26
Геннадий, курсант, 24
Папа
Мама

Кристина, сестра Марины, 26 лет, как минимум 7 лет на учете в миграционном отделении Варшавы.

Збигнев, муж Кристины

Андрей, сосед Кристина и Збигнева

Максим, тоже сосед.

М, мужчина

Ж-2, женщина

Ж-3, тоже женщина

Солдат

Медведь

Модератор группы в вконтакте

Web-археолог

Дети, женщины.

 

 

Комната

Постсоветская комната, как бы и музей, но вообще похоже на аптечные инсталляции Хёрста. Марина в коротком черном платье. Минуты 3 играет The disintegrarion Loops I, William Basinski. Марина медленно моет деда в кровати.

1.

Дед. ты надень пальто
Марина. там холодно?
Дед. сказали что
Марина. куртки мы оставляем в автобусе
Дед. во сколько ты вернешься?
Марина. к шести, думаю. встречусь с
Дед. купи печенья
Марина. я купила, оно есть
Дед. принеси печенья

Марина приносит

Марина. пенсию увеличили
Дед. ну вот хорошо
Марина. да

Марина кашляет.


Дед. ты простудилась
Марина. нет, просто кашель
Дед. надо пить этот
Марина. я знаю. я все знаю
Дед. там есть чай?
Марина. нет, я взяла термос
Деда. вот, возьми печенья. ты заболеешь в этом платье
Марина. дед, я не заболею в этом платье
Дед. холодное лето
Марина. я помыла черешни
Дед. вытащи из удлинителя телевизор
Марина. чтоб лампочка не горела
Дед. чтоб красная лампочка не горела
Марина уходит из квартиры

2.


Марина. дед
Марина. дед

так замерзла и устала, что не может реагировать на смерть деда.

Дед. а?
Марина. привет
Дед. привет
Марина. я подумала, что ты умер

пауза

Марина. тебе принести печенья?
Дед. да.

Дед. что ты думала, скажи
Марина. что?
Дед. что ты думала, когда подумала, что я умер
Марина. я смотрела на место, где должна была гореть красная лампочка.
Дед. а что думала?
Марина. я не знаю. знаешь, типо, надо звонить сначала маме или в скорую, или пойти спать и позвонить утром.
Дед. позвонить утром кому?
Марина. наверное маме
Дед. не надо было бы беспокоить маму, она в отпуске.

Марина скрутила косяк

Марина. На

Дед. Спички в тумбочке

Курят молча 15 сек

Марина. Кристина звонила.

Дед. Как её учеба?

Марина. Она закончила учебу два года назад. Но, видимо, будет поступать там дальше, в эту магистратуру, чтобы остаться в Польше.

Дед. А где она работает там?

Марина. Пока она переехала в Быдгощ, собирает там овощи в парнике

Дед. А она же на этого, юриста училась

Марина. Дед, вот так. Мне надо ей найти свидетельство о рождении бабушки и ей передать.

Дед. Они там, в шкафу, где фотоальбомы.
Мария. Ладно, завтра, я спать, я устала.

3.


Утро. кашель.

Дед. ты простыла

Марина. мне кажется, я заболела. где у тебя градусник?
Дед. посмотри у бабушки
Марина. бабушка, бабушка. отключили горячую воду.
Дед. они же ее недавно отключали
Марина. ну раз в год. съезжу сегодня домой. приеду поздно
Дед. как спалось?
Марина. мне плохо здесь спиться. я не могу спать в бабушкиной комнате.
Дед. почему.
Марина. я лежала и думала, что я тогда подумала, когда поняла что ты умер.
Дед. да и что?
Марина. странно. ничего. мне должно быть стыдно, наверное.
Дед. нет, нет
Марина. я не хочу, чтобы ты умер, но я готова, что ты умрешь, я не готова, что мама умрет, или я не готова была к тому, что могла умереть бабушка.
Дед. включи телевизор
Марина. прости
Дед. пять минут прошло, можешь вынимать градусник
Марина. 37,8
Дед. оставайся дома. холодно
Марина. я должна ехать
Дед. да зачем тебе
Марина. платье забыла посушить, мокрое
Дед. был дождь?
Марина. вчера был дождь. стояли под дождем. возьму у бабушки фен.

Дед. оставайся ты

сушит платье феном. телевизор включен

Марина. я поехала.
Дед. купи печенья.

4.


Марина. дома так холодно
Дед. холодное лето
Марина. лил дождь
Дед. да
Марина. я помыла черешни
Дед. устала?
Марина. да. мне кажется, лето меня не спасает
Дед. от чего?
Марина. от настроения
Дед. тебя обидели?
Марина. обязательно надо иметь врага, чтоб быть обиженным?
Дед. ну тогда чего ты?
Марина. я.
Дед. что я? я тоже я.
Марина. это как я и я, пустота и пустота, ноль и ноль.
Дед. ты устала?
Марина. ты это спрашивал. я выключу свет.

 

 

5.


Марина. что читаешь?
Дед. так
Марина. белорусское сельское хозяйство
Дед. хороший журнал
Марина. ну да

Марина. что пишут

Дед. совет министра. Как не отстать от мира.

Марина. класс

Дед. Нужно вкладывать в человека. Леонид Заяц считает, что успех или неудача того или иного хозяйства в первую очередь зависит от его руководителя и коллектива

Марина. есть что вложить? На запей.

Марина даёт деду таблетку

Дед. а ты что читаешь? Почитай мне.

Марина. Это тоже скучно. Звонила Кристина, у неё там реально проблема с документами, надо срочно найти свидетельство.

Дед. Поищи здесь

Марина. Я смотрела в шкафу, нет

Дед. В альбомах посмотри

Марина. Я альбомы тоже не вижу.

роется в коробке с документами

Марина. Твоё нашла. Тебе медали нужны?

Дед. Ну пусть будут

Марина. Как это дядя не пропил их…

Дед. Бабушка прятала. А зачем тебе ее документы?

Марина. Да надо ей, для вида на жительства что ли. Они там ей весь мозг выели, короче, нужен документ бабушки, что типо она в Польше родилась, пока этот кусок земли не стал СССР.

Дед. Может, это, как хоронили бабушку, может её сестра забрала к себе всё?

Марина. Мне надо до завтра успеть послать Кристине эту бумажку.

Дед. Звони тете.


6.


Марина. все, пиздец.
Дед. что?

Марина. Тётя Яся, забрала в Барановичи всё. Кристина ночует у какого-то мужика в Варшаве и просрочила очередь на подачу документов.

Дед. может там надо…

Марина. Дед, а что надо? Она семь лет пытается получить эту бумажку, и каждый год ее сбрасывают все ниже.

Дед. Как она там живет?

Марина. Херово, дед, спускает все деньги на налоги за свою псевдофирму, платит налоги за польских псевдосотрудников, и ест псевдоовощи, вот такая… псевдожизнь.

Дед. Зачем ей туда ехать было? Вот я помру, пусть живет тут. Две комнаты, хорошие.

Марина. Пани Кристина, запрашам, наступны прыпынак Ангарская Чатыры!

Дед. Летом газоны зеленые. Лес, сосны, грибы растут, помнишь, как мы с тобой собирали здесь грибы?

Марина. Я помню, как я порезала себе спину проволокой бывшего полигона, и маме долго не говорили, что со мной…

Дед. Да, проволока хорошая была, говорил, надо было на дачу забрать

Марина. Дед, на даче и так металлолома полно, вот куда его?

Дед. Пригодится.

Марина. Кому?

Марина кашляет секунд 30, кашель со временем больше похож на симфонию.

Дед. дай я им позвоню. дай мне телефон. они ребёнка убивают
Марина. так. во-первых я не ребенок, во-вторых я должна там быть.
Дед. что значит должна. ты никому ничего не должна.
Марина. я должна получить это сраное образование, чтобы моя мама могла быть спокойна, что у её доченьки есть диплом и я спокойно могла бы устроиться.... я не знаю, продавать сим карты.
Дед. продавать что?
Марина. неважно. в следующем году этого ада не будет, это только после первого курса.
Дед. ты не пойдешь сегодня никуда.

Марина. дед, я бюджетница, мне надо типо отработать.

Дед пытается встать


Марина. не вставай. смотри, нам вчера выдали плащи, я могу надеть под него свитер.
Дед. выпей этих как их
Марина. поищем у бабушки этих как их
Дед. ты можешь поехать на такси
Марина. давай я поеду на такси. завтра последний день. и всё.

Марина меняет деду памперс, делает это почти безэмоционально

Марина. у нас заболело девочек шесть
Дед. и что с ними
Марина. мне кажется, у них будут неприятности
Дед. почему?
Марина. ты бы видел лицо этой женщины там
Дед. завтра последний день?
Марина. да. я включу телевизор

 

7.

Марина. Дед, Кристина выходит замуж.

Дед. Так у неё же был муж

Марина. Ты чего? Кристина, моя сестра, в Варшаве выходит замуж.

Дед. А, Кристинка. Кто муж?

Марина. Только маме не говори

Дед. Что?

Марина. Ну она снимала комнату у какого-то поляка, и, короче, ну у неё там нет документа этого бабушкиного, ну и она там как-то будет женой поляка, вот. У Кристины муж … Зби-гнев. Збигнев.

вышла пауза, видимо, деду не очень нравятся польские мужчины, наверное что-то личное

Дед. Пшек.

Марина. Ну поляк, ну а что.

Дед. Привези мне фотографии. Забери их. Мне грустно без них.

Марина. Я съезжу после парада, обещаю.

Марина подходит к окну, разглядывает маленьких муравьев бегающих по подоконнику, потом на небо.


Марина. завтра дождь
Дед. может быть тучи разгонят самолетами
Дед. одевайся теплее
Марина. я закрою окно
Дед. пусть будет открыто. я воняю
Марина. пахнет твоим адеколоном
Дед. он почти закончился
Марина. я куплю
Дед. там в киоске на остановке
Марина. киоска уже лет пять нету
Дед. на почте еще продается
Марина. я зайду на почту
Дед. купи сразу два, у тебя есть деньги
Марина. у меня твоя карточка
Дед. да, там пароль надо вводить
Марина. я помню пароль
Дед. больше всего не люблю в старости вонь
Марина. мне кажется ты не чувствуешь запах
Дед. мне стыдно говорить о вони. никогда. никогда не возможно избавиться от ненависти. вот сейчас это запах.
Марина. а раньше что же ненавидел?
Дед. всегда есть ненависть.
Марина. у меня нет.
Дед. ну а к этой женщине, которая вас ставит в ряд?
Марина. ты прав, та еще сука

Марина. ну ладно, завтра утром ты меня увидишь по телевизору, мы будет после огромного куска хлеба, только не спи.
Дед. не буду спать
Марина. честно
Дед. Честно

 

Парад


8.

Комната тускло освещена, лицо деда не видно, включен телевизор, по которому идет парад по БТ, танки, самолеты, дети в военной форме и фальшивых орденах, крупным планом лица военных, военная техника, балет тракторов, огромный хлеб, потом полторы секундный общий план девочек с флажками, где то там, промелькнуло счастливое лицо Марины, смотрящей в камеру дрона, пролетающего над ней, и снова танки, государственный флаг, гимн

Марина. ну что, ты видел меня?
- .
Марина. спишь
- .
Марина. дед.
- .
-Марина. дедушка

Марина. я купила тебе одеколон

По включённому каналу БТ идет вечерний повтор утреннего парада. Марина стоит у окна и смотрит на муравьев, потом в окно, где салют в честь дня Незалежнасцi.

9.

Та же квартира, та же комната, спустя ровно год. Марина сидит на полу в белых колготках по пояс, белых туфлях на каблуке, белом лифчике и накинутой толстовке адидас, рядом с ней, около двери, сидит стилист Вероника.


Вероника. ( прислушивается типо что там за дверью) Так, там тишина.

Говорю, что тихо за дверью. Кажется, они вышли из квартиры, может откроем дверь?
Марина. Нет

Вероника. Какая же вы дура. Просто конченая дура. У-е-бан-ка.

Марина смотрит в одну точки и накручивает на палец прядь залакированных волос

Вероника. Алё! Вы уебанка!

Марина. Ага…

Вероника достает из косметички вроде пудру, смотрит в зеркало, пудрится

Вероника. Я спотела.

(Вероника пытается привстать, чтобы открыть форточку)

Марина. Окно не трогать! Сидеть. Стоп. Стоп. Стоп. Тише. Пожалуйста.

(Марина начинает плакать)

Вероника. Блядь.

Пауза

Вероника. Может быть тогда уж откроем бутылку? Что у вас есть?

Марина. Шампанское…

Вероника. что еще?

Марина. сок…

Вероника. так шампанское, давай.
Марина. открывайте
Вероника. из горла, непротив?
Марина. тут где-то был стакан

Пытается найти что-то в шкафу

Марина. вот
Вероника. граненый, прекрасно
Марина. вы не брезгуете?

Вероника. да тут спиртиком все продизенфицируется, все прекрасно

Вероника разливает шампанское, пьет, морщится

Вероника. Тёплое. Отстой. Дай соку.

Марина подает пакет сока. Вероника распечатывает коробку сока.

Вероника. Блядь, пролила. Есть салфетка?

Марина подает салфетку.

Вероника. Ну влажная, мои закончились.

Марина. Нет, влажной нет.

Вероника. Ну давай.

Вероника пытается впитать салфеткой мокрое пятно.

Вероника. А апельсиновый сок отстирывается?

Вероника пьет сок. Морщится.

Вероника. С мякотью! Ну что ж ты не сказала, что с мякотью!

Марина. Есть яблочный, домашний.

Вероника. Ай всё.

Вероника понимает, что надо что-то делать, но не понимает что. Пытается поправить пряди на голове Марины.


Вероника. Мне кажется, вы перенервничали, давайте позвоним, может они вас ждут, поедем, вы покушаете, выпьете, отдохнёте.
Марина. Да прекратите. Всё.

Вероника видимо невыдерживает


Вероника. Слушай, дорогая, я сегодня из-за тебя еще две свадьбы просрала. Число. Число сегодня счастливое
Марина. Выпейте еще.

Вероника. Нахрена ключ в межкомнатной двери?

Вероника. Можно мне хотя бы выйти?
Марина. Нет

Вероника начинает искать в комнате ключ


Вероника. Я что заложница?
Марина. Нет. Вот вам деньги, только не кричите, пожалуйста
Вероника. Дура ты
Марина. Красивые ногти вы сделали, спасибо
Вероника. Мне тоже нравятся
Марина. можете мне их отстричь обратно?
Вероника. ты что? ты совсем с ума сошла? это моя работа, это, это в конце концов искусство!
Марина. ясно, давайте еще выпьем
Вероника. Теплого шампанского?

Марина. Ну другого нет.

Вероника. А за что? Пьем за что?
Марина. За любовь!
Вероника. Это что за прикол.
Марина. Нет серьезно, за любовь!

Пьют

Вероника. Какой отстой реально.


Вероника. Ты что не любила его?
Марина. Любила
Вероника. Испугалась?
Марина. Нет. Или да, не знаю.
Вероника. Что «не знаю»?

Марина долго молчит.

Марина. Он крабовыми палочками пахнул.

Вероника точно осознала, что находится с ненормальной

Вероника. Окей, раз на то пошло, можно я твое платье надену?
Марина. Надевай.
Вероника. Дорогое?
Марина. Ну так
Вероника. Не влезаю
Марина. Подожди.

Марина помогает впихнуть Вероникины складки в платье, но оставляет спину не завязанной


Вероника. Влезла. Поджимает.

Вероника улыбается, примерно как Мона Лиза.


Марина. А ты замужем?
Вероника. Не-а
Марина. Почему?
Вероника. Не знаю
Марина. Что значит «не знаю»?
Вероника. Ну был там один, снимали однушку возле Чижовки-Арены, я говорю, что у меня все клиентки либо в центре, либо в Уручье, а в Чижовке никто не женится, только умирают, говорю, давай снимать в центре.

Марина. А он?

Вероника. А он псих какой-то, работу не мог найти, завел кота, пить стал, потом начал мне отца напоминать, кричал, потом это, рукоприкладствовал немножко, ну а я что, больная нейкая, я поехала к подруге жить, она вот в Уручье, тут и метро рядом.

Марина. И что не переживала

Вероника. А кто он мне такой?

Марина. И сколько вы прожили вместе.

Вероника. Месяца три, ай мужики – наебка одна, смотрю на эти свадьбы, вот серьезно не понимаю, как в эту вот сферу выйти

Марина. Какую сферу?

Вероника. Да космическую сферу. Серьезно, я не знаю, я вроде нормальная, а вот свадьба, семья, как на роду заклятье.

Марина. Давайте выпьем за вас, чтоб все хорошо было.

Опять пьют тёплое шампанское.

Вероника. Родителей расстроила ты наверно. Я б вот только из-за родителей так не сделала.

Марина. А, знаешь, я наверное из-за родителей так и сделала: вот живут-живут, а любви совсем нет.

Вероника. Хотя б живут, хотя б вместе.

Марина. А твои что?

Вероника. Ой, мама моя натерпелась. Папа после афгана был, и , вроде, ты растешь там, в школу ходишь, пушкина там на память учишь, коласа-купалу, папе читаешь
Марина. мой родны кут, як ты мне милы
Вероника. типо того, с подругами ходишь, и всё так как-то непринужденно, а приходишь со школы домой, папа в коридоре обосраный валяется, в отключке, куры по нем прыгают, я ему «папа, папочка, вставай», и ты даже не ругаешься, не злишься, тащишь его в комнату. Полоска говна по линолиуму тянется, становится длиннее, бежишь окно открывать, плачешь, кричу «папочка», кур выгоняешь…

Марина. А мама что?
Вероника. А мама ничего, ничего, и для меня это было ничего, такая видимость, такая…серая тишина, ничего вокруг нет, а афган он, знаешь, там… внутри, как овчарка без намордника, бегает внутри тела и жрёт пропитые куски мяса.
Марина. А что с папой?
Вероника. Сейчас? Сидит.
Марина. За что?
Вероника. Ну вот это всё эти овчарки…Изнасиловал там по пьяни малолетку, а мы с мамой уехали, я не знаю что с ним, не могли смотреть соседям в глаза. Мы ж из деревни, там все друг друга знают. А куда переезжать? К кому?
Марина. Ой, давай выпьем, за мир что ли, хотя бы в наших головах.
Вероника. Да, вот почему не изобрести укол такой, чтоб этих овчарок выпустить из себя, и пусть бегут себе
Марина. А что девочка та?
Вероника. Какая? Овчаркой покусанная?

Вероника Нервно улыбается


Марина. Ну да, с ней всё в порядке?
Вероника. Там мальчик был, мальчик, Антоша. «Мой родны кут, як ты мне милы, забыць цябе не маю силы…»

В открытую форточку забирается свидетель Гриша, в зеленом военном праздничном костюме, друг жениха

Вероника. Марина, открой окно
Марина. Нет.

Вероника. Там чувак в костюме.

Марина. Белобрысый?

Вероника. Нет, лысый.

Марина. Закрой шторы.

Вероника. Блядь, тогда дверь открой и не выёбывайся, что за.

Марина открывает окно.

Гриша. Ну вот нахера, нахера ты это сделала. Бля. Два лимузина заказали, хамер, ленту сам цеплял, шарики Оксанка моя дула.

Марина. Оксанке привет

Григорий залезает с коробкой конфет и цветами

Гриша. Ну с праздником тебя, Марина
Марина. Спасибо.

Гриша пытается радостно смотреть на Марину, в то же время есть желание ёбнуть Марину по лицу со всего размаха, но это желание он подавливает.

Гриша. Я Григорий.

Вероника. Вера. Ника.

Гриша. Ага.

Радостно смотрит на Веронику, и подавляет то же желание.

Марина. Где все?
Гриша. Мужская сторона поехала в ресторан, твои – домой.
Марина. Они так и не познакомились…

Гриша. А что? Они первый раз в Минске, дети приехали, а тут такое. Повезли детей в кафе, заказано же всё.
Вероника. Мариночка, может мы поедем в ресторан тоже.
Марина. Если только ты будешь в моем платье.

Гриша очень сильно подавляя желание заломать Марине руку, потом повалить ее на пол, и бить ногой, решает открыть бутылку водки и выпить. Гриша очень долго пьет. Пьет и плачет. Водка стекает у него по лицу, по шее, на костюм, на пол. Марина и Вероника завороженно смотрят. Гриша допивает и кидает бутылку об стену. Молча стоит и улыбается. На глазах слёзы. Чихает.

Гриша. Марина, поехали купаться в Ждановичи. Ты и я!

Марина. С нами Вероника.

Гриша. Вероника! Поехали купаться в Ждановичи!

 

 

10.

Ждановичи


Солнце заходит за кусты водохранилища. Марина, Вероника и Григорий сидят на покрывале.
Марина в купальнике. Вероника так и не решилась поплавать. Недалеко мусорный контейнер.
Марина ходит вокруг с зажигалкой и палит палку против комаров. Геннадий допивает бутылку коньяка, который они купили по акции в евроопте. Те же герои, в тех же одеждах и прическах, только им по 11-14 лет. Распогодилось. Происходящее больше похоже на лекцию, начиная с поэтики пространства Г. Башляра, продолжая А. Клиновым и заканчивая вообще непонятно чем, похожим на Дж. Литтела.

Гриша. Например, что можно сказать о весьма простых образах счастливого пространства.
Вероника. Гриша, давай проще
Гриша. Закрой глаза. Просто закрой глаза. Видишь? Я вижу остров, там все очень-очень идеально, там ровные дороги, много леса, вымытые машины и люди с ровными спинами.

Вероника. Я не вижу.

Гриша. Всё, остров пропал. Нету.

Вероника. Я вижу город.

Гриша. Какой?

Вероника. Например, наш город. Или может больше. Подожди, сейчас сосредоточусь. Подожди.

Марина. И я вижу город. Солнечный город, желтая пыль, которую видно на солнце.

Гриша. Надо найти любимое место в этом городе.

Марина. Нашла.

Вероника. Подождите. Подождите. Так.

Гриша. Нашла?

Вероника. Допустим. Это место…

Гриша. Не говори. Только внутри. Только про себя.

Вероника шевелит губами описывая свое любимое место.


Гриша. Так вот, меня действительно интересует, то, что мы чувствуем к этому любимому месту, как мы ценим это пространство. Пространству, принадлежащему только нам.

Марина. Я бы дополнила это место

Гриша. Нельзя, надо принять его таким как оно есть.

Марина. Ну что за фигня, а? Мне, например, нравится архитектура Захи Хадид, я хочу вмонтировать её дом вот сюда.

Показывает рукой куда бы ей хотелось вмонтировать дом, и все как бы понимают что за дом и в какое место.


Вероника. Это ни при чем.
Марина. Ок, тогда я пуста, я пуста перед местами силы, нет энергии что-то оправдывать и над чем-то думать. Буду просто лежать.


53.917613, 27.583826 забытый сталин на якуба коласа

Вероника. Я попала в дом.
Гриша. Дом превращается в очень сложное психологическое целое, сетка улиц с коммунистическими названиями покрывает листья деревьев, припаркованные машины, остановки, школьные заборы…
Марина. Три недели жила на Коммунистической, ничего не покрывало.
Гриша. Ты, ну вспомни, вспомни пространства былого одиночества, пространства, в которых мы страдали от одиночества, наслаждались одиночеством, желали одиночества, отрекались от одиночества.

Беды 13

Нарочь

Богино

Полочанки

Осовы

Цна

Припять


Гриша. нет, этим домам недостает не только вертикальной сущности, но и вообще, они не являются частью природы, отношение между жилищем и пространством становятся искусственными. Энергия, мы должны найти источник силы!
Вероника. У меня есть источник силы, у подъезда, ахренительная пальма из пластмассовых бутылок

Гриша. Не подходит. Бля, я выпью, Вероника, ты откуда вообще?
Марина. знаешь, я думаю, что нам дана уникальная возможность.
Гриша. и
Марина. возможность начинать все сначала, при этом зная конец
Вероника. и ты знаешь свое начало и конец?
Марина. начало да, конец он на то и конец, как в хорошем кино, его не ожидаешь.
Гриша. хорошее кино?
Марина. да, хороший хорор
Гриша. архитектурное порно
Марина. пусть так, у каждого свой жанр.
Вероника. так в чем эта уникальная возможность?
Марина. в ахерительном драйве беспамятства, неимение, как его, кода. культурного кода. мы как такие флешки, понимаешь, стирают и заново, сначала, с чистого листа, а до этого черновик.
- ?
Марина. ну то есть смотри, всем же абсолютно пофиг на войну, например там, с Москвой в тыщашестьсоткаком-то.

Вероника. Это что?

Марина. Когда сдох каждый второй: пусть литовцы и поляки рефлексируют, мы бац, заново взбороздили трактором поле, засеяли его картошкой вперемешку с черепами.
Гриша. Ну ты полезла в ВКЛ, какое отношение это вообще.
Марина. Так в этом и кайф, понимаешь, ни-ка-ко-го, мы здесь и сейчас, ни сегодня, ни завтра, тупо сейчас, а сейчас не существует, понимаешь.
Вероника. Тупо сейчас - тупо нигде! Вэлкам.
Марина. Да, или вот двадцать лет знойной херни в 18 веке, попиздились так, что каждый третий умер.
Гриша. это вообще что и когда?
Марина. Не важно, главное спусти это все, как в унитаз. И уже поздно копать колодцы, слишком большой костяной покров.

Вероника. Я вам такую историю про колодец и кости расскажу!
Гриша. Зато можно строить небоскребы.
Марина. Нет, чтобы зацепить небоскреб, надо еще пару пластов. Наши там ребра, черепа наших детей, внуков и остальных беспамятных. Короче, чувствуй систему!
Гриша. что чувствовать?
Марина. ну впитывай
Гриша. что впитывать?
Марина. момент!
Вероника. скажи-ка дядя ведь не даром, Москва спаленная пожаром, а ты вот прикинь, а, до того как поджечь этот третий Рим, сколько надо было переебать баб на пути, сколько надо было сожрать сала, и выпить самогона, чтоб потом отморозить на обратном пути ноги в Березине, и по ту сторону греться теми же бабами и самогоном— итого каждый четвертый.
Гриша. Бля, это из ЦТ по истории РБ?
Марина. В тебе есть французская кровь?

Вероника. Вообще. Если они там такие дофига толерантные, могли бы нам тогда уж сделать бесплатные визы во Францию, поездки там…

Гриша. Я поставлю музыку, чтоб не так грустно было.

Из телефона играет Лариса Грибалева «Немного Солнца в холодной воде». После первого припева реплика Вероники

Марина. Так, я смешаю апельсиновый сок и бульбаш, чтоб выпить за 250 тыщ чуваков с дырой в затылке!

Вероника. Я не буду, спасибо, он с мякотью.

 

Куплет


Марина разливает в пластиковые стаканчики

Гриша. Ну давайте уж и за тех, кто их это...
Ну и за тех, их потом тоже же это...

Вероника, Марина. Давайте!

Марина. Хороший грунт, давайте закусывать землей.

Гриша. Мне кажется здесь есть пульки нквд, только они в пыли пепла с еврейских пожарищ.

Вероника. Ну что за жесть, Григорий. Тут травка зеленеет.

Марина. Подожди, до евреев не дошли, давай за этих, за сибиряков!

Гриша. О, миллиончик, в Сибирь, и опять каждый четвертый, слава отечеству!

Марина. ты понимаешь, что все эти чуваки реально, часть такого масштабного проекта «здесь и сейчас», и мы тоже в этом проекте.
Гриша. Ну и вишенка на торте - всем по раку от чернобыля! Задувай, у тебя сегодня праздник!

Марина задувает свечу на торте

Вероника. А у меня подруга реально сгорела от рака, мы работали в месте.

Гриша. Загадала желание?
Марина. Да

Танцуют что ли техно под Грибалёву, смеются и плачут.

Марина. Давай теперь за еврейских мальчиков, девочек, их мама и пап, вместе с ними давай уж и за немецких солдат, убитых партизанами и партизанов, убитых немцами.
Вероника. Бля, за немцев пить не буду, нафиг
Гриша. Давай за красных
Вероника. Ну за этих можно

Марина. Это всё часть такого агро-рока.
Вероника. Агро рока?
Марина. Да, и мы часть этого рока, ну как в древнегреческой всей этой... там все под роком
Вероника. Так а наш рок какой?
Марина. А это мы не знаем,
Вероника. Если предположить, что в последний раз умер каждый четвертый
Гриша. То нас трое
Марина. Не знаю, но будет весело
Гриша. Они построят что-то новенькое я думаю. Будут писать иероглифами или вязью, или придумают свой язык. Их Иисус точно не будет рожден 9го мая. Но небоскребы они еще не построят.
Марина. Они все пойдут под фундамент нации, живущим моментом
Гриша. Конечно, сохранятся, группы в вконтакте, которые найдут археологи, они расчистят там погоню и бабушку-модератора группы, которая будет писать сообщения беларуской латинкой, потому что будет жить где-то в америке, они узнают что такое бчб, и вообще...
Марина. Они усядутся в черные тракторы и вспахают наши кости
Вероника. Пью за нас! И нас в этом моменте.


Марина. Гриша, у тебя такой большой прыщ на лбу, можно я его выдавлю
Гриша. Только аккуратно

(Марина давит прыщ на лице Григория, потом они целуются, звучит музыка Les Boreades, Acte IV, Scene IV – Teodor Currentzis, MusicAEterna 7.02)

Вероника, смотрит на цветы, растущие за мусорным баком

Вероника. Это же неотианта клобучковая (neottianthe cucullata)! пойду букетик нарву.

 

 

11.

52.224573, 21.086172

Варшава

Збигнев. Знаешь, я до тебя не целовался
Кристина. Вообще?
Збигнев. Ну в губы, так женщину не целовал
Кристина. Почему?
Збигнев. Мы в детстве поехали на море, мне было лет пять, и я словил медузу, было много медуз около берега, а неклторые медузы были уже не в воде, а на берегу, и не совсем на берегу, а между берегом и морем, и на песке и в воде одновременно, понимаешь?
Кристина. Да
Збигнев. И они лежали врассыпную вдоль этой бесконечной мокрой полосы. Вот. Я взял одну маленькую медузы в две руки, хотел занести ее в море, чтобы она не высохла на солнце, даже успел придумать ей имя. Перед тем, как выпустить её в воду я прижался к ней губами, это был мой первый поцелуй, я хотел как в фильме, знаешь, долго так, как будто мужчина и женщина едят друг друга. А она меня ужалила, я обжег себе губы, и сильно жгло. Хотелось плакать, или кричать, бежать, рассказать все маме, но я не стал.
Кристина. Ты выпустил ее в море?
Збигнев. Нет, я выкинул ее на берег, только не на тот берег, а на песок, хотел ее засыпать этим песком, а потом подумал, что тогда на нее не будет попадать солнце
Кристина. Это же просто медуза
Збигнев. Да, я знаю. К вечеру она превратилась просто в корку, а потом я отнес эту корку в море... когда мы с тобой познакомились, я дал тебе имя, мне не нравится твое имя?
Кристина. Что?
Збигнев. Мою прабабушку звали Кристина, не могу же я трахаться с прабабушкой
Кристина. Ты говоришь странные вещи
Збигнев. Тем более она жила в этой квартире. Я долго ни с кем не трахался, тут было много распятий, и фотографий моих родственников, и они мне не мешали, и когда я приводил женщину к себе, они все начинали смотреть на меня, это ужасно
Кристина. Я никогда не думала об этом, наверное, это правда ужасно.
Збигнев. Да, вот представь, ты только вставил член, а они все, все с этих чернобелых фотографий начинают пялится, и еще езус распятый смотрит, ну короче, никогда ничего не происходило
Кристина. И ты поступал с этими женщинами как с медузами?
Збигнев. Ну типо того, я провожал их до остановки, возвращался домой, дрочил на кухне и ложился спать.
Кристина. Почему на кухне?
Збигнев. Потому что когда я убрал все фотографии, и думал, что все получится, и я пригласил одну женщину, с которой я работал, у нее были муж и дети, вобщем я увидел в окне крест
Кристина. Какой крест?
Збигнев. Ну сейчас не видно, но зимой, когда нет листьев, там виден костел с торчащим крестом
Кристина. Я во время с тобой познакомилась
Збигнев. Да, у меня не так много было женщин, обычно они бывают летом
Кристина. Прости, можно я пописаю?
Кристина. Да, конечно

Збигнев. Мне выйти?
Кристина. Если можешь...спасибо.

 

Через некоторое время Збигнев возвращается


Збигнев. Почему ты включаешь воду, когда писаешь?
Кристина. Не знаю, привычка
Збигнев. Это странно
Кристина. Странно, что у тебя унитаз на кухне.
Збигнев. Я привык, если хочешь можем его вернуть обратно, просто там специальный слив для рыбок. А, Надо корм для рыбок купить, можешь перекинуть мне на карту 40 злотых?
Кристина. Я поищу, у меня должно быть в сумке

Пьет пиво. Отрыжка.

Збигнев. И на пиво немного. Закончилось.

Улыбается.

Кристина. Если у нас будет ребенок, я не смогу работать, нужны будут деньги
Збигнев. На ребенка?
Кристина. Да, еда, памперсы, коляска, одежда, я не смогу кормить твоих рыб и ребенка
Збигнев. Значит у нас не будет ребенка
Кристина. Ты предлагаешь
Збигнев. Шутка

Смеется

Збигнев. Я знаю один секонд хенд, он около вокзала, там есть детские вещи, а коляска, вроде есть у моей сестры на даче, у нее в 2006 точно кто-то там родился, розовая такая коляска.
Кристина. А если у нас будет мальчик?
Збигнев. Тебя не устроит розовая коляска?
Кристина. Это будет странно...
Збигнев. Слушай, у меня розовый сони эрикссон, нашел его в 16 автобусе, и нормально, купил на алиэкспресс зарядку, и никто слова не сказал.

Збигнев. Я найду коляску. Найду работу, потом найду коляску.
Кристина. Ты знал, что над нами снимают квартиру два парня из Беларуси? Я познакомилась в лифте, я могу спросить у них про работу для тебя.
Збигнев. Педики эти? Они из Беларуси?
Кристина.Почему педики?
Збигнев.Я слышу как они трахаются, особенно слышно в комнате аквариумов, там хорошая аккустика.
Кристина. Не может быть, я знаю один работает на стройке
Збигнев. Это самое ужасное, самое тоскливое, щемящее чувство, когда ты,просто так вышло, никто в этом невиноват, одинок, и все! А соседи трахаются. Вот понимаешь, этот звук, с твоим сука личным одиночесвтом несопостовим, это делает твое ебучее одиночество еще более ущербным, как будто его дразнят. Да, дразнят!

Кристина. Ну у тебя есть я…

Збигнев. Суки, строители! Перестраивают нашу великую католическую Польшу, пидоры. Кругом пидоры! Пидоры! А если наш сын будет пидором?
Кристина. А если у нас будет дочь?
Збигнев. Тогда не придется менять коляску. В любом случае.

Кристина. Вобщем, я спрошу про работу у него, мы вроде хорошо общались.

Збигнев. Пиздец, работать на стройке, да еще с педиками!

Збигнев. Дай еще немного, у тебя есть мелочь?

 

12.

Квартира этажом выше. Ужин. Збигнев, за неимением собственного телевизора, смотрит полностью выпуск вечерних новостей, потом прогноз погоды.

Молчание

Збигнев. Так вот, вы бы не могли трахаться по тише?
Андрей. Трахаться?
Збигнев. Да.
Андрей. Мы не спим уже больше полугода...

Максим. Меньше
Андрей. 7 месяцев мы не спим вместе.
Андрей. Тут рядом, построили новый миграционный центр, Максим познакомился в тиндере с сирийцем
Максим. Он ливанец
Андрей. Короче, с арабом, у Максима теперь араб
Збигнев. Ненавижу черножопых, почему их всех в Германии не оставят?
Максим. У Абира здесь семья. Жена, её брат, и две дочери.
Кристина. У него есть жена?
Максим. Да, но я с ней не знаком
Збигнев. Вот, блядь незадача
Збигнев. То есть, вы это, с мусульманином?
Андрей. Да, по четвергам и субботам, когда у меня ночные смены.
Кристина. Почему вы так спокойно говорите об этом?
Андрей. А как надо?
Максим. Вы будите чай? Есть хороший ливанский чай.
Кристина. Да, я буду.
Збигнев. Я бы пива
Максим. У нас в холодильнике должна быть банка пива, я посмотрю
Кристина. Вы давно живете в Варшаве?
Андрей. Кажется, три года, Максим чуть больше.

Андрей. Да, я в Беларуси получал больше денег, и работа была лучше, но здесь посимпатичнее что ли. Раньше, когда мы были вместе, мы покупали за 30 евро билет и могли на 2 дня слетать в Барселону, ну в Рим, сейчас не летаем, но я откладываю по привычке эти 60 евро на туда-обратно, может быть съездим, хотелось бы.
Максим. Есть рахат лукум
Кристина. Да, давайте
Збигнев. Нет, спасибо, у меня зубы от него болят.
Кристина. Я ищу мужу работу, может быть у вас есть там место какое-нибудь?
Андрей. Я спрошу.

Андрей. Вообще, интересно, мне 32 года, я снимаю квартиру в таком же панельном доме, как и у себя в Минске, плачу за аренду, за проездной, мне не нравится моя работа, я здесь почти никто. сплю, ем, сру, еду 14 остановок на 2 автобусах в одну сторону и 15 остановок обратно, работаю и заново, заново, заново.

Кристина. Может быть вам тоже познакомиться с кем-то, найти кого-то
Максим. Я ему предлагал
Андрей. Кого?

Збигнев. А домой? Вы можете уехать обратно домой?
Андрей. Я думал об этом, но это как шаг назад.
Кристина. Это вы назвали это шагом назад

Андрей. Такое, знаете, чувство отсоединенности от пространства, предметы они будто расслаиваются, типо вот рахат лукум он отдельно от коробки, и присыпка отдельно от рахата лукума.
Збигнев. Я думаю, вам стоит отдохнуть, съездите на море, вот в Болгарию, там недорого
Кристина. Максим, а Максим, вы в ответственности за человека, свозите его на море
Максим. На море это вот все слушать, да
Кристина. Но вы же вместе
Максим. Мы... как этот вот рахат лукум. Присыпочка отдельно.
Андрей. А что делать, снимать квартиру недешево, тут мы платим поровну, да и как-то привыкли друг к другу.
Максим. Я не знаю, чего он киснет, я вот для себя многое открыл в Варшаве. Сейчас покажу.

Максим. Собственно, я назад точно не собираюсь, если только вперед, ну а что я в своем ебучем Могилеве делать буду? Вот смотрите.

Максим ставит на плазме диск, на котором транслируется травести-шоу с его участием, музыка Кристина и Збигнев в мелком ахуе, Андрею хочется плакать, ему 32.

Максим. Ну вот и всё.

Женщины занимаются кундалини йогой 2 мин.

 

13.





Читайте также:
Особенности этнокультурного развития народов Пензенского края: Пензенский край – типичный российский регион, где проживает ...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-06-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.087 с.