Фланка – форменная суконная рубаха, надеваемая на тельник.




КУРСАНТ УМТ

СТЕНА (ПРЕДИСЛОВИЕ)

 

Автор как на духу признаётся, что сей опус рождался в немалых творческих муках - мильярд терзаний, не меньше…

Толчком послужила мельком оброненная, ежели не ошибаюсь, Фопом-старшим фраза во время встречи выпуска УМТ-86 уже – Боже, как летит время… - десять лет назад: «А почему бы тебе не описать нашу историю?..»

И мемуары сии стартовали незамедлительно. И незамедлительно затормозились. Капризная Муза не залетала по утрам в мою светёлку. Может быть, она залетала с другими?..

То одно, понимаешь, мешает, то другое. Тем не менее, работа хоть и в вялом режиме шла…

И только сейчас, в преддверии будущей легендарной встречи УМТ-81, в силу некоторых личных обстоятельств (появилось время, и т.д.), автор решил таки завершить сей блестящий титанический труд.

Но для чего он вообще должен выйти в свет?..

Здесь есть ряд нюансов. Во-первых, это своеобразные мемуары. Во-вторых, некая краткая энциклопедия курсантской жизни. В-третьих, имеется ещё один важный психологический нюанс.

Время идёт, и скоро поколение, рождённое в шестидесятых годах прошлого века, естественным образом отойдёт от активной жизни. Некоторые уже сошли с дистанции преждевременно – Царствие им Небесное…

Возникает простой вопрос: «Какой же смысл в нашей жизни был?..» И вытекающие из него: «Почему мы такие?..», «В чём наша заслуга либо вина?..»

Не хочется изобретать велосипед. А посему позвольте привести замечательные слова одной из читательниц «Комсомольской правды», когда-то поразившие меня своей глубиной:

«Мы выросли в добром мире наших отцов, в золотом сиянии славы дедов. Любовь занимала центральное место в душе. Любовь в ее исконном, полузабытом теперь значении. Не как желание получить и потребить человека. А как нежная и бескорыстная душевная привязанность. А как же брежневский застой? Так ведь я пишу о своем среднем уровне. Диссиденты, Сахаров, права человека – это все было в элите. А у нас жизнь от получки до получки, а весной сады цветут, купить бутылку портвейна не проблема, дети играют на улице до темноты, никто не обидит…»

Лично я полагаю, что в этих словах читательницы «Комсомолки» - «Любовь занимала центральное место в душе» - и кроется секрет, так сказать, соль земли нашего поколения. Говорится же в одной великой книге: «Бог есть любовь…»

Кратко вспомним, что пришлось пережить нам, рождённым в СССР в шестидесятых.

Череда смертей вождей, Афганистан, перестройка с ускорением, сухой закон, Чернобыль, насаждение кооперативов, талонная система, первый путч, развал Союза, либерализация цен, финансовые пирамиды типа МММ, челночество, задержки зарплаты, безработица, второй путч, разгул «братков», первая Чечня, дефолт, вторая Чечня, приход к власти Путина, кризис 2008 года, сидение на кресле Медведика, санкции… При желании, список сей можно дополнить…

И, тем не менее, мы всё это вынесли.

Наш запас прочности оказался воистину железобетонным.

Как учили наши славные добродушные преподаватели Макаровки, в СССР все механические изделия изготавливались с шестикратным запасом прочности. Я уверен, что это относится и к людским изделиям...

Возможно, что благодаря этим качествам нашего поколения Советский Союз не сорвался в катастрофу настоящей гражданской войны…

Воспрепятствовала этой катастрофе стена ПРОЧНОСТИ и ЛЮБВИ нашего поколения…

А теперь давайте познакомимся с, так сказать, кирпичиками этой Стены прочности и любви (здесь ещё один нюансик выплывает - знаменитый альбом «Пинк-Флойда» «Стена»…).

Ещё с вашего позволения несколько слов о композиции данного опуса. Скелет его выглядит примерно следующим образом. Поскольку внутри, как заявлено автором, непременно должны содержаться «три источника и три составные части» (помните истмат?..), то повествование пойдёт в трёхзвенной плоскости.

Положим, две энциклопедических главы, основанные на ЛВИМАРЕ (см. ниже), затем – хронологичный эпизод из бурной жизни курсантов УМТ-81, перемежаемый эссеистическим бредом «Записки на гюйсах». Впрочем, они могут и хаотично перемешиваться сообразно буйной фантазии автора…

По-моему, достаточно стройно, не правда ли?..

 

ЛВИМАРЬ

Слово предоставляется курсанту Теоретику, который является составителем этого чуда филологической науки.

Теоретик: «Охотно поясню замысел моего титанического труда. ЛВИМАРЬ – суть краткий толковый словарь макаровского жаргона. То есть, здесь собраны слова, либо совсем непонятные гражданам, поверхностно знакомым с таким изумительным явлением как ЛВИМУ им. адм. С.О. Макарова, либо же малопонятные. Этимология названия также прозрачна. Поскольку есть СЛОВАРЬ, отчего ж не быть ЛВИМАРЮ?.. Отдельно признаю, что автор не претендует на академичность своего труда».

Абитура– сокращение от «абитуриент». В целом обозначает время, проведённое в общежитии ЛВИМУ во время сдачи вступительных экзаменов.

Академ –длительный отпуск (как правило, год) в связи с болезнью или семейными обстоятельствами.

Арктик –он же Пингвин, курсант Арктического факультета с тремя специальностями – «Гидрография», «Океанология», «Метеорология».

Баба– приличная девушка.

Банан– «двойка», неудовлетворительная оценка на экзамене.

Бардак– привычное состояние для ЛВИМУ.

Блондинка– форменный воротник (гюйс) с белой подкладкой.

Бомба– конспект лекций, разделенный на листы. Бомба перед экзаменом пряталась обычно под рукава голландки.

Боны -чеки Внешторгбанка, отовариваемые в спецмагазинах «Альбатрос». Примерный курс – 1:10. То есть, 1 рубль-бон соответствовал 10 обыкновенным «рыжим».

Борзость– вопиющая наглость.

Бухло– крепкие спиртные напитки.

«Васька»- корпуса ЛВИМУ на Васильевском острове.

Виза– допуск к загранплаванию. Соответственно, визирование – одно из самых нервных и длительных мероприятий.

Военмор –курсант военно-морского училища.

Гады– форменные, положенные по Уставу ботинки.

Гадюшник– плохой кабак.

«Гвоздь» –осенне-весенняя форма одежды (шинель, фуражка).

Гражданка –любая гражданская одежда.

Гюйс –форменный пристегивающийся воротник.

Двухнарядник– самодельный кипятильник из лезвий для бритья. Если это кустарное электротехническое изделие находил старшина, то обладатель автоматически получал два наряда вне очереди.

Долбежка –заучивание.

Дуб– выпускник ЛВИМУ.

Дурбат– группа курсантов, лишенных отпуска (зимнего) из-за бананов на сессии.

Дятел– курсант радиотехнического факультета.

Жбан– голова курсанта.

Жопа– тяжелое, безвыходное положение.

Заводка– обязательный пролог драки.

Загранка– плавпрактика за границу.

Залёт –жопа в результате грубого нарушения дисциплины.

Зёма –земляк.

Иногородец– иногородний курсант.

Кабак – бар, кафе, ресторан.

Кадет– курсант.

Кадр– странный человек.

Капуста

1. Деньги.

2. Шитая эмблема на головном уборе старшины.

Карась– курсант первого курса.

«КАТЮША»- Курсантский Академический Театр Юмора и Шутки (детище судоводительского факультета).

Колокола– брюки-клеш с расширением от бедра.

«КОМПОТ»- Курсантский Объединенный Мужской Преимущественно Оптимистический театр (детище радиотехнического факультета).

Кошкин дом– женское общежитие на Васильевском острове.

Краб - шитая эмблема на головном уборе старшины.

Крокодил– не очень красивая девушка.

Кубарь– кубрик, комната.

КУРСАНТ– студент ЛВИМУ. Существует расшифровка сего звания: «Колоссально-Универсальная Рабочая Сила, Абсолютно Не Желающая Трудиться».

Кэп– ротный командир.

Лапа– выгодное знакомство, родство.

Лапша– явная ложь.

Лаушник– курсант Ленинградского арктического училища (ЛАУ).

ЛВИМУ– собственно, выражаясь студенческим языком, альма-матер. Официальное и полное название – Ленинградское ордена Октябрьской Революции высшее инженерное морское училище имени адмирала Степана Осиповича Макарова. Существует расшифровка: «Литр Водки И Можно Учиться».

Ликбез– общеинжерный факультет, базировавшийся на Стрельне (ОИФ).

Липа -выпускной диплом ЛВИМУ.

Маклак– спекулянт.

Мех– курсант судомеханического факультета.

Мица– курсантская фуражка.

Мореман – моряк.

Наряд– бессмысленное с точки зрения курсанта суточное времяпровождение. Смысл наряда – выполнение и увиливание от множества хозяйственных и прочих работ.

Нацкадр– направленный на обучение преимущественно от южных республик.

Оргпериод– своеобразный курс молодого бойца, обязательный после каждого отпуска.

ОРСО -организационно-строевой отдел.

Охта– корпуса ЛВИМУ на Заневском проспекте.

Паук -курсант, дежурный по учебному корпусу.

Пенсия– курсантская стипендия (12 рублей 50 копеек). Курсантам, сдавшим сессию на «отлично», назначалась повышенная стипендия – 15 рублей.

Пивняк– пивной бар.

Пиво– любимый курсантский напиток.

Пингвин– курсант Арктического факультета (он же Арктик – см. выше).

Плевок– жестяная круглая эмблема на головном уборе.

Помдеж– помощник дежурного офицера по училищу. Назначался из курсантов пятых курсов.

Потники –носки.

Пролет– неудавшаяся шара.

Пятак– курсант пятого курса.

Роба– повседневная х/б форма одежды.

Садовод– курсант судоводительского факультета.

Самоход– самовольная отлучка.

Сампо– самостоятельная подготовка.

Сапог– солдат либо курсант училища СА.

Сека– внутренний курсантский патруль ЛВИМУ.

Система– любое училище закрытого типа.

Скачки– танцы, дискотека.

Сквозняк– увал с ночевкой.

Снятие– знакомство с бабой либо шмарой.

Сопливчик– форменный галстук особого рода в форме манишки.

Сопля– курсовой нарукавный знак.

Старшина– младший командный состав из курсантов.

Стрелок –курящий чужие сигареты.

Стук –наушничество.

Стукач– стучащий курсант.

Таракан –буфет на Ваське.

Толпа– хаотичное сборище более 2-х курсантов.

Тройка– выходная форма одежды.

Тюлькин флот– Министерство рыбного хозяйства.

Увал- увольнение в город.

Фланка – форменная суконная рубаха, надеваемая на тельник.

ФОП –Факультет Общественных Профессий. Факультатив общественно-политической направленности. Одновременно это – курсанты УМТ: ФОП-старший и ФОП-младший.

Ходя– ротный командир УМТ-81.

Цидуля – рапорт.

ЦПХ– торгово-кулинарное училище в Стрельне (расшифровывается неприлично).

Чурка –тупой человек.

Шара– главный негласный закон курсантов. Смысл шары – в достижении цели с минимальной затратой усилий.

Шаровик– курсант, обожающий шару.

Шакал– нехороший человек.

Шланг– лентяй.

Шмара– девушка, женщина легкого поведения.

Шмон– 1. Неожиданная проверка. 2. Неприятный запах.

Шмонька –школа мореходного обучения.

Шорох– беспокойство.

Шпора -краткий ответ, изложенный на маленькой бумажке,на экзаменационный вопрос.

Шоха– подлиза.

Шевроны– нарукавные нашивки старшин.

Экватор –середина учебы в ЛВИМУ.

 

ДОВЕСОК К ПРЕДИСЛОВИЮ

Ещё малость разъяснений. Чтобы не было путаницы.

Автор решил не приводить настоящие фамилии действующих лиц. Только клички (Список набора УМТ-81 присутствует в Приложении – Авт.).

Эти псевдонимы, придуманные жизнью, помимо флёра таинственности для постороннего глаза, во многих случаях раскрывают какую-то грань личности конкретного курсанта. Клички – это же так по-курсантски, не правда ли?..

Правда, к преподавателям этот нюанс относится не полностью. Также, и этот факт достоин немалого удивления, у некоторых курсантов, если не ошибаюсь, не было кличек. Поэтому для соблюдения условий равноправия клички для них придуманы Графоманом.

По прошествии времени некоторые клички звучат неприлично. Поэтому приходилось, понятное дело, смягчать, находить отдалённые синонимы…Все равно ведь все себя узнают, не правда ли?

Автор надеется, что никто в обиде не будет. Ничего личного, это лишь путешествие в наше курсантское прошлое. Автор постарался по максимуму соблюсти краеугольные принципы политкорректности и толерантности.

Как сказал один замечательный русский поэт Виктор Тимофеев:

«Жизнь... Взойдя уже на крышу,

Не черню и не белю...

Но – все меньше ненавижу,

И – все более – люблю...».

Что ж, в путь, любознательный читатель…

 

АБИТУРА

Суть– сокращение от «абитуриент». В целом обозначает время, проведённое в общежитии ЛВИМУ во время сдачи вступительных экзаменов.

Абитуриент — это зародыш курсанта. Увы, не каждому абитуриенту дано увидеть свет Божий глазами выпускника Макаровки. Бывают здесь и выкидыши, и аборты, и ДЦП, и даже кесарево сечение, — всё как в жизни…

С абитурой знакомы лишь иногородние, то есть приехавшие поступать в ЛВИМУ из городов и весей нашей бескрайней Родины, и, что очень существенно, - не имеющие в Ленинграде родственников, у кого можно беспрепятственно, без маленьких трагедий и проклятий пожить месяцок, если повезёт и удастся сдать все вступительные экзамены.

Абитура – это прежде всего процесс сдачи вступительных экзаменов. Но не только…

Чтобы проверить свои потрясающе глубокие знания, нужно было сначала пройти довольно строгую медкомиссию.

Будущий курсант ЛВИМУ по идее должен был обладать воистину железным здоровьем. Первый барьер – зрение. На все плавательские специальности допускались юноши со стопроцентной остротой зрения. И только УМТ и Арктический факультет (специальности «Океанолог» и «Метеоролог») делали небольшое послабление до 0,8 на каждый глаз. То есть, теоретически очкарикам сюда вход был заказан. Но, как сказал поэт, «древо жизни пышно зеленеет», и поэтому в Макаровке было предостаточно исключений из строгих правил… Взять хотя бы для примера курсанта Ник Николса с его внушительными роговыми очками…

Большие подозрения внушали и абитуриенты с заметными шрамами – следами от каких-либо хирургических операций.

Самое забавное испытание ожидало абитуриентов в кабинете начальника медчасти Бурова, который и должен был вывести в его личном деле заветную надпись «ГОДЕН».

Лысый, округлый, с хитрым ленинским прищуром, Буров огорошивал вошедшего абитуриента вопросом типа: «Назовите мне определение производной…» Либо же словно Дед Мороз просил почитать какой-нибудь стишок. Хорошо хоть, что на стул не приказывал вставать…

Определение производной помню до сих пор: «Производная есть отношение приращения функции к приращению аргумента, когда последний стремится к нулю»…

Только потом я понял, для чего это был нужен этот трюк. Проверялось, заикается ли абитуриент. А некоторые медицинские инструкции ДСП недвусмысленно указывали, что заикам вход в военные и военизированные училища воспрещён…Якобы это свидетельствовало о некоем генетическом отклонении либо проблемами с психикой…

Впрочем, не исключено, что на инструкцию также можно было закрыть глаза. Курсант Молчун в наборе УМТ-81, например, был образцовым заикой – и ничего…

После успешного похода в буровский кабинет «забуревший» абитуриент шёл сдавать экзамены. Их было четыре: два устных – математика и физика; два письменных – контрольная по математике и сочинение по русскому языку. Можно сказать, там всё было честно. Экзаменатор абитуриента специально не заваливал.

Среди абитуриентов нередко встречались оригиналы. Так, мой знакомый Володя Ивашковский, несколько лет назад отслуживший срочную службу, панически боялся сочинения. И уговорил пойти вместо себя на экзамен товарища по кубрику, который благополучно написал сочинение на «три». Однако этот фортель Володе не помог. В дальнейшем он, срезавшись на устной физике, уехал домой…

И ещё один важный нюанс абитуры. Парни, живя в курсантском общежитии, поневоле знакомились с условиями будущей учёбы. В том числе – с требованиями дисциплины. Некоторым даже приходилось во время абитуры даже нести определённые наряды – мыть гальюн, например, подметать коридор, и т.д.

Курсанта Быка на абитуре 21-й линии это возмущало. Выполнять какие-либо общественные работы без гарантии поступления Бык считал аморальным, и поэтому всякий раз успешно уклонялся. Возмущал его и запрет готовиться к экзаменам в кубриках. Для этого требовалось идти в макаровскую библиотеку…

Ну и заключительный нюанс. Абитура длилась с конца июля до третьей декады августа. Время в городе-герое Ленинграде -благодатное, тёплое. Неплохой шанс познакомиться бегло с достопримечательностями сей славной столицы.

Абитуру в наборе УМТ-81 прошли многие – те же Сэм, Колян, и другие…

 

АКАДЕМ

Академдлительный вынужденный отпуск. Как правило,- на год. В академ уходят в связи с болезнью или семейными обстоятельствами. Курсант, пропустив по уважительным причинам сессию, сваливается с учебного конвейера, вязнет в ворохе житейских проблем, - и физически не может продолжать учёбу.

В академ пришлось уйти Бичу.

На первом семестре четвёртого курса в академ вследствие хронической неуспеваемости ушёл живописный оболтус Нык. Его следовало бы для порядку отчислить, но у Ныка был блатной папа – целый заместитель начальника училища по хозчасти, - похлопотавший насчёт академа.

В своеобразный академ по неуспеваемости угодил где-то на курсе третьем курсант с красивым и, главное, очень редким именем Глеб, уроженец Красноярска. Не могу сказать что-либо определённое об этой личности. Пожалуй, был он воплощением абсолютной невозмутимости. Каждый раз, вернувшись из увольнения, в которое предпочитал ходить в гражданской форме одежды, с любовью, доходящей до фанатизма, чистил свои дивные импортные кроссовки изумительного белого цвета.

Так оно и было: в одном из кубриков активные члены Лиги сексуальных реформ (речь о ней попозже – Авт. ) отбиваются от грубых интимных домогательств Аллочки-людоедки, а в это время в умывальнике Глеб при свете луны любуется на диво стачанным задником своей кроссовки… Как написал нём Графоман в своей монументальной квази-поэме УМТ-81: «Спокойно смотрит Глеб/ На плесенью покрытый хлеб…». В дальнейшем его следы совершенно потерялись. Похоже, что Глеб из академа так и не вышел…

Самое грустное в академе – моментальное выпадение из толпы. Ты уже перестаёшь по объективным причинам быть своим в родной роте, а в чужой ещё предстоит найти достойное место. И найдёшь ли?..

Так, не смогли прижиться в УМТ-81 патологический шланг Ник Николс (он же Клетчатый), Набат, Сынок Коммуняки. Совершенно инородным телом смотрелся Математик. Впрочем, он всегда был себе на уме.

Нык, если не ошибаюсь, также не совсем вписался в толпу «карасей» - набор УМТ-82.

Нормально в УМТ-81 прижились, как его называл Мурло, Александр Д,Фитилиу (бывший арктик-гидрограф) и Пхеньян (бывший судоводы).

Ну и, наверное, почти как родными стали Арнольдыч (бывший электрик), Мурло и Основной (экс-радисты), уходившие в академ в связи с проблемами со здоровьем.

 

УРКИ В ЛВИМУ

Поступить в Макаровку Быку (он же Билл, он же Дядька, он же Кабан, он же Быканыч,он же Носорог) удалось со второго раза.

В первый раз он также хлебнул немного «абитуры», умудряясь, правда, по своему обыкновению уклоняться от самых неприятных вещей. Таких, как уборка мест общего пользования (гальюна), например. Во второй раз он, хорошо представляя все прелести жизни на 21-й линии, вежливо отказался от направления в курсантское общежитие.

Что примечательно, со второй попытки Бык перебрал на два балла больше, чем требовалось по проходному. Вместо требуемых девятнадцати он хапнул целых двадцать один. Не ирония ли судьбы? Когда у него были крепче знания? Сразу после школы, или же после учебы в ПТУ, когда он целый год только и делал, что пил, курил, и другими «излишествами нехорошими» занимался?..

Один преподаватель во время устного экзамена по математике, когда Бык не смог решить дополнительные примеры, искоса глянув на личное дело данного смиренного абитуриента, на котором красовалась особая отметка, с некоторым полуудивлением-полуразочарованием спросил:

- И такие пустяки не может решить золотой медалист?

- Я не медалист, - с достоинством пояснил Бык. – У меня «красный диплом» ПТУ…

- Тогда понятно, - кивнул головой экзаменатор. Льдинки в его глазах мигом растаяли, и он уверенно поставил в ведомость «четверку».

Экзамены все сдавали в главном здании ЛВИМУ на Косой линии Васильевского острова – старинном особняке готической архитектуры из красного кирпича, бывшем при царе-батюшке обыкновенной богадельней – то есть приютом для старушек. Когда Бык узрел свою краткую как выстрел фамилию в списке прошедших по конкурсу, он, удовлетворенно хмыкнул, закурил «беломорину» и, пуская колечки дыма, задумался. Странно, но радости, чего-либо похожего на щенячий восторг, не было. «Не умеем мы радоваться, а жаль», - глубокомысленно заключил Бык и тем же вечером укатил в купейном вагоне роскошного поезда «Ленинград-Варшава-Берлин», чтобы повидаться с родителями и любимой…

И вот настал день мандатной комиссии. По правилам только после этого происходило формальное зачисление на первый курс. Теоретически можно было, наверное, не пройти мандатную комиссию. Говоря современным языком, не пройти фейс-контроль. Конечно, это маловероятно. Хотя, если какой-нибудь идиот вздумал бы прибыть туда, предварительно употребив, положим, чекушку, да отлакировав её двумя бутылками пива «Ячменный колос», то почему бы и нет?..

Забегая вперёд, скажем, что явных идиотов среди набора УМТ-81 вроде бы не имелось…

Короче говоря, нормальная человеческая логика требовала, пожалуй, даже вопияла прибыть на мандатную комиссию в строгом, ласкающем номенклатурный глаз костюме из бостона либо же на худой конец – из отечественной шерсти с примесью лавсана, выспавшимся, тщательно, до синевы выбритым, благоухающим одеколоном с лёгким оттенком выпитого утром кипячёного молока.

Бык, казалось, все сделал для этого…

Накануне вечером Бык каким-то шестым чувством, звериным нутром, понял, что на краткое время пути его как личности, и креплёного вина расходятся.

Немногим погодя, просматривая в красном уголке своего рабочего общежития по улице лейтенанта Тарасова по цветному телевизору «Фотон» художественный фильм «Земля Санникова», он хмуро и монашески-остужающе глянул на Галку Козлову, попытавшуюся будто невзначай прижать к нему свое плотное горячее бедро….

Затем без пяти минут курсант УМТ перед отходом ко сну, предусмотрительно выскоблив подбородок новым бритвенным лезвием марки «Ленинград», решил постирать свои роскошные расклешенные брюки из вельвета цвета беж, так называемые «штруксы». Сушить он их вывесил на чердак общежития, где даже при температуре наружного воздуха свыше десяти градусов царствовала изнуряющая духота. Замечательно сохло белье…

Однако именно этой судьбоносной ночью в колыбели Октябрьской революции бесконечно шелестел обильный дождь. Утром оказалось, штруксы не высохли. Более того – мокрые брюки отказывались натягиваться на крепкие бёдра Быка. Приличных брюк-дублеров в пределах досягаемости не было… А времени - в обрез.

Бык задвигался стремительно и непредсказуемо: надел тренировочные шерстяные штаны клёш синего цвета, обильно оросил себя одеколоном «Русский лес», и после краткого раздумья накинул на плечи пиджак корешка по комнате Серёги Масловского. Этот шедевр портняжного искусства Страны Советов был из ворсистой ткани в крупную клетку, здорово смахивая на воровской «клифт» конца сороковых годов. Картину завершала не мене живописная деталь: Бык несколько дней назад постригся претенциозно коротко, походя теперь на дебошира, отсидевшего положенные пятнадцать суток...

Короче говоря, на фоне Быка даже в жлобского цвета двубортном костюме фабрики «Большевичка» можно было уверенно идти на церемонию вручения Нобелевской премии.

Вот так хмурым августовским утром в ЛВИМУ на своеобразном параде-дефиле мужской моды начала восьмидесятых возник весьма странный персонаж. По широкому коридору третьего этажа факультета УМТ на Косой линии невозмутимо прогуливался персонаж из фильма «Место встречи изменить нельзя» - сущий урка из Марьиной рощи.

Это дефилировал Бык.

Делать нечего – ловким щелчком стряхнув невидимую пушинку с клетчатого плеча, неторопливо и слегка косолапо ступая по красному ковру с узбекским узором, приблизился успешный абитуриент к столу и, не сморгнув глазом, отрапортовал председателю мандатной комиссии о своём состоявшемся прибытии.

Взгляд его глаз цвета коньяку «Белый аист» с примесью абсента был прям и прост, дыхание ровным, кожа – со следами ровного лёгкого загара, полученного на пляже Баваровки, без признаков нервного румянца.

Легкий оттенок изумления мелькнул в глазах солидных, убеленных сединами членов комиссии... Животы импульсивно колыхнулись под пиджаками…

Комиссионеры, заглянув в личное дело, понимающе переглянулись. Дескать, все понятно: техническое училище металлообработчиков на Охте, насыщенная бурными событиями жизнь в гуще ленинградского пролетариата, подавленное моральное состояние вследствие близкого знакомства с работой токарного станка «ДИП», дегустирование креплёных вин отечественного розлива и так далее... У одного из членов комиссии почему-то мелькнула блудливая мысль: «А вдруг это профессиональное преступное сообщество протягивает сюда свои длинные руки?..»

Короче, Бык убедительно доказал, что на мандатной комиссии щегольской костюм и лаковые туфли - не решающий фактор…

В коридоре толпа – завтрашние одноротники - невольно таращилась на Быка. Потом, уже будучи курсантом, он выяснил, что его наряд действительно произвёл сильное впечатление. Говорили: «А помните, на мандатной был один кадр в спортивных штанах?..»

И тогда Быку доставило немало удовольствия сказать: «Так это ж был я...»

 

«ЗАПИСКИ НА ГЮЙСАХ»

ХУ ИЗ, КУРСАНТ УМТ?..

Меня тут попросили разъяснить, почему сей опус называется так нагло и претенциозно – «Курсант УМТ»?..

Дело в том, что свежеиспечённый шестой факультет ЛВИМУ долгое время оставался загадкой для непосвящённых.

Вообще – что означают эти загадочные буквы – «УМТ»?..

Разновидность зимней обуви (унт – умт…)?..

Фамилия?.. Приходит на ум старая шутка: «Какое ни возьми сочетание букв – это и будет фамилия еврея…»

Лаконичное ругательство?..

Иногда впросак попадали даже вполне осведомлённые во всех смыслах товарищи.

Так, во время одного из разводов суточного наряда, один из заступающих на дежурство кап-три (по неофициальной информации им был легендарный Фанера – Авт.), делая перекличку, громогласно выкрикнул:

- Курсант Умт!..

А в ответ - тишина…

Фанера грозно повторил:

- Курсант Умт!!!

Снова тишина… Может, не вернулся из боя?..

И тогда сообразительный помдеж шепнул на ухо оплошавшему офицеру: «Товарищ капитан третьего ранга, Умт – это не фамилия… И Рейсфедер, и Ватман, кстати, – не фамилия… УМТ – это не человек, а целый факультет. Здесь, в ведомости суточного наряда, вы приглядитесь, напечатано: «УМТ – 3 человека»…»

По официальной версии, первые курсанты-эксплуатационники появились в ЛВИМУ в 1976 году. Хотя, если копнуть историю, то окажется, что нечто подобное уже было в конце сороковых – пятидесятых годах.

Так что курсанты, поступившие на УМТ в 1981 году, были в некотором смысле юбилейным набором. Раз юбилейное – значит, необычное, выдающееся. Без ложной скромности скажем, что 65-я рота набора 1981 года это предположение подтверждает…

Инициатором создания нового факультета в «Макаровке», по слухам, был сам тогдашний министр морского флота Тимофей Борисович Гуженко. Якобы министр намеревался открыть подготовку для отрасли управленцев (менеджеров) нового типа.

Почему товарища Гуженко не устраивала прежняя система? Трудно сказать. Ведь до того процесс изготовления инженеров-эксплуатационников был налажен и действовал как часы.

Небезызвестный Одесский институт инженеров морского флота (ОИИМФ) пек эксплуатационников как блины.

Перефразируя известного юмориста Мойшевича, кстати, тоже выпускника ОИИМФа с дипломом инженера-механика подъемно-транспортного оборудования, можно вывести такую схему.

ОИИМФ - распределение в порт стивидором, приписки докерам, назначение начальником склада продовольственных грузов, махинации с кофе в зернах – суд, колония строгого режима.

ОИИМФ - распределение в пароходство, работа сменным диспетчером, переход в финансовый отдел, махинации с суточными инвалютными выплатами – суд, колония строгого режима.

ОИИМФ – распределение в проектно-конструкторское бюро, намеренные ошибки при проектировании нефтеналивных плавпричалов, махинации со сметой строительства портопункта – суд, колония строгого режима.

ОИИМФ – распределение в АСПТР (отряд аварийно-спасательных и подводно-технических работ), работа групповым диспетчером, переход в планово-производственный отдел, приписки по часам водолазных спусков, махинации с водолазным имуществом б/у (– овчинные тулупы, меховые чулки, вязаные фески и прочее) – суд, колония строгого режима...

Может, что-то в ОИИМФе было неправильно?..

Допустимо также с большой натяжкой предположение, что в верхах догадывались о необходимости, пардон, перестройки, ускорения, нового, наконец, мышления... Отсюда и попытки влить «новую кровь» в морально дряхлеющий управленческий организм.

Так вот, якобы министр Гуженко приказал разработать во всех отношениях оригинальную учебную программу для будущих заправил морского флота двадцать первого века. Легенды утверждают, что для курсантов УМТ предусматривались даже стажировки в Англии с целью максимального погружения в чужую языковую среду. Отголоском этого решения, по-моему, были ободряющие, сказанные по секрету, слова известной преподавательницы Алины Ивановны Кроленко в адрес курсанта Быка: «Я буду ходатайствовать о направлении вас и Сорокела на стажировку в Англию...».

На что Бык внешне смущенно, потупив взор, с благодарностью улыбнулся, а внутренне желчно подумал: «Как же, ждут меня в Англии, не дождутся... Не далее как третьего дня звонили, беспокоились, почему, мол, уважаемый курсант, не едете?..». Курсант Бык уже на первом курсе не верил в коммунизм. Пардон, здесь открывается слишком широкая тема…

Фактор обучения в системе закрытого полувоенного типа также понимался министром Гуженко как важное непременное условие. Тем самым подразумевалось внедрить будущим менеджерам привычку к железной флотской дисциплине. Может, тогда из карьеры инженера-эксплуатационника исчезнет такой непременный атрибут как срок в колонии строгого режима?..

Однако вышло все по известной черномырдинской формуле: «Хотели как лучше, а получилось как всегда...» Или ещё лучше, по Черномырдину: «Те, кто выживут, ещё смеяться будут…»

Не мудрствуя лукаво, учебную программу один к одному содрали с эксплуатационного факультета всё того же ОИИМФа и, добавив толику цемента в виде организационно-строевого отдела (ОРСО), стали штамповать «управленцев нового типа».

Кстати, действительно название «Управление морским транспортом» звучит внушительно и несколько туманно. Черт знает, чем они занимаются!..

Что тогда удивляться тому, что в биографиях выпускников УМТ образца 1986 года можно встретить такие эпизоды как служба в милиции, тюремной системе, и даже, страшно сказать, КГБ, работа водителем-дальнобойщиком, торговля пирожками на Московском вокзале, несколько месяцев в камере следственного изолятора «Кресты», управление модельным салоном или даже редактирование рекламной газеты…

ГОД 1981-Й

«Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1981, до начала же перестройки четвёртый. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом…»

Напомнить об основных мировых событиях каждого нашего курсантского года подсказал один из моих старших товарищей.

Конечно, для этого пришлось мне нырнуть в интернет, поскольку через столько лет, признаться, вспоминается всё с большим трудом. Лично я, например, отлично помню, как болел за тбилисское «Динамо» в финале Кубка кубков, когда особенно Виталий Дараселия, совершив воистину слаломный проход, забил решающий гол. Как народ тогда радовался этому – искренне и беззаботно...

Ещё смутно помню какую-то напряжённость вокруг Польши. Ну и, конечно, помнится и тлеющая тогда где-то далеко тлеющая война в Афганистане…

Как говорил когда-то в фильме Доцент: «Тут помню, а тут – не помню…»

Короче, по-моему, получилось довольно любопытно. Конечно, это далеко не все главные события 1981 года… Кому-то, может быть, одним из главных покажется тот августовский день, когда он увидел свою фамилию в списке зачисленных в Макаровку… Что ж, дело хозяйское…

Пища для размышлений и сравнений здесь, несомненно, есть. Вот, например, оказывается и тогда наша страна подвергалась санкциям со стороны США… Впервые заговорили о ВИЧ-инфекции (СПИДе)… Евреи взяли да разбомбили в Ираке ядерный центр. Не спрашивая ни у кого позволения… Самолёт над территорией СССР сбит был нашими доблестными ПВО… И так далее…

В общем, вот он 1981 год – как на ладони…

 

14 января — в Якутии найден один из самых крупных алмазов — 342 карата.

 

19 января — в Алжире США и Иран заключили соглашение об освобождении 52 американских заложников, удерживавшихся 14 месяцев в плену (с 4 ноября 1979 года).

 

25 января — Рональд Рейган сменил Джимми Картера на посту президента США.

- В Китае Цзян Цин («мадам Мао» — жена Мао Цзэдуна) приговорена к смерти, с отсрочкой исполнения приговора на 2 года (позже казнь заменена на пожизненное заключение).

- Госсекретарь США А. Хейг заявил о причастности СССР к международному терроризму..

 

7 февраля — под Ленинградом при взлёте разбился самолёт Ту-104. Погибло почти все руководство Тихоокеанского флота: 17 адмиралов и генералов. Всего катастрофа унесла 52 жизни.

 

8 февраля — 19 болельщиков футбольного клуба «Олимпиакос

» и два болельщика клуба «Афины» погибли и 54 получили травмы во время давки на стадионе Караискаки в Пирее.

9 февраля - В отставку отправлен премьер-министр Польши Юзеф Пиньковский, его сменил на этом посту генерал Войцех Ярузельский.

20 февраля — США обвиняют СССР и Кубу в попытках вмешательства во внутренние дела Сальвадора.

 

21 февраля - попытка государственного переворота в Испании. Офицеры Национальной гвардии во главе с Антонио Техеро захватили депутатов парламента. Переворот был сорван благодаря королю Хуану Карлосу.

- Завершено строительство нефтепровода Сургут — Полоцк.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!