Комментарий: Источники Х.-А.




Второй целью комментария было установление источников Х.-А. Наш географ судя по всему был "кабинетным ученым", а не путешественником. Разве что описание Гузганана (Guzganan) (§ 23, 47.), и может быть Гиляна (Gilan) (§ 32, 24.-5.), отражают в тексте некоторый личный опыт. Что касается остальной информации, она основана на чужих материалах, которые были, похоже, двух типов, viz.: книги [4] и вся прочая информация, проходящая под рубриками yadhkird-i hakiman "воспоминания мудрецов" (f. 2a2), [5] akhbar "донесение [услышанное]" (ср. f. 13b3: ba-akhbar-ha ba-shanidim), или просто dhikr "упоминание" (f. 12a2). В тексте нет указаний на то, какие именно детали происходят из неписьменных источников, если только мы не отнесем к этой категории вышеозначенные подробности относительно Гузганана и Гиляна.

Абул-Фадл Гульпайагани (v.s., стр. ix) высказал интересное предположени, назвав Х.-А. "Предисловием к Карте". В некоторых фрагментах (листы 5b11, 8b10, 25b13, 33b16, 37a15) наш автор действительно упоминает Карту, составленную им, которая определенно представляла собой нечто большее, чем иллюстрацию к тексту. Нам известно, в частности, что на ней были показаны переходы между Рухуд (Rukhud) и Мултан (Multan) (v.i., стр. 121), о которых нет упоминания в тексте. Тщательное изучение текста убедило меня, что многочисленные места, где приводятся специфические перечисления, есть результат "считывания с Карты", [1] часто безотносительно естественного деления территорий: горных хребтов, водоразделов и дорог. [2] Это открытие способствовало толкованию множества фрагментов текста. Таким образом, представляется, что Карта была составлена прежде чем текст, и если это так, мы не можем не придти к заключению, что автор работал на основе какой-то предшествующей КАРТЫ, которую нам следует рассматривать в качестве одного из наиболее важных источников его компиляции. В своем Предисловии (v.i., стр. 18, примечание 5) Бартольд предполагает, что книга Балхи, возможно, представляет собой лишь пояснение к картам Абу Джафара ал-Хазина (Abu Ja'far al-Khazin). Над ними же (в большей или меньшей степени измененном [3] виде) мог также работать и наш автор.

Усовершенствованием, которому лично он сам отводил первое место, похоже было уточнение деления карты на "пределы" со строго установленными границами, как они приводятся в описании каждой отдельной страны. Уже само название Hudud al-Alam указывает на значение, которое наш автор придавал этой задаче. Для стран хорошо известных эта задача не представляла трудности, хотя в восточных областях, начиная с Хорасана, координаты [4] как правило показывают некоторую погрешность, в основном как если бы наш автор принимал северо-восток или восток за север (ср. замечания к §§ 7, 4., 12 [стр. 270], 17, 23, 24, 25, 48, &c.). Это распространенная ошибка мусульманских географов, ср. Истахри, 253, цитата на стр. 351, возможно частично она связана с различием точек восхода и заката солнца в летнее и зимнее время. [5]

Возможно, неточности нашего текста объясняются смешением киблы (** направление на Мекку, необходимое для правильной молитвы) и юга, естественным для Ближнего Востока, но приводящим к серьезным ошибкам в областях, расположенных дальше к востоку. [1] Относительно менее изученных территорий автору следовало проявить большую мудрость и не стараться быть чересчур точным, а предоставить необходимую широту воображению. Он же хотел втиснуть известные ему сведения в формат карты, и в этом причина столь грубых ошибок, подобных его локализация V.n.nd.r и Mirvat'ов, что поясняется в примечаниях к §§ 46 и 53, а также его несуразностей с печенегами и кипчаками (§§20-1). Он пал жертвой стремления к картографической точности. Кроме того, за исключением разве что печенегов, [2] он не делает различия между историческим миграциями племен, а также разными формами их названий. Особенно это заметно в описании северо-западной части Черноморского побережья (см. примечания к § 22, § 42, 16. и 18., а также §§ 45, 46, 53).

Каким бы ни было влияния Карты на Текст, последний сам по себе несомненно представляет полное описание мира, известного мусульманам в 10-ом веке н.э. Несмотря на смутные ссылки на "книги", akhbar, и т.д., количество оригинальных источников, имевшихся в распоряжении нашего автора, не могло быть большим. Конечно же нам следует сделать необходимое допущение относительно того, что более ранние сведения переписывались позднейшими авторами, и вовсе необязательно представлять себе, что наш автор обладал непосредственным знанием, например, Аристотеля и Птолемея (в rifacimento (**переработке) Хорезми (Khuwarizmi)?), единственных авторитетов названых им поименно (resp. fol. 2a ult., 4a20, и 5a9).[3] С этой оговоркой мы можем перечислить наиболее очевидные авторитетные источники нашего автора:

(a) Ибн Хордадбех, как это явствует из параграфов о Китае (§ 4, 9.), Хузистане (§ 30, 7. и 8.), Византийской империи (§ 42, а также пункты в §§ 3, 5, 6, упомянутые на стр. 419), Нубии (§ 59) и Судане (§ 60). Возможно, текст Ибн Хордадбеха, имевшийся в распоряжении нашего автора был более полным, чем тот, что воспроизводится в BGA, vi. Поскольку имена царей Нубии и Судана цитируются по Ибн Хордадбеху, можно предположить, что и подробности об Африке (ср. §§ 59, 60) также принадлежат этому автору (v.i, стр. 476, строка 33). В прочем, согласно Мукаддаси (Maqdisi, 41), к труду Ибн Хордадбеха порой примешивался труд Джейхани, но поскольку причиной этого смешения было то, что сведения Ибн Хордадбеха вошли в Джейхани, [4] вполне возможно, отголоски Ибн Хордадбеха дошли до Х.-А. не напрямую, а через Джейхани.

1. В § 4, 33. Сардиния помещена к югу от Рима (Rumiya). Возможно Сардинию перепутали с Сицилией?

2. Ср. также § 13, 1., § 15, 12.-13.

3. Ср. также § 8, 5. "Греки".

4. Maqdisi, 271: idha nazarta fi kitabi-'l-Jayhaniyyi wajadtahu qad ihtawa 'ala jami'i asli Ibn Khurdadhbih.

(b) Какая-то неизвестная работа, которую также использовали Ибн Русте, Бакри, Гардизи, Ауфи и др. [1] и которую обычно отождествляют с утраченной Kitab al-mamalik wal-masalik Абу Абдиллы бен Ахмада Джейхани. [2] Риск преувеличить значение неизвестного источника, конечно же, очевиден, так что следует держать в уме осторожные замечания Бартольда, v.i. стр. 25. В прочем, согласно дополнительному фрагменту из константинопольского манускрипта Мукаддаси (Maqdisi, BGA, iii, 4), работа Джейхани насчитывала 7 томов, так что столь великий объем вполне позволял последующим авторам выбирать в этой книге подробности не повторяющие друг от друга. [3] Это же может служить объяснением того факта, что народы V.n.nd.r и Mirvat фигурируют только в Х.-А. и у Гардизи. Редкие сообщения, цитируемые под именами у Ибн Русте (e.g. (**напр.) Абу Абдилла бен Исхак об Индии, v.i., стр. 235 и 241, [4] и Гарун бен Яхъя о Византийской империи и Балканах, v.i., стр.320, 419, 468) возможно изначально собрал именно Джейхани. Возможно, что через него дошли даже отголоски работ Хорезми [5] и Сулеймана-торговца, [6] спорадически встечающиеся в нашем тексте. Возможно некоторые из письменных источников Джейхани (полный рассказ Тамима бен Бахра?) несут ответственность за подробности о Китае, которые указывают на эпоху до середины 9-ого века н.э. (v.i., стр. 26 и 227).

Личный статус Джейхани предоставлял ему прекрасные возможности для сбора независимых сведений. Когда, во время несовершеннолетия Насра бен Ахмада, он стал визирем (в 301/913-14) "он написал письма во все страны мира, и он запросил, чтобы обычаи каждого из дворов и диванов (divan) были описаны и доставлены ему, те (что существуют в) Византийской империи, Туркестане, Хиндустане, Китае, Ираке, Сирии, Египте, Зандже, Забуле, Кабуле, Синде и Арабии." Просмотрев сообщения, он остался в Бухаре для изучения всего, что он счел подходящим, см. Гардизи (изд. M.Nazim), стр. 28-9.

Мукаддаси (Maq., стр. 3-4) утверждает, что Джейхани "собирал иноземцев, расспрашивал их о царствах, доходах, дорогах, ведущих к ним, а также о высоте звезд и длине теней в их земле, с тем, чтобы таким образом подготовить завоевание этих областей, узнать их доходы и т.д. ... Он разделил мир на 7 климатов [1] и назначил звезду для каждого из них. Итак он расказывает о звездах и геометрии - о предметах, которые скорее всего бесполезны для большинства людей, также он описывает индийских идолов, также он рассказывает о чудесах Синда, также он перечисляет налоги и доходы. Я видел сам, как он называет малоизвестные стоянки и отдаленные места привалов. Он не перечисляет области, или военные силы, он не описывает города ... С другой стороны, он рассказывает о дорогах, ведущих на восток, запад, север и юг, и вместе с этим описывает равнины, горы, долины, холмы, леса и реки, встречающиеся на них. Поэтому книга эта длинна, однако он пренебрег большинством военных дорог, а также описанием главных городов." [2] Таким образом, мы можем отнести именно Джейхани многие интересные данные из нашей книги о Дальнем Востоке [3] и тюркских племенах. Сведения о тюрках, живущих вокруг Иссык-куля (§ 12) отражают полный распад бывших владений тюргешей (Turgish), и уже их позднейшие преемники карлуки (Khallukh), похоже, испытывали давление ягма (Yaghma) (будущих Караханидов) с юга. В некоторых деталях мы можем обнаружить следы заинтересованного любопытства Джейхани, на которое ссылается Мукаддаси (ср. infra, стр. 270). Некоторые арабские формы названий (§ 10, 45. и 46., § 15, 9., § 17, i., § 42, 17.) возможно также обусловлены оригинальным текстом Джейхани.

(с) Истахри (< Балхи) - источник, который вне всяких сомнений используется в Х.-А. наиболее систематически. Главы о странах между Индией и Средиземным морем практически представляют собой не более чем краткое изложение Истахри, порой с дословной передачей деталей, v.i., стр. 21. Для своего комментария я в первую очередь сопоставил текст с BGA, i, и в случаях совпадения не делал дальнейших ссылок на параллельные тексты. Поскольку названия местностей в регионах Кавказа и Ирана имеют явно иранскую форму [4], можно сделать вывод, что Истахри использовался в персидском переводе. Некоторые места о Центральной Азии имеют параллели только у Ибн Хаукаля (BGA, ii) и Мукаддаси (BGA, iii). Однако, наш автор не мог использовать Ибн Хаукаля, иначе мы обнаружили бы следы оригинальных глав Ибн Хаукаля, например об Африке и Испании (ср. §§ 40 и 41). Вероятно, поэтому дополнительные пункты о Трансоксиане и др., существовавшие в оригинальном тексте Истахри, сохранились и у Ибн Хаукаля, и в Х.-А. Что касается Мукаддаси, даже наиболее ранняя дата, упоминаемая в его книге, исключает возможность ее использования нашим автором. [1] Следовательно, в случаях совпадений нам следует полагать, что Мукаддаси также, BGA, 5a (Константинопольский MS.), пользовался дополнительными фрагментами из Балхи > Истахри, которые имелись и в копии нашего автора.

1. В этом отношении наш автор полностью пренебрег Джейхани, посколько единственное упоминание “климата”, и то сделанное между прочим, в нашем тексте находится в § 5, 2.

2. Ср. Бартольд, Туркестан, стр. 12.

3. Ср. ссылка на “книги” в связи с рекой Куча (Kucha), § 6, 4.

4. Ср. указатель E.

(d) Влияние Масуди на нашего автора более чем проблематично. Помимо сомнительного случая с упоминанием двух рек "Artush" (§ 6, 41. и 42.), подозрительный параллелизм наблюдается в главах о Ширване (гора Niyal !), Дагестане и Северном Кавказе (§§ 35-6, 48-9), однако наш автор добавляет несколько деталей, которые больше нигде не встречаются, так что скорее всего нам следует полагать, что он пользуется источником, из которого в распоряжении Масуди были только выдержки. Возможно, тот же источник несет ответственность и за интересные подробности о Гиляне.

(e) Большой интерес представляют некоторые оригинальные данные по Аравии. Можно предположить (v.i., стр. 411), что некоторые из них обусловлены ранним знанием Jazirat al-'Arab Хамдани, но похоже даже Хамдани не объясняет все из них. Может они, как и некоторые подробности об африканских странах, принадлежат более полному Ибн Хордадбеху или какой-то неведомой Книге Чудес?





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!