Девьи горы и иже с ними.





 

Уложив в сумку шапку и шарф, дабы не травмировать чувство прекрасного у местного населения, я взвалила заплечный мешок с остатками еды и пошла в сторону города, видневшегося вдали. Поначалу движение давалось с трудом. Несмотря на то, что путь лежал под горку, дорога не отличалась особой ровностью, что изрядно мешало, тем более, после идеальных полов мраморного логова. Однако вскоре ноги смирились со своей печальной участью и перестали халтурить. Нет, всё-таки драконы – это зло! Вон как распустили мой организм, даже вполне себе умеренная прохлада заставляла зябко ёжиться, а нормальная скорость движения казалась черепашьей.

Через пару часов город был достигнут и попран драконьими сапогами, на диво удобными и качественно греющими. Поскольку куда идти и кого спрашивать о школе ведьм, или как это может называться, было неизвестно, я решила просто прогуляться по улочкам, рынок найти, на худой конец. По сравнению с деревней, город отличался значительно большей концентрацией навоза, никак при этом не использовавшегося по назначению. Вскоре я поняла, что сия специфика присуща лишь тому району, через который «посчастливилось» войти, дальше воздух стал свежее, улицы чище, дома опрятнее, а собаки злее. К слову сказать, собак я недолюбливала с детства, каждый раз пряча руки в карманы или просто сгибая локти. Ни я сама, ни мама не помнили, чтобы меня когда-нибудь кусал кто-то крупнее осы, но рефлексы упорно оберегали кисти и так и подстрекали дать хорошего пинка особо приставучим особям. К знакомым псинам подсознание относилось более спокойно, но продолжало держаться начеку.

Дерево в местной архитектуре явно доминировало, в бюджетных случаях темнея старой древесиной, а порой грозя и вовсе завалиться, в других поражая изысканностью резного кружева. Особенно впечатлял дом какого-то богатея, изобилуя украшениями даже в тех местах, где им особо и не полагалось быть. В отличие от него, соседнее здание отличалось редкостной надёжностью и грубоватой основательностью: брёвна, толщиной с основание хвоста Тирза заставляли чувствовать себя мельче, чем хотелось бы, с другой стороны, возникало безотчётное ощущение безопасности. Казалось, что стоит туда войти, и можно больше ни о чём не беспокоиться. Вовремя встряхнувшись от наваждения, я направила уже вознамерившиеся взойти на столь же мощное и полностью лишённое каких-либо украшений крыльцо ноги дальше. Вдобавок, здравый смысл напомнил о неприкосновенности частной собственности и конечной цели пути.

Присмотревшись, я обнаружила, что цоколь у всех домов, даже самых завалящих, состоял из серого камня, благо подручного материала было в избытке. Попадались здания, где дерево участвовало лишь в качестве оконных рам и дверей, но жилыми те явно не были. Интересно, здесь финансовый крот порылся или эстетический?

Изрядно вспотев в тёплой куртке, я, наконец, набрела на центральную площадь, где торговали всем и вся. Начинавшая портиться рыба с успехом лидировала среди витавших запахов, путеводной нитью направив в нужную, как оказалось, сторону, естественно, в противоположном направлении от рыбного ряда.

Как ни странно, но местные цыгане мало отличались от тех, с кем я ехала в поезде, даже усы у одного из мужчин имели ту же унылую форму, что и у барона. Шумливые дети носились между прохожими, выпрашивая монетку на пирожок, не взяв, однако, оный у сердобольного старичка. Видимо, не в пирожке было дело. Чернявые женщины в цветастых юбках рвались погадать на любовь, но мне вполне хватило предыдущего монолога относительно мутного будущего, так что я без лишних разговоров ловко увиливала от контакта. Между башмачником и пчеловодом стоял лоток пожилой травницы.

- Добрый день, уважаемая, - вежливость никогда не повредит.

- И тебе доброго дня, путница, - проницательный взгляд скользнул по фигуре, мгновенно отметив нездешний костюм и странный говор.

- Вы правы, я только что прибыла в город, - осторожно начала прощупывать почву, - вы, случайно, не знаете никаких родственников или знакомых Пеланьи с Тары?

В конце концов, та тоже травница, может, повезёт. Ведьма подозрительно прищурилась, я, как могла, состроила невинное выражение лица. Не факт, что получилось, на маму, по крайне мере, оно не действовало. Эта женщина тоже была тёртым калачом и лишь усмехнулась над моими мимическими усилиями. Тем не менее, она добродушно ответила:

- Конечно, знаю, это моя внучатая племянница, только вы с ней разминулись немного.

- Она здесь? – от волнения я даже привстала на цыпочки, - надеюсь, не успела далеко уйти.

«Интересно, что она здесь делает, на драконе-то лететь было небыстро, а по земле и того дольше, когда только успела»?

- Они с дочкой пошли на берег вон по той улице, - она показала направление.

- Огромное спасибо! – поблагодарила я и рванула в указанную сторону.

Идти пришлось довольно долго, уже виднелась окраина города, когда две знакомые фигуры показались вдалеке. Почти догнав, я замедлила шаг, внезапно охваченная нерешительностью: «Как они приняли мою странную связь с драконом, какие последствия их ожидали после нашего отлёта? Тем не менее, именно Пелагея направила меня сюда, вот пусть теперь и расхлёбывает!»

- Какая неожиданная встреча! – ничего умнее в голову в тот момент не пришло.

Не поверив своим ушам, они медленно повернулись.

- Почти синхрон, - едко заметил Джо.

- Светланка! - Марина радостно бросилась на шею. Она выглядела ещё стройнее, хотя куда уж больше.

- Привет, сестрёнка! – дрогнувшим голосом прошептала я. На большее в данный момент связки были не способны.

- А тебе я отвечу позже, предатель! – мысленно добавила уже твёрдым голосом своему таракану, - точнее всем вам! Ишь, оставили меня один на один с драконами, а теперь, когда отлегло, снова высунули свои трусливые усы?

Пелагея смотрела странным взглядом, не сказать, чтобы сильно удивлённо, но встреча определённо застала её врасплох:

- Рада видеть тебя, дочка, - наконец, выдохнула она и повторила манёвр дочери, правда, в более сдержанной форме. – Ты изменилась.

- Есть немного, но, поверьте, хуже от этого не стала, я по-прежнему вас очень люблю, - тёплый ответ разгладил слегка нахмуренные брови.

- Пойдём к Волге, поговорим без свидетелей, - позвала Пелагея.

- Предупреждаю сразу – у меня связан язык, - уведомила я, удобно устраиваясь на поваленное дерево.

- Правильное решение! – одобрила ведьма, несмотря на возмущённые протесты дочери, - никому ничего не говори, особенно Маришке. Не дай Бог, кто узнает – всем головы не сносить!

- Ну почему? – пнула песок названная сестра, - я ведь никому не скажу, ты же знаешь!

- Потому что есть много способов узнать без твоего согласия, – сурово одёрнула мать, - ни у кого не должно возникнуть никаких подозрений! А сейчас надо досконально обсудить кому, что и как нужно говорить!

Весь оставшийся день мы провели в разработке стратегии нашего поведения. Полностью скрыть своё происхождение я не могла – где-нибудь да прокололась бы. Так что решили, что сообщим об этом лишь директрисе, в крайнем случае, основным преподавателям, остальные пусть думают, что мы двоюродные сёстры. К счастью, сестра Пелагеи не имела магических способностей, поэтому была никому здесь неизвестна. Меня же, как только прорезался дар, якобы отправили к тётке на воспитание, а теперь и вовсе в школу на Самарской Луке.

Солнце скатилось к горизонту, когда мы, наконец, закончили обсуждение, по крайней мере, его основную часть, и вызолотило воду в заливе. Пришвартованные в гавани парусники постепенно окрасились в чёрный цвет, производя жутковатое впечатление. Казалось, будто враз обуглившиеся мачты заразили своим недугом палубы, а за ней и весь корпус кораблей. Не знаю, как другим, а мне стало резко неуютно.

- Может, пойдём уже отсюда? – не выдержала я.

- Ой, точно, пора ложиться, завтра вставать до рассвета - очнулась от бурлящих мыслей Марина.

- Да ладно, - шутливо подколола Пелагея, - ещё скажите, что действительно заснёте, как только коснётесь подушки?

- Тут уж как получится, - откликнулась любительница драконов, - можно и с ужина начать.

Поглощённые в процессе беседы калории из моих дорожных запасов давно сгорели, так что в данном вопросе царило полное единогласие. Возвращаться в город в любом случае бы пришлось, поскольку вещи двоих из нас остались в доме той самой знахарки, которая любезно мне подсказала их местонахождение. Речи о том, чтобы представиться родственницей даже не стояло, поэтому мы ограничились рассказом о давней дружбе, скорым ужином и действительно пошли спать. Луна таинственно светила в окошко, звёзды загадочно мерцали, где-то на соседней улице веселилась молодёжь. Вскоре из обрывков тостов стало понятно, что, в отличие от нас, нормальные студенты использовали последнюю ночь свободы на полную катушку.

В отличие от деревни, город имел ночное освещение, причём не какой-нибудь примитив вроде масляных светильников, а вполне себе презентабельные лампы. Правда, вместо вольфрамовой пружинки источником света служил заговоренный кристалл. В домах тоже имелись подобного рода светильники, впрочем, как и водопровод с канализацией, также работавших на основе магических ноу-хау. Насчёт холодильников я оказалась неправа: пусть и в несколько ином виде, но они имели место быть, причём не только у магов, но и у тех, кто имел звонкую монету. Порой целые улицы, из тех, что победнее, скидывались на холодильный амбар и держали там скоропорт. Не обходилось, конечно, без накладок: мало ли, перепутал кто соседскую селёдку со своим залежалым куском сала, но любой вопрос можно решить путём переговоров. В зависимости от степени IQ беседа велась весьма разнообразными способами. Особо злостных нарушителей выгоняли.

Вообще, Девьи горы были одним из самых крупных мест массового обитания ведьм. Из здешних природных аномалий исходило столько силы, что хватало всем, в том числе прибывавшим практически со всех княжеств ученикам. Школа представляла собой каменный замок, размещавшийся на территории Мирного города в пятом, «призрачном» измерении, куда можно было попасть только на заре. Всего лишь на пару часов в день он появлялся из утренней дымки, открывались врата, давая возможность курсировать между мирами. Адепты не имели права самостоятельно покидать пределы города, только в сопровождении старших родственников или учителей. В общем, драконьи долины оказались далеко не самым удивительным явлением этой реальности.

Поднявшись на рассвете, мы поспешили за город к границе, у которой успела выстроиться изрядная очередь. Как оказалось, городская мода тоже шагнула далеко вперёд деревенской: встречались и обтягивающие брюки и юбки аж по колено, и кожаные куртки, отдалённо напоминавшие косухи, только без молний. Но это для смельчаков, а в целом народ одевался, исходя из рода деятельности и удобства. В моей котомке имелся небольшой запас одежды из драконьей долины, поэтому время на посещение рынка решили не тратить.

В отличие от моих школ, здесь учебный год начинался в начале листопада 1 (Октябрь), а заканчивался в начале первоцвета 2 (Май), привязанный к земледельческому календарю.

- Ой, я и не заметила какой у тебя красивый гребень! – неожиданно крикнула в ухо Марина.

- Это подарок, - я потыкала в пострадавший орган пальцем, проверяя на профпригодность, - от тайного поклонника.

Таким незамысловатым способом мы шифровали Тирза и связанные с ним факты. Марина была более чем кратко проинформирована насчёт последних событий, и её просто распирало от любопытства. Она потрогала подарок и уныло вздохнула:

- У меня никогда такого не было.

- У меня тоже, - я мечтательно закатила глаза.

- Деревенские кавалеры только пряниками горазды угощать.

- Кстати, совсем забыла, у вас дома всё в порядке? – задала я давно беспокоивший вопрос. – Мама говорит, будто слышала, что у вас пожар был за рекой? – как могла, завуалировала контекст.

- Всё хорошо, пожар потушили, валерьянки накапали, - отшутилась Пеланья, но хмурая складка залегла вокруг губ.

- Фока всё никак не мог успокоиться, - шёпотом уточнила Мариша, - пришлось даже зелье ему подлить, чтобы воспоминания затереть, так он теперь вообще стал на голову плох – вчерашнее забывает.

- Хватит шушукаться, - сердито рыкнула мать, - всё забыли и марш учиться!

Отвлёкшись на разговоры, я пропустила проявление врат и теперь лишь с удивлением взирала на стоявший в некогда чистом поле город. Большинство зданий были сложены из камня, видимо, во избежание пожаров и прочих катаклизмов от дополнительных способностей населявших его людей и иже с ними. Дорогу тоже вымостили из серого камня, сквозь которую упрямо проклёвывались когда-то зелёные ниточки травы.

По красной черепице двухэтажного дома с душераздирающим мявом скрипела когтями тощая серая кошка. Сверху на неё злобно шипела массивная рыжая хозяйка. Зацепившись на пару мгновений за край водосточного жёлоба, непрошенная гостья сорвалась вниз, невероятным образом извернулась в воздухе и, как ни в чём не бывало, приземлилась на все четыре лапы. В её след нёсся поток отборного кошачьего мата, понятный даже простым человеческим тварям вроде нас. Независимо помахивая ободранным хвостом, та двинулась поперёк людского потока, ловко лавируя между ногами. Непонятно чем руководствуясь, вероятно, спортивным интересом, я изловила оборванку, за что получила возмущённый взмырк и когтистую отмашку. К неудовольствию пленницы, я имела большой опыт обращения с такими трюками и ловко ушла от удара. Тогда она энергично заработала задними лапами и завертелась волчком. Такой финт был также известен и подавлен наглым зажатием подмышкой с кистевой фиксацией верхней части груди. Второй рукой я достала кусок копчёной колбаски, прихваченной с завтрака, полностью подавив бунт на корабле. Кошка с урчанием поглощала мясо, настороженно поглядывая зелёным глазом, но я хорошо знала своё дело и держала наготове следующую порцию. То ли впечатлившись неожиданной щедростью, то ли из любопытства, она продолжала сидеть на руках до самого здания школы, вывернувшись в последний момент, когда я отвлеклась на разглядывание входной двери. Массивные створки казались настолько тяжёлыми, что от одной мысли о самостоятельном открытии заныли мышцы пресса. Изящное движение кисти Пелагеи заставило их легко распахнуться, даже скрипа не послышалось. Интересно, там есть какой-нибудь вспомогательный механизм на крайний случай или придётся всем кагалом их открывать? Мало ли, вдруг у всех закончится магический резерв, а выйти надо…

Замок встретил нас сумраком и прохладой, в холле толпились прибывающие студенты, кошка мелькнула в районе гигантской лестницы и нырнула в какой-то закуток. Пеланья неожиданно взяла меня за руку и потянула вверх по ступенькам, оставив Марину болтать с какой-то темноволосой девушкой.

- Нам надо попасть к директору как можно быстрее, пока она куда-нибудь не ушла.

Наконец, мы остановились перед менее массивными, нежели входные, но, тем не менее, весьма внушительными дверями с металлической табличкой «Директор А. С. Малиновская». Стучать полагалось деревянной колотушкой, не вызывавшей больших звуковых надежд, однако, оправдавшей их в полной мере. Дверь открылась, первой скользнула злосчастная кошка, вскочила на тахту, обитую прекрасным гобеленом цветочной расцветки, и вальяжно растянулась. После такого напора наше появление вряд ли произвело большое впечатление. За столом сидела круглолицая кареглазая брюнетка, удивлённо переводившая взгляд с нахалки на нас.

- Она с вами? – решила уточнить директриса.

- Конечно, нет!

- Вроде бы да, - одновременно произнесли мы. Последняя фраза принадлежала мне, первая, соответственно, Пелагее.

- Ладно, пусть лежит, - постановила верховная школьная ведьма и поприветствовала, наконец, свою бывшую коллегу.

- Рада видеть тебя снова, Полынь! – тепло улыбнулась А.С.

- Приветствую вас, Алена Сергеевна. У меня тут произошёл немного необычный случай с Ярилиным огнём, - бодро затараторила травница.

С всё возрастающим интересом Алёна слушала историю моего появления в этом мире, в конце попросив показать бирюзовый кулон, с помощью которого был совершён переход.

- Эмм, я потеряла его, - от неожиданности вылетел первый попавшийся на язык ответ.

- Врёшь, - спокойно возразила директор.

- Подарила, - поправилась неудачливая обманщица.

- Верно, зачем врала?

Чёрт, не хватало проколоться на таком пустяковом вопросе!

- Ну, это был парень, а я не хотела о нём никому говорить, - здесь лучше недоговорённая правда, чем прямая ложь.

Пелагея сердито нахмурилась, к счастью, её реакция была отнесена к прямому значению моих слов, а не относительно еле избегнутого провала.

- В стенах школы романы запрещены, - строго сообщили мне.

- Он далеко отсюда, поэтому мы и обменялись подарками на память, - скоро я стану королевой лживой правды.

- Ладно, какой дар? – перешла к делу брюнетка.

- У неё хорошие успехи в травологии, но это не является основной силой. Кроме того, она владеет счётом и грамотой, так что в этой части предметов надобности нет.

- Набор уже закончен, но у нас осталась пара резервных мест, так что в знак уважения к тебе, дорогая, я дам ей шанс. Через час совет преподавателей, можно устроить тестирование, - великодушно предложила Алёна. – Но учтите, если никто не согласиться взять её под свой патронаж, она не сможет здесь учиться.

- Спасибо! Я понимаю, она слишком взрослая для того, чтобы начать обучение с первого курса, нужна персональная программа, - Пелагея радостно заторопилась к выходу, - мы примем любое решение совета. Где оно состоится?

- Как обычно, в Малом зале.

- До встречи, - с тем и отбыли.

Марина сидела на кровати в одной из комнат жилого крыла, возбуждённо болтая ногами. Сумки стояли не распакованными на случай, если придётся переселяться, пока же моя судьба была неясна. При положительном исходе мы собирались поселиться вместе, в подобных ситуациях у родственников здесь есть приоритет. Не все им, конечно, пользуются, поскольку успевают надоесть друг другу дома, но в нашем случае такой бонус был только на руку. Брюнетка из холла оказалась её соседкой, хорошее воспитание которой заставило тактично удалиться из комнаты и дать возможность моей названной тётке устроить взбучку за головотяпство:

- Мы же вчера только всё обсудили! – мерила шагами комнату рыжеволосая ведьма, - на таких мелочах можно серьёзно проколоться. Надо же, придумала врать директору: врождённому эмпату, одному из лучших специалистов в области телепатии и гипноза. Хорошо, что она не стала применять свои способности, а списала твоё враньё на обычный подростковый идиотизм и игру гормонов.

- Она застала меня врасплох, - так себе оправдание, - я напрочь забыла про кулон, вот и запаниковала.

- Кстати, какого лешего ты его отдала? – подкинутая мысль нашла благодатную почву.

- Вы сами запретили об этом говорить, - резонно ответила я.

- Это такой сложный вопрос? – удивилась Пеланья.

- Ну, если совсем коротко, то это прощальный подарок, - томящие воспоминания вызвали румянец и блеск в глазах.

Та подозрительно покосилась на странную реакцию, пожала плечами и, не выдержав, задала конкретизирующий вопрос:

- Как он его собирается носить, на задней лапе что ли?

Поразившись странному повороту мысли, я долго молчала, пока до меня, наконец, не дошло, что об их человеческой ипостаси никто не знает, ну или почти никто. Громкий смех от представившейся картины ножной фенечки на мужественном Тирзе прервал затянувшуюся паузу, лица собеседниц ясно выражали сомнение в моём психическом здоровье.

- Без комментариев, - с трудом выдавила я.

- Ох, боюсь я вас тут одних оставлять, - нервно стучала пальцами по замызганному столу Пелагея. – У обоих ветер в голове.

- Не беспокойся, я не дам ей натворить глупостей, - комично серьёзным голосом пообещала Маришка.

Скептичный взгляд был ей ответом.

Наскоро перекусив, мы отправились к Малому залу совещаний. Путь оказался долог и извилист, но после тренинга по ориентированию в нестандартной планировке в логове драконов коридоры школы не особо пугали. Не имея ни малейшего представления о том, что можно ожидать от комиссии, оставалось надеяться, что это не будет какая-нибудь галлюциногенная сыворотка для выявления скрытых возможностей организма. Не люблю терять контроль над телом и сознанием, разве что в порядке драконьего исключения. Именно поэтому алкоголь плохо вписывался в мою жизнь, секс, видимо, по той же причине, ну или как следствие отсутствия первого. В зал, имеющего форму амфитеатра, постепенно прибывали люди совершенно разной наружности: кого-то можно было принять за рядовых горожан, с кем-то не хотелось встретиться даже в светлый день на широкой улице, не то, что в тёмном переулке. Большая часть собравшихся успела рассесться по местам и негромко сплетничала, пара почтенного вида старцев подошли поздороваться с Пелагеей.

- Доброго здоровья, Полынь! – приветственно тряхнул сизой бородой один из них. – У тебя, вроде, одна дочка была, или я что-то путаю?

- Нет, Казимир, ты прав, это моя племянница, у неё совсем недавно проснулся дар, привезла учиться.

- Что-то поздновато она, - вступил в разговор второй, - обычно девочки просыпаются с первой кровью.

- Всяко бывает, - возразил первый, - у Малиенны вон вообще только после рождения ребёнка всё началось.

- Так ей даже тогда меньше лет было.

- Эмм, - решил подать голос объект разговора, - что насчёт прижигания?

Видимо, в пылу дискуссии все позабыли, что исследуемая аномалия умеет говорить.

- Спонтанное пробуждение во время Ярилиных игрищ, - пояснила тётя, опуская детали.

- А-а, тогда ей к Рогнеде или Анне, они у нас по огню специализируются.

- Мы пока точно не выяснили природу её таланта, потому сюда и пришли.

Побеседовав ещё с несколькими знакомыми, мы присели ближе к проходу, чтобы никому не помешать, когда речь зайдёт обо мне. По периметру стен были закреплены подставки под осветительные кристаллы, горевшие не в пример ярче, нежели на улицах. Несмотря на середину дня, естественного освещения явно не хватало, вот и приходилось использовать дополнительные ухищрения. По мне, так лучше бы оконные проёмы увеличили или вообще сделали панорамное остекление. Наконец, пришла директор Малиновская, оказавшись на удивление маленького роста. Массивный директорский стол в кабинете скрывал длину ног, возможно, она даже подкладывала подушечку, чтобы не теряться в интерьере. Очарования сей факт не умалял, напротив, придавал дополнительную трогательность глубоким карим глазам.

Начало положило краткое приветствие и представление нового преподавателя с Алтая. Это был невысокий мужчина с добродушным выражением лица и скромной манерой держаться. Припорошенные сединой волосы и потёртое, когда-то чёрное, а теперь сероватое одеяние делали его незаметным, но ровно до тех пор, пока он не поднимал взгляд прозрачно – голубых глаз. Тогда сразу становилось понятно, что перед тобой не просто рядовой человек, удивительная сила исходила от него.

- Александр Головин, наконец, любезно согласился помочь нам в освоении редкой и малоизвестной специализации, которую практикует его клан. Мы давно просили поделиться опытом и, наконец, получили согласие.

- Благодарю вас за тёплый приём, - негромко произнёс новый учитель, - я очень рад, что появилась возможность поделиться знаниями с более широким, чем могут позволить размеры нашей общины, количеством одарённых детей. - И скромно скользнул в сторону.

- Ещё один вопрос, который надо рассмотреть в первую очередь – новый абитуриент. Дар открылся достаточно поздно, посещать все предметы начальных курсов нет никакой необходимости. В случае приёма нужно будет составить индивидуальную программу, вам на заметку, Наталья, - обратилась директор к своему помощнику.

- Итак, начнём тестирование, Пелагея, прошу вас.

Мы вышли в центр, и Полынь кратко изложила перечень моих способностей и достижений в области травоведения, уточнив, что сомневается в приоритетности данного направления. Первой подошла Анна, магистр огненной стихии, внимательно осмотрела с ног до головы и протянула ладонь, на которой вспыхнуло миниатюрное пламя. Я вздрогнула от неожиданности, затем коснулась кончиками пальцев вершины и ощутила приятное покалывание в области желудка. Удовлетворённо кивнув, жгучая брюнетка с потрясающими карими глазами обернулась к коллегам:

- Сильная связь с огнём, возможно, даже основная специализация, либо просто близость к стихии. В случае второго можно оставить факультативом.

Следующим был русоволосый мужчина с жилистыми руками и эксцентричной бородкой. Не мудрствуя лукаво, он швырнул в меня полупрозрачный шар, от которого я не успела даже просто уклониться, не то, чтобы как-то воздействовать. Вода облепила лицо, постепенно впитываясь в кожу, вместо того, чтобы стекать, как было бы положено порядочной жидкости. Владимир, а именно так его звали, удивлённо расширил глаза, пощипал кончик слегка подвитого уса и попросил плюнуть ему в руку. Такой неожиданный поворот оказался вполне себе тривиальным для остальных присутствующих, либо они хорошо маскировались. Немного поколебавшись, я отдала требуемое и выжидательно уставилась на преподавателя.

- Близость к стихии, может черпать из неё силу, немного управлять. Только факультатив.

Последовавшая после воздушная волна от архимага Карпа растрепала волосы и особых способностей не выявила, даже факультативных.

Последний магистр попросил протянуть руку и высыпал на неё горсть земли. Хорошо хоть в лицо не кинул! Тонкая струя не торопилась касаться ладони, вихрясь в паре миллиметров от кожи, пока, наконец, не успокоилась в форме странного символа – изгибающиеся и переплетающиеся ломаные линии, в целом имеющие форму незавершённого ромба.

- Не может быть! – потрясённо воскликнул лысеющий толстячок, - это физически просто нереально!

К нам поспешило несколько преподавателей аналогичной специализации и не только. Я мучительно пыталась понять, чем мне так знаком этот символ, когда какой-то сухопарый мужчина задумчиво пробормотал:

- Оберег всех форм жизни, хм, деточка, да у тебя прекрасная защита!

Вот тогда моя девичья память решила заработать и подкинула хорошую идею. Аккуратно, стараясь не шевелить правой рукой, я медленно вытянула гребень из волос. Как ни странно, на нём красовался тот же знак.

- А, ну тогда понятно! – воскликнул преподаватель символики и магических рун. – Вопрос только откуда он у тебя взялся?

- Ухажёр подарил, - как можно ровнее ответила я.

- М-да, повезло, ничего не скажешь.

Когда, наконец, суматоха улеглась, а земля была возвращена владельцу, мне посоветовали заняться ещё несколькими предметами, но, опять же, в факультативном порядке. Что ж, наверное, тогда огонь? Во всей этой суматохе я совсем забыла про нового преподавателя, и, судя по жарким дискуссиям, не только я. Однако, скромность алтайца не простиралась в область профессиональных интересов, и он энергично приближался ко мне, мастерски лавируя между толпящимися спорщиками.

- Скажите, вы умеете петь? – начал Александр Головин.

- Да, очень и даже немного играю на окарине, - я засмотрелась на его потрясающие глаза.

- А в обрядах вы участвовали?

- Конечно, правда, только один раз, зато успешно! – было чем похвастаться.

- Кроме обрядов происходило ли что-нибудь необычное, когда вы пели? – неожиданный вопрос, не сразу и вспомнила ответ со всеми этим треволнениями.

- Да, один раз, - я поведала историю со статуей со всеми мельчайшими подробностями, за исключением окружения. Заинтригованные беседой с новым преподавателем мои псевдо родственники подошли поближе и застали часть разговора. Марина деловито стала уточнять детали песни, а Пелагея потрясённо переводила взгляд с одной на другую, пока не остановилась на довольном незнакомце.

- Что всё это значит?

- Сейчас узнаем, - предвкушающе улыбнулся Александр, - девушки, вы не могли бы нам спеть?

Мы переглянулись, борясь со стеснительностью и желанием, и решили остановиться на небольшой, но мелодически сложной песне:

Эх, да что не пыль в поле запылилась,
Ох, и не туман с моря подымался,
Эх, подымается, летят гусюшки
Серые летят высоко, гусюшки кричат. 3

(Песня Семейских старообрядцев Забайкалья, с. Большой Куналей, Бурятия. За счёт распевов и повторов песня звучит значительно длиннее, нежели выглядит в текстовом варианте. Очень сложная, переливчатая мелодика имеет уникальное звучание).

На второй строке к нам присоединился сильный мужской голос, органично вплетаясь в мелодическую канву песни. Он дарил ей мощную опору, на фоне которой еще ярче зазвучало пронзающее воздух сопрано. Мой альт гулял между небом и землёй, сшивая их в единое полотно. Не понимая, что происходит, окружающие смолкли, с интересом поглядывая на нашу троицу. То там, то здесь народ начал перешептываться, но вскоре вновь замолчал, прислушиваясь к странным звукам, когда в зал суматошно вбежал жирный, качественно откормленный гусь, с трудом перебирая короткими лапами. Вслед за ним появилась встрепанная кухарка, не менее откормленная…

Возмущению серого не было предела: кто посмел перенести его драгоценную тушку из тёплого сарая в логово алчных ведьм?! Да ещё и мимо кухни, где несанкционированную левитацию подотчётного имущества узрела главная помощница шеф-повара. В попытке спасти будущий ужин, она выхватила его из объятий волшбы, но не учла скверного характера спасаемого, больно ущипнувшего её за ухо. Выпавшая из разомкнувшихся рук птица вновь почувствовала непреодолимый зов и продолжила странный путь уже на своих двоих.

Степень экстраординарности возникшей ситуации достигла своего предела, когда директор решила пояснить:

- Да, я забыла уточнить, Александр – мастер музыкальной магии. Это малоизвестная в наших кругах отрасль, которой в совершенстве владеет клан алтайских магов.

- Да, - смущённо кашлянул Головин, - мы находимся вдали от основных магических семей, живём замкнуто и мало выбираемся в люди. Но сейчас, как вижу, самое время для моего приезда – эти девушки очень перспективны и при должном прилежании смогут творить прекрасные вещи.

- А как же травология? – воскликнула Пеланья.

- Одно другому не мешает, наоборот, сделает их сильнее.

Смущённая и растерянная, Полынь постепенно привыкала к мысли, насколько плохо она знала свою дочь. Проворочавшись всю ночь на моей новой койке, которую я благородно ей уступила, разделив постель с Мариной, мама почти пришла в себя. Дать последний втык для бодрости духа, по крайней мере, не забыла.

Как только мы остались одни, Марина коварно улыбнулась и ехидным голосом сообщила:

- А сейчас, дорогая сестрёнка, ты мне всё подробно расскажешь! И никаких увёрток!

 

Учёба.

 

Не знаю насколько был разумен мой поступок, но я всё ей рассказала, даже про поцелуи. Та слушала с открытым ртом, мучила дотошными уточнениями и прикрывала рукой рот в самых волнительных местах.

- И как ты не побоялась оказаться среди такого количества драконов? - поражённо воскликнула Маришка.

- Они были в человеческой ипостаси, я же тебе говорила про этот феномен. Кстати, ты ничего такого не проходила?

- Надо подумать, даже если что-то и было, нам ведь никто не сообщал, что это используют драконы. Возможно, надо прошерстить геологию, о, вспомнила, я как-то писала доклад о горных аномалиях. Там было что-то про гравитацию… Точно! В некоторых местах сила тяжести гораздо больше или, наоборот меньше – можно прыгнуть очень высоко, и это встречается практически во всех крупных горных массивах. – Гордость так и распирала её.

- Здорово! – по крайней мере, есть от чего отталкиваться, - надо будет подробнее в этом разобраться. Правда, ничего такого я там не заметила, но вдруг это лишь окаймляет долину, придавая ей такие свойства, интересно, что лежит в основе этих явлений?

- В свитках говориться, что из-за разницы в плотности подземных залежей… точнее не помню, - скорбная моська развеселила меня.

- Ничего страшного, главное, что есть зацепка! В моём расписании как раз стоит этот предмет, надеюсь, преподаватель подскажет в каком направлении двигаться, главная проблема как сформулировать вопрос, избежав таких слов, как «драконы» и «смена ипостаси».

Но первым уроком стояла лекция по стихиям, которую я посещала вместе с первокурсниками. От Марины я уже знала, что за каждую стихию отвечает свой бог, он же покровительствует тем, кто к ним причастен. Хотя здесь причинно-следственные связи гораздо более запутаны, нежели мне казалось. Оказывается, умение управлять стихией дано только тому, кто имеет в своём генотипе частичку того самого бога-покровителя. Эх, везде блат, берут только своих! Каким образом эти «свои» зародились в принципе, официальная история умалчивает, но, думается мне, шалят всевышние. Недаром во время праздничных игрищ так популярны маски… А что, не всё только Зевсу резвиться на Пелопоннесе и его округе!

Чаще всего в активе мага была одна стихия, остальные проявлялись в лучшем случае факультативно. Каким образом в мою ДНК занесло геном Сварога, концов уже не найти, не говоря уже о водной Дане. Но разделение на стихии – это лишь первоначальный этап обучения, далее следовало овладеть более конкретными навыками магического ремесла, нежели просто извлекать огонь из собственной ладони. Вот эти самые варианты нам и предстояло изучить в стенах сего славного заведения, дабы найти своё предназначение.

Вообще, моё расписание включало в себя занятия практически со всеми возрастными группами, за исключением, разве что старших курсов. По большей части я занималась либо с поступившими, либо со средним звеном. С первыми мы успели немного познакомиться на приветственной встрече с преподавателями. Нас торжественно поздравили с поступлением в школу и деловито рассортировали по специализациям. Из всего потока, помимо меня, в музыкальную группу взяли только одну девочку четырнадцати лет, из поздних, как здесь выражаются. Если у большинства ведьм дар просыпался после первой менструации, то у мальчиков он связан с гормональным созреванием, поэтому толпа новичков представляла собой мешанину подростков с разбегом в несколько лет.

Почти всю первую пару меня не покидало чувство дежавю. Несмотря на абсолютно другой интерьер и совсем уж дикую для академического мира современного университета тематику, стоявшая за кафедрой женщина мало отличалась от его представителей, разве что покроем одежды. Она поведала нам о специфике основных стихий, способах подчинения и возможностях использования. Что ж, это определённо более практично, нежели терзания Раскольникова или монофтонгизация дифтонгов 1 (Монофтонгиза́ция дифто́нгов — праславянское фонетическое изменение, возможно, вызванное тенденцией к возрастающей звучности и заключающееся в переходе дифтонгов [eɪ̯] в [i], [oɪ̯] в [ě] и, вероятно, [i], [oṷ] и [eṷ] в [u] в положении перед согласными и на конце слова. В общем, очень умная, но труднопроизносимая штука).

На любимой травологии я вознамерилась даже отдохнуть, по крайней мере, эмоционально – всё такое родное, вполне себе реальное занятие даже для иномирянина, пока речь не зашла о драконьей печени. Как оказалось, это весьма востребованный продукт, четвёртый после чешуи, зубов и крови. Если первые три можно добыть относительно безвредным способом: выпадают же у них иногда зубы, обновляется покров, а кровь – дело наживное, то этот компонент предполагал однозначную и крайне неприятную трактовку.

- А что, разве свежая печень дракона не редкий деликатес? – резонно, но всё равно ехидно осведомилась я у преподавателя. Останавливать было некому, так как Марина шла несколькими курсами выше по данному предмету.

- Конечно, можно пересчитать по пальцам все случаи её удачного приобретения.

Меня передёрнуло, такое чувство, будто речь шла о покупке пары валенок к зиме – тоже та ещё задача.





Читайте также:
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...
Понятие о дефектах. Виды дефектов и их характеристика: В процессе эксплуатации автомобилей происходит...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.08 с.