Основы музыкальной магии.





 

В один из первых дней учебного года новоприбывший магистр Головин провёл вводную лекцию по основам музыкальной магии, устроив после грандиозное прослушивание.

- Многое вам уже известно, - начал своё удивительное повествование новый учитель, - ведь так или иначе с музыкой связана вся наша жизнь: когда мы рождаемся, растём и крепнем, нам поют наши матери, когда умираем, в последний путь провожают песни детей и внуков. Ни один из праздников, обрядов, даже обычного дела по хозяйству не обходится без неё. Это очень древняя магия, в какой-то мере она присуща большинству людей, вопрос лишь в степени таланта и мастерства.

Удивлённые студенты стали активно перешёптываться, поражаясь такой трактовке, казалось бы, тривиального явления жизни.

- Почему тогда об этом так мало известно? – глубоким низким голосом поинтересовался темноволосый парень, помощник нашего учителя по огненной стихии.

- Именно из-за всеобщей популярности фундаментальные основы держатся в секрете. Слишком высока вероятность использования во вред. Этот вид магии очень силён, в зависимости от силы и умения можно как убить, так и вернуть к жизни. Сразу уточню, мы не умеем воскрешать, но можем разжечь тлеющую искру едва теплящейся жизни.

Лекция оказалась под угрозой срыва: слишком животрепещущий вопрос оказался затронут, мало кто смог спокойно усидеть. Лишь совместными усилиями любопытствующих преподавателей, которые пришли послушать вместе с адептами, был наведён относительный порядок.

- Одним из разделов музыкальной магии является искусство инструментального воздействия. Самый древний и эффективный тип инструмента – духовые, их используют для управления животными и погодными процессами. Определённая тональность и сочетание нот достаточно эффективно работают в календарной обрядности для катализации атмосферных явлений. Но при игре на инструменте идёт частичная потеря энергии, поэтому большие результаты достигаются в другом типе музыкальной магии – вокальной.

- Простите, зачем же тогда вообще нужны инструменты, раз их возможности ограниченны? – вступила моя Маришка.

- Потому что мало кто сможет взять столь высокие ноты, необходимые в таком виде воздействия, вас, конечно, это не касается, - ввернул комплимент Александр.

- Мужчины – пастухи в принципе обладают совершенно другим диапазоном, да и среди женщин не часто встретишь чистый высокий тон, вот и выкручиваются, как могут.

Мы рассмеялись шутке и были отнюдь не одиноки.

- В простой жизни вокальная магия наиболее сильно используется в обрядах на солнцестояния и равноденствия, и большинство из вас принимало в них участие. Все вы наверняка чувствовали сильный душевный и физический подъём после них, несмотря на бессонные ночи. Так происходит обмен энергиями с окружающим миром: мы отдаём свою, пробуждая нужные нам природные процессы, и вбираем в себя силы стихий, получая очищение и обновление ментальных тел. Поддержание этих знаний в людской памяти – одна из главных задач наших сподвижников, которые постоянно курируют подведомственные им земли. Вы их знаете под личиной скоморохов.

- Я так и знала, что эти чудики не просто так везде ошиваются! – не выдержал один из преподавателей. – Вопрос: зачем такая секретность? Мы могли бы работать вместе с вами.

- Я уже ответил на него. Воистину, лишь лишённый больших амбиций и мирского тщеславия сможет устоять перед соблазном той силы, которую может дать песня.

- Тогда почему вы пришли сюда, ведь здесь совершенно другой контингент? – удивилась Анна.

- Потому что времена изменились: община мельчает, не хватает свежих сил, нужны новые решения и смелые поступки, - сурово, как будто всё еще доказывая своим клановым оппонентам, ответил магистр. - На этом, думаю, мы закончим, остальное только для моих подопечных. А теперь приступим к отбору.

Сказать, что желающих было много – это, значит, ничего не сказать. Мы веселились, как могли: у одной трети претендентов отсутствовал голос, у второй слух, зато присутствовало первое. В какой-то момент пришла даже наша кошка: настороженно посмотрела, не режут ли кого и, убедившись, что терзают исключительно уши, поспешно смылась. Остальные вполне прилично пели, так что выбор был неплох. В итоге к нашей девичьей компании присоединился уже взрослый парень, тот самый любопытствующий басовитый брюнет – старшекурсник и еще несколько ребят.

Выйдя из Большого зала, в котором проводилась открытая лекция, я заметила удаляющуюся фигуру директрисы. Видимо, любопытство не только ту кошку сгубило. Недолго думая, я решила воспользоваться ситуацией и задать давно интересовавший вопрос. В конце концов, кому, как не директору школы магии ответить на него, ну, или отправить по нужному адресу. Пелагея в своё время не смогла на него внятно ответить.

- Алёна Сергеевна, можно вас на минутку! – догнать спешившую женщину оказалось непросто, но длинные ноги – хорошее преимущество.

- Какие-то проблемы? – вежливо смирилась она.

- Я хотела кое-что спросить у вас, желательно наедине.

То ли врождённый такт, то ли ответный интерес заставил пойти у меня на поводу прямо к её кабинету.

- Простите за назойливость, - нелегко начинать с главного, - но, возможно, вы сможете мне помочь. Вы когда-нибудь сталкивались с чем-то подобным, вроде моего случая?

- Да, но в несколько ином виде: здесь, в горах существует несколько точек перехода в параллельные миры. Очень удобно – там много ресурсов. Когда в нашем измерении неурожай или купцы сильно наглеют, есть альтернативные варианты, - обыденным голосом ответила Малиновская, как будто речь шла о поездке в соседнее село за яблоками.

- А-а, - от неожиданного поворота сюжета я даже немного растерялась, – значит, вы сталкивались с феноменом лингвистической адаптации. Я имею ввиду, что, как ни странно, но у меня ни разу ни с кем не возникло языкового барьера, даже при чтении и письме.

- Да, интересное явление, - понимающе улыбнулась директриса, - но оно идёт в совокупности с целым набором свойств чужого мира. Мы это называем «базовой матрицей»: в неё входит не только языковой аспект, но и биологический, например, иммунитет от местных вирусов. Ты здесь хоть раз болела?

- Нет, - потрясённо ответила я.

- Удобно, не правда ли? – усмехнулась собеседница, - при переходе через Грань ты цепляешь на себя полный набор основных компонентов посещаемого мира, иногда даже лысеешь, если там отсутствует такой вид растительности.

- Хм, интересно, есть ли какие-нибудь изменения, которые я просто не заметила? – прислушалась к ощущениям тела, - вы не подскажете?

- Думала, что тебя придётся уговаривать, - директриса лукаво усмехнулась, - сядь на кушетку и максимально расслабься.

Если честно, я боялась, что она начнёт меня ментально сканировать и вызнает лишнее про драконьи приключения, но та достала из шкафа человеческую фигурку, высеченную из нефрита и расфокусировала взгляд. Миниатюра имела большое сходство с идеальным человеком Леонардо да Винчи: та же поза, те же пропорции. Спустя пару минут женщина хмыкнула и убрала инвентарь обратно.

- Любопытно, - курносый нос забавно сморщился, - думаю, Радиславу будет интересно с тобой поработать, у вас схожая тенденция к технической отрасли.

Я задумалась. Никогда бы не подумала, что имею к этому какое-либо отношение, разве что в качестве пользователя.

- А, поняла, - наконец, осенило меня, - это скорее дань родного мира! Там вся жизнь окружена всяческими приборами, начиная с уборки-готовки и прочего быта и заканчивая средствами связи и вообще образом жизни. Но я мало разбираюсь в деталях, только поверхностно.

- Ясно, смотри сама, я не настаиваю. К тому же, чем меньше народу о твоём происхождении знает, тем лучше.

- А что-нибудь новенького во мне прибавилось? – с опаской задала я более всего волновавший вопрос. Кто знает, может у них рудимент какой не отвалился в процессе эволюции, вроде нашего аппендикса.

- Да всё то же самое, только источник Силы доразвился до нужных размеров и обмен веществ подстроился.

- В смысле? Здесь же, вроде, та же пища, что и в моём мире, - даже спина выпрямилась от удивления. Про первую часть высказывания вообще молчу.

- А не в этом дело, мы здесь медленнее стареем и живём в среднем около 120 лет. Маги дольше, раза в два - три.

«О-о, вот это стимул саморазвития»!

- Это я хорошо попала! А источник, насколько я его чувствую, в низу живота?

- Да, чаще всего справа, - и показала туда, где находится… аппендикс.

- А можно поточнее, - чуть не захохотав, попросила я.

Довольная моим рвением директриса выдала анатомический атлас и ткнула в требуемый орган. Да, он самый, только среднестатистические размеры отличались от наших стандартов.

«Боже, воистину, у тебя своеобразное чувство юмора! Стоило мне подумать о рудиментах, они и всплыли».

- У тебя всё?

- Можно последний вопрос, - я умоляюще сложила руки, - если, конечно, это не секрет. Что за инструмент вы использовали для анализа?

- Нет, не секрет, сразу видно, что ты не здешняя, - добродушно ухмыльнулась женщина, - это Эталон. Очень сложный в исполнении, но весьма удобный в использовании артефакт. С его помощью диагностируют заболевания, отклонения от нормы, им же и лечат.

- Удобно! – подивилась я, - правда, тогда не совсем понятно, зачем травники, лекари и иже с ними.

Смесь уважения и усталости от неуёмной дотошности отразилась на её челе, но лишь на один миг. Директор собрал волю в кулак и терпеливо начал объяснение.

- Во-первых, как я уже говорила, его очень трудно создать. Сюда закладывается всё: стандартное строение скелета, мускулатуры, кровеносной, нервной и прочих систем, строение головного мозга, кожного покрова… И чтобы это заложить, соответственно, нужно досконально знать.

«Ну да, сколько вон, медики все кости зубрят – мало не покажется, я молчу про сосуды»!

- Во-вторых, пользоваться им – целое искусство, ведь в каждом случае требуется персональный подход. Например, у тебя от природы перегибистая спина, а у Эталона – прямая, соответственно, при лечении межпозвоночной грыжи в твоём случае требуется небольшая корректировка траектории воздействия.

- Ого, да тут без досконального анализа можно наворотить… особенно у кого органы имеют зеркальное положение.

- Вот-вот, так что такое удовольствие мало кому по карману, проще к травнице в соседнее село сходить, синяки-порезы они и без эталонных премудростей заживут.

«Ага, особенно, перитонит, летально…»

- Но как тогда вы поняли что было нормой для моего организма до перехода, если ваш Эталон отличен от нашего?

- По отголоскам ауры видно, где произошли изменения. Остаточный спектр.

Чувствуя себя ненасытным клещом, я чувствовала настоящую жажду, которую мог утолить её неисчерпаемый интеллект. Но, к сожалению, мы и так потратили изрядное количество времени, которое было явно запланировано на что-то другое. В принципе, про ауры я неплохо знала и так, ещё со времён пребывания в своём родном мире, кое-что рассказала Пелагея, так что я собрала волю в кулак и решила оставить человека в покое… пока.

- Я очень рада, что ты столь живо всем интересуешься, вот тебе пара книг для общего развития, а сейчас мне пора к аспирантам. Будут вопросы – заходи.

«Мне показалось, или от перспектив последнего предложения она зябко поёжилась»?

- Благодарю вас, Алёна Сергеевна, за очень интересную беседу, не смею больше задерживать.

Засим скрылась с директорских глаз, пока бедную женщину не перекосило от моих «почемучек». Кстати, впредь надо будет осторожнее себя вести, а то не успею заметить, как впущу её к себе в голову. Почти осязаемое очарование обволакивало, располагало к откровенности, и возникал подозрительный зуд в районе лба. Нет, не надо нам такого!

 

***

 

Вскоре начались занятия по нашей основной специализации, что занимало львиную долю академического времени – от двух до четырёх часов в день.

- Вокальная магия, как и любая другая, многокомпонентная. Во-первых, правильный звук. Он исходит из самого нутра, стоит на опоре нижней чакры. Никакой дрожи, вибрации и прочих помех – это должен быть мощный столб звуковой волны, если дашь петуха или хрипотцу, в лучшем случае ничего не получится.

Перья усиленно скрипели, такую информацию упускать не хотелось никому. Конечно, они были далеко не гусиные, а деревянные с металлическим желобком для чернил. Писать ими оказалось довольно удобно, особенно теми, что подверглись чарам самостоятельности. У нас с Маринкой таких не было, думаю, до первого выгула на местный рынок, не позже!

- Во-вторых, тональность. Общая высота песни напрямую связана с типом воздействия. Высокие тона влияют на верхний мир, регулируют погоду, взывают к небесам. Нижние дают опору, будят землю и всё, что в ней пребывает – нижний мир. Средние плетут соединительную ткань между ними: наводят мост и удерживают его от прогиба. Сочетание голосов создают связующий поток, дают возможность их контакта и обмена.

Для удобства восприятия магистр изрисовал всю доску довольно условными, но вполне себе понятными линиями. Случись кому увидеть их вне контекста, вряд ли бы тот догадался о содержании занятия.

- Третье – сила слова. Чем больше деталей, подробностей, уточнений, тем лучше формируется образ воздействия. Многие песни, бытующие в наших селениях, в своей сути имеют магическую основу, но люди не понимают их истинного назначения, принимая древние строчки за метафору. Мы намеренно дополняем тексты посторонним окончанием, чтобы устранить саму возможность незапланированной волшбы. Смысловые акценты смещаются, и даже при надлежащем качестве исполнения концентрация размывается, и смысл не реализовывается.

Спокойно переждав наш возбуждённый гомон, он продолжил теоретическую часть, пообещав детально разобрать все вопросы на практикумах. Единственное, что Александр решил пояснить, так это тот факт, что данные песни внедрялись намеренно, дабы в случае чего они сохранились бы в людской памяти. Эдакий план «Б» на случай непредвиденного.

- Одним из ключевых факторов является ваше сердце. Вы должны полностью слиться с песней, погрузиться в нее и запустить сердечную чакру, чтобы звук не затух посреди тела, а усилился и наполнился жизненной силой. От степени растворения в процессе и природной одарённости зависит мощность заклинания и, соответственно, сила эффекта.

- Насколько я помню, с опорой не у кого проблем нет, так что начнём работу над слиянием тембров.

Оказалось, что добиться требуемого не так уж просто, особенно когда поёт почти дюжина человек, пусть даже всего одну ноту. Попасть в тон – лишь первый шаг, приходилось сливаться во всём, вплоть до расстояния между зубами. Постепенно мы начали недоумевать над такой дотошностью, пока на исходе второго часа мытарств не услышали странный отзвук, очень тонкий и немного свистящий.

- Поздравляю, вы прошли первый уровень! – радостно возвестил преподаватель.

- Так это была не галлюцинация? – учитывая вымотанное состояние, эффект казался скорее психиатрического происхождения.

- Нет, - усмехнулся в бороду магистр, - разве что массовая. Этот эффект называется «тонкой», он возникает только лишь при очень чистом, абсолютном слиянии голосов, так называемый отзвук небес.

- То есть нам всегда придётся смотреть друг другу в рот? А если язык не туда скользнёт? – задала дельный вопрос Тамара, наша единственная первокурсница, не считая меня.

- Со временем вы так споётесь, что не будете замечать, как это происходит, а что касается языка и прочих помех, вроде хрипотцы или неверной ноты, то тут нужен серьёзный контроль. Поймите, ваши голоса – это корни, из которых вырастает ствол унисона. Он должен быть идеально гладким, малейшая шероховатость и магический эффект снижается. В бытовом пении такие огрехи придают особый шарм исполнению, некоторым девушкам мужская хрипотца нравится даже больше, нежели гладкое пение, но в волшбе ей нет места. К сожалению, мало кто достигает такого уровня совершенства, нужны годы тренировок. Конечно, для несложных целей такие погрешности нестрашны, но при творении действительно серьёзных дел требуется максимальная чистота.

- Но песня не состоит из одного унисона, - возразил темноволосый парень.

- Данила, вы совершенно правы, но он является основой песни – так или иначе, но мы к нему приходим, как в течение песни, так и в конце. В остальное время ваши партии вырастают, как ветви, из общего ствола, ветвятся и кудрявятся, но всегда в итоге возвращаются обратно. Иногда в финале верхний голос уходит в октаву, что необходимо для достижения определённых целей.

- На вводной лекции вы говорили, что на праздниках у обычных людей тоже всё получается, как надо, почему? – поинтересовалась я, - там нет такого пристального прислушивания, какому мы сейчас учимся.

- Календарные песни срабатывают чаще благодаря времени их исполнения, правильно выбранному месту и сопроводительному ритуалу. Особенно на солнцестояния силы природы как никогда сильны, да и мелодика у них достаточно прямолинейна, звук открытый, разница в артикуляции минимальна.

Вскоре нас разделили на две группы, причём возраст здесь не имел никакого значения, как, впрочем, и в подборе учеников в принципе. Несмотря на то, что достаточно хорошо певших желающих оказалось немало, допущено к занятиям было только десять, однокурсников из них набралось от силы пара штук. Пока одни работали над умением ровно держать свой голос, не сбиваясь на соседние партии, другие, а именно мы с Маринкой, Данила и Тамара уже осваивали такие тонкости, как «вольная секунда». Конечно, наша с сестрой спетость играла здесь не последнюю роль. По словам Александра, секунда должна иметь спонтанный характер, исходить из эмоционального состояния поющего, чувства некоторой вольности, которое достигается путём длительных тренировок, являясь высшей степенью мастерства.

- Это как вскрик птицы, - объяснял Головин, - обязательно незапланированный. Тем самым вы усиливаете напор энергии, пронзаете пространство, увеличивая эффективность волшбы. То же касается и других импровизационных моментов, но именно она является самым мощным катализатором.

Тамара, несмотря на столь юный возраст, была очень опытна и талантлива в песенном мастерстве. Мы обе держали середину, сливаясь и расходясь в бесконечных вариациях. У неё были острые скулы, пронзительные глаза и постоянно меняющие свой цвет волосы. Оторвавшись от материнского ока, она развлекалась таким своеобразным способом, сдружившись с алхимиками из соседней комнаты. Как говориться, с кем поведёшься…

Через месяц упорных тренировок наша группа довольно быстро стала достигать эффекта «тонкой», мы уверенно держали голоса и чувствовали друг друга с полузвука. Настал черёд практическим занятиям с конкретными задачами. Мастер принёс горшок с землёй, в котором было зарыто какое-то зёрнышко, и предложил выяснить, что это за растение. Накануне мы упорно разучивали новую песню, партии ещё немного плавали, но такой стимул разогрел память лучше любого ноотропа (Ноотропные средства - лекарственные средства, улучшающие познавательные функции за счет активизации метаболических процессов в головном мозге). Попрактиковавшись в сторонке, новоявленные маги, наконец, решились приступить к эксперименту, встав вокруг горшка и на всякий случай, взявшись за руки.

Сохнет вянет в поле травка без дождя
Дождик травку польёт,
Тогда травка воздохнёт
Восточный дунет ветерочек,
Цветами травка зацветёт.

(Песня записана в с. Хмелевое Белгородской области. Представлен неполный текст, есть продолжение).

Получилось практически идеально, не считая того, что я немного напутала в словах, а Данила пустил хрипотцу. Мы замерли, ожидая результата. Земля безмолвно смотрела нам в глаза и, наверняка, ехидно ухмылялась. Учитель взглянул на горшок и торопливо подхлестнул:

- Пойте дальше, не останавливайтесь, пока не получите результат.

Легко сказать, но повторять сорок минут кряду одно и то же оказалось сомнительным удовольствием. Достигнув пика, внутреннее раздражение пошло на спад, смирившись с необходимостью этого действия. Голова затуманилась, отключившись от процесса, только руки стали уставать. И тут скромно стал проклёвываться маленький зелёный росток, постепенно вытягиваясь, пока не окреп во вполне себе уверенный стебель. Чуть не сбившись от радости с ритма, мы собрали волю в кулак и продолжили петь. Спустя ещё пару прогонов начал расти первый лист, следом второй, третий, а вскоре выпустили свои щупальца наглые усы. К концу часа мы с гордостью поглощали свежевыращенный горох, обдумывая план будущей попойки. Как-никак, а такое событие надо отметить!

У Данилы оказалась бутылка перцовой настойки, мы с Мариной распотрошили остатки солёного сала, а Тамара достала хлеб и огурцы. Отмечать решили у нас, чтобы узкий круг не расширился – самим-то было мало, а тут ещё и кошка решила напомнить, что нам небезразлична. Алкоголь её не интересовал, а вот сало очень даже и, как ни странно, огурцы. Она уже почти обросла новой шерстью, хвост пушился и щекотал нос, когда эта поганка изъявляла желание вместе почитать. Иногда она скептично фыркала на ту или иную страницу, порой откровенно зевала, подбивая на это заразительное дело меня, но чаще всего с интересом участвовала в процессе. Изрядно пошатываясь, мы попытались повторить эксперимент с растениеводством, но лишь перебудили соседей, а потом и вовсе попали в лазарет с сильным истощением.

- Имейте ввиду, вы остались живы только благодаря салу, - возмущённо вышагивал наш преподаватель, - это ж надо было додуматься вершить созидающую магию второй раз за сутки, да ещё и в сильном алкогольном опьянении! Если бы у вас были только огурцы, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

Четверо балбесов старательно лежали, как можно мучительнее постанывая в нужные моменты.

- Олухи! Придётся теперь неделю пропускать, пока не восстановитесь, - злость постепенно шла на убыль, уж больно добродушным он был, - надо будет вам колбасы подкинуть, что ли. И смотрите у меня – никакого спиртного! Кстати, где вы его умудрились найти?

Мы переглянулись и дружно промолчали.

- Так я и знал, - усмехнулся учитель, - команда удалась.

Как только закрылась дверь за его спиной, Данила благодарно посмотрел на нас.

- Спасибо, что не выдали, - прохрипел некогда сексуальный баритон.

- Обращайтесь ещё, - устало прошептала я.

Данила был неоднозначным парнем, с одной стороны задумчивым и немного замкнутым, с другой, дерзким и напористым. Он мог с отстранённым видом сидеть за столом, поглощая отбивную, и тут же вставить довольно резкую и очень чёткую фразу в наш разговор, тогда как мы были абсолютно уверены, что он пропускает девичью болтовню мимо ушей – с ним следовало быть поосторожнее.

Имея потрясающие способности в огненной стихии, он успешно освоил свою основную специализацию, опередив соучеников практически на год. Магистр Чудинова объявила, что тот достиг уровня выпускника, и взяла к себе в помощники, устроив на полставки лаборантом. Так что сейчас он фактически совмещал работу аспиранта с учёбой на последнем курсе. Неожиданное согласие нового преподавателя на обмен опытом привело к освоению уже второй основной специализации, что случалось весьма редко и далеко не в таком возрасте.

Его логика удивляла своей неординарностью, и порой возникало желание проконсультироваться по поводу моих драконьих заморочек, но я продолжала держать их при себе, по возможности справляясь самостоятельно – не хотелось лишаться хорошего напарника из-за предвзятости системы к межвидовой дружбе. Его голос был таким мощным, что одного вполне хватало для необходимой прокачки партии. Тамара смотрела на него влюблёнными глазами, даже Марина стала часто заговаривать о статной фигуре и прочих достоинствах. Что уж там скрывать, парень, действительно, был хорош, жаль, только, что мастью не вышел, мне в последнее время снилась только бирюза.

 

Драконология.

 

Пока организмы восстанавливались от пережитого, нас отстранили от практической магии, оставив лишь лекционные занятия и семинары, не требовавшие расхода магического резерва. Порции еды увеличили вдвое и заставили пить мерзкого вкуса эликсир, который якобы ускорял выздоровление. Насчёт последнего я сильно сомневалась, и, сосредоточенная на борьбе с тошнотой, особых улучшений не ощущала. Зато ощутила огромное количество свободного времени. Первые дни бездарно растратились на сон, зато нашлось время на книги «для общего развития», благо, читать их можно лёжа в кровати.

Как оказалось, языки славянских княжеств серьёзно отличались друг от друга в силу достаточной замкнутости той или иной гурии. Да, был достаточно широкий словарь общеупотребительных слов, особенно древнего, праязыкового происхождения, не говоря уже о военных, медицинских и магических терминах, но местные отличия развились до самостоятельных наречий, порой весьма специфических. Профессиональный филологический зуд успокаивало лишь то, что для меня никаких барьеров не стояло: стоило услышать пару неизвестных доселе слов, и язык сам отвечал в нужном лингвистическом русле. Тем больше открывалось возможностей для сравнительного языкознания! Но тут, знаете ли, не до него, новую профессию осваивать надобно! К тому же, все маги говорили на едином, наиболее близком к древнему, языке. Его учили с детства на бытовом уровне, в Школе на профессиональном, и его понимал практически каждый (не считая специфических терминов), ибо гора не идёт к Магомету. Безусловно, основы всех наречий также преподавались в рамках программы обучения: мало ли, вдруг кто затевает про тебя что-нибудь недоброе в сторонке, прикрывшись местным сленгом, а ты не в курсе!

Позже, по мере прибывания сил, мы, наконец, доковыляли до библиотеки и зарылись в пыльные манускрипты о мерзких огнедышащих тварях, коим не ведомы ни честь, ни достоинство, а лишь жажда золота, невинных душ и бесплатного харча. Засим, нет им ни любви, ни доверия, токмо смерть, желательно с последующей сохранностью нужных компонентов. Ниже прилагался подробный перечень органов и способы их использования, судя по которому от бедного ящера оставался невостребованным разве что желудок. Ан нет, и он, родимый, хорошо годился на парочку декоктов. Схема расчленения с поясняющими надписями занимала целый разворот. Гуляющая невдалеке тошнота резко воодушевилась при виде неё, рискуя испортить сей дивный шедевр и оставить потомков в неведении относительно правил грамотной разделки порочных созданий.

В одном из очень старых фолиантов в списке вспомогательных орудий убиения числился велурин. Было неясно, что именно предполагалось делать этим камнем: то ли изготовить из него наконечник стрелы, то ли отвлекать драгоценным блеском, пока сообщник коварно подбирается с тыла. Заинтересовавшись необычным и нигде более не описанным способом борьбы, я стала копать в этом направлении. Так, драгоценный камень, силикат, бывает разных цветов: жёлтый, голубой, зелёный, красный, белый. И как, скажите мне на милость, его опознавать? Встречается как одиночные, так и в друзах. Ладно, что у нас там с функциями: символ любви, благополучия и достатка, хранитель семейного очага. Рассеивает отрицательную энергию, предохраняет от усталости. Делает владельца дружелюбным и непобедимым… Ничего такого, что указывало бы на какие-либо особые свойства по отношению к ящерам. Видимо, враг должен устрашиться усиленного и очень выносливого дружелюбия. То, что он хорошо держит заклинания, не являлось чем-то из ряда вон выходящим, алмазы в этом плане значительно опережали большинство минералов.

Марина решила двинуться в сторону феномена долины. Поскольку доклад двухлетней давности бесследно сгинул, пришлось обращаться к первоисточнику.

- Вот, нашла, слушай сюда: гравитационные аномалии связаны с изменением силы тяжести в конкретном месте или регионе. Горные породы, находящиеся глубоко под землёй, сильно отличающиеся по своему составу и массе от легких пород, вызывают увеличение гравитационного поля. В то же время, перемещение легких поверхностных пород вглубь приводит к его уменьшению. Эти изменения гравитационного поля и различные другие тектонические процессы вызывают образование зон напряженностей и геологических разломов, оказывающих самое существенное влияние на фауну и флору.

- А можно чуть помедленнее, - взмолилась я, - а лучше дай сама перечитаю.

- Это, конечно, интересно, - спустя некоторое время серое вещество таки обработало информацию, - но кроме странного пара вокруг долины и тёплой погоды ничего такого не происходило: трава, розы, деревья, виноград совершенно обыкновенные. А есть еще какие-нибудь виды аномалий?

Марина зашелестела страницами и, наконец, выдала:

- Магнитные аномалии – места с изменённым вектором магнитного поля, имеют огромную протяжённость, с горами никак не связаны, - удручённо резюмировала сестрёнка, избавляя от технических деталей.

- Жаль, такая хорошая версия была.

- Помнишь, ты говорила про горячий источник, может, он нам что-нибудь подскажет? – не сдавалась подруга.

- Вряд ли, таких источников полно в мире и они связаны с деятельностью вулканических масс… кстати, может, это и объясняет ту дымку и хорошую погоду, - озарило меня, - а близость магмы таким образом влияет на драконов.

- Тогда что, все драконы живут возле вулканов? Так себе перспектива, - резонное возражение.

- Тирз говорил про королевский двор и другие кланы, которые тоже расположены в горах…

 

***

 

- Слушай, а у Лефки, получается, чешуя белая? – окопавшись в малиннике у дальнего конца драконьего сада, терзала я вопросами лакомившегося Тирза.

- Ага, можно даже перепутать с сугробом, пока пасть не раззявит, - пиетет к старшей сестре отсутствовал у него априори.

- А какие ещё бывают драконы, я вот про золотых слышала и красных, правда, это мифы из моего мира.

- Сама ты миф, - усмехнулся парень и снял с моего плеча травяного клопа, - у нас этих мифов можно бочками солить, ещё останется.

Вздрогнув от прикосновения, я потёрлась головой о мощное плечо. Тёплые руки решили приостановить сбор полезной ягоды и увлеклись исследованием иных плоскостей, хотя местами встречались и округлости. Как ни странно, но он вёл себя весьма деликатно, по крайней мере, по сравнению с представителями моего измерения, что пока вполне устраивало. Ибо сны снами, но в реальности как-то страшновато переходить грань флирта, вдруг за ней окажется пустота…

- Нас, драконов, действительно немало, - вновь заговорил Тирз, - особенно здесь, в Змеином поясе. В паре часов лёта на север от долины Исарно живёт клан медных драконов во главе с очень древней и не менее вредной тёткой.

Я рассмеялась над его терминологией, под последним словом можно было ожидать чего угодно, вплоть до полуторатысячелетней матроны.

- Вот ты смеёшься, а мне приходилось терпеть её закидоны на протяжении долгих, просто бесконечных речей во время всех торжеств при дворе.

- А где у вас двор? И вообще, как может выглядеть двор драконов? Это, наверное, что-то очень величественное, - фантазия понеслась вскачь.

- Действительно, денег и сил туда угрохано немерянно, да только жить там невозможно – любое неосторожно брошенное слово или косой взгляд может навеки испортить жизнь тебе и всей твоей семье. С другой стороны, кто-то позволяет себе такое, от чего чешуя встаёт дыбом, и ничего, подумаешь, пошалили. Этакая кровавая роскошь.

Мужественные черты застыли от неприятных воспоминаний, зубы непроизвольно стиснулись, характерная складка прорезала лоб, настолько глубокая, что даже не верилось во временность её пребывания.

- Ты даже не представляешь, насколько тонка нить разума, на которую подвешены головы сильных мира сего: лёгкое дуновение, и начинается шатание, только и слышен перестук пустых черепушек.

- Но почему? – практичный склад ума не понимал, зачем доводить всё до такого драматизма. – Почему все терпят это, а не поставят во главу кого-нибудь вменяемого?

Горький смех вырвался из груди.

- Да потому что таких, как ты, в смысле мыслящих так же, отслеживают и ликвидируют. Многие маскируются, кто-то искренне верит в правоту нынешней власти, а кто-то просто пользуется общей неразберихой в свою пользу.

- Если честно, оно везде так, - с грустью пришлось констатировать очевидное. – Ладно, кто там ещё у вас есть?

- Очень далеко на северо-западе, на земле, омываемой Белым морем, живут фиолетовые. Там весьма мерзкий климат: всё время сыро и промозгло, только такие спокойные ребята в силах терпеть это безобразие.

Наконец-то в этих невероятных глазах вновь проснулись искорки смеха!

- В горах, конечно, посуше, но пока долетишь – весь изматеришься.

- А тебя-то туда каким ветром занесло?

- Я же говорю, это одни из самых терпеливых и доброжелательных драконов. Общаться с ними – одно удовольствие! Самое главное их трудно разозлить, для этого надо сильно постараться, но если у тебя получилось, то оптимальное решение проблемы – глухая пещера в районе Афгана, благо, их там навалом.

- Афган? В смысле Афганистан, я не ослышалась?

- Наверное, у нас нет в обиходе задней приставки. Там шикарные горы и отличный климат. Первое время в них даже хотели разместить двор, но, во-первых, они реально далеко от жилищ правящих кланов, во-вторых, там не нашлось достаточно большой долины для такой оравы, а потом Ильва подвернулась.

- Ильва?

- Остров, как никто другой подходящий для комфортного проживания.

- Интересненько… а Китай у вас есть?

- Не знаю, я, по крайней мере, не слышал. Где он?

- Э-э, где-то на востоке… точнее юго-востоке отсюда, вроде недалеко от Афганистана, там тоже, кстати, горы: Тибет, Тянь-Шань.

- Не знаю, я туда не летал, и из моих знакомых тоже никто. Если честно, я и в Афгане-то не был, просто поговорка есть такая. Он очень далеко отсюда, тем более от Ильвы, всего несколько оранжевых оттуда живут здесь – вышли замуж за местных, а так о них мало что известно. Говорят, сейчас там прячутся некоторые политические беглецы, кто успел, конечно, спастись. Мы-то считаемся окраиной, дальше Урала никто не летает, по крайней мере, из тех, что живут на западе.

- Ха, это не значит, что там никого нет.

- Понятно! Но даже если и есть кто, то к нашему двору они доступа не имеют.

- Боюсь тебя огорчать, но вполне возможно, они и без него прекрасно обходятся, а то и свой имеют. Я так поняла, что в любом более-менее крупном горном массиве обитает семейка чешуйчатых?

- Не везде, предкам пришлось попотеть, чтобы найти долины, подобные этой.

- Как всё сложно, а зачем вам вообще жить в человеческом облике? Валялись бы себе на груде золота и ели желающих оным поживиться, ну, или на худой конец баранинку, - игривое настроение до добра не доводит: Тирз посмотрел на меня, как на слабоумную.

- Откуда такие странные стереотипы?

- Это всё Толкиен виноват, по крайней мере, в моём случае, а откуда ноги растут у здешних небылиц, я не в курсе. И ты не ответил на вопрос.

- Если честно, я не представляю себе иной жизни, чем та, которую мы ведём. Вторую ипостась мы используем в основном как средство передвижения на дальние расстояния и для развлечений.

Подозрительный взгляд собеседницы вызвал возмущённую гримасу.

- Вообще-то я имел ввиду: крылья размять, козлов погонять… Почувствовать ветер в крыльях, заглянуть за облака, - чарующий голос завораживал, погружал в некое подобие транса. – Взмыть до самой стратосферы, где пахнет грозой и небеса озарены переливчатым сиянием, как будто в небо опрокинули кувшин с туманным зельем и подсветили. Долго там не пробудешь – воздуха мало и панцирь может пострадать, но любой уважающий себя дракон обязательно туда поднимается хотя бы раз в жизни.

После таких слов у меня даже спина зачесалась, как будто она возжелала обрести крылья и воочию увидеть описанное. Интересно, если каким-нибудь образом решить проблему с кислородом и, насколько я помню из школьного курса, радиации, он возьмёт меня наверх?





Читайте также:
Группы красителей для волос: В индустрии красоты колористами все красители для волос принято разделять на четыре группы...
Отчет по производственной практике по экономической безопасности: К основным функциональным целям на предприятии ООО «ХХХХ» относятся...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Романтизм: представители, отличительные черты, литературные формы: Романтизм – направление сложившеесяв конце XVIII...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.054 с.