Женщина раннего христианства.





 

На протяжении веков женщина занимала особое положение в общественных ячейках и организациях.

На стадии позднего эллинизма в средиземноморской ойкумене происходит ряд изменений в культурно-идеологической сфере. Образуются различные синкретические культы, религиозные общества, секты и в них меняется положение и роль женщины.

Цель данной статьи показать, как изменился статус женщины и ее обязанностей в разных религиозных сообществах, а именно в христианстве и гностицизме.

Сначала нужно сказать пару слов о социальном положении женщин и моральном облике, который складывался вокруг них накануне эпохи нами рассматриваемой. Э. Ренан так пишет по этому поводу: «Эпоха Селевкидов отличалась ужасающим женским распутством. Никогда не бывало такого множества семейных драм, отравительниц и прелюбодеек. Мудрецы того времени должны были смотреть на женщину, как на бич человечества, как на воплощении низости и позора, как на злого гения единственное предназначение которого уничтожать все, что есть благородного в представителях сильнейшего пола» [1; С. 102]. В целом же древние брачные отношения давали мужу полную власть над женой без всякого равноправия, и были настоящим рабством, делая женщин социально-незащищенными во многих аспектах. Книги Ветхого и Нового Заветов дают нам множество свидетельств о нестабильном положении женщин в обществе. Многие из книжников часто выступали за то, чтоб женщинам не давалось никакого религиозного воспитания.(Мишна, Sota III, 4) Особо плачевное положение было у вдов, особенно бездетных. Они, несмотря на определенное покровительство законов, оказывались в нужде и не пользовались уважением. Талмуд, описывая главные пороки человечества, относит к ним болтливую, любопытную вдову, которая проводит жизнь в праздных разговорах с соседками и девицу, которая все свое время тратит на молитвы. (Вавилонский талмуд, Sota 23a). Из всех этих свидетельств можно сделать вывод, что статус женщины был очень низок, за редким исключением, во всех слоях общества, и в низших стратах усугублялся плохим материальным положением.

Конечно, в таких условиях только что возникшая христианская церковь, имеющая социальный контекст в форме ассоциации взаимопомощи, укрепила положение женщин. При вступлении в общину человек продавал имущество и сдавал вырученные деньги в общую кассу, из которой каждому выдавалось сообразно нужде (Деяния, II, 45; IV, 34; V, 1). Для распределения средств и прочих хозяйственных нужд избранны были «Διακονοι». Для них забота о бедных стояла наравне с религиозной службой. Из текстов апостольских посланий видно, что они входили во взаимодействия с бедными, больными, женщинами, помогали материально, через увещевания и проповедь обращали в христианство. Естественно, что женщины устремились в общину, где слабых окружали заботой. Из посланий ап. Павла видно, что вскоре на должность диаконов были допущены женщины (Посл. к Римл., XIV, 1, 12; Первое Посл. к Тим., III, 11; V,9). Сначала ими были вдовы, потом стали предпочтительно выбирать девушек, называли их «сестрами» (Посл. к Римл., XVI, 1; Перв. Посл. к Коринф., IX, 5; Посл. к Филип., 2). Итак, мы видим, что в христианстве некоторые женщины заняли в христианстве почетное и влиятельное положение, благодаря своим высоким нравственным качествам. Христианство освятило образ вдовы, он стал воплощением благочестивой женщины посвятившей себя Богу, впоследствии диаконисы. Она стала лицом уважаемым, занялась почетным делом, получила звание диаконисы, сделалась равной самым достойным из мужчин. По справедливому замечанию: «Тягостное положение бездетной вдовы христианство возвысило, сделав его святым»[1; С. 103.].

Таким образом, в христианстве женщина получила нравственную свободу, до этого никогда и нигде за женщиной не признавали религиозного самосознания и нравственной индивидуальности, а также почетный статус и относительно стойкое материальное положение в христианской общине.

Теперь можно перейти к обзору свидетельств по положению женщины в гностических обществах. Они представлены в трудах христианских ересиологов и апологетов: Ипполит Римский, Ириней Лионский, Тертуллиан и Епифаний Кипрский. Последний оставил самые яркие описания, причем не только учения, но и морального облика гностиков, поэтому мы обратимся к его труду «Панарион». Описывая секту «карпократиан», епископ Саламский говорит о том, что они считали необходимым испробовать все дела и пройти через все образы жизни: «… поэтому они вступают в гомосексуальные связи и совокупляются со всеми женщинами их сообщества всеми возможными способами… полагая, что таким образом они выплатят долг своего тела, так, что ничего более не останется, и поэтому душа больше не вернется и не воплотится». (Pan. 4, 5-5, 1) Далее упоминается о Марцелине, принадлежащей к их секте: «Некая Марцелина, которая прибыла в Рим во времена Аникета, была членом этой секты и совратила многих…»(Pan. 6, 8-9). О способах совращения автор умалчивает. Далее перейдем к описаниям секты Севера: «Они утверждают, что женщина – это тоже дело рук Сатаны… поэтому все те, кто вступает в брак, тем самым сотрудничают с Сатаной». (Pan. XLV 2,1) Далее следует особо интересное для нас описание секты «борборитов»: «Некоторые из женщин, которые сами верили в весь этот вздор, пытались убедить в нем и меня. Более того, они пытались соблазнить меня… и хотя эти женщины упрекали меня, я только смеялся про себя, слыша, как они шептались между собой: «Не спасти нам этого юношу, придется оставить его в руках архонта на погибель!»…Эти женщины были очаровательны внешне, но внутри них обитало дьявольское безобразие». (Pan. 17, 1-18, 6) Далее Епифаний описывает их любовные пиры, на которых они совокупляются «между собой и все друг с другом» причем извергаемое семя и менструальную кровь они используют в своих ритуалах, осуждают творение и считают рождение злом – отсюда их тяга к половым извращениям, если же какая-то женщина забеременеет, то извлекают плод и поедают его. (4, 1-8) Е. В. Афонасин объясняет это в том, числе и как протест против институтов власти и норм морали, которые они насаждали, которые помогали поработить человека, ограничить свободу одних в пользу других. Неслучайно среди их сообществ было много женщин и бедняков [2; С. 50]. Такие пестрые и красочные описания проходят красной нитью через весь труд Епифания.

Как мы видим, женщина в гностических сектах тоже занимала определенное положение, также участвовала в распространении своего учения, но с весьма специфическими методами. Замечание о внешней красоте тоже неслучайно – видимо женщины пользовались косметическими средствами. Можно предположить, что их специально выкупали из публичных домов, проведя аналогию с Еленой – спутницей Симона Мага.

После открытия гностической библиотеки в Наг-Хаммади стали доступны самостоятельные источники гностиков, а не их христианских интерпретаторов. Были подвергнуты ревизии положение о повальном либертинизме всех гностических сект. Конечно, можно предположить наличие подобных ритуалов в раннем гностицизме, например в секте карпократиан и им подобных, которые имели к ортодоксальному христианству посредственное отношение. Однако, в более поздние периоды, когда гностики стали буквально встраиваться в структуры ранней Церкви и создавали секты внутри нее, ситуация в моральном облике гностиков резко поменялась. Эйприл Декеник пишет, что валентиниане очень строго относились к браку и сексуальным отношениям, так как они считали, что во время коитуса Святой Дух присоединяется с душами родителей, и они зачинают дитя. Следовательно, валентиниане очень сознательно относились к сексуальным практикам, веря, что в это время выбирается «морально-склонное семя» души ребенка [4. С. 22]. То есть ни о каких карпократианских ритуалах речи быть не могло. Изменилось и отношение к женщинам, вместо орудия привлечения новых адептов некоторые гностические учителя делают их своими сослужителями. Ириней Лугдунский пишет о некоем Марке, который специально привлекал женщин в свои еретические группы «предлагая им пророчествовать», «Вот благодать сошла на тебя; открой рот и пророчествуй», далее Ириней пишет, что Марк совершал с ними евхаристию, как со священиками, «протягивал им чашы», чтобы произносить слова эпиклезы [Adv. Haer. I.13.4]. Данную тему продолжает Тертуллиан: «эти еретические женщины – как они дерзки!..они достаточно смелы, чтобы учить, участвовать в споре,заклинать, лечить и может быть даже крестить» [De presc. 41]. Далее в своих многочисленных трудах Тертуллиан упоминает некую женщину-учителя, которая возглавляла братство в Северной Африке, и сам отражает свою позицию по данному вопросу, в нем он весьма традиционен. Уже упоминалась нами Марцелина, гностическая проповедница, которая утверждала, что получила тайное учение от жен-мироносец. Элейн Пейджелс заключает: «Далее наши данные ясно указывают на взаимосвязь между религиозной теорией и социальной практикой. Среди таких гностических групп, как валентиниане, женщины считались равным мужчинам; некоторые почитались как пророки, другие действовали как учителя, странствующие проповедники и миссионеры, целители, священники, возможно, даже епископы» [3, С. 114]. Итак, можно сделать следующий вывод, многие гностики ради успешной проповеди, жертвовали женщинам функции, которые в ортодоксальной Церкви выполняли исключительно мужчины, это привлекало многих женщин, которые с удвоенной энергией подвизались во славу своей организации. Но надо отметить, что и в ортодоксальных общинах женщины часто занимали лидирующие позиции, но в хозяйственном отношении. Сам Христос пренебрегал иудейским обычаем и открыто говорил с женщинами. Ап. Павел говорит, что «во Христе нет не мужчины ни женщины» [Гал. 3:28]. Далее он одобряет женскую работу в общинах, признавая диаконисс и соработниц. Пейджелс считает Павла амбивалентным, говоря, что в нем сочетаются традиционные иудейские мотивы о монистском мужском Боге, который дл социальную иерархию подчинения. В то же время Павел принимал женщину как равную во Христе и признавал за ней более широкий круг активностей нежели в иудейской общине [3, С. 115]. Но стоит признать, что ап. Павел чаще говорит о подчинении женщины мужу и молчании в Церкви [Кор. 14,34], [Эф. 5:28], [Кол. 3:18]. Впоследствии подобную линию проводили мужи апостольские и учителя Церкви, такие как Тертулиан, а апокрифические евангелия пестрили пассажами о женских ипостасях божества, эонах, нетрадиционной роли Марии Магдалины и прочем. Единственное исключение это христианский платоник, пробывший до 9 века в христианских святцах: «мужчины и женщины равны в совершенстве и получают одни и те же заповеди и одно и то же рассуждение. Ибо имя «человек» является общим и для мужчин и для женщин, ибо для нас «во Христе нет не мужчины не женщины»» [Ped. 1.14]. Далее он перечисляет великих женщин Библии и Античности знаменитых поэтесс, философов, писательниц. Но в раннем христианстве возобладало мнение Тертуллиана, но стоит отметить, что Климент ратовал лишь за равенство среди мирян – лаиков, он не имел в виду возвращение к гностическим экспериментам.

Несмотря на дискуссии многих феминистски настроенных авторов, которые пытаются доказать преимущества гностических сообществ, стоит отметить, что женщина никогда не была в приниженном состоянии в ортодоксальной Церкви, они были равными в положении с мужчинами, но только не в священстве. Большинство христианских общин отклонили позицию о женской иерархии и сформировали ортодоксальную Церковь. В 1977 году папа Павел VI объявил, что женщина не может быть священником ибо Господь наш был мужчиной, прекратив очередной виток дискуссий по данному вопросу.

Итак, можно сделать вывод о том, что насколько разным оказалось нравственное учение религиозных обществ, настолько разным оказался и моральный облик женщины в них, однако, впоследствии с эволюцией гностической морали, женщины фактически становятся равными с мужчинами в социальном и политическом смысле и даже в иерархии и прочих церковных институтах, но победа ортодоксального христианства повлекла за собой упадок гностических сообществ и эксперимент с женским священством закончился. Но находки Наг-Хаммади пролили свет на статус женщины в еще не выкристаллизовавшейся ортодоксальной Церкви и разрушил миф христианских ересиологов о тотальном гностическом либертинизме.

Литература:

1. Э. Ренан. Апостолы. Ярославль, 1991.

2. Е. В. Афонасин. В начале было Слово…СПб., 2012.

3. Э. Пейджелс. Гностические евангелия. М., 2014.

4. DeConick A.D. “Conceiving Spirits. The Mystery of Valentinian Sex.” Pages 23-48 in Hidden Intercourse: Eros and Sexuality in Western Esotericism. Edited by W. Hanegraaff & J. Kripal. Leiden: Brill., 2008.





Читайте также:
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
Аффирмации для сектора семьи: Я создаю прекрасный счастливый мир для себя и своей семьи...
Восстановление элементов благоустройства после завершения земляных работ: Края асфальтового покрытия перед его восстановлением должны...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.014 с.