Определение языковой личности





Интерес к личности нашел свое отражение в многочисленных трудах исследователей, работающих в самых разных отраслях знания: философии, психологии, социологии, лингвистики и т. д. Современный взгляд на личность характеризуется как многоуровневое, многоаспектное явление, представляющее в различных фор­мах «Я» феноменологическое, биологическое, материальное, языковое, идеологическое и т. д.

В последнее время все большую популярность среди исследователей приобретает учение о языковой личности (Ю.Н. Караулов, Е.В. Сидоров, С.А. Сухих, В.В. Зеленская, Г.И. Богин, В.И. Карасик и др.).

Сам термин «языковая личность» был введен Ю.Н. Карауло­вым. По мнению ученого, языковая личность предстает как «многослойный и многокомпонентный набор языковых способностей, умений, готовностей к осуществлению речевых поступков в разной степени сложности, поступков, которые классифицируются по видам речевой деятельности (аудирование, говорение, чтение, письмо) и по уровням языка…» [Караулов, 1987, с. 29]. Ю.Н. Караулов предложил структуру языковой личности, состоящую из трех уровней: вербально-семантичес­кого, когнитивного, прагматического.

1. Вербально-семантический уровень предполагает для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя – традиционное описание формальных средств выражения определенных значений.

2. Когнитивный уровень, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражает иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания – к знанию, сознанию, процессам познания человека.

3. Прагматический уровень включает цели, мотивы, интересы, установки. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире [Караулов, 1987, с. 5].

Л.П. Клобукова предлагает рассматривать языковую личность как «многослойную и многокомпонентную парадигму речевых личностей, владеющих разными коммуникативно-языковыми подсистемами и пользующихся ими в зависимости от тех или иных социальных функций общения» [Клобукова, 1997]. Согласно Г.И. Богину, под языковой личностью понимается человек как носитель языка, взятый со стороны его способности к речевой деятельности [Богин, 1984, с. 3]. По мнению С.А. Сухих и В.В. Зеленской, языковая личность есть совокупность особенностей вербаль­ного поведения человека, использующего язык как средство общения. В.И. Карасик рассматривает языковую личность как закрепленный преимущественно в лексической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка, своего рода «семантический фоторобот», составляемый на основе мировоззренческих установок, ценностных приоритетов и поведенческих реакций, отраженных в словаре, – личность словарная, этносемантическая [Карасик, 1994, с. 2–7].

Есть и другие концепции языковой личности. Так, В.В. Красных выделяет в ней следующие компоненты: 1) человек говорящий – личность, одним из видов деятельности которой является речевая деятельность; 2) собственно языковая личность – личность, прояаляющая себя в речевой деятельности, обладающая совокупностью знаний и представлений; 3) речевая личность – личность, реализующая себя в коммуникации, выбирающая ту или иную стратегию и тактику общения, репертуар средств; 4) коммуникативная личность – конкретный участник конкретного коммуникативного акта, реально действующий в реальной коммуникации [Красных, 1997, с. 54–55].

Таким образом, языковая личность – это личность, проявляющая себя в речевой деятельности, личность во всей совокупности производимых и потребляемых ею текстов. Она обладает сложной многоуровневой и многокомпонентной структурой, представляет собой парадигму ре­чевых личностей. Каждая языковая личность уникальна, обладает собственным «знанием» языка и особенностями его использования. Однако необходимо выделить национальную инвариантную часть в структуре языковой личности. Не существует языковой личности вообще, она всегда национальна, всегда принадлежит определенному лингвокультурному сообществу. Языковая личность обладает культурно обусловленной мен­тальностью, картиной мира и системой ценностей, так как через язык человек получает представление о мире и обществе, членом которого он стал, о его культуре. Она всегда придерживается определенных поведенческих и коммуникативных норм.

 

11.2. Формы участия языковой личности
в межкультурной коммуникации

 

В рамках межкультурной коммуникации языковую личность можно анализировать с точки зрения коллективности и индивидуальности. По мнению О.А. Леонтович, культурно-языковая личность представляет собой единство коллективного и индивидуального, которые существуют в неразрывной связи друг с другом. С одной стороны, коллективная память и коллективные аспекты языка складываются из многократно повторенного индивидуального опыта – сложной мозаики индивидуальных вкраплений, словоупотреблений, коммуникативных стратегий и т. д. С другой стороны, индивидуальная личность формируется на основе коллективного опыта и коллективной памяти. Идентичность языковой личности не может сложиться вне человеческого сообщества, ибо она предполагает отождествление себя с другими и анализ себя на фоне других. Таким образом, языковая личность представляет собой сложное переплетение коллективного, преломленного через призму индивидуальности, и индивидуального, вкрапленного в кол­лективное. Члены языкового сообщества усваивают то, что кажется им целесообразным и действенным для выживания в среде других людей [Леонтович, 2007, с. 101].

Языковая личность заключает в себе признаки больших и малых групп, в состав которых она входит. В первую очередь это принадлежность к человечеству как единому целому. Универсальные черты, присущие пользователю языка как средства коммуникации, обусловливают единство человечества на основе этого признака как одного из определяющих.

Языковая личность принадлежит к какому-либо языковому сообществу. Так, например, английская, немецкая, французская или испанская языковая личность не только принадлежит к сообществу компактно проживающих людей, но и включает далеко расположенные государства, где люди говорят по-английс­ки, по-немец­ки, по-французски или по-испански. Таким образом, носители английского, французского, немецкого, испанского язы­ков разделяют чер­ты, общие для всех жителей стран, говорящих на этих языках.

Языковая личность разделяет коллективные черты, присущие определенным социальным группам (возраст, пол, профессия, место проживания и т. д.).

Индивидуальная языковая личность реализуется на уровне идиолекта. По мнению В.А. Виноградова, идиолект – совокупность формальных и стилистических особенностей, свойственных речи отдельного носителя данного языка [Виноградов, 1998, с. 171]. Согласно О.А. Леонтович, идиолект представляет собой «персональную» лингвистическую систему конкретного коммуниканта, с вариациями на фонологическом, грамматическом и лексическом уровне [Леонтович, 2007. с. 105]. Каждый идиолект неповторим, как отпечатки пальцев. На его характер влияет множество факторов: пол, возраст, социальное положение, место жительства, психотип, физиологические особенности и так далее, которые в совокупности образуют то, что называется индивидуальностью.

Идиолектные различия проявляются в тончайших нюансах произношения и интонации, специфическом для данного индивида отборе лексических средств, особенностях синтаксиса и т. д. Дж. Стайнер считает, что не может существовать двух личностей с идентичными ассоциативными контекстами. Все языковые формы имеют в своем составе латентные или реализованные элементы, отражающие различные аспекты индивидуального смысла. По мере того, как концентрические круги ассоциаций расширяются, они включают в себя все больше индивидуумов. Существуют бесчисленные около-идентичности (near-identities), обусловливающие пересечение ассоциативных смыслов [Steiner, 1975. с. 170].

Совокупность личностных смыслов и ассоциативных контекстов языковой личности образует ее идеосферу. Область пересечения идеосфер всех членов языкового коллектива представляет собой концептосферу данной культуры (термин Д.С. Лихачева).

 

Понятие идентичности

 

В научной литературе существует по меньшей мере три основных подхода к определению идентичности языковой личности:

1) социопсихологический – идентичность создается отчасти как собственное «Я», отчасти – в зависимости от групповой принадлежности; с этой точки зрения, «Я»-идентичность многолика, состоит из множественных идентичностей и находится в тесной связи с культурой;

2) коммуникативный – подход, согласно которому идентичность возникает не только на основе собственного «Я», но и в процессе обмена сообщениями с другими индивидами;

3) критический – попытка понять закономерности формирования идентичности на основе исторического, политического, экономического контекстов; сторонники этого подхода полагают, что идентичность приписывается индивидууму еще до его рождения, настаивают на динамической сущности идентичности.

Представители всех подходов считают, что ядром идентичности является «образ самого себя», слитый с культурой, в целостном восприятии действительности индивидом.

Проблему идентичности языковой личности можно свести к двум вопросам: «Кто я?» и «Как я впишусь в этот мир?». Эти вопросы взаимосвязаны и взаимозависимы.

Необходимо учитывать следующие факторы, составляющие идентичность языковой личности:

– самоценность собственного «Я», самовосприятие и самооценка;

– самоотождествление с определенными группами других личностей;

– идентификация личности со стороны окружающих;

– соотношение между самоидентификацией и идентификацией со стороны окружающих.

Личность вырастает на почве родной культуры, бессознательно или сознательно впитывая все то, что обозначается понятиями «ментальность», «менталитет», «дух народа». На протяжении человеческой жизни индивидуальная идентичность переплетается с коллективной. Понятие коллективной идентичности включает географический, исторический, культурный элементы, каждый из которых накладывает отпечаток на языковую личность.

Социализация предполагает усвоение индивидом культурно-исторического опыта, системы правил и норм того общества, к которому он принадлежит, определение собственного места в социуме с точки зрения экономической, религиозной, этеической и статусной принадлежности.

По мнению Б.С. Ерасова, собственно личностное начало фор­мируется через механизмы выбора того или иного типа поведения, ценностей и смыслов в этой общепринятой системе. Личность не выбирает общество, в котором ей суждено родиться, и свобода ее выбора ограничена системой правил и норм, бытующих в обществе, к которому она принадлежит в силу сложившихся обстоятельств.

Согласно А.А. Шестакову, личностная идентичность также строится на отношении человека к самому себе.

Для каждого индивидуума существует иерархия различных аспектов групповой идентичности, распределяющихся в зависимости от индивидуальных приоритетов личности. Кроме того, в индивидуалистских культурах личностная идентичность ценится в большей степени, нежели в коллективистских культурах.

Средствами идентичности могут служить «ключевые символы»: эмблемы, флаги, одежда, жесты, артефакты и т. д. Ведущее место занимает язык, который отражает этническую, национальную, географическую и прочую принадлежность личности.

Когда человек попадает в иное лингвокультурное пространство, он должен быть готов к тому, что его идентичность будет восприниматься иначе, чем в родной культуре, что обусловлено как языковыми, так и поведенческими факторами. Вот лишь некоторые из причин кризиса идентичности, возникающего в процессе межкультурной коммуникации:

– неспособность адекватно выразить свое «Я» на иностранном языке;

– неспособность собеседников, общающихся с коммуникантом на его родном языке, адекватно оценить его «Я»;

– неумение извлечь культурно-специфическую информацию из речевых сообщений друг друга;

– неготовность правильно определить свое место в инокультурном социуме.

 

11.4. Виды идентичности.
Физиологическая идентичность

 

Физиологическая идентичность включает врожденные черты (внешность, голос, физическое состояние и т. д.), на которые накладываются признаки, приобретенные в процессе социализации.

Биологическая внешность складывается из генетических, этнических, гендерных, возрастных и других черт индивидуума: цвета и состояния кожи, формы и черт лица, цвета глаз, структуры и цвета волос и т. д. Внешность посылает определенные коммуникативные сигналы, которые могут быть проигнорированы или неверно дешифрованы. Так, например, некоторые европейцы считают, что все китайцы выглядят «на одно лицо». Американцы с достаточной легкостью распознают людей ирландского или шотландского происхождения, если у них типичная для этих этнических групп внешность, в то время как для русских это не столь очевидно. Русские без труда определяют по внешнему виду «лиц кавказской национальности», а для американцев эта информация часто остается «за кадром».

Следует отметить, что человек, внешне отличающийся от других, чувствует себя неуютно.

Внешняя привлекательность считается одним из важных факторов, обусловливающих положительный настрой в межличностной коммуникации. Но при этом надо помнить, что представления о привлекательности могут существенно и даже диаметрально расходиться в разных культурах. Так, например, женщины кочевого племени дебария рабани, проживающего в Индии, покрывают свои тела татуировками. Другие жительницы полуострова Индостан рисуют хной временные татуировки на ступнях и ладонях. Женщины из эфиопского племени каро украшают себя не только рисунками, но и шрамами и проколами.

 

Социальная идентичность

 

Согласно О.А. Леонтович, социальная идентичность – аспект личности коммуниканта, состоящий из совокупности социальных ролей, которые она играет в обществе; включает расовую, этническую, возрастную, профессиональную и другие формы идентичности[Леонтович, 2007, с. 353].

Любая личность, оказавшись в другой стране, может столкнуться с расхождением в стратификационном членении общества. Согласно концепции П.А. Сорокина, социальная стратификация представляет собой дифференциацию некоей данной совокупности людей на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Основа и сущность стратификации заключается в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества [Сорокин, 1992, с. 285].

С точки зрения межкультурной коммуникации, стратификация общества внутри разных стран не совпадает в силу особенностей исторического развития, разного протекания политических и экономических процессов. Социальная идентичность личности складывается из совокупности социальных ролей, которые она играет в обществе. Такие параметры, как возраст, социальный статус, раса, этническая принадлежность, гендер, являются базовыми. Рассмотрим некоторые их них.

Возрастная идентичность

Значимость возраста варьируется в зависимости от других составляющих идентичности и от контекста общения. По мнению В.И. Карасика, «для молодежи и юношества признак возраста является доминирующим» [Карасик, 2004, с. 60]. Понятия «молодой» и «старый» относительны, различаясь от культуры к культуре. С изменением собственного возраста меняется отношение к возрасту других.

Во всех лингвокультурах существуют средства семиотического маркирования языка, используемого людьми из разных возрастных групп. Дети и молодые люди создают собственный языковой мир из лексических и синтаксических ресурсов взрослых. По мнению Дж. Стайнера, усечение слов, нарушение грамматических норм и тому подобное составляет важную часть детского и подросткового языка, цель которого – бунт против правил взрослой речи и удовлетворение собственных нужд в познании мира [Steiner, 1975, с. 35]. Так, например, в речи молодых французов часто используется игра. Она отражает тягу к необычному, новому, стремление противопоставить себя взрослым. Молодежь часто пользуется сокращени­ями, отсекая части слов, таким образом максимально их упрощая: intello = intellectuel. Речь молодых людей отличается повышенной эмоциональностью и наличием субъективности. Это объясняется стрем­лением к самовыражению, присущим этой возрастной группе, вплоть до сознательного и бессознательного нарушения языковой нормы. Наиболее ярко нарушения нормы в речи молодежи проявляется на синтаксическом уровне. Изменение порядка слов несет значительный прагматический заряд. Среди морфологических особенностей речи молодежи следует отметить нейтрализацию оппозиции утвердительных и отрицательных форм. В речи молодых людей наблюдается тендениция к использованию переосмысленных слов, словосочетаний, американизмов, арготизмов, слов-паразитов.

Специфика общения между «отцами и детьми» обусловлена разным отношением к возрасту и использованием различных коммуникативных моделей. Как пишет О.А. Леонтович, американское общество помешано на молодости. Люди всячески пытаются отодвинуть пожилой возраст. В русской культуре наблюдается большая асимметрия между представителями разных возрастов, чем в США. С раннего возраста стержнем самоидентификации американцев становится отношение к себе как к уникальной личности. С другой стороны, возникает «зацикленность» на собственном «Я» и недостаточное уважение к старшим, которое проявляется на коммуникативном уровне [Леонтович, 2007, с. 203].

В силу целого ряда социально-экономических причин для русских привычны более тесные связи с престарелыми родителями, чем для американцев. Различается также подход к ответственности за родителей: русские ухаживают за ними сами, а американцы через посредство учреждений, например, домов престарелых.

Во Франции старость человека и специфичность уклада жизни, социальных условий в обществе также отличается от жизни русских людей преклонного возраста. Французы пенсионный возраст называют troisième âge (третий возраст), у них есть даже такое понятие, как quatrième âge (четвертый возраст), в эту группу входят очень пожилые люди. Как пишет С.А. Моисеева, пожилые люди в подавляющем большинстве, выйдя на пенсию, считают себя счастливыми: наконец-то, кроме работы, они смогут заняться какими-то другими интересными делами. Они много путешествуют, ведут активный, здоровый образ жизни, пытаются найти новый стиль жизни. Французы вообще любят жизнь, с ее радостями и печалями, именно у них еще в XVII в. появилось понятие savoir vivre – умение жить и радоваться жизни [Моисеева, 2005, с. 67–68].

В Германии немцы отселяют своих детей, как только им исполнится 14 лет, и дети с тех пор живут отдельно. Ребенка с детства учат самому справляться с трудностями. Если дети захотят навестить родителей, то им могут назначить определенный час, раньше которого приходить не принято. Но и родители, состарившись, обычно не живут вместе с детьми. Доживая свой век отдельно, они нередко, если хватает средств, переезжают в дом престарелых, где их могут содержать, принимая в обмен их пенсию. В Германии молодые люди стараются быть самостоятельными, считается дурным тоном зависеть от родителей. С самого начала своей трудовой деятельности немцы начинают откладывать деньги на старость. Поэтому, если не случится никаких неожиданностей, они, помимо обычной пенсии, в старости имеют еще специальную, накопленную за всю жизнь. Пожилые и очень пожилые люди могут позволить себе многое из того, в чем отказывали всю жизнь, например, путешествие по всему миру.

По-другому строятся взаимоотношения между людьми разных поколений в Китае. Как отмечает А.А. Закурдаев, одной из важных основ социального порядка в конфуцианстве является строгое повиновение старшим. Любой старший (отец, чиновник, государь), – это беспрекословный авторитет для младшего, подчиненного, подданного. Повиновение старшим – это прежде всего почтение, которое связано с нормами сяо. Нормы сяо – основа гуманности. Каждый, а особенно человек грамотный, гуманный, стремящийся к идеалу цзюньцзы, обязан быть почтительным сыном. Смысл сяо – служить родителям по правилам ли: преданно заботиться о них, прислуживать и угождать им, быть готовым на все во имя их здоровья и блага, чтить их при любых обстоятельствах. Для родителей первоочередным долгом считается воспитание детей. Неустанное пестование родителями ребенка является самой надежной гарантией его будущей высокой нравственности и общественного преуспевания [Закурдаев, 2005, с. 292].

В Японии дружеские связи между лицами разного возраста крайне редки.

Расовая и этническая идентичность

Для межкультурной коммуникации очень актуальной является проблема расовой и этнической идентичности, содержание которой составляют разного рода этносоциальные представления, разделяемые в той или иной степени членами данной расовой или этнической группы. Эти представления формируются в процессе внутрикультурной социализации и во взаимодействии с другими народами. Значительная часть этих представлений является результатом осознания общей истории, культуры, традиций, места происхождения и государственности. Согласно точке зрения Т.Г. Грушевицкой, В.Д. Попкова, А.П. Садохина, этническая идентичность – это не только принятие определенных групповых представлений, готовность к сходному образу мыслей и разделяемые этнические чувства, это построение системы отношений и действий в различных межэтнических контактах. С ее помощью человек определяет свое место в полиэтническом обществе и усваивает способы поведения внутри и вне своей группы [Грушевицкая, Попков, Садохин, 2002, с. 55]. Для каждого человека расовая или этническая идентичность означает осознание им своей принадлежности к определенной общности. Но, оказавшись в недрах чужой культуры, человек должен приспособиться к новым для него формам социализации. Он может столкнуться с большими расхождениями в кодировке социальной информации и прочтении сигналов расовой и этнической идентичности. Так, например, в России этническая принадлежность обозначается термином «национальность». Для американцев центральным является понятие расовой идентичности. По мнению О.А. Леонтович, в США белые считаются социально нейтральной, а следовательно, «невидимой» группой. Представители других рас воспринимаются как отклонение от нормы, что проявляется имплицитно (в виде определенной степени коммуникативной напряженности) и эксплицитной (на языковом уровне в виде ярлыков: Black, Afro-American, Asian и т. д.). Проблема расовой идентичности актуальнее всего для американцев негритянского происхождения, так как эта группа является самой маркированной [Леонтович, 2007, с. 203].

В США социальные отношения, соотносимые с расовой и этнической принадлежностью, во многом определяются правилами политической корректности. Так, например, слово Negro считается политически некорректным, поэтому предпочтение отдается терминам Black и Afro-American. В русском языке слово негр нейтрально, а черный имеет негативную коннотацию. Слово афро-американец пока не получило достаточного распространения и используется ограниченно. Незнание этих языковых фактов часто приводит к неприятным ситуациям в межкультурной коммуникации. Русские, не чувствующие негативной окраски слова Negro, опрометчиво употребляют его в речи. Американцы, не отдающие себе отчета в том, что слово негр в русском языке не несет отрицательной оценочности, приходят к выводу, что все русские, которые его произносят, – расисты.

О.А. Леонтович отмечает, что над различной расовой и этнической принадлежностью жителей США превалирует их идентичность как «американцев». Многие жители США вообще счита­ют политически некорректной попытку «копаться» в этническом происхождении людей. Вот почему эта тема относится к разряду «опасных», особенно со стороны русских, которые в собственном обществе не скованы нормами политической корректности и не готовы к адекватному отбору языковых средств и коммуникативных стратегий для ее использования. Даже тактичное и умеренное обсуждение темы этничности иногда вызывает у американцев необъяснимые, с точки зрения русских, вспышки нервозности и гнева [Леонтович, 2007, с. 206].

Классовая идентичность

Большая часть населения Европы и США относит себя к среднему классу. По определению, средний класс представляет собой общественный слой, включающий в основном профессионалов и «белые воротнички». Традиционными ценностями среднего класса является стремление к респектабельности и материальному достатку, крепкой семье и хорошему образованию.

Как отмечает О.А. Леонтович, границы среднего класса в США размыты и неопределенны. Люди склонны завышать свое классовое положение, поэтому их собственные представления не совпадают с мнением экономистов и социологов [О.А. Леонтович, 2007, с. 215]. Существует точка зрения, что из-за роста доходов и улучшения образовательного уровня границы среднего класса рас­ширяются. Согласно другому мнению, количественный состав сред­него класса уменьшается, так как снижается нижняя граница дохо­дов и идет рост имущественной дифференциации. Средний класс противопоставляется рабочему классу. По мнению О.А. Леонтович, само понятие working class имплицитно предполагает недостаточный уровень образования, вкуса и умения вести себя. Американской элитой считаются люди, владеющие «старыми деньгами» и принадлежащие к «старым семьям». Выражение old money обозначает потомственное богатство и потомственную денежную аристократию. В противовес ему словосочетание new family используется по отношению к нуворишам, не имеющим аристократической истории [Леонтович, 2007, с. 215]. Следует отметить, что классовая структура в США не является статичной. Американцы гордятся высоким уровнем социальной мобильности в своей стране. Однако социологические исследования показывают, что даже при росте благосостояния большинство населения остается в границах своего класса, а число представителей смежных поколений, которым удалось «перепрыгнуть» из одного класса в другой, не очень велико.

Во Франции классовая структура является статичной. Как пишет Л.И. Зленко, французам не свойственно общение с социальными низами. Им безразлична судьба «клошаров», так как они считают, что последние сами выбрали себе подобный образ жизни. Встречаются, однако, пожилые француженки, которые могут подать им кусок хлеба, но, как утверждают французы, дамы занимаются благотворительностью скорее для себя, чем для обездоленных [Зленко, 2002].

В Японии классовая структура также является статичной. По мнению В.О. Сухарева, строгая субординация, которая всегда напоминает человеку о подобающем ему месте, требует постоянно блюсти дистанцию в жизненном строю. Каждый человек должен осознавать свою принадлежность к какой-то группе и быть готовым ставить преданность ей выше личных интересов. Дружеские связи между людьми разного положения и социальной принадлежности здесь очень редки. Круг тех, с кем японец сохраняет общение на протяжении всей жизни, весьма ограничен. Когда два японца встречаются впервые, они прежде всего стараются выяснить социальную принадлежность друг друга, а также положение, которое каждый из них занимает в своей группе. Без этих сведений им трудно найти основу общения. Поскольку любая группа в японском обществе основана на жесткой иерархии, то чужак, задумавший проникнуть в нее со стороны, втиснуться сразу на средний, а тем более на верхний социальный этаж, оказывается инородным телом в системе прочных вертикальных связей, ранее установившихся между людьми [Сухарев, 1997, с. 251–252].

Что касается современной России, то границы выделения классов отсутствуют. Само понятие «средний класс» находится в стадии становления. Не определены параметры, по которым можно рассматривать принадлежность к среднему классу. Следует отметить, что экономическое положение «среднего» россиянина намного хуже, чем «среднего» европейца или американца. В России высокий уровень образования далеко не всегда сопровождается материальным благосостоянием, что еще больше осложняет задачу идентификации классовой принадлежности.

 

Ключевые термины

Языковая личность, идиолект, идентичность языковой личности, физиологическая идентичность, социальная идентичность, возрастная идентичность, классовая идентичность, расовая и этническая идентичность.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое языковая личность?

2. Какую структуру языковой личности предложил Ю.Н. Караулов?

3. Как рассматривает языковую личность Л.П. Клобукова?

4. Какие компоненты языковой личности выделяет В.В. Крас­ных?

5. Каковы формы участия языковой личности в межкультурной коммуникации?

6. Что такое идиолект?

7. Что означает термин «идентичность языковой личности»?

8. Каковы составляющие идентичности?

9. Что означает понятие «физиологическая идентичность»?

10. Что означает социальная идентичность? Каковы параметры социальной личности?

Практические задания

1. Прочитайте различные трактовки понятия «языковая личность» и сопоставьте их. Какая из них кажется вам наиболее убедительной?

2. Приведите примеры идиолектных особенностей собствен­ной речи, ваших родственников и друзей. Что делает каждую языковую личность неповторимой?

3. Прочитайте следующие тексты:

А) – У меня такое чувство, что мы идем садом, охваченным бурей, все гнется, ветер свистит, и так шумно на душе, так волнительно, что…

– Ах, черт! Вот оно! – ожесточился Пастухов. – Выскочило! Волнительно! Я ненавижу это слово! Актерское слово! Выдуманное, несуществующее. Противное языку… какая-то праздная рожа, а не человеческое слово… (К. Федин).

Б) – Ну вот, все обсмотрела, ничего тамотки дельного нет. Картошка, правда, лежит, да что я буду брать картошку, у меня ее целый ящик лежит, только что не гниет. Колбаса тоже есть, дак я не вглядывалась какая – все одно не покупать. А яйца – ну на смех курам, точно голубиные. А все-таки, чтоб не идти с пустом, взяла я килограмм сахару, а то ведь скажут: все пересмотрела и ничего не купила, нехорошо как-то, неудобно (Л.П. Крысин).

В) – Ну все! Напарывался до такой степени! Больше я с вами делов иметь не буду. У меня и так имидж фирмы страдает (Л.П. Крысин).

Определите тип личности, реконструируйте речевой портрет.

4. Напишите три слова, которые, с вашей точки зрения, наиболее точно отражают вашу самоидентификацию. Прокомментируйте ваш выбор.

5. Какую роль играет физическая идентификация в процессе межкультурной коммуникации? Какие могут возникнуть коммуникативные сбои?

6.Сопоставьте различные научные подходы к трактовке идентичности языковой личности. Какая точка зрения вам наиболее близка? Аргументируйте ваш выбор.

7. Прочитайте следующие описания. Скажите, каким образом внешность персонажей может воздействовать на характер их общения с окружающими. Что происходит, когда физиологическая идентичность преломляется через призму межкультурного восприятия?

А) Возле него стояла высокая, тонкая англичанка с выпуклыми рачьими глазами и большим птичьим носом, похожим скорей на крючок, чем на нос. Одета она была в белое кисейное платье, сквозь которое просвечивали тощие, желтые плечи (А.П. Чехов).

Б) …Что же? Елецкий? Львов? Нет? Неужто Рагузинский? Воля твоя: ума не приложу. Да за кого ж царь сватает Наташу?

– За арапа Ибрагима.

Старушка ахнула и всплеснула руками. <…>.

– Батюшка-братец, – сказала старушка слезливым голосом, – не погуби ты своего родимого дитяти, не дай ты Наташеньки в когти черному Диаволу (А.С. Пушкин).

8. Какие параметры социальной идентичности коммуникантов обозначены в следующем тексте при описании американской толпы?

Вскоре я заметил, что слился с этой беззвучно шагавшей, жестикулирующей и артикулирующей толпой. Я оглядывался во все стороны, и мне казалось, что я вижу своих соседей по кондо, джоггеров, шо­феров грузовиков, стареющих хиппи, двух поэтов и пяток киношников, китайских кулинаров, адвоката и чиновницу, пару кандидатов в президенты, болельщиков футбола, нищих, священника, джазменов, нудиста… (В. Аксенов).

 

Рекомендуемая литература

1. Гак В.Г. Язык как форма самовыражения народа // Язык как средство трансляции культуры. – М.: Наука, 2000. – С. 54–68.

2. Гришаева П.И., Цурикова Л.В. Введение в теорию межкультурной коммуникации: Учеб. для вызов. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2006. – С. 198–202.

3. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учеб. для вузов / Под ред. А.П. Са­дохина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 243–250, 291–328.

4. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: Гнозис, 2003. – С. 43–50; 176–192.

5. Гуревич П.С. Философия культуры. – М.: Аспект-Пресс, 1994. – С. 242–245.

6. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград: Перемена, 2002.

7. Караулов Ю.Н. Русский язык и русская языковая личность. – М.: Наука, 1987.

8. Клобукова Л.П. Феномен языковой личности в свете лингводидактики // Язык. Сознание. Коммуникация. – Вып. 1. – М., 1997.

9. Красных В.В. Человек умелый. Человек разумный. Человек... «говорящий»? (некоторые размышления о языковой личности и не только о ней) // Функциональные исследования. – Вып. 4. – М., 1997. – С. 54–55.

10. Леонтович О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения. – М.: Гнозис, 2005. – С. 101–109.

11. Маслова В.А. Лингвокультурология. – М.: АКАДЕМИЯ, 2001. – С. 117–121.

12. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: СЛОВО / SLOVO, 2000. – C. 147–161.

13. Стернин И.А. Введение в речевое воздействие. – Воронеж: Истоки, 2001.

Глава 12

Национальный характер как основа психологической идентичности. Параметры сопоставления
психологической идентичности

 

 





Читайте также:
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-02 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.05 с.