Рациональность/эмоциональность





Французы по мировосприятию и характеру рациональны, прагматичны и деятельны. Как отмечает Л.И. Зленко, французы считают главной чертой своего национального характера острый ум и рационализм, тяготение к ясной, точной, логичной, изящно сформулированной мысли. Во Франции любят повторять: «Тот, кто ясно мыслит, ясно излагает». Наряду с логичностью и рационализ­мом, характерным признаком французского характера считается скептический склад ума. У французов скепсис и недоверие вызывает все: от качества обеда до событий общественной и политической жизни [Зленко, 2004]. Принято считать, что французы очень эмоциональны. Но, как утверждает А.П. Седых, они жестко контролируют свои эмоции, для них важно не столько выражать их, сколько демонстрировать [Седых, 2002].

Что касается американцев, то во всем мире они имеют прочную репутацию прагматиков. Как отмечает К. Сторти, американцы имеют тенденцию испытывать чувство неловкости по отношению ко всему нематериальному. «Мы не доверяем тому, что нельзя сосчитать» [Storti, 1990, с. 65].

Русские по своей природе эмоциональны. Эмоциональность проявляется в нюансировке лексических значений, обилии эмоциональной лексики, синтаксических возможностях языка. По мнению С.Г. Тер-Минасовой, русская эмоциональность реализуется через возможность выбора между местоимениями ты и вы, наличие большого количества уменьшительно-ласкательных суффиксов, олицетворение окружающего мира через категорию рода, частое употребление восклицательного знака [Тер-Минасова, 2000, с. 151–159].

 

Оптимизм/пессимизм

Как отмечает О.А. Леонтович, американцы считаются оптимистами, верят в способность человека создавать свою судьбу, изо всех сил стремятся быть счастливыми и рассматривают счастье как императив. Американцы не склонны жаловаться на судьбу и обсуждать свои и чужие проблемы в свободное от работы время. Общеизвестно, что на вопрос How are you? они при любых обстоятельствах отвечают: «Fine» или «OK» [Леонтович, 2007, с. 191]. По мнению Т. Рогожниковой, дистанцирование от чужих проблем и откровений – своего рода самооборона и защита собственного пространства. Неприлично, если у тебя есть проблемы: решай их сам, никого не обременяй, а иначе ты просто неудачник.

Русские склонны к депрессии и тоске. По мнению Н.А. Бердяева, «огромные пространства легко давались русскому народу, но не легко давалась ему организация этих пространств в величай­шее в мире государство. И это наложило безрадостную печать на жизнь русского человека. Русские почти не умеют радоваться. Русская душа подавлена необъятными русскими полями и необъятными русскими снегами» [Бердяев, 1990, с. 65]. Русские на вопрос «Как дела?», вероятнее всего, ответят: «Нормально» или «Потихоньку». Как пишет О.А. Лентович, здесь проявляется суеверие, привычка преуменьшать свои успехи («чтобы не сглазить») и нелюбовь к самовосхвалению. Американский оптимизм кажется русским неискренним и подозрительным [Леонтович, 2007, с. 191].

Как отмечает С.А. Моисеева, в подавляющем большинстве французы считают себя счастливыми людьми. Для них характерны оптимизм, насмешливость, юмор, ирония. То, что находит отраже­ние во французском менталитете, находит отражение и в языке. У французов существует множество анекдотов и историй на тему смерти. Так, например, рассказывают, что великая французская актриса Сара Бернар каждый день ложилась в гроб. «Histoire de s’y habituer», – говорила она. Лексика и фразеология, относящаяся к те­ме смерти, во французском языке очень разнообразна и экспрессивна и отражает отношение к этой теме: ministre de la mort; marchand de la mort subite; sommeil de mort и т. д. [Моисеева, 2005].

К оптимистам относят и египтян. Тяжелая жизнь, гнет, бедность, несытый стол не лишают египтянина жизнерадостности и оптимизма. Его любовь к шутке, острому словцу, анекдоту, юмору – всему, что они называют словом нукта, – поражает. В шутке – лекарство, – говорит египетская пословица. «Нукта» помогает египтянину сохранить жизнерадостность и оптимизм, преодолеть тоску и горе, восстановить хотя бы на миг униженное человеческое достоинство.

Открытость/закрытость

Согласно Н.М. Лебедевой, в «закрытых» культурах люди должны вести себя в соответствии с групповыми нормами, нарушение которых строго карается. В «открытых» культурах наблюдается большая терпимость к отклонению поведения индивидов от общепринятых норм [Лебедева, 1999, с. 56]. Людям в «закрытых» культурах больше присущи чувства тревоги и угрозы, для них зна­чимы предсказуемость, определенность и безопасность: им важ­но знать, что другие люди намерены делать. Индивиды из «закрытых» культур склонны воспринимать людей из «открытых» культур как недисциплинированных, своевольных и капризных, в то время как люди из «открытых» культур трактуют поведение представителей «закрытых» культур как негибкое и бескомпромиссное. Как считает Н.М. Лебедева, здесь необходимо помнить об условиях жизни и аспектах социализации в данных культурах: в «закрытых» культурах, если индивид отступает от норм, то попадает в сложную ситуацию, поэтому он вынужден их соблюдать и ждать этого соблюдения от других. А в «открытых» культурах, чтобы чего-то достичь, необходимо быть свободным, в том числе и от ограничивающих индивидуальное творчество и деятельность норм. Подобный анализ помогает избавиться от собственного этноцентризма при анализе поведения людей из других культур [Лебедева, 1999, с. 58].

Рассмотрим степень открытости в разных культурах. Так, например, американское и русское общества считаются открытыми. Но, по мнению О.А. Леонтович, эта открытость – явление разных порядков. Американскую открытость следует рассматривать как коммуникативную стратегию, и в этом смысле американцы отличаются большей прямотой, эксплицитностью выражения информации и безапелляционностью, нежели русские. Эта черта американцев выражается прилагательным outspoken, не имеющим русского эквивалента [Леонтович, 2007, с. 194].

Для русских открытость означает готовность раскрыть свой личный мир собеседнику.

Что касается японцев, то их предписанная учтивость, которая сковывает живое общение, искренний обмен мыслями и чувствами, – все это обрекает их на замкнутость.

Египтяне также научились скрывать свои мысли, чувства, намерения, говорить вслух то, что от них ждут, думать одно, а говорить другое, скрывать свой внутренний мир. У египтян разговор стал искусством и средством к достижению цели, особенно если он ведется с иностранцем.

Психологическая идентичность различных народов сложна и многоаспектна. В процессе межкультурной коммуникации важно учитывать выявленные различия между культурами.

 

Ключевые термины

Национальный характер, психологическая идентичность.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое психологическая идентичность?

2. Что такое национальный характер? Существует ли он вообще?

3. Насколько правомерно обобщение типичных черт в масштабе целого народа?

4. Как вы относитесь к точке зрения А.А. Леонтьева, который считает, что само понятие «национальный характер» не вполне удачно?

5. Какова роль лексики и грамматики в формировании личности и национального характера? Приведите примеры.

6. Каковы параметры психологической идентичности?

 

Практические задания

1.Сопоставьте разные трактовки понятия «национальный характер». Какая из них вам кажется наиболее убедительной?

2. При описании национального характера приводят такие сведения: на первом месте – русские добры, французы любвеобильны, немцы аккуратны, американцы патриотичны; на втором месте – русские терпеливы, французы жизнелюбивы, немцы пунктуальны, американцы деловиты [Сухих, 2002, с. 36–41]. Насколько можно доверять этим данным?

3. Согласны ли вы со следующим высказыванием Г.Д. Гачева? Мотивируйте свое мнение.

Национальный характер народа, мысли, литературы – очень «хитрая» и трудноуловимая «материя». Ощущаешь, что он есть, но как только пытаешься его о-предел-ить в слова, – он часто улетучивается, и ловишь себя на том, что говоришь банальности, вещи необязательные, или усматриваешь в нем то, что присуще не только ему, а любому, всем народам. Избежать этой опасности нельзя, можно лишь постоянно помнить о ней и пытаться с ней бороться – но не победить» [Гачев, 1988, с. 55].

4. Немецкий философ В. Шубарт так пишет о русской душе:

Русской душе чужда срединность. У русского нет амортизирующей средней части, соединяющего звена между двумя крайностями. В русском человеке контрасты – один к другому впритык, и их жесткое трение растирает душу до ран. Тут грубость рядом с нежностью сердца, жестокость ря­дом с сентиментальностью, чувственность рядом с аскезой, греховность со святостью [Шубарт, 1997, с. 84].

Убеждает ли вас процитированное мнение относительно русской души?

4. В письме от 28 июля 1901 г., адресованном А.Н. Бенуа и написанном по-немецки, Р.М. Рильке, ощутив необходимость выразить смысл, содержащийся в русском слове тоска, перешел на русский язык, хотя владел им не в совершенстве (отсюда некоторые грамматические ошибки), и писал: «Я это не могу сказать по-немецки. Как трудно для меня, что я должен писать на том языке, в котором нет имени того чувства, который самое главное чувство моей жизни: тоска. Что это Sehnsucht? Нам надо глядеть в словарь, как переводить: «тоска». Там разные слова можем найти, как, например, «боязнь», «сердечная боль», все вплоть до «скуки». Но Вы будете соглашаться, если скажу, что, по-моему, ни одно слово не дает смысл именно «тоски». И ведь, это потому, что немец вовсе не тоскует, и его Sehnsucht вовсе не то, а совсем другое сентиментальное состояние души, из которого никогда не выйдет ничего хорошего. Но из тоски народились величайшие художники, богатыри и чудотворцы русской земли» [Шмелев, 2005, с. 55].

Прокомментируйте высказывание Р.-М. Рильке. Согласны ли вы с данной точкой зрения?

5. Н.А. Бердяев писал: «Для нас самих Россия остается неразгаданной тайной. Россия – противоречива, антиномична. Душа России не покрывается никакими доктринами. Тютчев сказал про Россию:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

И поистине можно сказать, что Россия непостижима для ума и не измерима никакими аршинами доктрин и учений. А верит в Россию каждый по-своему [Бердяев, 1990, с. 5].

Актуальна ли точка зрения Н.А. Бердяева сегодня?

6.Л.Г. Васильев, рассуждая о феномене «национальный характер», пишет:«Описания национального характера носят социальный характер, часто являются имплицитными и базируются на широком или узком историческом контексте. Этническое описание касается отношения «Я – ДРУГИЕ», а его содержание зачастую изменчиво. Описание национального характера служит в качестве идеологических инструментов завоевания или удержания превосходства над «ДРУГИМИ».

Правомерно ли в качестве основы описания национального характера рассматривать отношение «Я – ДРУГОЙ»?

7. Определите, какие ценности русской культуры отражаются в следующих фразеологизмах:

По одежке встречают, по уму провожают; с милым рай и в шалаше; один за всех, все за одного; чем богаты, тем и рады; голь на выдумки хитра; в тесноте, да не в обиде; не хлебом единым жив человек; не все то золото, что блестит; не имей сто рублей, а имей сто друзей; нет худа без добра; под лежачий камень вода не течет; не за страх, а за совесть.

Посмотрите эти ФЕ в других языках. Насколько эти ценности в разных лингвокультурах совпадают? Есть ли в них межкультурные различия?

 

Рекомендуемая литература

1. Американское коммуникативное поведение / Под ред. И.А. Стернина, М.А. Стерниной. – Воронеж: Истоки, 2001. – С. 25–52.

2. Гак В.Г. Язык как форма самовыражения народа // Язык как средство трансляции культуры. – М.: Наука, 2000. – С. 54–68.

3. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учеб. для вузов / Под ред. А.П. Садохина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 243–250, 291–328.

4. Куликова Л.В. Межкультурная коммуникация: теоретические и прикладные аспекты. На материале русской и немецкой лингвокультур. – Красноярск: РИО КГПУ, 2004. – С. 111–126.

5. Леонтович О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения. – М.: Гнозис, 2005. – С. 155–192.

6. Леонтьев А.А. Культуры и языки народов России, стран СНГ и Балтии. – М.: Флинта, 1998. – С. 26–27.

7. Рот Ю., Коптельцева Г. Встречи на грани культур. – Калуга: Полиграф-Информ, 2001. – С. 97–101.

8. Русское и китайское коммуникативное поведение / Под ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Истоки, 2002. – Вып. 1.

9. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: СЛОВО / SLOVO, 2000. – C. 134–160.

Заключение

 

 

Итак, мы рассмотрели основные проблемы межкультурной коммуникации. Теперь нам представляется возможным выделить главные условия успешной коммуникации.

1) Необходимо сформировать положительный настрой к парт­неру в процессе межкультурного общения, так как негативный настрой способен вызвать дисбаланс в восприятии чужой культуры, следствием которого могут стать упрощение, недооценка или искажение информации об этой культуре. На начальном этапе общения с представителями чужой культуры нужно стараться говорить более четко и медленно, избегать использования идиом, культурно-специфических слов и выражений, усеченных синтаксических конструкций, обращаться к собеседнику как к соотечественнику.

2) Любую национальную культуру можно охарактеризовать рядом параметров, таких как осознание себя и пространства, язык, культурные ценности, поведенческий этикет и т. д. Поэтому необходимо быть открытым к познанию чужой культуры и восприятию психологических, социальных и прочих межкультурных различий.

3) Необходимо научиться разграничивать коллективное и ин­дивидуальное в коммуникативном поведении представителей других культур. Очень часто представители коллективистских культур рассматривают индивидуализм как безразличие, эгоизм, отчуждение. По этой причине между коммуникантами разных культур могут возникнуть коммуникативные помехи. Чтобы избежать их, необходимо помнить, что члены индивидуалистских культур делают ставку на личность, личную свободу, ответственность за самого себя и право на личный выбор.

4) Необходимо владеть контекстными знаниями, связанными с определением места и обстановки общения и степенью его формальности, с определением коммуникативного статуса участников общения. Контекст общения несет смысловую нагрузку. Информация передается не только на вербальном, но и в значительной степени на невербальном уровне, который и представляет наибольшие трудности для интерпретации представителями другой культуры. Поэтому нужно учиться слышать и слушать своего собеседника и «читать контекст».

5) Необходимо научиться преодолевать этноцентризм, который является одним из серьезных препятствий на пути полноценного межкультурного общения. Часто люди, ослепленные чувством превосходства над другими, не могут оценить и понять иные культурные ценности, поведение, представления, а значит, они не могут понять партнера по процессу коммуникации.

6) Необходимо научиться преодолевать стереотипы. Для этого желательно избегать поспешных выводов и суждений, стараться верифицировать ту или иную информацию. Нужно помнить о том, что усвоенный негативный стереотип может привести к предвзятому отношению к целой нации и каждому ее отдельно взятому представителю.

7) Необходимо научиться дифференцировать, анализировать, преодолевать культурный шок и адаптироваться к новому культурному окружению.

8) Необходимо глубоко изучать национально-специфичес­кие особенности невербальной коммуникации. Невербальные знаки в коммуникативных системах разных культур различаются по форме и содержанию. Кроме того, паралингвистические средства могут нести другую культурную информацию. Неумение правильно воспроизводить и интерпретировать «язык тела», паралингвистические средства, присущие определенному этносу, является существенной помехой в межкультурной коммуникации.

9) Необходимо овладеть набором коммуникативных средств и уметь их правильно выбирать в зависимости от ситуации общения (тон, стиль, тематика и т. д.). В каждой культуре может быть свое количество тематических и речевых табу. В западной коммуникативной традиции темы о физическом состоянии человека, заболеваниях, зарплате собеседника, источниках его заработка, политических взглядах обычно табуированы. Для русского коммуникативного поведения количество тематических и речевых табу по сравнению с западными культурами сравнительно невелико. При межкультурном общении этот факт желательно учитывать.

11) Необходимо соблюдать этикетные нормы, правила поведения и стремиться к симметричности общения.

12) Необходимо сформировать толерантное отношение ко всему новому «чужому».

 

Словарь терминов

 

 

Автостереотип– упрощенное представление о членах собственного культурного сообщества.

Аккультурация – процесс адаптации коммуниканта к новой культуре в результате контакта с ней.

Ассимиляция – это вариант аккультурации, при котором человек полностью принимает ценности и нормы иной культуры, отказываясь при этом от своих норм и ценностей.

Ассоциация– любая установленная функциональная связь между некими объектами или явлениями, основанная на опыте человека. Опыт этот может совпадать с опытом той культуры, к которой принадлежит конкретный человек.

Высококонтекстные культуры – это культуры, в которых многое определено неязыковым контекстом: иерархией, статусом, внешним видом. Вся необходимая дополнительная информация уже заложена в сознании людей, и без знания этой скрытой информации интерпретация сообщения будет неполной или неверной, поскольку в языках высококонтекстных культур используется много намеков, скрытых значений, фигуральных выражений и т. д.

Гетеростереотип– упрощенное представление членов одного культурного сообщества о членах другого.

Гипотеза лингвистической относительности – теория, разработанная американскими учеными Э. Сепиром и Л. Уорфом, которая стала толчком для развития дальнейших теорий, посвященных взаимосвязи языка и культуры; зиждется на следующих основополагающих принципах: 1) лингвистический детерминизм – идея о том, что грамматические и семантические категории языка формируют идеи и определяют характер мышления; 2) лингвистический релятивизм – в каждом конкретном языке заложены специфические особенности, отличающие его от других языков.

Идентичность – 1) результат идентификации; 2) процесс идентифицирования субъекта с неким набором социально релевантных качеств; 3) существенное, постоянное Я человека, внутреннее, субъективное понятие о себе.

Идиолект– «персональная» лингвистическая система конкретного коммуниканта с вариациями на фонологическом, грамматическом, лексическом уровне.

Интеграция– идентификация как со старой, так и с новой культурой.

Картина мира – «целостный глобальный образ мира, который является результатом всей духовной активности человека, а не какой-либо его стороны. Картина мира как глобальный образ мира возникает у человека в ходе его контактов с миром» [Постовалова, 1988, с. 19–20].

Кинесика – один из невербальных кодов на основе культурно специфических движений тела человека; коммуникация с помощью мимики и телодвижений.

Коммуникативное поведение – поведение (вербальное и сопровождающее его невербальное) личности или группы лиц в процессе общения, регулируемое нормами и традициями общения данного социума [Прохоров, Стернин, 2006, с. 42].

Коммуникация– обмен мыслями, сообщениями, информацией с помощью различного рода вербальных или невербальных сигналов.

Концепт –междисциплинарное, эвристическое, многоэлементное, многоаспектное, ментальное, фреймовое, этнически и культурно обусловленное образование, включающее понятие, образ, оценку, ценностные смыслы, ассоциации.

Концептуальная картина мира– «динамимическое образование в сознании человека, служащее обработке информации о мире и одновременно накапливающее эту информацию в обобщенном виде» [Кубрякова, 1988, с. 142].

Культура– неприродная, т. е. искусственная, среда, созданная и создаваемая человеком в процессе его жизнедеятельности и взаимодействия с природой, другими людьми, с уже созданными культурными предметами и ценностными ориентациями.

Культурный код – «сетка, которую культура «набрасывает» на окружающий мир, членит, категоризует, структурирует и оценивает его. Коды культуры соотносятся с древнейшими архетипическими представлениями человека» [Красных, 2002, с. 232].

Культурный шок – особое психологическое состояние, неизбежно развивающееся в процессе адаптации индивида к новому культурному окружению. В развитии этого состояния выделяется несколько последовательных фаз, связанных не только с отрицательными, но и с положительными эмоциональными и физичес­кими ощущениями, которые испытывает человек в другой культуре. Причины, вызывающие культурный шок, накапливаются постепенно и незаметно, индивид не может их проанализировать. После долгого пребывания вне родной культуры человек может испытывать состояние обратного культурного шока при возвращении на родину. Обратный культурный шок также имеет свои характерные особенности и стадии развития.

Маргинализация– с одной стороны, потеря идентичности с собственной культурой, с другой – отсутствие идентификации с культурой большинства. Эта ситуация возникает из-за невозможности поддерживать собственную идентичность (обычно в силу каких-то внешних причин) и отсутствия интереса к получению но­вой идентичности (возможно, из-за дискриминации или сегрегации со стороны этой культуры).

Межкультурная коммуникация – непосредственный или опосредованный обмен информацией между представителями раз­ных культур.

Межэтническая коммуникация – это общение между лицами, представляющими разные народы (этнические группы). Чаще всего общество состоит из различных по численности этнических групп, которые создают и разделяют свои субкультуры.

Метафора – «троп или механизм речи, обозначающий некоторый класс предметов, явлений и т. п., для характеризации или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичного данному в каком-либо отношении» [Арутюнова, 1990, с. 296].

Мимика – движения мышц лица, выражающие чувства коммуниканта.

Национальный характер – совокупность личностных черт, типов мышления и моделей поведения, в той или иной мере присущих большинству представителей данной культуры.

Невербальное коммуникативное поведение –совокупность норм и традиций, регламентирующих требования к используемым в процессе общения невербальным сигналам (жестам, мимике, взгляду, позам, движению, физическому контакту в ходе об­щения, сигналам дистанции, выбора места общения, расположения относительно собеседника и др.), нормы и традиции использования непроизвольно выражаемых симптомов состояний и отношения к собеседнику, а также совокупность коммуникативно значимых социальных символов, характерных для данного социума [Прохоров, Стернин, 2006, с. 43].

Низкоконтекстные культуры – это культуры, в которых большая часть информации содержится в словах, а не в контексте общения, люди открыто выражают свои желания, намерения, не предполагая, что это можно понять из ситуации общения. При этом наибольшее значение придается речи (письменной и устной), а также обсуждению деталей: ничего не остается неназванным и недоговоренным. Предпочтителен прямой и открытый стиль общения, в котором вещи называются своими именами.

Образ –результат реконструкции объекта в сознании человека. Он воплощает в себе сущность психического. Образ совпадает с чувственно данными ощущениями, восприятием, представлением. Эмоциональное понятие основано на перцептивных образах реального мира, в том числе ассоциативных, воображаемых.

Окулистика– использование движения глаз или контакт глазами в процессе коммуникации.

Паралингвистические средства – коммуникативные сигналы, которые включают акустические элементы, сопровождающие, дополняющие или замещающие звуки речи (темп, ритм и громкость речи, паузы, модуляции голоса, интонация и т. д.).

Проксемика – один из невербальных кодов, который основан на культурно-специфической организации пространства между коммуникантами.

Речевой этикет –это социально заданные и культурно-специфические правила речевого поведения в ситуациях общения в соответствии с их социальными и психологическими ролями, ролевыми и личностными отношениями в официальной и неофициальной обстановках общения [Маслова, 2001, с. 47].

Ритуал – материализованное воплощение норм и правил в реальной действительности. Это форма материального существования культуры и единственная наблюдаемая форма культуры [Прохоров, Стернин, 2006, с. 37].

Согласно В.А. Масловой, ритуалы – система действий, совершаемых по строго установленному порядку, традиционным способом и в определенное время [Маслова, 2001, с. 40].

Сепарация– отрицание чужой культуры при сохранении идентификации со своей культурой. В этом случае представителинедоминантной группы предпочитают большую или меньшую степень изоляции от доминантной культуры.

Социальный символизм – это отражение в сознании людей семиотической функции, которую пробретает в той или иной культуре определенное действие, факт, событие, поступок, тот или иной элемент предметного мира [Прохоров, Стернин, 2006, с. 31].

Стереотип – упрощенная ментальная репрезентация определенной категории людей, преувеличивающая моменты сходства между ними и игнорирующая различия.

Такесика– особое научное направление, изучающее значение и роль прикосновений при общении.

Фрейм – «мыслимый в целостности его составных частей многокомпонентный концепт, объемное представление, некоторая совокупность стандартных знаний о предмете или явлении» [Стернин, 2002, с. 73]. Фреймы – это модели для измерения и описания знаний (ментальных репрезентаций), хранящихся в памяти людей [Карасик, 2004, с. 127].

Хронемика– совокупность культурных и коммуникативно значимых представлений о времени, его структуре, семиотических и культурных функциях.

Ценность – это представление о том, что первостепенно значимо для индивидуума или общества в целом, т. е. убеждения и предпочтения. Ценности не подвергаются сомнению, они интерпретируются как своего рода эталоны. Так, например, в сфере эмоциональных представлений наибольшую ценность представляют положительные эмоции, а среди них – базовые: радость и ее проявления, удивление, любовь, ощущение счастья.

Языковая картина мира – «представление о действительности, отраженное в языковых знаках и их значениях, – языковое членение мира, языковое упорядочение предметов и явлений, т. е. заложенная в системных значениях слов и их словосочетаниях информация о мире» [Попова, Стернин, 2002, с. 68].

Языковая личность – «многослойный и многокомпонентный набор языковых способностей, умений, готовностей к осуществлению речевых поступков в разной степени сложности, поступков, которые классифицируются по видам речевой деятельности (аудирование, говорение, чтение, письмо) и по уровням языка…» [Караулов, 1987, с. 29].

Список используемой литературы

 

1. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. 1. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. – М.: Языки русской культуры, 1995. – 472 с.

2. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. 2. Интегральное описа­ние языка и системная лексикография. – М.: Языки русской культуры, 1995. – 767 с.

3. Арутюнова Н.Д., Степанов Г.В. Русский язык. – М.: Просвещение, 1979. – 523 с.

4. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. – М.: Наука, 1980. – С. 156–249.

5. Арутюнова Н.Д. Метафора // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Ярцевой. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1990. – С. 296–297.

6. Арутюнова Н.Д. Введение // Логический анализ языка. Ментальные действия. – М.: Наука, 1993. – С. 3–9.

7. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 896 с.

8. Арутюнян С.М. Нация и ее психологический склад. – Краснодар, 1966.

9. Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологичес­кой семантике языка. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1996. – 104 с.

10. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. – Нальчик, 1978.

11. Белая Е.Н. Концепт «радость» в представлении русских и французов // Язык. Время. Личность. Социокультурная динамика языковых явлений в общенародных и личностных репрезентациях: Мат-лы Междунар. науч. конф. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2002. – С. 104–108.

12. Белая Е.Н. Концепт «радость» в русской языковой картине мира (обзорно-иллюстративный очерк) // Актуальные проблемы русистики: Мат-лы Междунар. науч. конф., посвященной 85-ле­тию томской диалектологической школы. – Томск: Изд-во ТГУ, 2003. – Вып. 2. – Ч. 2. – С. 20–27.

13. Белая Е.Н. Основные черты и способы концептуализации эмоций во французской языковой картине мира // Вопросы лингвистики и лингводидактики: концепт, культура, компетенция: Меж­вуз. сб. науч. тр. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004 – С. 16–28.

14. Белая Е.Н. Символика цветообозначений при репрезентации эмоций во французской языковой картине мира (на материале словарей и художественных текстов) // Восприятие: лингвистический и психолингвистический аспекты: Сб. науч. ст. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2005. – С. 64–71.

15. Белая Е.Н. Теоретические основы исследования языковых и речевых репрезентаций базовых эмоций человека (на материале русского и французского языков): Автореф. … канд. филол. наук. – Барнаул, 2006. – 23 с.

16. Бенвенист Э. Общая лингвистика. – М.: Прогресс, 1974. – 448 с.

17. Бердяев Н.А. Самопознание: Мемуары. – М.: ДЭМ, 1990. – 334 с.

18. Бердяев Н.А. Судьба России. – М.: Советский писатель, 1990. – 206 с.

19. Богерт К. Не стесняйтесь говорить, что вы любите Россию // Известия. – 1998. – 11 февраля. – С. 5.

20. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. – Калинин, 1984.

21. Богин Г.И. Типология понимания текста: Учеб. пособие. – Калинин: Изд-во КГУ, 1986. – 87 с.

22. Большой энциклопедический словарь. – М.: Изд-во Большая Российская энциклопедия, 2003.

23. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. – М., 1975.

24. Брудный А.А. Некоторые философские проблемы теории общения: Мат-лы IV Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. – М., 1977. – С. 3–7.

25. Булыгина Т.В. Шмелев А.Д. Языковая концептуализация (на материале русской грамматики). – М.: Языки русской культуры, 1997. – 576 с.

26. Васильев Л.М. Семантика русского глагола. – М.: Высшая школа, 1981. – 184 с.

27. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М.: Русские словари, 1996. – 416 с.

28. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 780 с.

29. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. – М.: Наука, 1976. – 148 с.

30. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. – М.: Наука, 1990.

31. Винарская Е.Н. К проблеме эмоциональных концептов // Вестник Воронежского гос. ун-та. Серия лингвистики и межкультурной коммуникации. – 2001. – № 2.

32. Виноградов В.А. Идиолект // Большой энциклопедический словарь. Языкознание. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – С. 171.

33. Вольф Е.М. Эмоциональные состояния и их представление в языке // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. – М.: Наука, 1989. – С. 55–75.

34. Воркачев В.Г. Концепт счастья в русском сознании: опыт лингвокультурологического анализа. – Краснодар: Изд-во Технического ун-та, 2004. – 236 с.

35. Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. – М.: Наука, 1977.

36. Гак В.Г. Язык как форма самовыражения народа // Язык как средство трансляции культуры. – М.: Наука, 2000. – С. 54–68.

37. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. – М.: Советский писатель, 1988.

38. Грейдина Н.Л. Основы системной концепции коммуникативно-культурного взаимодействия (теоретико-эксперименталь­ные исследования): Автореф. … д-ра филол. наук. – Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1999. – 32 с.

39. Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. Введение в теорию межкультурной коммуникации: Учеб. пособие. – М.: Академия, 2006. – 336 с.

40. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учеб. для вузов / Под ред. А.П. Садохина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – 352 с.

41. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: Гнозис, 2003. – 288 с.

42. Гулян А.М. Система личных знаков в этнической культуре // Методологические проблемы исследования этнической культуры. – Ереван, 1978. – С. 82–87.

43. Гумбольдт Вильгельм фон. Избранные труды по языкознанию. – М.: Прогресс, 1984. – 396 с.

44. Гуревич П.С. Философия культуры. – М.: Аспект-Пресс, 1994.

45. Гуревич П.С. Культурология. – М.: Знание, 1996. – 288 с.

46. Гуревич П.С. Психологический словарь А–Я. – М.: ОЛМА, 2007. – 800 с.

47. Дадье Б. Люди между двумя языками // Иностранная литература. – 1968. – № 4. – С. 245–246.

48. Джандильдин Н. Природа национальной психологии. – Алма-Ата, 1971.

49. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. – М.: Прогресс, 1989. – 312 с.

50. Ерасов Б.С. Социальная культурология. – М.: Аспект-Пресс, 1997. – 591 с.

51. Ермакова Р.А. Французское коммуникативное бытовое поведение // Русское и французское коммуникативное поведение / Под ред. И.А. Стернина, Р.А. Ермаковой. – Воронеж: Истоки, 2002. – С. 27–33.

52. Ерофеев Н.А. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825–1853. – М., 1982.

53. Закурдаев А.А. Стереотипы поведения китайцев // А.А. Бе­лик. Историко-теоретические проблемы психологической антропологии. – М.: Изд-во РГГУ, 2005. – С. 289–290.

54. Зленко Л.И. Что удивляет в характере французов // Русское и французское коммуникативное поведение / Под ред. И.А. Стернина, Р.А. Ермаковой. – Воронеж: Истоки, 2002. – С. 34–38.

55. Карасик В.И. Язык социального статуса. – М.: Ин-т языкознания РАН; Волгоград. гос. пед. ин-т, 1992. – 330 с.

56. Карасик В.И. Оценочная мотивировка, статус лица и словарная личность // Филология – Philologica. – 1994. – № 3. – С. 2–7.

57. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – М.: Гнозис, 2004. – 390 с.

58. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М.: Наука, 1987. – 261 с.

59. Касьянова К. Если Магомет не идет к горе… // Знание – сила. – 1992. – № 1. – С. 15–23.

60. Кацнельсон Д.С. Типология языка и речевое мышление. – Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1972. – 216 с.

61. Кибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам. Языкознание. – М., 1992.

62. Клобукова Л.П. Лингвометодические основы обучения иностранных студентов-нефилологов гуманитарных факультетов ре­чевому общению на профессиональные темы. – М.: АР ДД, 1995.

63. Клобукова Л.П. Феномен языковой личности в свете лингводидактики // Язык, сознание, коммуникация. – М., 1997. – Вып 1.

64. Колшанский Г.В. Коммуникативная функция в структуре языка. – М.: Наука, 1984.

65. Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление. – М.: Прогресс, 1977.

66. Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. – Волгоград: Перемена, 2001. – 495 с.

67. Красных В.В. Человек умелый. Человек разумный. Человек… «говорящий»? (некоторые размышления о языковой личности и не только о ней) // Функциональные исследования. – М., 1997. – Вып. 4. – С. 54–55.

68. Красных В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации. – М.: Гнозис, 2001. – 270 с.

69. Красных





Читайте также:
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Методы исследования в анатомии и физиологии: Гиппократ около 460- около 370гг. до н.э. ученый изучал...
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-02 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.068 с.