Сущность государства и его понятие





 

Существование государства в качестве политической орга­низации в обществе связано прежде всего с тем, что оно явля­ется особой организацией политической власти. Политическая власть характеризуется способностью влиять на направление деятельности людей; социальных групп; слоев, классов посред­ством экономических, идеологических и организационно-пра­вовых воздействий, а также с помощью авторитета, традиций, насилия. Это мощный фактор организации и регулирования совместной деятельности людей, средство упорядочения их взаимоотношений, способ обеспечения порядка и стабильнос­ти в обществе.

Политическая власть обладает концентрированной силой, превращающей ее в действенный фактор социального бытия. Такой силой выступают различные институты государства, организационно оформляющие власть и придающие ей посто­янно функционирующий и общеобязательный характер. Этими институтами являются государственные органы власти с их материальными придатками в виде армии, карательных орга­нов, тюрем, суда, а также правовые нормы.

Другими словами, главное отличие политической власти от власти вообще коренится в ее нерасторжимой связи с той или иной формой и степенью развития государственности.

Политическая власть по сути дела получает материальное воплощение в системе органов и учреждении, образующих ее механизм. Будучи воплощенной в государственно-правовые институты, политическая власть становится государственной властью. Бот почему эти два понятия по существу являются идентичными и в качестве таковых применяются в юридичес­кой литературе.

Политическую (государственную) власть отличает от со­циальной власти и то, что первая выражает потребности, ин­тересы, волю не просто различных групп общества, а таких социальных групп, доминирующее положение среди кото­рых на протяжении долгих веков занимали и продолжают занимать классы. Выражение в первую очередь именно клас­совых интересов придавало и придает сегодня власти, а вме­сте с ней и государству политический характер. Но это вовсе не значит, что если в ходе исторического развития вдруг ис­чезнут классовые различия, то, как утверждается в литера­туре, публичная власть полностью утратит свой политичес­кий характер.

Политический характер государства обусловлен не только тем, что оно выступает регулятором классовых отношений. Государство так или иначе регулирует отношения между все­ми социальными группами, включая и классы. Политика — это прежде всего сфера отношений между социальными группа­ми, а они существовали и будут существовать всегда. Классы возникли лишь на определенном этапе развития общества, когда произошло крупное разделение труда и на его основе имуще­ственное разделение членов общества, о чем мы подробно уже говорили.

Социальные группы не перестанут существовать после ги­потетического исчезновения классов, теоретически допускаемо­го в будущем. В обществе всегда будет иметь место дифферен­циация интересов у различных индивидов и их разнообразных групп. Эти интересы были и будут разными у различных поколений общества, у мужчин и женщин, представителей различных профессий, регионов, религий, национальностей и т.д. Ре­гулирование этих интересов и есть политика. А политика нуж­дается в некоем арбитре, авторитете, т.е. власти, немыслимой без определенной силы, пусть демократически контролируемой или даже представленной самим населением. Организацией же этой силы является та или иная форма государственности, су­ществующей реально либо в потенции (зародыше).

Политика и та или иная форма государственности — прак­тически постоянные спутники социальной жизни общества на определенных этапах его существования. К государству сти­хийно сложившиеся группы одноплеменных общин в резуль­тате своего развития пришли сначала только в целях удовлет­ворения своих общих интересов (например, на Востоке — оро­шение) и для защиты от внешних врагов. Только после того, как произошел распад на противоположные классы, у государ­ства появилась еще одна, принципиально новая функция — по­средством насилия охранять условия существования и господ­ства правящего класса против класса угнетенного.

Разумеется, вообще отбрасывать положения о классовой функции государства было бы неверно. Особенно когда речь идет о переломных периодах в человеческой истории, напри­мер в эпоху становления капитализма. Тогда доминантой об­щественного развития действительно была жестокая социальная ломка человеческого общества по классовым параметрам. На протяжении долгих столетий все многообразие типов и моди­фикаций политической власти и соответственно государства имело общий источник — соотношение интересов не вообще социальных групп и слоев, а именно классов с интересами об­щества в целом.

Сегодня же классы как социальные группировки человече­ства во многих случаях постепенно начинают утрачивать своп всепроникающие, детерминирующие государственную власть способности. В первую очередь это относится к развитым стра­нам Запада, по отношению к которым трактовка государства как орудия политического господства одного класса над дру­гим требует переосмысления, но, разумеется, без зряшного отрицания. И это неудивительно.

Избрание в качестве основной детерминанты класса отно­шения к средствам производства, да и вообще принцип анализа общества, когда в основу кладется производственная де­ятельность людей, в наши дни трудно, если не невозможно, применить к анализу современных развитых обществ, где лишь около 1/3 граждан заняты этой деятельностью и где обладание информацией, квалификацией, талантами прино­сят большие статус и власть, чем обладание овеществленны­ми средствами производства, если вообще таких обладателей сегодня возможно вычленить в отдельную группу.

Таким образом, из сказанного можно сделать вывод, что политическая власть и сегодня должна рассматриваться в каче­стве конституирующего общего признака государства. Именно бытие государства в качестве основного орудия этой власти при­дает ей характер политической организации. Новое же в этой характеристике состоит в том, что политический характер госу­дарства не связан исключительно лишь с его классовой приро­дой. Нет, политический характер государства не в меньшей сте­пени обусловлен его бытием в качестве регулятора отношений между всеми индивидами, социальными группами, слоями.

Сущность государства как политической организации осо­бенно ярко проявляется в его сопоставлении с гражданским обществом. Понятие «гражданское общество» — одно из основ­ных в теоретическом наследии классиков государственно-пра­вовой мысли — было долгое время забыто в отечественной юридической науке и практически сведено к понятию «произ­водственные отношения». На самом же деле «гражданское об­щество» — категория гораздо более широкая, чем эти отноше­ния. Она включает в себя все богатство общественных отноше­ний за пределами политического государства: экономические, социальные, идеологические, нравственные, религиозные, культурные, семейные и др. Именно гражданское общество составляет реальную основу государства.

И в этой связи в познавательном отношении ценным явля­ется положение о том, что государство и гражданское обще­ство предстают как единство формы и содержания, в котором форма представлена политическим государством, а содержа­ние — гражданским обществом. Как политическая форма, по­литическая оболочка общества государство рассматривается в трудах, например, Гегеля, считавшего, что политическое уст­ройство общества «есть организация государства и процесс его органической жизни в соотношении с самим собой».

Таким образом, государство вообще и современное госу­дарство в частности представляют собой политическую орга­низацию общества. Политический параметр государства глу­боко раскрывает сущность государства, хотя и далеко не ис­черпывает ее. Не менее важно для понимания сущности госу­дарства знание его иных принципиальных свойств[104].

Так, не менее важная характеристика государства состоит в том, что оно представляет собой особую структурную органи­зацию. Это находит свое выражение, как уже отмечалось выше, в наличии у него специального аппарата в лице особого разря­да людей, обладающих публично-властными полномочиями и профессионально занимающихся выполнением функций управ­ления и руководства, охраной экономического, социального и политического строя общества, в том числе путем принужде­ния. Именно эта характеристика государства как организации публичной власти наряду с некоторыми другими его специфи­ческими чертами делает государство не просто политической организацией классового общества, а его особой политической организацией. Ведь государство не единственное орудие осу­ществления политической власти. Наряду с ним имеются и другие достаточно эффективные средства реализации этой вла­сти, которые носят негосударственный характер. Среди них политические партии и движения, профсоюзы, трудовые кол­лективы, религиозные учреждения и т.д. От них государство отличается четко структурированной системой специальных государственных органов, осуществляющих его многообразные внутренние и внешние функции.

До тех пор пока общество было экономически не диффе­ренцировано и разделялось только социально, прежде всего с точки зрения половозрастных, региональных, этнических, ре­лигиозных и иных различий, важные функции этого общества — оборона от внешних врагов и поддержание внутреннего поряд­ка — могли в значительной, хотя и неполной, мере осуществ­ляться коллективными усилиями без сознательного создания многочисленных специально выделенных социальных инсти­тутов. Положение изменилось, когда в результате развития производительных сил, разделения труда и накопления иму­щества в руках отдельных лиц и групп произошла более глубокая дифференциация общества и око разделилось на классы и иные социальные образования.

После этого произошло окончательное обособление суще­ствовавших ранее, в доклассовом обществе, в основном лишь в зародыше, особых институтов. Отныне они стали осуще­ствлять не просто власть, а политическую публичную власть, причем на определенных этапах своего даль­нейшего развития, прежде всего (но не исключительно) в ин­тересах господствующего класса. Ее разнообразные структу­ры и становились постепенно государством, придавая ему вид структурной организации классового общества. Основные орга­ны государства — это правительственный аппарат, админис­тративная и финансовая системы, вооруженные силы, поли­ция, суд, карательные учреждения.

Систему этих органов порой называют собственно госу­дарством. Государство сводится именно к такому выделенно­му из человеческого общества аппарату управления, писал В.И. Ленин. И хотя такое понимание сущности государства, безусловно, неполно и односторонне, оно схватывает все же важный аспект его сущности, подчеркивая структурный ха­рактер его организации, наличие разветвленной системы са­мых разнообразных и тесно взаимосвязанных между собой государственных органов. Еще одной принципиальной ха­рактеристикой государства выступает его существование в качестве территориальной организации. Имеются в виду раз­деление населения по территориальному признаку и терри­ториальная целостность государства. Если негосударствен­ные организации в состоянии объединять людей по миро­воззрению, политическим устремлениям, роду занятий, про­фессиональным интересам и т.д., то специфическая черта государственной организации состоит в объединении насе­ления определенной территории с последующим разделени­ем последней на административно-территориальные едини­цы. Другими словами, эта черта заключается в строгом ог­раничении государством своей территории. На эту террито­рию распространяются власть, правовые нормы государства, т.е. его юрисдикция.

Как уже отмечалось, до возникновения государства люди объединялись не столько на основе проживания на определен­ной территории, сколько по признаку родства. Однако со временем связь членов общин с определенной территорией усили­валась, а при переходе к земледелию стала основной. Исход­ным пунктом организации общества стало территориальное деление, и гражданам предоставили осуществлять свои обще­ственные права и обязанности там, где они поселялись, уже, как правило, безотносительно к родственным отношениям. Организация населения по месту жительства стала основной во всех государствах.

С характеристикой государства как особой организации политической власти, как структурной и территориальной организации тесно связан и целый ряд других принципиаль­но важных специфически сущностных черт государства, ко­торые коренным образом отличают его от других элементов политической системы общества. Важнейшими среди них являются:

§ монополия на принудительную власть в отношении на­селения (никакая иная организация общества не имеет права на применение силы, во всяком случае без санкции государ­ства);

§ суверенитет государственной власти, т.е. ее верховен­ство и независимость от какой-либо иной власти, право и воз­можность осуществлять внутреннюю и внешнюю политику от имени всего общества внутри и вне страны;

§ издание законов и правил, обязательных для всего насе­ления, всех без изъятия граждан данного государства;

§ взимание налогов и сборов с населения данной террито­рии для содержания государственного аппарата, формирования общенационального бюджета.

Говоря о перечисленных атрибутах государства, многократ­но описанных в юридической литературе, очень важно не до­пустить формирования стереотипа государства как только ком­плекса различных учреждений публичной власти, как адми­нистративного аппарата, обособленного от общества и сверху управляющего им, как механизма, осуществляющего прину­дительную власть. Для теории государства такая абстракция мало пригодна, хотя она и возникла не на пустом месте. Го­сударству действительно присуща кардинальная черта — быть публичной властью, непосредственно с населением не совпа­дающей и состоящей не только из чиновников, но и их вещественных придатков — различных принудительных учрежде­ний.

Как справедливо подчеркивается в современных юридичес­ких изданиях, схватывая действительность государства лишь частично, эта абстракция претендует на полное отображение государства во всей его многомерности. Между тем такое ото­бражение невозможно также без квалификации государства как определенной коллективности, ассоциации, интегрируемой публично-властными отношениями и институтами.

Другими словами, когда речь идет о государстве, в первую очередь надо иметь в виду не столько государство как особый аппарат власти, сколько государственно организованное обще­ство, или иначе политико-территориальную и структурно орга­низованную форму общества. С философским обоснованием такой позиции выступал еще И. Кант. «Государство, — писал он, — это объединение множества людей, подчиненных право­вым законам». Благо государства, с точки зрения И. Канта, зак­лючается в согласованности государственного устройства с пра­вовыми принципами, объединяющими людей общей мерой их свободы с помощью категорического императива.

В трактовке Гегеля государство, как нравственное целое, выступало не в качестве агрегата автоматизированных индиви­дов с их обособленными правами, не мертвого механизма вла­сти, а живого общественного организма. Поэтому Гегель пред­полагает не свободу, с одной стороны, индивида, гражданина, а с другой — государства, не противостояние их автономных и независимых прав и свобод, а органическую целостную свобо­ду — свободу государственно организованного народа (нации), включающую в себя свободу отдельных индивидов и сфер на­родной жизни.

На аналогичных позициях по отношению к государству как в первую очередь к государственно организованному обществу стояли другие выдающиеся теоретики государства и права. Они также исходили из того, что государство следует рассматри­вать как определенную ассоциацию, члены которой интегриру­ются в единое целое публично-властными структурами и отно­шениями. В государстве как политической организации особо­го рода воля всех членов общества, также как воля господству­ющего класса, организуется в единую силу, выступает как еди­ная государственная воля.

Такой подход, как справедливо подчеркивается в современ­ной отечественной политико-правовой литературе, облегчает проникновение в самую глубокую сущность государства. Во-первых, он дает возможность отобразить один из важнейших аспектов действительной структуры этого социального инсти­тута. Во-вторых, благодаря ему облегчается устранение заста­релого политического предрассудка, будто только служащие госаппарата и есть подлинное государство, а все остальные члены общества суть лишь пассивные объекты, испытываю­щие воздействие данного аппарата. И, наконец, в-третьих, по­добный подход создает плацдарм для наступления на еще один предрассудок — веру в патернализм государства, якобы зани­мающегося мудрой опекой и отеческим облагодетельствованием своих граждан. Ведь именно отсюда берут начало еще не­давно бесконечно повторявшиеся славословия в адрес государ­ства: «государство заботится», «государство обеспечивает», «го­сударство должно дать» и т.п.

Таковы самые общие, отправные характеристики сущнос­ти государства. В своем единстве они представляют ту исход­ную теоретическую конструкцию, которая позволяет мысли двигаться дальше, ко все более полному, всестороннему и це­лостному воспроизведению рассматриваемого предмета. Дви­жение теоретической мысли, направленное в конечном счете на выяснение подлинной сущности государства, предполагает выявление главного противоречия, лежащего в его основе и служащего основным источником его развития.

Как и любое явление социальной жизни, государство внут­ренне противоречиво. Это диалектическое противоречие зак­лючается в том, что государство одновременно выражает клас­совый и общесоциальный интересы. Само это противоречие вытекает из того, что подавление сопротивления угнетаемых классов на определенных этапах развития государства отнюдь не единственная задача государства. Будучи официальным пред­ставителем всего общества, заведуя его общими делами, оно выражает и общенациональные интересы. Поэтому можно го­ворить о государстве как о носителе некой «общей функции», т. е. публичной власти, которая принадлежит не господствую­щему классу, а всему обществу и осуществляется с целью его поддержания.

Иначе говоря, социальную природу государства можно охарактеризовать только с учетом противоречивых задач государ­ства, того, что оно является связующей силой цивилизованно­го общества, а не только машиной подавления угнетенного класса.

Указанное противоречие в деятельности государства, вы­ражающего в одно и то же время классовые и общесоциальные интересы, реально существует в виде противоречия между го­сударством и гражданским обществом. Как политическая фор­ма этого общества государство есть выражение общности, тог­да как гражданское общество, напротив, — выражение разли­чия. Целью всякого государства выступает всеобщий интерес. Взаимоотношения между государством и обществом характе­ризуются конфликтом между общим интересом и частным интересом, расколом между политическим государством и граж­данским обществом, что, однако, не выводит их за рамки диа­лектического единства. Тесно переплетаясь, обе стороны един­ства могут превращаться на какое-то время в политическую общность, в которой государственное становится неотличимым от общественного.

Гражданское общество и государство находятся в состоя­нии непрерывного противоречивого взаимодействия, характер которого во многом зависит от степени развития общества и его институтов, от возможности последнего контролировать действия государственной власти. В условиях недостаточной развитости гражданского общества государство может прогло­тить его, узурпировав права и свободы граждан[105].

Вот почему государство как форма должно отвечать своему содержанию — внутренним потребностям гражданского обще­ства. Об этом писал еще И. Кант: «Гражданскую свободу нельзя сколько-нибудь значительно нарушить, не нанося ущерба всем отраслям хозяйства, особенно торговле, а тем самым не ослаб­ляя сил государства в его внешних делах...» Чтобы функция государства как выражения общности диалектически сочеталась с его ролью как инструмента классового господства, оно вы­нуждено брать на себя миссию известного компромисса между различными общественными силами и их интересами, т.е. каждый раз находить форму разрешения своего основного проти­воречия.

Таким образом, анализ главного противоречия государства показывает, что оно, будучи формой устройства общества, оли­цетворяет в своем лице как общие интересы (интересы нации или общества в целом), так и интересы специальные (интере­сы господствующего класса и отдельных социальных групп). В различные исторические периоды различны соотношения и приоритетность тех или других. Уяснение этого соотношения предполагает в каждом отдельном случае конкретно-истори­ческий анализ.

Но в любом случае имеет место своеобразное раздвоение сущности государства. Оно выступает не только бездушной машиной классового подавления, но и инструментом поддер­жания общественного порядка, выполнения общих задач. Ох­раняя те или иные классовые интересы, государство не может не расплачиваться за это хотя бы частично, обеспечивая, на­пример, всем гражданам одинаковую безопасность. Отсюда прогрессирующее в XX в. возрастание регулятивной роли госу­дарства, разрастание всей системы соответствующих механиз­мов, призванных максимально ограничить сферу классового принуждения и насилия.

Завершая рассмотрение поставленного вопроса, следует обратить внимание на то, что в постиндустриальном обществе социальные противоречия утрачивают остроту до такой степе­ни, что и государственное насилие, скажем мягче — принуж­дение, в отношении определенных классов, социальных групп неактуально. Государство само устанавливает цивилизованные рамки разрешения конфликтов между социальными группами и, выражая стремление большинства членов благополучного общества к гражданскому миру, выступает не только как га­рант права сильных быть еще сильнее, но и как защитник ин­тересов слабых

Иначе говоря, постиндустриальное общество столь богато, что оно способно обеспечить большинству такой уровень жиз­ни, который по меньшей мере соответствует современным пред­ставлениям о человеческом достоинстве.

Больше того, подчеркнем еще раз, трактовка государства как инструмента политического господства эксплуататорского класса, инструмента подавления протеста эксплуатируемых «ни в коем случае не исчерпывает функциональной сути этого института». Совокупность других функций (государство как оли­цетворение народности, правосудия и справедливости, как ин­ститут, консолидирующий общество, как хранитель целостно­сти и безопасности, арбитр в споре между публичными и част­ными интересами, защитник интересов меньшинства, наконец, цивилизующая функция государства) превращает этот инсти­тут в огромной важности социально-исторический фактор.

По самой своей природе государственная организация есть политическое общежитие различных классов, слоев, соци­альных групп, национальных общностей. Государство как об­щий дом изначально не выбирают (как и родителей), выбира­ют политические партии, общественные организации, убежде­ния... А в государственном доме концентрируются общие и естественные человеческие интересы, которые выше классо­вых, групповых.

Таким образом, сущность государства есть олицетворение народности, правосудия и справедливости. Оно, государство, выступает как хранитель целостности и безопасности, арбитр в споре между гражданами. По самой своей природе государствен­ная организация есть политическое общежитие различных клас­сов, слоев, социальных групп, национальных общностей.

В современных государствах последовательно утверждаются общечеловеческие ценности, которые прошли многовековой путь становления. Это суверенитет и самоуправление народа, идеологический и политический плюрализм, государственное регулирование рыночной экономики, верховенства права, раз­деление властей. Без сомнения, высшей ценностью в государ­ственной политике должен быть человек, его права и свободы. Государство, его органы, общественные и политические объе­динения, все социальные институты играют служебную по от­ношению к личности и гражданину роль, ответственны перед ним. Центральное место в социально-политической инфраструк­туре принадлежит правовому государству, которому народ пе­редает часть своих суверенных прав, образующих основу госу­дарственного суверенитета

В соответствии со сказанным можно сформулировать сле­дующее определение понятия «государство». Государство — это суверенная организация концентрированной власти, официально представляющая и охватывающая все общество (народ, нации и национальности, классы, слои, социальные группы) в преде­лах определенной территории.

 

 


 

 





Читайте также:
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Романтизм: представители, отличительные черты, литературные формы: Романтизм – направление сложившеесяв конце XVIII...
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.023 с.