Понятие источника и формы права





Любое социальное явление имеет свой источник возникновения и специфические формы своего внешнего выражения, которые отражают то, как мы можем их наблюдать, воспринимать и изучать. Поэтому любой предмет, явление или тот или иной процесс имеет как свой источник, так и обладает определенным содержанием и формой. Как еще замечали древние греки, каждая вещь имеет специфическое содержание и соответствующею ему форму, при этом не может быть содержания без формы, равно как и формы без содержания. Например, мраморная статуя, лишенная формы превращается в простое нагромождения природного камня, вместе с тем форма, лишенная конкретного содержания не может существовать в принципе. Отсюда любая форма содержательна, точно также как любое содержание оформлено. Другой пример – каждая юридическая норма реальна, объективно существует лишь в том случае, когда является формально-определенным выразителем государственной воли, хотя и обусловленна политическими, экономическими и духовными факторами (источниками), т.е. «возведена в закон», в результате чего она превращается из отвлеченного, абстрактного правила в конкретно-определенное содержание [415]. Иными словами, с одной стороны, государственная воля «оформляет» юридическую норму, посредством установления (правил поведения, принципов правового регулирования) или санкционирования («перевод» в юридическую оболочку сложившихся в обществе устойчивых моделей социального взаимодействия), а с другой стороны – сама эта воля конкретизируется в правовой норме, составляя при этом содержание права.

Независимо от видов источников права, доминирующих в конкретной правовой системе они являются результатом влияния различного рода факторов. В этом плане, соглашаясь с утверждением французского юриста Ж.-Л. Бержеля, можно говорить о том, что «не существует такого юридического порядка, который бы отдавал предпочтение исключительно одному из источников и пренебрегал всеми другими, но существует системы, где одни из источников преобладают над другими» [416]. Тоже самое можно сказать и о формах права, что в той или иной правокультурной среде с течением времени кристаллизуется не одна, а целая система взаимосвязанных между собой, взаимодействующих друг с другом, взаимообусловливающих и дополняющих друг друга форм права. Каждая из них как справедливо отмечает М.Н. Марченко, «занимает свое, строго определенное место в системе форм, опосредующих содержание различных правовых компонентов и права в целом, и играет определенную роль в их организационном оформлении и внешнем проявлении. Именно пребывание права в таком «организационно-оформленном виде», с его внешними и внутренними формами организации, отражающие его юридическое содержание, позволяет ему выступать как относительно самостоятельное социальное явление, оказывающее регулятивное воздействие на экономические, политические, духовное и иные отношения [417].

Источники права.Категория «источники права» в юридической науке является одной из дискуссионных. Споры, по поводу определения которой ведутся достаточно давно, однако по сей день данное понятие, как замечал еще профессор С.Ф. Кечекьян, «принадлежит к числу наиболее неясных в теории права. Не только нет общепринятого определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором определяются слова “источник права“» [418]. Однако справедливости ради стоит отметить, что споры по поводу определения «источника права» основаны, прежде всего, на разногласии по поводу того, какие все-таки факторы необходимо считать как правотворящие, т.е. инициирующие право как таковое. Справедливо в этом плане писал дореволюционный русский юрист И.В. Михайловский, что, в сущности, все теоретики права одинаково понимают смысл данной категории, разумея под ней специфические факторы, которые творят (создают) право. При этом «одни говорят, что это – объективные условия данной среды, другие, что это высший этический закон, третьи, – что это психические переживания личности, четвертые, что это те формы (обычай, закон и т.д.), в которых облекается высшим внешним авторитетом известное содержание» [419].

Тем не менее, подобное многообразие подходов к осмыслению понятия «источники права» в юридической литературе говорит не о слабой теоретической разработанности данной проблематики или о нечеткости данного понятия, сколько о сложности и многоуровненности его смысла. Так, если само право это многогранное, многоуровневое явление, то и, соответственно, факторы (источники) его формирования имеют многоуровневый иерархический характер. При этом речь здесь «идет о социальной обусловленности права не только на каком-либо одном отдельно взятом его уровне или срезе, а на всех без исключения “национально-правовых” уровнях и срезах, начиная с макроуровня – правовой системы и правовой семьи в целом и кончая средним уровнем (отдельные отрасли и институты) и микроуровнем – многочисленные нормы права» [420] – отмечает по этому поводу современный теоретик права М.Н. Марченко.

В силу этого определить источники права лишь с одной отдельно взятой позиции представляется невозможным, поскольку последнее сужает его сущность, содержание и назначение. Так, например, обычно при формулировании понятия «источник права» ограничиваются признанием того, что он есть «нечто, относящееся к форме права», т.е. под юридическим источником права понимают форму выражения правила, сообщающую ему качество правовой нормы [421]. В другом случае имеют ввиду нормотворческую деятельность государства, либо результат этой деятельности. В любом случае это лишь узкий подход к пониманию сущности «источника права», страдающий неполнотой и односторонностью его определения. В сущности, узкий подход к определению данного понятия связан с нормативным правопониманием, отождествляющим право и закон, при котором единственным источником права является государственно-властная воля. Например, в советской юридической литературе, в эпоху идеологического однообразия, под источником права главным образом понимался «тот способ, которым правилу поведения придается государственной властью общеобязательная сила» [422] или под источником права понимали диктатуру рабочего класса, т.е. советскую власть. В этом плене можно вспомнить слова виднейшего русского юриста Н.М. Коркунова, который еще в начале ХХ века писал, что каждый «юрист, отождествляющий право с законом не может все-таки уйти от вопроса об образовании закона. Он должен же исследовать первое возникновение положительного закона и процесс его образования в современном быту» [423].

Само понятие «источник права» как считают многие юристы, было введено в научный оборот еще Титом Ливием [424]. Вообще под источниками права принято понимать: во-первых, те «силы» которые творят право – это и божественная воля в религиозных правовых системах, и народная воля, правосознание, так называемый народный дух, это и государственная воля, и воля рабочего класса, этические нормы (идеи равенства и справедливости) и т.д.; во-вторых, определенные исторические правовые памятники, как внутреннего, так и внешнего происхождения положенные в основу той или иной правовой системы (например, рецепция римского права в западноевропейских странах); в-третьих, материалы, посредством которых мы познаем право, т.е. являющиеся источником познания права, в-четвертых, материальные (географические, климатические, биологические и иные) факторы и условия жизни общества, влияющие на формирования правовой системы определенного народа; в-пятых, основания юридической обязательности нормы, т.е. источник права, рассматриваются в формальном, юридическом смысле.

Суммируя теоретические наработки отечественных и зарубежных ученых-юристов можно выделить ряд направлений анализирующих сущность и содержание источника права. Подобный теоретический плюрализм к осмыслению данного понятия в современной юриспруденции как раз и отражает многоаспектность и многоуровневость данного явления, исключает монизм в понимании источника права и отражает многообразие факторов порождающих право в той или иной правокультурной среде. Так, в рамках сравнительно-правовых исследованиях уже достаточно давно устоялось признание множественности источников права, сложившихся в ходе генезиса юридико-политического бытия различных государственно-правовых пространств.

1. Естественные источники права. Это климатические, демографические и географические условия жизнедеятельности общества, оказывающие непосредственное влияние на процесс правообразования и косвенно, влияющие на правотворческий процесс, т.е. в конечном итоге на сущность и специфику права и правовой организации общественных отношений. Например, маститый французский ученый Ш.Л. Монтескье в своей фундаментальной работе «О духе законов» утверждал, что государственно-правовое устройство, конкретные социальные, политические и правовые институты того или иного общества обусловлены факторами двоякого рода: физическими и моральными. Первые отражают климатические, географические и демографические условия, а вторые религиозные верования, нравственные убеждения, обычаи и традиции того или иного народа. Так, с точки зрения исследователя, на юге где климат жаркий люди изнежены и ленивы по своей сути и работают из страха наказания. Поэтому в жарких странах в основном преобладает деспотический политико-правовой режим, в свою очередь, у северных народов, где климат суровый и преобладают бесплодные земли, люди храбры и свободолюбивы. Поэтому для них более характерен демократический политико-правовой режим. Все это позволило ученому утверждать, что «законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни». Что касается моральных факторов, то они по мысли Ш.Л. Монтескье воздействуют на законодательство народов сильнее, чем физические и являются результатом исторического развития общества, представляют собой результат сложного и взаимосвязанного действия субъективных и объективных факторов. Таким образом, он формулирует положения, остающиеся и до сих пор актуальными, особенно для развития отечественной правовой системы, заключающееся в том, что «если справедливо, что характер ума и страсти сердца чрезвычайно различны в различных климатах, то законы должны соответствовать и различию этих страстей, и различию этих характеров», а перенос правового устройства одного народа другому, воспитанному под воздействием других физических и моральных факторов вообще невозможен [425].

2. Идейные источники права рассматриваются с философской точки зрения и отражают идеи, доктрины и концепции, которые легли в основу той или иной правовой системы, т.е. те универсальные принципы юридического мышления, посредством которых формируется конкретная правовая жизнь и правовая политика определенного общества. Кроме того, данный вид источников отражает те философские, мировоззренческие подходы и приемы, с помощью которых мы познаем само права, те или иные правовые явления и процессы, т.е. выступают источниками познания права. Так, например, для либерально-демократической парадигмы, основанной на договорных началах и абсолютной ценности права, характерно формирование государства и права как производных от естественного порядка вещей, природы человека. Здесь выстраивается определенная иерархия ценностей, обеспечивающих рационализацию и секуляризацию общественного порядка, на вершине которой располагается экономически, политически и морально независящий, свободный индивид, отсюда право и справедливость интерпретируются сугубо в утилитаристском контексте, а государство – как институционально оформленный договор между свободными индивидуумами, а политико-правовое единство берет свое основание не в общественном укладе, общепринятых культурных нормах и традициях, а в законе, выражающем разумное сочетание и согласование разновекторных интересов и потребностей индивидов, формализуя в правовых установлениях их совместное существование, скрепленное взаимными правами и вытекающими из них обязанностями. С точки зрения марксистско-ленинской парадигмы все политико-правовые явления и процессы объясняются через специфическую, социально организованную систему классовых отношений, которая зиждется на исторически сложившихся экономических отношениях. В этом плане право и государство являются следствиеми выразителем исторического развития общества, а именно развития общественно-производи­тельных сил и произ­водственных отношений, поскольку «государство – это есть машина для поддержания господства одного класса над другим», а право, в этом прочтении интерпретируется как официальный инструмент, орудие этого господства [426]. В теологических доктринах государство и право обретает свою легитимацию и легализацию (через Святое писание, иные священные тексты) от некого сверхъестественного начала. В таком политико-правовом устройстве всякое послушания существующим институтам равнозначно послушанию Богу, а религиозному правосознанию характерно некритическое доверие к существующей институционально-властной системе, не дозволено сомневаться в правомерности ее существования. Здесь каждый гражданин помимо следования юридическим предписаниям, основывает свою жизнедеятельность на духовно-религиозной этике, а многие юридико-политические процедуры вообще имеют вид священных ритуалов. В свою очередь в национально-культурной (консервативной) парадигме источник и смысл права, власти, тех или иных политических и юридических институтов находится в родственной связи с идейным содержанием того начала, которое данной нацией принимается, как начало абсолютного идеала, как надэмпирическая реальность. Этим содержанием обусловливается этический идеал нации в виде того или другого кодекса мораль­ных и правовых требований [427]. При этом вся политико-правовая жизнь общества ориентируется на служение общей идее, которая выработана в ходе внутренней, духовной государственно-правовой жизни общества (ибо «право и государство возникают из внутреннего, духовного мира человека, создаются именно для духа и ради духа»).

Вышесказанное позволяет говорить о том, что взгляды на сущность и понятие источника права исторически изменялись и зависели, как правило, от того, как мыслили само право те или иные ученые-юристы, т.е. содержание данного понятия полностью отражало определенный тип правопонимания. Поэтому, если учитывать специфику правопонимания (тех идей и концепций, посредством которых осмыслялось право), то источник права, по мнению Г.Н. Манова, следует определить как «обусловленный характером правопонимания данного общества способ признания социальных норм в качестве обязательных (т.е. юридических – авт.)» [428].

3. Социальные источники права отражают влияние социальных, политических, экономических, идеологических, культурных и этнонациональных факторов. Ряд авторов основывающихся на обусловленности права социально-культурной среды определяют источник права как «процесс селективной эволюции культуры, аккумулирующей в своих нормах поведения социальный опыт человечества (или опыт того общества, в котором они действуют)» [429]. Подобные суждения о социально-культурной обусловленности права и всего политико-правового устройства имеют достаточно долгий путь научной рефлексии. Так, например, выдающийся немецкий философ Г.Ф.В. Гегель в свое работе «Философия права» отмечал, что «намерение дать народу a priori пусть даже более или менее разумное по своему содержанию государственное устройст­во упускает из виду именно тот момент, благодаря которому оно есть нечто большее, чем порождение мысли… Народ должен чувствовать, что его государственное устройство соответствует его праву и его состоянию, в противном случае оно может, правда, быть внешне наличным, но не будет иметь ни значения, ни ценности»[430]. Как показывает исторический опыт, концепция устойчивого социально-правового развития находит свое реальное содержание не в универсальных и идеализированных, по существу оторванных от реального социально-культурного уклада, принципах, а, напротив, в национальном способе бытия в тех формах социабельности (Г. Гурвича), которые формируются при коллективном общении, в процессе социальной коммуникации и преемственно воспроизводятся в ходе исторического развития права (правогенеза) [431]. Поэтому правовой порядок, органичный конкретному обществу, складывается в ходе его исторического развития, следовательно, государственно-правовые институты «всегда имеют свою социокультурную историю и специфику» (П. Бергер, Т. Лукман). В противном случае юридические институты, не учитывающие эту специфику, будут оторваны от реальных социально-правовых и этнополитических процессов, для упорядочения и регуляции которых они устанавливаются. При этом правовые институты не только формируются, но и группируются в организационный комплекс, который образует юридический порядок, базирующийся на «одной руководящей и социально признанной идее и общей духовной основе» (Ж.-Л. Бержель).

Не малое значение в формировании национального права играют и экономические факторы, существующие в том или ином обществе. Исходя из природы и характера данного источника права, его еще принято обычно обозначать как материальный источник права, который корениться в сложившийся системе потребностей общественного развития, в специфических формах производства. В середине ХХ века этому источнику права отводилось достаточно большое значение в формировании права, государства, общественных отношений, а в некоторых случаях материальный источник права не только переоценивался, но даже и абсолютизировался. Так, например, И.В. Сталин отмечал, что «источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, общественных теорий, политических взглядов, политических убеждений нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических убеждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т.п.»[432]. Здесь следует заметить, что материальный фактор не прямо и однозначно влияет на формирование и развитие права, а лишь косвенным образом, наряду с другими факторами (политическими, культурными, духовно-нравственными, этносоциальными и др.).

4. Юридические источники права. В данном контексте источник права рассматривается в формально-юридическом смысле, при этом в основном анализируется средства, способы и приемы внутренней организации правовой материи, а также формы ее выражения во вне. Отсяда под источником права понимается «способ выражения (оформления) и закрепления нормы права как идей о должном или допустимом в объективной действительности» или «то, где содержаться норма права, то, откуда юристы практики черпают знание о нормах позитивного права» [433]. Причем историческая специфика общественной системы анализируется через разнообразие форм государственно-властной регуляции общественных процессов. В этом плане авторы, придерживающиеся данной точки зрения, в основном используют выражение – «источники (формы) права», иными словами в формально-юридическом смысле разница между источником и формой права практически стирается, становится несущественной.

Однако следует заметить вслед за профессором М.Н. Марченко, что «“выдвижение” на первый план формально-юридического понимания источников права вовсе не означает принижения роли, а тем более забвение других представлений об источниках права» [434]. Важно то, что в каждой национальной правовой системе свойственна своя собственная система источников права. При этом все виды источников права выступают в той или иной правовой системе как единое целое, имеющее свою уникальную иерархическую систематизацию источников и форм права, организующих данную правовую систему и наполняющие ее конкретным нормативным содержанием. Поэтому в ряде случаев принято говорить о первичных источниках права, т.е. это социальные, материальные, естественные и идейные правообразующие факторы, и о вторичных источниках права – это формально-юридические источники права. Между которыми существуют субординационные отношения, а также тесная взаимосвязь и взаимообусловленность друг другом.

Форма права. Юридическая категория «форма права» используется в общей теории права для отражения существующей юридической реальности, складывающейся в процессе общественного развития, указывая на специфические способы организации (оформления) национально-правового бытия.

В юридической литературе принято различать внутреннюю и внешнюю формы права. При этом под внутренней формой права понимается структурная организация права, его элементов (нормы права, институты и отрасли права), обусловленная состоянием и развитием общественных отношений. В свою очередь под внешней формой права имеют в виду комплекс юридических источников объективирующих внутреннее содержание и структурные характеристики права, которые формально закрепляют правовые положения и позволяют субъектам апеллировать к конкретному содержанию юридических установлений и использовать их в своей повседневной практике. При этом важно провести различие между системой правил поведения и их структурной организацией. Так, следует различать сложившуюся в той или иной правокультурной среде единую систему правил поведения (национальное право) – с одной стороны и структурную организацию этой систему правил – с другой. Здесь первое отражает внутренние содержание самого права, а второе его внутреннюю форму организации. Как справедливо отмечает Д.А. Керимов: «не правовая норма в ее структурной организации, а конкретное правило поведения, в ней зафиксированное, является содержанием данной нормы, равно как и не правовая норма вообще, а лишь ее структурная организация является внутренней формой правовой нормы. Иначе говоря, в правовой норме следует различать, какое в ней установлено правило поведения (содержание) и как это правило поведения структурно организовано (форма)» [435].

И, последнее в данном контексте следует отметить, что внутренняя форма права придает всем правовым нормам общеобязательный характер, а внешняя форма права придает формальную закрепленность и определяет степень юридической силы каждой правовой нормы и ее место в общей структурной организации по отношению к другим правовым нормам. Кроме того, внешняя форма права воспроизводит процессы, связанные с отражением в праве существующей окружающей действительности, т.е. материальная, духовная, политическая и иная среда в которой формируется и развивается право. В свою очередь внутренняя форма права отражает как на структуру и содержание права оказывает влияние эта внешняя по отношению к праву среда. Иными словами «разница между этими видами форм права с точки зрения их влияния на процесс освоения действительности (общественного бытия) заключается в том, что если внешние формы способствуют созданию определенного представления о ней, отражая эту действительность, то внутренние формы делают то же самое, отражая эту действительность через содержание права и одновременно “организуя” само право» [436].





Читайте также:
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...
Какие слова найти родителям, чтобы благословить молодоженов?: Одной из таких традиций является обязательная...
Группы красителей для волос: В индустрии красоты колористами все красители для волос принято разделять на четыре группы...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.017 с.