Цена подвешенного брэнда




По неподтвержденным данным, Руслан Пашков предлагал своим западным партнерам приобрести у него права на их же собственные торговые марки в России, но порядок сумм - сотни тысяч долларов - европейских производителей деликатесов не устроил. Примерно столько же просили у японского концерна Akai, но и тут сделка не состоялась.

Локальные брэнды вроде того же "Гурмана" стоят дешевле - до $40 тыс. Марка "из словаря" (брэнд не раскручен, но слово хорошее), зарегистрированная по нескольким товарным классам, оценивается в $5-6 тыс. Как уже говорилось, почти весь орфографический словарь запатентован. Например, многие из используемых или "спящих" названий кондитерских изделий принадлежат фирме ветеранов-афганцев "Май" (подобные продавцы напоминают мне архивариуса из "12 стульев", который впарил отцу Федору гарнитур генеральши Поповой).

Схема перехвата брэнда в общих чертах выглядит так. Продвинутый в патентных делах юрист ищет в базе данных Роспатента и в западной прессе крупные компании, которые предположительно могут открыть в обозримом будущем бизнес в России. Это могут быть известные фирмы, не имеющие в России собственного офиса, у которых доля российских продаж в общем объеме не превышает 1-2% - очень часто подобный экспорт в Россию бывает "серым" и даже "черным". Если у торговой марки нет международной регистрации, включая Россию, то юрист записывает этот брэнд на себя в английском и русском варианте написания. Если есть - пытается сначала доказать, что брэнд в России не используется в течение трех лет, и в случае успеха, опять же, регистрирует его на себя с целью дальнейшей продажи. Надо сказать, что до 2002 года в законе о товарных знаках указывался другой контрольный срок - пять лет, то есть теперь шансов перехватить брэнд стало значительно больше.

Доказательством использования брэнда считается документация, подтверждающая факты производства либо продаж на территории России. Что может стать большой проблемой для компаний, не имеющих в России официального представительства, или для тех, у кого эта документация находится в беспорядке. Юрист из Groot рассказал корреспонденту "Денег", как вся компания чуть ли не на руках носила пожилую сотрудницу, которая, как выяснилось, бережно хранила все важные документы, начиная с 1993 года. Если бы не она, Groot не смогла бы доказать факт своей коммерческой деятельности в России, и компании просто не удалось бы отбиться от Руслана Пашкова.

Торговец брэндами, понятно, никакой организацией производства не занимается - он просто предлагает купить ту или иную всем известную марку тому или иному малоизвестному профильному производителю. Тем не менее этот бизнес достаточно рискованный, ведь очень много денег уходит на регистрацию патентов, которые могут и не выстрелить.

Сергей Зуйков, говоря о затратах, сообщил, что каждая операция по захвату торговой марки обходится ему в $10-15 тыс. (в зависимости от стоимости брэнда сумма, по его словам, может увеличиться и до $100 тыс.) Собственно пошлина обходится всего в $300. Однако в список расходов попадают также доплата за каждый класс продукции или услуг, по которому регистрируется торговая марка, вознаграждение патентному поверенному и проч., так что регистрация в целом стоит $1,5-2 тыс. Еще не так давно расценки были куда меньше - 300 руб. за регистрацию плюс 50 руб. за каждый дополнительный класс, и именно в этот период продавцы брэндов регистрировали все, что только попадалось под руку.

По неофициальным данным, около половины затрат продавцелевой аудитории брэндов уходит на поощрение специалиста Роспатента, который может притвориться "чайником" - закрыть глаза на известность атакованной торговой марки и провести экспертизу так, как нужно клиенту.

Стоит отметить, что с аналогичными проблемами сталкиваются и крупные российские компании, работающие на экспорт. К примеру, компания "Сладко", производящая кондитерские изделия, на Украине столкнулась со своим двойником, который зарегистрировал эту торговую марку на себя, как только узнал, что "Сладко" намерена развернуть рекламную кампанию в братской стране. Марку у предприимчивых украинцев пришлось выкупать.

Марина Богданова: "Самой главной проблемой считаю противоречие между понятиями "товарный знак" и "фирменное наименование"

 

Средства защиты

Российское законодательство постоянно реформируется. Тем не менее дыры в законодательстве, позволяющие успешно заниматься патентным рэкетом, остаются. Как не попасть в серию затяжных судебных процессов, можно ли исключить саму возможность выкупа собственного товарного знака?

Марина Богданова, директор московского офиса юридической компании "Усков и партнеры": "Я полагаю, что крупным фирмам или брэндам следует отбиваться через свою "общеизвестность" - такая норма предусмотрена в статье 19 закона "О товарных знаках". Согласно ей, общеизвестные знаки не могут быть использованы ни в одной из существующих товарных групп, даже если владелец этого знака не озаботился регистрацией. То есть если знак Coca-Cola будет признан Роспатентом общеизвестным, то какой-нибудь ПБОЮЛ шить трусы или торговать семечками под этой маркой не сможет ни в коем случае - общеизвестность распространяется на все классы товаров. Тем не менее, процедура обычной экспертизы при регистрации товарного знака не идеальна. Эксперт может и не знать о существовании крупной компании. Или делать вид, что ничего о ней не знает".

Вот вам и почва для патентного рэкета и коррупции - вывод очевиден, и это объективная реальность. Однако специалисты Роспатента прокомментировать это умозаключение корреспонденту "Денег" не смогли (или не захотели), сыграв с ним в обычный бюрократический футбол. А жаль.

Марина Богданова: "Если сравнивать патент с автомобильной сигнализацией, то можно вспомнить, что на "Мерседес" ставится дорогая сигнализация, а на "Запорожец" - дешевая. Если у вас небольшая фирма, выпускающая локальный продукт, то вам, конечно, достаточно зарегистрировать товарную марку на этот продукт лишь в той стране, где вы проживаете, и в одном товарном классе. Если же вы - транснациональная компания, то, разумеется, стоимость защиты от пиратов резко возрастает - по-хорошему, нужно регистрировать товарную марку во всех значимых для вас странах мира и по всем товарным классам. Чтобы упростить всю эту процедуру, существует так называемое Мадридское соглашение, подписанное странами Европы, Россией и США, - участие в нем позволяет платить за всемирные права централизованно, без лишней волокиты".

Любопытно, что защитить себя патентами пытаются не только компании, но и видные фигуры гламурного истеблишмента. К примеру, певицы Алла Пугачева и Лариса Долина зарегистрировали на себя торговые марки "Алла Пугачева", "Алла Борисовна" и "Лариса Долина" в 11 из 42 товарных классов. Понятно, что они могут петь без опаски и в отсутствие патента, но зато такая регистрация поможет им защитить свои права в сфере, скажем, производства туалетной бумаги. Проблема здесь в том, что в этом случае Алла Пугачева должна будет сама наладить выпуск этой самой бумаги - иначе через три года брэнд "Алла Борисовна" можно будет у нее отобрать как неиспользуемый.

Здесь можно упомянуть также писателя Игоря Волгина, который уже нажил себе двойника, поскольку не запатентовал вовремя свои имя и фамилию.

Эксперты и участники патентных войн единодушны в том, что российское патентное законодательство далеко от совершенства. Однако перспективы его развития оценивают по-разному.

Марина Богданова: "Самой главной проблемой в существующем патентном законодательстве я считаю противоречие между понятиями "товарный знак" и "фирменное наименование". К примеру, Sony - это фирменное наименование, а название Play Station, под которым эта фирма выпускает игровую приставку, - товарный знак. Так вот, закона о фирменных наименованиях не существует вовсе. Еще одна дыра в нынешнем законе - любая фирма может претендовать на любой общеизвестный знак, если он таковым формально не признан. Тем не менее я думаю, что патентные войны постепенно сходят на нет, поскольку наше законодательство приближается к общемировому. Эксперты в Роспатенте стали более квалифицированными, они понимают, с кем имеют дело".

Валерий Медведев: "В США какой-нибудь местный ПБОЮЛ не может зарегистрировать на себя, к примеру, марку "Форд" - пиратские регистрации там исключены. Если наша патентная система в корне не изменится, то по-прежнему будет торжествовать принцип "кто первый, тот и прав". И, значит, патентный рэкет никуда не исчезнет".

В последнем уверен Сергей Зуйков, который ведет переговоры о продаже очередной известной марки ее зарубежному владельцу - Starbucks: "Starbucks собиралась открыть бизнес в России, но мы их опередили. В сентябре планируется появление первой кофейни Starbucks - но к оригинальному Starbucks она не будет иметь никакого отношения. Раньше меня спрашивали, участвую ли я в этом проекте? Хочу заявить: да, участвую, это я зарегистрировал и продаю этот товарный знак!"

 

Источник: журнал "Коммерсантъ-Деньги"

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!