СУПРАМЕНТАЛЬНАЯ ВИБРАЦИЯ




 

Первый прорыв “сети” случился в 1958 г., в год смерти Жолио-Кюри и запуска первого американ­ского спутника. Затем феномен повторялся во все возрастающих масштабах, и в итоге, в 1962 г. произошел грандиозный выход в иное состояние. Вот, как Мать описывает этот опыт, который, при повторении, в основе своей практически не менял­ся:

 

58. 811 - Я опускалась в расщелину меж двух крутых скал. На вид они были тверже, чем ба­зальт, и в то же время отливали металлом. Расще­лина сужалась, как бездонная, бесконечная во­ронка. Вместо дна виднелась черная дыра. Я опус­калась все глубже и глубже, не было воздуха, света... я задыхалась. И вдруг, у самого дна я словно коснулась пружины - я не видела ее, но она подействовала мгновенно: меня мигом подбро­сило и вышвырнуло из расщелины в бесформен­ную, беспредельную необъятность, всемогущую, не­измеримо изобильную, как если бы она была создана из бесконечного множества крошечных капель теплого, темного золота, не занимающих никакого места в пространстве. И все здесь было по-настоящему живым, настолько живым, что ин­тенсивность жизни казалась беспредельной. И в то же время - неподвижность. Совершенная непод­вижность, но в ней была невероятная сила движе­ния и жизни! Такой... многообразной, что про нее можно сказать только одно - бесконечность. Ин­тенсивность, заключавшая в себе силу, мощь и покой: покой вечности. Безмолвие, покой. СИЛА, способная свершить все. Абсолютно все. Сила, теп­ло, золото - вот, как это воспринималось... При­чем золото не льющееся, а, скорее, облако. Каждая из “пылинок” (их нельзя назвать ни частичка­ми, ни осколками, ни даже точками, если только не использовать слово “точка” в математическом смысле - точка, которая не занимает никакого места в пространстве) была подобна живому золо­ту: горячая золотая пыль, ни яркая, ни темная; даже света не было - просто множество крошеч­ных золотых точек, вот и все. И какая же в этом была сила и теплота! И в то же время - ощущение полноты и покоя всемогущества. Это было движе­ние в своем пределе, бесконечно более стреми­тельное, чем мы можем себе представить, и в то же время - абсолютный покой, совершенная непод­вижность.

 

Неожиданно оказывается, что Мать вышла на атомарный уровень, где само ее тело переживало квантовую физику. По-видимому, предельное дви­жение в совершенной неподвижности - неизмен­ный атрибут этого опыта. В дальнейшем он повторялся с большей точностью и во все больших масштабах.

 

58. 169 - В другой раз это состояние пришло, когда я была в ванной комнате; оно охватило все тело, стало расти, усиливаться: все клетки затрепе­тали с невероятной силой. Я решила следить за развитием процесса. Вибрация становилась все силь­нее и сильнее, росла и росла, все клетки охватило единое могучее стремление... само тело словно увеличивалось в размерах - интенсивность вибра­ции становилась чудовищной. Казалось, все вот-вот взорвется. И в этой вибрации была трансфор­мирующая сила! У меня было впечатление, что если бы я продолжила опыт, произошло бы нечто такое, что нарушило бы равновесие клеток тела. Сила этой вибрации колоссальна: она может оста­новить катастрофу.

 

Здесь кроется еще некая тайна, к которой мы вернемся, когда опыт Матери развернется во всей полноте.

 

58. 115 - Странно, это состояние обладает “свя­зующим” действием: все клетки начинают жить как


одна плотная и компактная масса невероятной концентрации - как ЕДИНАЯ вибрация. Вместо множества обычных вибраций тела - одна-единственная. Как будто все клетки слились... воедино.

 

61. 241 - Все тело стало ЕДИНОЙ, предельно быстрой и интенсивной, но неподвижной вибра­цией. Не знаю, как объяснить, потому что в про­странстве отсутствовало какое бы то ни было дви­жение, и тем не менее, это была вибрация (т. в., оно двигалось) - вибрация, не вызывавшая ника­кого движения в пространстве. Вибрировала как бы КАЖДАЯ клетка в отдельности, но все вместе представляло собою единое вибрирующее ЦЕЛОЕ.

 

Это напоминает вращение электронов вокруг ядра - столь интенсивное, что они кажутся непод­вижными, - оно придает материи видимость моно­литности.

 

63. 185 - Эта компактная масса содержит в себе такую силу! Она намного устойчивее и проч­нее Материи. Это нечто совершенно особое и ис­ключительно прочное! Она прочнее и “материальное”, чем сама Материя. Ей присущи поразитель­ные сила, вес и плотность!

 

60. 1110 - Необычная вибрация... словно пуль­сация клеток. Первые месяцы я прекрасно, во всех деталях, сознавала, как мириады клеток откры­ваются в этой вибрации.

 

Мать назовет ее “супраментальной вибрацией”; а физики пусть дадут ей другое название - она-то от этого не изменится.

 

66. 1511 - Вибрация охватывает все тело: в ней столько теплоты, столько нежности и в то же время - ужасающей мощи!

 

64. 253 - Она ощущается, как огонь. По интен­сивности вибрация и правда не уступает самому жаркому огню: тело не раз переживало ее как жар, лихорадку.

 

60. 1211 - Нужно учиться расширять и расши­рять не только внутреннее сознание, но и тело, скопление клеток, воздействовать на их застыв­шую структуру, чтобы она могла вместить и удер­жать эту силу. Я-то знаю. Два или три раза мне казалось, что тело вот-вот взорвется. Я уж было сказала: “Ну, что ж, взорвемся, и делу конец”. Требуются недели, а то и месяцы, чтобы эти “бес­толковые” клетки стали податливее. А время идет. Однако, раза три у мне, действительно, казалось, что тело вот-вот разнесет. В первый раз у меня был ужасный жар; я горела вся, от головы до пят: все вокруг стало золото-багряным, а потом... все прекратилось.

 

72. 151 - Мое тело сейчас переживает процесс.

 

72. 297 - Тебе будто дают понять: чтобы побе­дить смерть, нужно быть готовым пройти через нее; вся разница - во внутренней позиции: тело может распадаться, а может и трансформировать­ся, сам же процесс... почти не изменяется.

 

А затем ячейки сети снова закрываются

 

72. 197 - Подсознание тела переполнено пора­женческими настроенями. С этим надо что-то де­лать. В подсознании чрезвычайно много грязи, его нужно очистить, чтобы на свет появился новый вид. Там полным-полно неверия, пессимизма: первая реакция - капитуляция. И все это то и дело всплывает наверх... Эта отвратительная привычка блокирует КОЛОССАЛЬНУЮ энергию.

 

Затем процесс перехода проясняется - от мик­роскопического уровня к макроскопическому, от пыли атомной энергии к “волновому движению” дру­гого состояния:

 

63. 35 - Оказывается, тело воспринимает не только земное, но и вселенское движение - столь быстрое, что его невозможно ощутить; оно превос­ходит возможности восприятия. Оно осуществляет­ся не в пространстве, тут вообще нельзя говорить ни о неподвижности, ни и о движении, ибо интен­сивность такова, что оно недоступно чувственному восприятию. Это что-то совершенно новое. Я обна­ружила, что в этом состоянии интенсивность дви­жения превосходит силу или энергию связи клеток, поддерживающую индивидуальную форму [имен­но поэтому в начале иное состояние вызывало у Матери обмороки]. И, кажется, в нем ты способен на все. Оно должно быть переходом к чему-то истинному. Переходы происходит постоянно; я без конца перехожу из одного состояния в другое, туда-сюда... Иногда процесс столь интенсивен, что на протяжении нескольких секунд, минуты, или, даже не знаю... какое-то время, ты ни здесь, ни там; такое ощущение, что больше совершенно ничего нет. Длится это какие-то мгновения; если бы дольше, то выглядело бы это как обморок или что-нибудь вроде этого. Но скачки из одного состо­яния в другое происходят постоянно: то одно со­стояние, то другое. А между ними... какой-то стран­ный, необычный способ существования: и не то, и не другое, и не смешение двух состояний, и не их взаимное наложение - как будто одно действует через другое. Должно быть, процесс идет на кле­точном уровне - иными словами, смешение [состо­яний] осуществляется на микроскопическом уров­не.

 

Мы идем сквозь стены аквариума, или электрон­ный щит. И именно во время перехода, когда оба состояния, по-видимому, функционируют одновре­менно, или, как говорит Мать, “одно через другое”, постигаются необыкновенные тайны, которые впол­не могут стать сказками следующего вида. В самом деле, нам неизвестно, было ли во всей истории человечества событие более значительное, чем опыт Шри Ауробиндо и Матери - в сравнении с ним все наши научные открытия и воздействия на атом ка­жутся детскими игрушками; однако, они-то и под­готовили нас к пониманию эксперимента Матери.

 

МЕЖ ДВУХ СОСТОЯНИЙ

 

Выход за пределы аквариума, прорыв сети со­вершается далеко не сразу: вышел, и вот, ты уже раз и навсегда в иной среде. Будь это так, для “старого” тела, исполнившего эволюционное назначение - перевод в иное состояние - дело кончилось бы, вероятнее всего, смертью. Но ведь амфибия в про­цессе эволюции не лишается старого тела; она об­ретает новое, легочное, дыхание и благодаря этому выхолит в иное состояние, в воздушную среду, на берега старой доброй матушки-Земли, а условия новой среды обитания вынуждают ее постепенно развивать новые органы и, соответственно, менять образ существования. Тело Матери не покидало пределов Земли, но новые берега поначалу казались довольно странными, ибо там все было непохоже на то, что можно увидеть с помощью нашего обычного зрения в старом аквариуме; ей предстояло исследо­вать условия и законы новой среды, если таковые вообще существуют. Полное “перепрограммирова­ние”. Поскольку раз и навсегда закрепиться на но­вых берегах не удается, вновь и вновь возвращаешься назад, в старый аквариум (вероятно, из-за медлен­ной адаптации), возникает вопрос: что именно вы­зывает падение в старое и переход в новое состояния? Каков механизм перехода? На протяжении многих лет Мать переходила из одного состояния в другое, и именно переход, “гибридное”, так сказать, состо­яние, позволяет не только исследовать условия и тайны новой окружающей среды, но и раскрыть подлинную реальность нашей собственной среды, ко­торую физики, биологи, медики так прекрасно (по их мнению) описали в формулах и законах. Грош цена их законам! Они действуют только в мыслящем аквариуме. По сути, это целая революция, всего значения которой мы пока не в состоянии оценить. Вот первый невнятный лепет нового мира:

 

61. 66 - Возьмем две абсолютно одинаковые ситуации, с интервалом даже не в день, а всего в несколько часов; обстоятельства одни и те же: те же внешние и те же внутренние условия, т. в., то же “состояние души”, одни и те же события, люди - казалось бы, нет никаких различий. Однако, в первом случае тело (я имею в виду сознание кле­ток) ощущает некую эвритмию, общую гармонию, все чудесным образом слажено, согласовано, ни­каких тебе трений - все идет “как по маслу”, все совершенно и гармонично; все просто изумитель­но; тело чувствует себя превосходно. В другом же случае... все остается прежним, и сознание то же, а вот что-то ускользает, и гармонии больше нет. В чем дело? Непонятно. С телом начинает происхо­дить что-то неладное. А ведь ничего не измени­лось... как будто что-то ускользает, и ты бежишь, пытаясь поймать это “ускользающее нечто”. Что это такое? Не понимаю. Я с каждой минутой все больше и больше убеждаюсь... Как это объяс­нить?.. По-видимому, дело тут в вибрациях мате­рии. Это невероятно трудно понять. То есть, это “ускользает” от всякого закона разума, от всех психологических законов: оно существует само по себе. Вопросов, конечно, много. Чем больше входишь в детали, тем больше загадок. Это... будто ты - на границе меж двух миров. Мир тот же, а в то же время - совершенно иной; быть может, два аспекта одного мира? Даже этого_ я сказать не могу. И все же, мир ТОТ ЖЕ САМЫЙ.

 

Вот и амфибия, покинув прежнюю среду обитания, вышла в тот же самый мир; земля не изменилась.

 

... Это настолько тонко, неуловимо: в таком положении мать поворачивает ладонь слегка вправо) все находится в состоянии совершенной гармонии, а вот в таком (ладонь поворачивается влево) все стано­вится бессмысленным, абсурдным, тяжелым, мучи­тельным. Но это - ОДНО И ТО ЖЕ! Все то же самое. Глядя со стороны и выражаясь несколько высоко­парно, можно сказать, что все, что здесь (поворот ладони вправо) - истина, а здесь (влево) - ложь, но это ОДНО И ТО ЖЕ! В одном случае чувствуешь, как тебя что-то несет (не тело, а весь мир, со всем, что в нем есть), ты паришь в свете блаженства, в другом - ощущаешь тупую тяжесть, боль - но все остается абсолютно тем же самым, почти те же самые материальные вибрации! В чем дело? Если бы нам удалось найти причину, мы овладели бы всем, тайна открылась бы до конца. Должно быть, именно так истина стала ложью. Но что конкретно скрывается за этим “именно так”? Каков “механизм”? Он двойственен... Двойственен. У меня та­кое чувство, что только тело может знать [ответ], вот что удивительно!

 

И вот, в конце пути, спустя годы:

 

70. 184 - Никогда, никогда так полно и совер­шенно сознательно не жила я в ином состоянии, как в те два часа. Все было столь же реально, столь же отчетливо, как и здесь... Именно поэтому я не знаю, в чем, собственно, различие. Оно... настолько тонко, что не ощущаешь никакого кон­траста: оно неуловимо. Поразительно: я даже не могу сказать: “Это - тонкое физическое [иное состояние], а это - материальное физическое”. Невероятно: одно в другом. У меня не было ощу­щения, что это ДВА различных состояния, и все же они отличались друг от друга - может быть, ско­рее следует говорить об аспектах [одного], чем о реальном отличии, впрочем, не знаю, как ска­зать...

 

Вероятно, подобным образом первая птица, впервые оторвавшись от земли, “обнаружила”, что летит она не в каком-то ином, “тонком” мире, а что это все та же земля, только видимая по-другому. Следующие слова Матери дают представление о подлинном смысле ее опыта:

 

... Вспоминаю, как прошлой ночью я вдруг разом увидела всю свою работу и сказала себе: “Ах, если бы мы только знали! Сколько страхов, сколько сложностей, сколько еще всего... рассыпа­лось бы, потеряло всякий смысл”. То, что представ­ляется нам “законами Природы”, чем-то “неизбежным” - абсурд, чушь! Для истинного сознания они рассыпаются в пыль. Это мы, МЫ считаем, что они “неумолимы”! Вероятно, надо изменить некую ПОЗИЦИЮ, позицию сознания.

 

По эту или по ту сторону сети.

На описание опытов Матери - а их тысячи - потребовались бы целые тома (и действительно, “Агенда Матери” состоит из тринадцати томов от четырехсот до шестисот страниц каждый). Мы можем описать лишь узловые моменты. Самым существенным является то, что по разные стороны сети физи­ческого ума действуют разные физические и психологические законы. Причем “другая сторона” совсем недалеко: нужно только унять неотвязный и непрестанный шум в глубинах тела.

 

73. 173 - Все настолько иное, что я задаю себе вопрос... иногда я спрашиваю себя, как это воз­можно? Временами все настолько неожиданно, что причиняет чуть ли не боль.

 

(Вопрос На самом деле ты не выходишь из материи?

 

Нет-нет!

 

Это новое состояние МАТЕРИИ?

 

Да-да, именно материи. Но управляется оно не законами солнечной системы - не знаю, чем. Может быть, супраментальным сознанием.

 

70. 129 - Понимаешь, мне кажется, будто я погружаюсь в незнакомый мир, борюсь с незна­комыми законами, чтобы осуществить, опять же, неизвестное мне преобразование. Что же это за преобразование? Какова его природа?

 

Да, но Мать, милая Мать, я уверен, что через мрак, через незнание “законов” тебя сознательно ведут к той грани, за которой будет найдено реше­ние.

 

Ты прав. Могу сказать, что я думаю так же (хотя я вовсе не “думаю”). Но какой еще путь предстоит пройти!

 

Это не может закончиться неудачей!

 

Почему же?

 

Потому что ты тело мира! Потому что вся надежда - здесь.

 

Может быть, это просто красивые слова?

 

Да нет же! Так оно и есть. Совершенно ясно, что внешний мир все больше становится похожим на ад.

 

Да, это так.

 

Поэтому, вся надежда - на твое тело.

 

Кто-то должен сделать первый шаг.

Но некоторые контуры вырисовываются уже вполне определенно:

 

68. 412 - Все время - постоянно, - тело пере­живает одно и то же: в таком состоянии мать поворачивает ладонь слегка вправо) все прекрасно, все изумительно, просто невероятно; но стоит повер­нуть вот так (ладонь поворачивается слегка влево), как все становится отвратительным, все идет со скри­пом, из рук вон плохо - а всего-то одно совсем) незначительное изменение. А затем все вновь становится удивительно и прекрасно. Все чудесно, вплоть до мелочей, до самого “незначительного”, т.е., просто ВСЕ (разделения на “значительное” и “незначительное” нет), и в то же время - это ОДНО И ТО ЖЕ! Но в одном случае - боль, страдание, совер­шенный упадок, в другом же... одно и то же. Тело “ полностью разбито, простужено, здесь болит, там болит; но в определенном состоянии недомогание разом исчезает! Даже следа не остается - ни простуды, ни боли, вообще ничего - все ушло! (Правда, может и вернуться, если сам вернешься в прежнее состояние.) И не просто ушло: при этом меняются даже ОБСТОЯТЕЛЬСТВА! В одном случае - все против вас, все идет вкривь и вкось, в другом же... Причем переход не требует времени, это не “длительный процесс” трансформации, он происхо­дит внезапно, в один миг - раз-два! (Мать резко поворачивает ладонь влево, затем вправо.) Будто вам наглядно показывают, как под действием силы этого чудесного сознания все исчезает, растворяет­ся как... как что-то бесплотное, нереальное - просто исчезает. Здесь не игра воображения, но ФАКТ: наглядная демонстрация силы, способной обратить жалкое подобие жизни в чудо, и очень просто - в один миг. Можно сказать и так: тело ощущает, что оно упрятано, - именно упрятано, - в какой-то ящик, но может видеть сквозь него; оно видит, а также совершает какие-то (ограниченные) действия сквозь то, что его окружает, но в конце концов должно исчезнуть. И вот пробиваешься, прорываешься, чтобы овладеть тайной, и чувству­ешь, что разрешение загадки близко, но тут...

 

69. 315 - У меня было то же переживание, что и у Будды, но только В ТЕЛЕ. Он говорил, что выход один - Нирвана, однако в состоянии истин­ного сознания я видела, каково решение Будды и каково истинное решение. Это было, действительно, интересно. Решение Будды - это лишь ПЕРВЫЙ шаг, истинное же решение дальше. Ведь что такое все сотворенное? Разделение, озлобленность, жес­токость, а отсюда - страдание, расстройства, бо­лезни, смерть и разложение (разные стороны од­ного и того же). В своем переживании я увидела их НЕРЕАЛЬНОСТЬ; мы будто оказались во Лжи; она на самом деле нереальна; как только мы покидаем ее, все беды исчезают - их БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, их просто нет. Вот это-то и ужасно: того, что для нас так реально, конкретно, так страшно, на самом деле не существует! Просто мы... вошли в Ложь. Почему? Как? Зачем?..

 

“Ложь, которая на самом деле нереальна”, - определение нашего ментального аквариума. Разу­меется, жаберное дыхание - не “ложь”; просто когда свежий, пронизанный солнцем воздух напол­няет легкие, оказывается, что это нечто совершенно иное. И Мать далее говорит:

 

... Все средства - их можно назвать искус­ственными, включая и Нирвану, - все средства выхода не представляют никакой ценности. Я не знаю, но спасение должно быть ФИЗИЧЕСКИМ; не в области разума, а в области тела. Я хочу сказать, что это вовсе не бегство: оно [спасение] - ЗДЕСЬ. Оно не скрыто, не завуалировано: оно - ЗДЕСЬ. Почему же мы не можем жить в “нем”; что отни­мает у нас эту силу? Не знаю. Но оно здесь. ЗДЕСЬ. А все остальное, даже смерть, - самая настоящая ложь, на самом деле этого нет.

 

Однако, старое состояние сразу не исчезает; необходимо оставаться в нем, чтобы “растворить” его изнутри или же дать просочиться в него новому виду вибрации.

 

67. 197 - Тысячелетняя привычка жить по-ста­рому настолько сильна, что возникает такое впе­чатление, будто... будто растягиваешь резину: пока она растянута, результат очевиден; отпустишь на миг - она опять возвращается в прежнее положе­ние. Когда иное состояние станет устойчивым, не­обходимость усилий отпадет. Ощущение же нере­альности страдания, болезней совершенно необык­новенно. Бывают мгновения невыразимого торжества и блаженства. Но тут же и другое состояние, в котором чувствуешь себя зажатым, сдавленным со всех сторон.

 

68. 49 - Поверх материального творения ле­жит покров злой воли - его можно назвать “источником катастроф”. Он как паутина - вот именно, паутина, - поймавшая все крушения и катастро­фы; все, что ни делается под ее покровом, обре­чено на неудачу, это вместилище всех бед и всех проявлений злой воли. Да, это как паутина, а я пытаюсь научить тело освобождаться от нее. Даже пробуждающаяся сила опутана этой паутиной, она простирается на весь материальный мир. Именно в этом причина болезней и бедствий, причина всяко­го разрушения.

 

Затем качественное различие вибраций двух состояний становится более определенным:

 

62. 412 - Свойство этих вибраций (они накла­дываются друг на друга так, что каждую из них можно осознавать вполне определенно) совершен­но неописуемо! Одна из них - обособленность, бесконечная раздробленность, абсолютная неус­тойчивость, другая же - вечный покой, необъят­ность, беспредельность абсолютного света. А со­знание переходит из одной в другую.

 

69. 304 - Я получила наглядную демонстра­цию. Человек придает огромное значение жизни и смерти, думает, что между ними громадная разни­ца, и смерть в его жизни занимает исключительно важное (!) место. Мне же было показано, до какой степени нарушение равновесия (люди обычно на­зывают его называют “смертью”) сопутствует дру­гому состоянию: с одной стороны - всеобъемлю­щая гармония [иное состояние], сущность жизни, с другой - обособленность, разделенность (мнимая, нереальная, искусственная), то есть причина смер­ти; оба состояния настолько тесно связаны друг с другом, что в любое время и при любых обстоя­тельствах из одного можно перейти в другое. Тут вовсе не требуются, как обычно думают, какие-то особые, “серьезные” усилия: попросту означает будь здесь или будь там (легкий поворот ладони направо и налево), вот и все. Здесь (влево) - смерть; там (вправо) - вечная жизнь, абсолютная мощь, и... даже не покой, пожалуй; это... нечто незыблемое. И в то же время, все здесь: и это состояние, и то - оба вместе.

 

65. 2311 и 63. 78 - Знаешь, бывает, чувствуешь себя по-настоящему плохо, трудно дышать, тош­нит, совсем нет сил, не можешь ни пошевельнуться, ни подумать о чем-то, в общем, совсем скверно, и вдруг... сознание - телесное сознание - вибрации любви, самой сущности творения; одно мгновение, и все озаряется, все [дурное] исчезло. Просто диву даешься: ушло! Все исчезает в одно мгновение, как при повороте призмы. Не остается ничего, кроме дурацкой привычки тела сохранять память о прошедшем. И вот она-то... В одном случае - безмолвие внутри клеток, глубокий покой, не пре­пятствующий движению, даже быстрому (как буд­то, в основе движения - вибрация вечного покоя);

в другом же случае - внутреннее беспокойство, тревога и дрожь.

 

Это и есть характеристика физического ума

 

61. 26 - Я погружаюсь в опыт, а минут через десять замечаю, что пока я находилась в том состоянии, моя рука с карандашом застыла в воздухе! У меня бывали похожие состояния, когда ничего не понимаешь, ничего не знаешь, ни о чем не думаешь, ничего не хочешь, ничего не можешь - ты как бы... “выключен”. А потом я вдруг вижу людей, которые кивают на меня: “Мать впадает в детство...”

 

69. 1810 - Тело ощущает, что высочайшая виб­рация, вибрация истинного сознания, обладает та­кой интенсивностью, что она сравнима с инерт­ностью, с неподвижностью: мы не можем воспри­нять такую интенсивность. Она настолько велика, что для нас равносильна инертности. Но в ней - состояние бессмертия, неизменного мира и покоя как бы в волнах ошеломительной скорости - на­столько быстрых, что они кажутся неподвижными. Т. в., (кажущаяся) неподвижность в грандиозном по интенсивности движении. И в этом нет ничего сложного или сверхъестественного!.. Потом же, в прежнем состояние... Воистину, обычное, прежнее состояние - это сознательный выбор в пользу смерти и страдания, тогда как в ином состоянии смерть и страдание предстают чем-то абсолютно... нереальным! Вот так.

 

По-видимому, у границ телесного, там, где первичный ум входит в соприкосновение с телесной материей и дрожит и дергается, как больной-паркинсоник; там, где он смешивается с вихрями непре­станно вращающихся электронов и сливается с ними в плотную непроницаемую стену; там происходит “переворот” состояния: от “бесконечной раздробленности”, с ее постоянными мелкими вибрациями, к “волнам ошеломительной скорости” и совершенной неподвижности - не переход ли это от ньютонов­ской к межгалактической, а может быть, даже к совершенно иной, новой физике?

 

63. 232 - Всякий раз, если я перестаю гово­рить, слушать или работать... я ощущаю велича­вые взмахи гигантских крыльев блаженства, ог­ромных, как мир. Не два крыла: сонмы крыльев: они везде и простираются повсюду.

 

72. 315 - Времени больше нет… Как будто в это время вошло время иное.

 

В материю вошла иная физика.

 

НОВАЯ ФИЗИКА

 

ИНОЕ ВРЕМЯ

 

Может показаться, что переживания "по ту сторону сети" носят чисто субъективный характер и не имеют никаких осязаемых последствий для "старой" среды обитания. "Да, все это прекрасно - и "грандиозная энергия", и "нереальность" болезни и смерти, - но здесь-то, в старом аквариуме, и болеют, и продолжают умирать вполне реально". Это - "конкретный" факт. Но уникальный опыт Матери, настоящая революция в истории человеческого вида состоит как раз в открытии того, что на самом деле мы существуем в аквариуме физической ирреальности. Как физические законы - совсем не то, что мы о них думаем, так и физические болезни и смерть - совсем не то, что мы о них думаем или не то, что мы ощущаем. Все наши ощущения, даже наше восприятие физического мира, ложны. Отсюда следует, что мы можем преодолеть их физически. Преодоление ложного восприятия - не выход в Нирвану, в рай или в смерть: - это выход в истинное физическое, в подлинную материю... такую, какова она есть. Это иная жизнь в материи. Ведь эксперимент Матери не какой-то там "феномен", переходящий в новое состояние (как это было в свое время с амфибией, вышедшей в воздушную среду, а старый океан лжи и нереальности оставившей навсегда): оба состояния или оба мира сосуществуют один в другом, а при переходе в новое состояние обнаруживается возможность изменения физических законов старого состояния. Это переход от ложной материи к материи истинной, от ложных законов к истинному закону мира.

Вот самое первое откровение Матери - оно относится к 1958 г., когда в сети произошел прорыв, Мать была уже далеко не ребенок, в 1958 г. ей было восемьдесят лет, и еще целых пятнадцать лет предстояло развиваться ее опыту.

 

58. 105 - Как только переходишь в иное сознание, все, что казалось реальным, конкретным, МГНОВЕННО меняется! В моем теле произошло множество физических - физических! - изменений. Состояние длилось не столь долго, чтобы могло измениться все, однако кое-какие изменения оказались необратимыми. А это значит, что если бы сознание [иного состояния] сохранялось постоянно, это было бы непрестанным чудом (тем, что МЫ называем чудом) - невообразимым и вечным чудом! Однако, с точки зрения супраментального, никакого чуда тут нет, все совершенно естественно.

 

Действительно, это никакое не "чудо" - чудесного здесь не больше, чем в яблоке Ньютона, которое, как известно, падало с определенной скоростью. Подчеркиваем - "с определенной скоростью", да еще и по отношению к определенной системе отсчета. Именно здесь опыты Матери в теле соприкасаются с физикой Эйнштейна.

Вот первый крик-откровение, прозвучавший в 1962 году, когда произошел "великий выход" из сети - "Смерть - иллюзия, болезнь - иллюзия, неведение - иллюзия... любовь, любовь, только любовь - безграничная, безмерная, изумительная, несущая все" А в следующем лаконичном высказывании - истоки "чуда" истинной материи:

 

62. 66 - Ощущение времени полностью растворяется в... этой внутренней неподвижности. Но это - подвижная неподвижность!

 

И со своим обычным юмором Мать добавила:

"Если так пойдет и дальше, они упекут меня в психушку"" Однако, если кто и нуждается в "лечении", так это мы сами, ибо несомненно, что у "волн молниеносной скорости" (электромагнитных, возможно, или волн "единого поля") скорость так велика, что они кажутся неподвижными. А по Эйнштейну изменение скорости вызывает и изменение времени.

Нужно учитывать, что опыт Матери, начиная с самых первых шагов, развивался во всех направлениях:

 

62. 315 - Внезапно, без всякой видимой причины (мне до сих пор неизвестно, как и почему это происходит), словно ВЫПАДАЕШЬ в другую комнату [так Мать иногда называла старое человеческое состояние], и сразу же начинает болеть и здесь, и там - чувствуешь себя не в своей тарелке. А затем также внезапно - будто из одной комнаты попадаешь в другую, через дверь или прямо сквозь стену, почти не замечая, почти автоматически, - я обнаруживаю себя в состоянии, где все-все плывет в покойном, мирном потоке (поистине, восхитительно): все сотворенное, вся жизнь, все движения, все вещи составляют единое целое, и погруженное в эту среду тело нераздельно сливается с ними; вместе с потоком, лучащимся радостью покоя, оно уносится в бесконечность. А затем снова - хоп! - будто срываешься (Мать опрокидывает ладонь, желая показать переворот сознания). Ты снова в конкретном месте и в конкретном МОМЕНТЕ времени; и опять - здесь болит, там болит...

 

И снова - возвращение во Время - время боли и смерти.

 

62. 1210 - Все это вполне конкретно: так (поворот ладони влево) - неестественность, жесткость, сухость, фальшь, ложь - словом, подделка. Так (поворот ладони вправо), все широко, спокойно, лучисто, радостно, беспредельно. Всего-то - так и вот так (Мать поворачивает ладонь в одну, затем в другую сторону). Как? Где? Описать невозможно, ясно одно: дело в движении сознания. Причем различие между истинным сознанием и сознанием ложным становится все более четким и одновременно - очень ТОНКИМ: чтобы перейти из одного состояния в другое, не требуется особых усилий. Между ними как будто тончайшая прочная пленка - очень прочная, но податливая, чрезвычайно сухая и тонкая.

 

Это и есть стенка аквариума. Следующее высказывание звучит поистине откровением:

 

64. 118 - Что-то вроде пленки, сплетение всяческих трудностей и сложностей, порожденных человеческим сознанием (человеку они присущи гораздо скорее, чем животному; у животного этого нет: пленка - следствие ментального развития). Она чрезвычайно тонка - и суха, как луковая шелуха, - тем не менее, она-то все и портит. Все из-за этой идиотской шелухи, ментальной шелухи человека. Сам ведь знаешь, хоть луковая шелуха и ужасно тонка, она ничего не пропускает.

 

61. 210 - Ложно само сознание! Когда вы открыты, когда вы соприкасаетесь с "этим", его вибрация дает вам силу, энергию (если вы в должном покое, клетки тела наполняются великой радостью). Когда же вы снова возвращаетесь в обычное сознание, то немедленно ТА ЖЕ ВИБРАЦИЯ, ИЗ ТОГО ЖЕ САМОГО ИСТОЧНИКА, обращается в недомогание, боль, вызывает смятение, немощь... Для верности я повторила опыт три или четыре раза; все время получалось одно и то же: все повторялось с точностью химического опыта, когда при одинаковых условиях получаются одинаковые результаты. Страшно интересно.

 

Та же самая вибрация - да и как иначе? Во вселенной их не тысяча и одна, но одна-единственная - та, что несет в себе все миры и нас с вами. Проходя сквозь стенки аквариума, она преломляется, деформируется, искажается - это и есть смерть. Это может быть и зубная боль, но так или иначе, это смерть, то же самое, что смерть! И боль, и смерть - по сути, одно и то же, ибо всякая боль ведет туда, к своему естественному завершению. Это целое семейство вибраций смерти и лжи.

А эксперимент все уточнялся:

 

63. 35 - Я начинаю ощущать в клетках тела Движение; это некая "вечная" вибрация без начала и конца; она исходит из вечности и уходит в вечность (как волна синусоиды); время там неделимо: лишь спроецированная на некий экран, эта вибрация начинает обретать временные характеристики...

 

"Экран" - вот точное определение человеческой "луковой шелухи" - аквариума.

 

... Это Движение такое всеобщее, такое всеохватывающее и непрерывное, что нормальному восприятию оно представляется неподвижностью.

 

Обретая "временные характеристики", оно обретает и боль со смертью.

 

71. 2512 - Я все больше и больше убеждаюсь в том, что именно наша манера восприятия окружающего и реакции на него, и СОЗДАЕТ все проблемы. Если я постоянно пребываю в "этом" сознании, то любые трудности исчезают, хотя вокруг ничего не меняется. Мир - ТОТ ЖЕ, но воспринимаешь его совершенно иначе. Взять, к примеру, смерть: это переходное явление, а нам кажется, что смерть вечна (потому что наше сознание все расчленяет, делит); но когда ты пребываешь в божественном сознании, о!.. ВЕЩИ СУЩЕСТВУЮТ ПОЧТИ МГНОВЕННО, понимаешь? Не знаю, как объяснить. Это сложно выразить... Как предмет и проекция. ЕСТЬ все вещи, но мы видим их словно на экране, одно за другим. Да, почти что так... Мне кажется, что я близка к раскрытию... той иллюзии, которую нужно разрушить, чтобы физическая жизнь была непрерывной - к открытию, что смерть проистекает только из искажения сознания. Вот и все.

 

В этом смысл перехода от крошева фрагментарных вибраций, свойственных нашему человеческому сознанию, отягченному временем и смертью, к мощной единой вибрации, обладающей ошеломительной скоростью (хоть она и кажется неподвижной) и существующей в ином времени.

Из Эйнштейновской теории относительности следует, что даже такие "незыблемые" величины, как масса, частота колебаний или время, разделяющее два каких-либо события, связаны со скоростью движения системы отсчета, в которой проходит эксперимент; в данном случае система отсчета - Земля, т. е. наш человеческий "аквариум". Например, если часы, установленные на спутнике, вращающемся вокруг Земли с постоянной скоростью, измерят интервал между двумя электронными звуковыми сигналами и покажут 60 секунд, то, согласно земным часам, тот же самый промежуток времени будет длиться 61 секунду: с увеличением скорости время "сжимается". Чем больше скорость, тем больше замедление. Эта ситуация часто иллюстрируется историей о космонавте, который по возвращении из космоса обнаружил, что за время своего путешествия он состарился гораздо меньше, чем его бывшие ровесники, оставшиеся на Земле. Если же скорость системы отсчета приближается к световой, время стремится к нулю и законы ньютоновской физики теряют силу. "Вещи существуют почти мгновенно", - говорила Мать. Речь идет о переходе к новой "системе отсчета" - телу Матери в волнах молниеносной скорости.

 

66. 3112 - Это совсем другое... Это нечто совершенно особое, бесконечное настоящее.

 

69. 234 - Не понимаю, что происходит с клетками. Это состояние... Состояние сильнейшей вибрации, а в то же время и чувства всемогущества - оно присутствует даже здесь (Мать указывает на собственное тело), в этом изношенном механизме, - ощущение светлого и незыблемого всемогущества; то есть, в клетках живет чувство вечности. Тело переживает нечто совершенно небывалое; оно кажется совершенно неподвижным... Я не знаю, что это: ни неподвижность, ни вечность, не знаю; оно несет силу, свет и истинную любовь; когда выходишь из этого состояния, даже спрашиваешь себя, не изменило ли тело форму!

 

...





Читайте также:
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.086 с.