Меркурий в четвертом доме 3 глава




Другими словами, для правильного развития и проявления под первым домом объекту нужна (кроме информационно-энергетической поддержки) вера в него, а точнее, убеждение в том, что все, что он делает, это как раз именно то, что и ему, и остальному миру необходимо и ни в какой коррекции не нуждается. По первому дому воспринимают восточные ученики своего просветленного духовного учителя-гуру, любое действие которого безусловно идет на благо ученику, даже если внешне кажется непонятным и даже неприятным. Типично «перводомная» практика, принятая на востоке, заключается в том, что ученик старается полностью воплотиться в гуру: разговаривает, ест, спит как учитель, постоянно ходит за ним следом, повторяет его жесты и т. д.

Возможно, читателю, особенно воспитанному в традициях критического реализма, все это не очень понравится: ему почудится слепой фанатизм, некритичность, безответственность и т. д. Все эти явления суть, однако, следствия злоупотребления энергией первого дома и неправомерного расширения его границ. Проблема в большой степени заключается в том, чтобы точно выделить ситуации первого дома и не спутать его с другими, которые потребуют совершенно иного восприятия и действий. Первый дом, как читатель уже, вероятно, понял, предполагает полную безответственность объекта и свободу его самовыражения и развития — но нужно чувствовать, когда этот дом сменяется другой фазой развития. Высшая форма проявления первого дома во внутренней жизни человека — это религиозное переживание своего высшего «я», или личного Бога. В этом случае эго и обычное дневное сознание служат средой, а высшее «я» — объектом, каждая манифестация которого воспринимается человеком как драгоценная и неповторимая.

* * *

Психологические проблемы, связанные с первым домом, громадны. Значительная их часть вызвана тем, что человеку очень трудно следить за быстротекущей динамикой смены домов и потому вопрос «можно или нельзя» применительно к первому дому он стремится решать априори, а не ситуативно. Поэтому всех людей по их отношению к первому дому для себя и других можно разделить на четыре категории.

Категория Астоит на позициях «нет, нет», запрещая самовыражение по первому дому и себе, и внешнему миру — практически без исключения. С точки зрения такого человека (его можно назвать кальвинистом) свободное самовыражение и развитие любого объекта, не сдерживаемое, не ограничиваемое и не управляемое извне, принципиально порочно и ведет к деградации объекта и разрушению внешнего мира. Кальвинист считает, таким образом, что всегда лучше ограничивать и управлять хоть как-то, чем полностью отпустить вожжи. Свобода воли была (видимо, напрасно, но теперь уже ничего не поделаешь) проявлена в мире один раз — когда Бог его творил, и с тех пор в нем царствует необходимость, и, закрывая на это глаза, мы увидим лишь хаос и разрушение.

Категория Бстоит на позициях «нет, да», то есть мне свободное самовыражение заповедано, зато во внешнем мире чем его больше, тем лучше. Часто к таким позициям приходят люди с сильным пораженным первым домом, обжегшись несколько раз на побочных эффектах своих спонтанных проявлений. Это можно было бы назвать психологией Золушки, если бы подобные взгляды были до конца искренни. Однако когда сознание говорит «да», подсознание часто говорит «нет», и наоборот, так что подсознательно человек категории Б часто попадает в противоположную категорию В. Кроме всего прочего, исповедуя подобную философию, совершенно неправильно ассоциируемую со смирением, человек часто склонен подсознательно идентифицироваться с самовыражающимися объектами внешнего мира, вследствие чего он, во-первых, (сам того не подозревая) насилует их развитие, а во-вторых, искаженно развивается и проявляется сам. Представьте себе, что будет с арбузом, растущим, непрерывно глядя на куст гороха.

Категория Встоит на позициях «да, нет» — этот человек может быть назван диктатором. Диктатор считает, что право на свободное развитие имеет только он сам, а внешний мир может выступать лишь в роли скромного зрителя. Чаще всего такие люди имеют громадный комплекс личной неполноценности и «недоглаженности» и проводят жизнь не столько в беспрестанных поисках новых путей саморазвития и самовыражения, сколько в элементарном грабеже окружающей социальной среды, играя в жесткие психологические игры, злоупотребляя служебным положением и т. п.

И, наконец, категория Гсостоит из людей — их можно условно назвать оптимистами — стоящих на позициях «да, да» или «я о'кей, вы о'кей», то есть предоставляющих неограниченные возможности самовыражения и себе и другим. При этом молчаливо подразумевается определенная тактичность и человека, и среды, то есть следование обоих принципу «живи, но и давай жить другим». В ситуациях, когда среда это правило нарушает, оптимист либо игнорирует нарушение своего права на самовыражение (позиция «не стоит обращать внимание на мелочи»), либо исчезает с места действия, выбирая себе более подходящее окружение. Ситуации (довольно частые), когда своим спонтанным выражением оптимист насилует среду, он чаще всего не воспринимает как хоть чем-то дисгармоничные, имея в виду позицию типа: «Я никого не заставляю с собой дружить и вообще находиться рядом: не нравится — не кушайте».

Ни один из описанных четырех типов отношений к первому дому не способствует его проработке. Вообще начальная фаза проработки любого дома заключается в его идентификации, когда человек учится распознавать его включение и выключение. Если ситуация включает человеку первый дом, то как бы он ни был скромен, ответственен, не уверен в себе, закомплексован и т. д., он должен обо всем этом забыть и вести себя свободно и непринужденно, не думая ни о каких ограничениях, и если ему это удается, он чувствует, что это именно то, чего ждет от него среда. Сигнал об окончании энергетики первого дома звучит, как правило, очень отчетливо, например, человек чувствует, что он больше не находится в центре внимания, исчезает ощущение поддержки со стороны среды и т. д. (это, заметим в скобках, вовсе не значит, что он потерпел фиаско, — просто у него включился другой дом, а первый на время выключился).

Характерный признак первого дома — ощущение человека, что ему есть, что показать, то есть программа развития уже полностью подготовлена и сформирована и остается лишь ее запустить, сконцентрировав все внимание внутри себя, а точнее — на этой самой программе. Ошибкой здесь будет чрезмерное внимание к любым посторонним моментам, скажем, излишний самоконтроль или ориентация на реакцию среды. Противоположной ошибкой является подмена других домов первым, когда в ситуации включения какого-либо другого дома человек начинает вести себя так, словно у него включен первый (Ошибка первого рода характерна для людей со слабым первым домом, второго рода — наоборот, с сильным). Наиболее типична путаница между первым и пятым домами и накладки при своего рода «перетягивании каната» между первым и седьмым — об этом смотри соответствующие главы ниже.

* * *

Теперь рассмотрим некоторых характерных паразитов, питающихся энергией первого дома. Хотя ниже они описаны в психологических терминах, они могут проявляться на любом теле, и особенно на том, куда указывает положение первого дома в гороскопе.

Собака Баскервилей, или Кербер считает, что единственный возможный способ самовыражения заключается в перегрызании глотки всем явным и скрытым врагам; а тихого, скромного и вяло сопротивляющегося быстро сомнут и затопчут. Кербер — это внешний, так сказать, открыто-агрессивный вариант паразита, Собака Баскервилей — домашний, выпускаемый в исключительных случаях, но от того не менее страшный.

Кербер обычно водится у людей с сильным, но непроработанным первым домом, когда человек, чувствуя определенную силу и в то же время ущербность своего самовыражения и спонтанного развития, пытается взять не качеством, а количеством, и заполняет собой все социальное пространство до отказа. Любые попытки усмирить Кербера кончаются плачевно — так как идти на компромиссы он не склонен; его девиз: «Я! И никто другой!»

Собака Баскервилей, наоборот, свойственна индивидам со слабым первым домом. У этих людей спонтанные проявления и самовыражение чаще всего достаточно тихи и незаметны, что само по себе могло бы их и не тревожить, если бы не равнение на общесоциальный образец (скажем, героев телесериала) с патентованно сильным первым домом. И если такой человек, чувствуя, что по выразительности он никак не сравнится с Луисом Альберто, начинает комплексовать и защищаться от подсознательного чувства своей ущербности и неприглядности, то в укромном уголке его внутреннего мира постепенно откармливается баскервильская Собака, выпускаемая на нечаянных или злостных обидчиков внезапно и без предупреждения, причем зачастую по совершенно ничтожному поводу. Обидчик может даже растеряться: «Чего это ты на такую мелочь взъелся? Я совсем не хотел тебя обидеть, и зачем же воспринимать мои слова так лично?» — «Хотел, хотел! Обидеть, унизить, растоптать и с землей сровнять!» — говорит Собака, своим темпераментом смущая порой даже собственного хозяина.

Общий смысл действий и Кербера, и Собаки заключается в том, чтобы под благовидным предлогом забрать себе энергию первого дома, и вместо того, чтобы развиваться и спонтанно проявляться самому, человек выращивает и использует (часто помимо своей воли) в ситуациях первого дома подобного монстра.

Тихий Ежиксоветует своему хозяину быть в ситуациях первого дома поскромнее и особенно не высовываться: «Мало ли что: во-первых, могут неправильно понять, а во-вторых, есть ли у тебя в самом деле что людям показать?» Вопрос некорректен, ибо в ситуациях первого дома человек показывает себя, а не что-то еще, но хозяин Ежика обычно покупается, то есть соглашается, расстраивается и впадает в некоторую меланхолию, не замечая того интересного факта, что Ежик почему-то подрос, похорошел, а его глазки сыто заблестели. Хорошо откормленный Тихий Ежик внешне больше смахивает на здоровенного дикобраза, о которого хозяин постоянно и пребольно колется, и хорошо, если его иголки не ядовиты. Хороший психологический тест для такого человека — попросить его рассказать о том, как он тушуется, какое сопротивление он испытывает, будучи принуждаем к самовыражению и т. п.: в этой ситуации Тихий Ежик может и посторониться, так что рассказ хозяина прозвучит живо и интересно (не нужно только ему об этом говорить).

Кербер и Ежик — чрезвычайно распространенные, но довольно грубо (с психологической точки зрения) работающие паразиты. Гораздо тоньше может проявляться Профессионал, или Конферансье, чья речь, обращенная к хозяину, имеет легкий одесский акцент: «Вам хочется песен? Их есть у меня! Вам нужно самовыражения? Легкости, спонтанности и непринужденности? Ноу проблем! Ты это уже прекрасно умеешь. Вспомни, как давеча отбрил того несносного старикашку на Дерибасовской! А как ты входишь в роль гостеприимного хозяина? Это же пальчики оближешь, особенно дамские!» Особенность первого дома заключается, однако, в том, что здесь возможны лишь дебюты, но не повторы, и каждый раз должно происходить нечто новое и интересное для самого человека, а не только для окружающих. Предлагая хозяину в качестве каналов развития уже освоенные дорожки, Профессионал как бы облегчает ему эту задачу, а на самом деле перекрывает возможности ее решения, а энергию первого дома забирает себе. С возрастом Конферансье лишается смокинга и бабочки и обрастает щетиной, а его репертуар становится приблатненно-вульгарным.

* * *

Теперь рассмотрим положение первого дома в гороскопе; начнем с его общих характеристик.

Сильный первый дом, в котором стоит две и более планет, или одна, но многократно аспектированная, дает человека с ясно ощутимыми потребностями саморазвития, самовыражения и спонтанного проявления. Во внутреннем мире, сам для себя, он (может быть, не осознавая этого) во многом ребенок, пришедший в мир для того, чтобы его радовать своими проявлениями — неважно, какими, лишь бы они были искренними и раскрывали его натуру. В первой половине жизни этот человек интересуется людьми (и явлениями) яркими, блестящими, но его интерес часто неглубок. Самым же ярким объектом в мире ему кажется его собственная персона, от которой он бывает и в ослеплении и в упоении. Во второй половине жизни его начинают привлекать люди и ситуации, в которых он может раскрыть себя (в юности такая мелочь, как окружающая среда, волнует его незначительно), и на первое место по значимости выходит глубина самовыражения.

Часто этот человек выглядит эффектно, окружающим с ним поначалу очень интересно и кажется, что он ведет очень интересную жизнь; однако насколько он ею удовлетворен, далеко не очевидно. Его комплекс личной неполноценности и несостоятельности в развитии может быть вытеснен глубоко в подсознание, но редко бывает проработан, и сомнение типа: «На самом деле я не двигаюсь вперед, а топчусь на месте» — приходит к нему чаще, чем можно подумать.

Наоборот, слабый первый домдает человеку относительно спокойную жизнь: его не мучают страсти, характерные для сильного первого дома, и силу и яркость самовыражения он ценит не слишком высоко; его девиз: «Не все то золото, что блестит».

Если вы хотите устроиться на работу в фирму со слабым первым домом, не пытайтесь сразу произвести на администрацию сильное впечатление, оденьтесь поскромнее и не размахивайте «дипломатом» или, еще хуже, газетными вырезками с вашим изображением. Дайте возможность фирме оценить ваши достоинства и умения самой и не с первого раза. Работая на такой фирме, не ждите блеска от начальственных фигур и распоряжений, внезапных немотивированных повышений и прочих чарующих перспектив быстрого роста и развития; стиль здесь скорее противоположный, и слишком энергетичные и чересчур поверхностно-эффективные идеи развития самой фирмы по тем или иным причинам тоже не проходят. Здесь девиз скорее такой: «Работа — это не лотерея».

Гармоничный первый домдает человеку естественность спонтанных проявлений: он, как правило, хорошо чувствует ситуации включения своего первого дома и умеет в них раскрепощаться; его девиз: «Какой я есть, такой уж и есть», но скорее в мягко-извиняющемся, а не агрессивном варианте звучания этой фразы.

При первом знакомстве этот человек порой буквально завораживает своим обаянием, и хорошо, если не поддается искушению им спекулировать. Окружающая его реальность, в том числе социальная, как бы сама собой разворачивается так, чтобы обеспечить ему максимальный комфорт для спонтанного самовыражения. Поэтому в его жизни постоянно возникает соблазн развития и проявления за чужой счет или на материале других людей — вместо того, чтобы честно заниматься этим самому.

Читая книгу с гармоничным первым домом, читатель воспримет начало каждой новой главы с приятным интересом: автор позаботится о том, чтобы новые черты героев и положений были нескучным продолжением и развитием уже имеющихся образов. Здесь возможны, однако, некоторая слащавость описаний и следование отработанным литературным штампам, преодолеть которые окажется нелегко.

Пораженный первый домне сулит своему владельцу легкой и скучной жизни. Фраза из романа: «Ничто, казалось, не предвещало беды» — к нему неприменима, ибо в его субъективной реальности всегда есть что-то, беду предвещающее, если не знаменующее.

Если студент со слабым первым домом, опоздав на лекцию, постарается прошуршать на свое место тихой мышкой, а обладатель гармоничного первого дома вежливо извинится и попросит разрешения войти, то владелец пораженного первого дома появится, во-первых, в самый неудачный с точки зрения лектора момент, а во-вторых, обставит свое вторжение страшным грохотом, разорвет на себе рубаху о ручку двери и т. п. — причем каждый раз, к восторгу аудитории, проявит себя совершенно по-иному. Это герой множества анекдотов и любимый читателями комический персонаж, попадающий впросак при любой попытке искреннего спонтанного проявления. Впрочем, среде он приносит не меньше неприятностей, чем получает сам:

— Как поохотился?

— Застрелил козу.

— В наших краях — и дикую козу?!

— Ну, не совсем. Абсолютно диким оказался ее хозяин.

Если говорить серьезно, то этот человек встретился с тяжелыми проблемами саморазвития, но ему ни в коем случае нельзя ставить на этом крест, и даже провалившись в сотый раз, необходимо искать сто первый нетривиальный способ выразить себя, причем вполне возможно, что искать придется не только во внутреннем мире, но и вовне — людей и обстоятельства, которым он очень нужен, и никто другой их категорически не устроит!

Первый дом в знаках

Положение дома в гороскопе указывает акцентуацию его проявлений в пределах оккультного организма. Это не значит, что соответствующие диалектические переходы невозможны в других телах, но в какой бы ситуации ни включился у человека данный дом, он обязательно отзовется на том транзитном потоке, которым управляет. На этом потоке наиболее остро выявятся (и потребуют проработки) слабые места дома — в случае первого дома это, в частности, крен в сторону неуверенности или излишней самоуверенности в ситуациях спонтанного развития и самовыражения.

Первый дом (с вершиной) в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке

Не умея договориться с Эврисфеем, ты будешь просто вынужден повторить подвиги Геракла.

Первый дом — это сфера, где человек сам себя удивляет, обнаруживая новые черты, способности и т. д. В данном случае его удивление вызывают внутренние противоречия, возникающие в его экзистенциальной картине мира через некоторое время после появления в ней новых ценностей.

Как правило, прорастание атманических семян сопровождается большим душевным подъемом, новые ценности и взгляды на мир заполняют человека почти целиком, но постепенно выясняется, что старые не погибли, а затаились, и вовсе не склонны сдавать свои позиции без боя. Разыгрывается самое настоящее сражение, и в том, как человек его ведет и какие ценностные противоречия он сочтет антагонистическими, а остановки главных программ развития — тупиковыми, и состоит его непосредственное самовыражение.

Первый дом показывает, что в первую очередь привлекает внимание человека, и в данном случае это не события, а их подоплека, то есть буддхиальные тенденции и их противоречия, составляющие как бы внутренний смысл и причину явлений.

Первый дом показывает область особенно яркого и отчетливого видения главных черт объекта; в данном случае это таланты, ценности, фундаментальные программы и их противоречия. Поэтому человек может казаться иногда удивительно легкомысленным в решении важных и важнейших вопросов своей (и чужой) жизни — но следует иметь в виду, что он видит многие буддхиальные структуры (часто не осознавая этого) гораздо лучше других.

Первый дом — это область, где нужно дерзать, но не дерзить, и в данном случае это особенно трудно, так как речь идет о том, чтобы поставить точку (а иногда и признать свою несостоятельность) в вещах принципиальных — и этому нужно учиться, а потом учить весь остальной мир.

Первый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке

Посеешь ветер — пожнешь бурю.

Пословица

Щелкни кобылу в нос — она махнет хвостом.

К. Прутков

Этот человек познает и развивает себя в борьбе с препятствиями, возникающими в процессе непосредственной жизни, в частности, при реализации конкретных планов и расхлебывая последствия своих собственных каузальных ошибок.

Хороший способ привлечь его внимание — рассказать о затруднительном положении, в котором вы оказались, причем лучше с самого начала (но выпустив излишние промежуточные подробности). Однако во внешних проявлениях сам он не рассказчик, а деятель, при проработанном первом доме напоминающий дядюшку Поджера Д. Джерома, собирающегося повесить картину и сзывающего себе на помощь всю семью. Каузальный тупик (отбитая молотком рука, упавшая приставная лестница и т. д.) вызывает у него глубокое удовлетворение, связанное с дисгармоничным, но ярким самовыражением.

Человек с первым домом в Тельце умеет заварить (каузальную) кашу как никто другой; более того, он инстинктивно, но очень ясно видит ситуации, где она заваривается, и его очень интересует протекание последовательности событий, причем его внимание в первую очередь привлекают не столько результаты действий (так будет при первом доме в Козероге), сколько затруднения, сложности, тупики и т. д.: здесь ему интересно, и здесь лежит начало его самопознания — но не его конец.

Первый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке

«А» и «Б» сидели на трубе.

«А» упало, «Б» пропало...

«И» служило в КГБ.

Шутка времен культа личности

Внешнее самовыражение этого человека часто сопряжено с радостным разгадыванием ребусов, которые в изобилии доставляет его жизнь. При этом его интересуют в первую очередь не сами по себе каузальные тупики, а процесс их моделирования и особенно преодоления ментальных препятствий, противоречий и т. д. Таков пафос классических детективов Агаты Кристи.

Такой человек очень ярко видит точки начала и конца ментальных медитаций, притом, что середина его может не очень волновать, и его способ чтения интересных книг обычно таков: сначала он читает начало, где вводятся герои, затем конец и в заключение, если книга его очень заинтересовала, середину (и то, как правило, не подряд, а вразбивку).

Проработка первого дома делает из этого человека очень интересного мыслителя ментального толка: его мысль часто неожиданна, парадоксальна, он знает, где нужно остановиться, а где, наоборот, стоит продолжить и за ближайшим поворотом откроется волнующий вид. Это может быть талантливый адвокат, журналист, литературный критик или просто человек, который многим интересуется и умеет неожиданно повернуть самую плоскую тему; отсутствие проработки дает претензию на все это, с той лишь разницей, что соображения человека интересны только ему самому. С ним может быть очень трудно иметь дело другим людям, чей первый дом начинается, скажем, в Тельце или в Рыбах, — им он покажется вначале безмерно формальным и равнодушным (а они ему — туповатыми) — но никогда не следует спешить с выводами и воспринимать человека только по его первому дому.

Первый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке

Настоящая женщина отличается умением выразить любую эмоциональную гамму в единственном восклицании: «Ах!»

Первый дом показывает сферу, которая вызывает непосредственный интерес, радость и огорчения человека, то, что он в глубине души не склонен регулировать, а если пытается, то у него плохо получается. В данном случае это основное течение его эмоциональной жизни — от первичного эмоционального импульса до завершения медитации, когда она усыхает или сталкивается с непреодолимым препятствием.

Этот человек талантлив в области, которая в наше время имеет полное право на существование лишь на театральных подмостках или телеэкране: он своеобразно и выразительно переживает смешанные чувства, переходит от смеха и радости к смущению или огорчению, внезапно тушуется, а затем светлеет лицом...

Понятно, что это означает большую чувствительность (особенно к словам, которые могут ранить очень больно) и человек подсознательно принимает определенные меры защиты, например, отделяется от мира плотной астральной стеной, слабо помогающей в блокировке рачьих трансляций, но по крайней мере делающей его переживания и эмоциональные стрессы менее очевидными окружающим. При этом, правда, сильно страдают и возможности спонтанного самовыражения, которое не получается даже в самой интимной среде.

От этого человека идет сильная магия, он умеет закрутить астральное поле в сильные вихри и сбить настроение почти кому угодно; гораздо труднее дается умение сгладить и гармонизировать астральные противоречия, грядущие как результат ментальных разногласий и тупиков, но именно в этом лежат ключи к его развитию и глубокому самовыражению.

Первый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке

Одни люди в порыве возмущения выхватывают шпагу, другие — складывают кукиш; есть и третья категория: постоянно носящих его в кармане.

Это аспект борца, пленяющего зрителей своей эфирной мощью, не превращающейся, однако, на их глазах в физическое усилие — последнее как бы подразумевается, но остается «за кадром». Здесь самовыражение заключается в выборе путей эфирной медитации и особенно ее критических точек — остановок, тупиков, чрезмерных напряжений, которые ведут к зарождению физических и физиологических жестов и реакций.

В проработанном виде львиный первый дом дает человека, чьи движения очень интересно наблюдать: у него особая, ни на что не похожая грация и пластика, в которых косвенно отражается не только его эмоциональное, но и ментальное, и душевное состояние. При этом особенно выразительны не сами даже его физические перемещения, а то, как они энергетически готовятся; очень эффектно это выглядит у мимов, артистов балета и некоторых драматических актеров, чьи движения и мимика буквально завораживают зрителей.

В сексуальном акте для такого человека очень важна «прелюдия», то есть эфирные взаимодействия, предшествующие физическим, здесь он может быть необычайно выразителен, и трогателен, и уязвим, и потому весьма вероятны зажимы и комплексы, преодолеваемые с большим трудом; иногда они сопровождаются гиперкомпенсацией в виде своеобразной (и очень неприятной) эфирной наглости, склонности размахивать эфирными кулаками, грубых интонаций и т. п.

Для этого человека очень важна одежда — по тому, какую и как он ее носит, можно многое сказать о его проблемах и достоинствах; с другой стороны, и сам он обращает на нее (и у других, и у себя) первостепенное внимание, иногда забывая о том, что в мире и людях есть и другие важные, хотя и не столь очевидные черты.

Первый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке

Волка ноги кормят

Пословица

Самовыражение этого человека в большой мере связано с состояниями отдыха его физического тела после напряженной работы. Никто не умеет столь выразительно раскинуться на пляже, в кресле-качалке или собственной кровати, так сладко спать после (или до) обеда и кейфовать с трубкой табаку (или более сильных средств).

Для девьего первого дома очень важно питание и физические нагрузки; он умеет извлекать из них пользу (а также вред) как никто другой, и в порядке самовыражения может накачать себе внушительную мускулатуру, потолстеть или похудеть на несколько (десятков) килограммов и т. д. Эти люди часто неравнодушны к темам диет, шейпинга, оздоровления, повышения тонуса и т. п., находят большой интерес в культивировании здоровья домашних животных. Они всегда заметят, как вы выглядите, похудели или потолстели, спросят: «как здоровье» и с интересом выслушают ваш ответ, и их домашняя аптечка вряд ли будет в бедственном состоянии.

Для других людей, особенно близких, человек с первым домом в Деве может выглядеть фантастическим занудой: он способен часами с неослабевающим пылом рассказывать, как он чувствовал себя утром, где у него заболело, где потянуло, где защемило, где вступило, как он на секунду потерял равновесие, и как потом билось его сердце, и его личная пульсовая диагностика не будет уступать аюрведической. Проработка дает очень хорошее восприятие жизни физического плана и глубокое самовыражение через самую суть этой жизни, когда урчание в животе или способ зарастания царапины на пальце могут оказаться актами Божественного внимания, поощрения или предупреждения — и не нужно над этим смеяться.

Первый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке

Толстая кишка тонка. Тонкая кишка толста.

Диагноз.

Вообще надо сказать, что плоды медитаций тонких тел хуже поддаются описанию и осознанию, чем отходы. Плоды можно представлять себе как суперэнергии тела, или его высшие, наиболее ценные достижения, слишком хорошие для него самого и потому отправляемые «на экспорт», то есть в вышележащее тело. Первый дом в Весах означает, что в выращивании этих «экспортных» эфирных плодов и заключается самовыражение человека, и именно они в первую очередь привлекают его внимание в окружающем мире и людях.

Этот аспект дает большую зависимость общего эмоционального фона, с одной стороны, от биологической жизни человека (питания, сна, физической нагрузки, сексуальных взаимодействий), а с другой — от уровня его самореализации и самовыражения в целом. Здесь мы сталкиваемся, не в первый и не в последний раз, со своего рода «антидуховностью» (в понятиях эпохи Рыб) областей оккультного организма, соответствующих физическому и эфирному телам и, значит, домов с вершиной во Льве, Деве и Весах — но, с другой стороны, проработка каждого дома (как и каждой планеты) имеет не только физическое или эфирное, но даже буддхиальное и атманическое значение, как бы они ни стояли на карте. Отсюда можно сделать вывод, что физическое и эфирное тела человека качественно отличаются от соответствующих тел у животных и способны проводить специфически «человеческие» вибрации: жест человека совсем не то, что жест обезьяны, несмотря на их внешнее сходство, и в первую очередь потому, что качественно различаются их миссии, то есть атманические тела.

Для человека с весовским первым домом эта «человечность» может выражаться в разных вещах — например, в его отношении к усваиваемой пище. Грубый вариант этого отношения — взгляд на желудок как на мешок, куда сваливаются пережеванные продукты и далее происходит материалистически-химически понимаемое разложение, окисление и т. п. (при этом эфирное тело обычно отождествляется с физическим). У тонко эфирно-чувствующей натуры физиологические представления могут занимать лишь малую часть общей синэргетической картины обмена биоэнергией между самыми разными растениями, животными, грибами и микроорганизмами, и медитация после съедения одной-единственной морковки может быть гораздо богаче впечатлениями и эфирными плодами, чем целый обед неразборчивого мясоеда.

...





Читайте также:
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...
Романтизм как литературное направление: В России романтизм, как литературное направление, впервые появился ...
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Восстановление элементов благоустройства после завершения земляных работ: Края асфальтового покрытия перед его восстановлением должны...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.037 с.