СТАТЬ ИЗВЕСТНЕЙШИМ В РОССИИ




Летом 1991 года в горах Кодара был организован чемпионат России по альпинизму – первый на Читинском севере. Понятно, о нём говорили и писали. Мне посчастливилось быть в гуще событий, листаю свои записи:

«Нет, на этом чемпионате не всё так просто, как успели сообщить некоторые газеты. И начался он не по графику, а лишь два дня спустя – помешала неустойчивая горная погода.

До верховьев речки Средний Сакукан, где сосредоточены самые высокие вершины Забайкалья, добрались лишь иркутяне и свердловчане, челябинцы и нерюнгринцы, местные спортсмены и судьи из центра. Каждый из участников за кодарское удовольствие и подступы к нему заплатил по 700 рублей. Но как бы то ни было, российский чемпионат альпинистов впервые за свою историю покинул Кавказ и Среднюю Азию и шагнул далеко на Восток.

-Это очень правильный шаг, -- говорит генеральный директор Иркутского городского клуба альпинистов «Витязь» Александр Яковенко. Он недавно вернулся с гор Аргентины и имеет право давать оценку:

-Вы знаете, как напряжена обстановка в местах наших традиционных сборов. Да и поднадоели нам одни и те же районы, если уж говорить откровенно. Здесь же для альпинистов – раздолье, эти горы сравнить не с чем.

Скажем сразу, если бы не клуб «Витязь», российскому чемпионату в горах Кодара не бывать. Иркутяне оказались полными хозяевами на читинской территории (как это звучит?!). Они лучше всех изучили спортивную арену, заманили сюда организаторов альпинизма России, до самого последнего момента не веривших в новый район. Они, ребята из «Витязя», перебросили в горы Кодара более двух тонн инвентаря и продуктов, оборудовали лагерь и гостеприимно встретили всех. Справедливости ради отметим, что только Новочарский спортивно-туристский центр во главе с Петром Шишкановым пошёл навстречу иркутянам и в меру своих возможностей и способностей помогал весьма сложному делу. Но полностью в стороне от него остались областные организации. И мне, оказавшемуся единственным корреспондентом да ещё читинцем на открытом чемпионате, на первых его этапах, было стыдно за область, за Каларский район. Последний не смог распорядиться своим, по нынешним временам очень солидным богатством. Впрочем, планов у района на сей счёт вполне достаточно, но этого, как вы понимаете, мало. Говорит главный судья соревнований Анатолий Петрович Куршин:

-Здесь можно открыть альпинистский лагерь и круглогодично готовить разрядников. Поверьте мне, от желающих не будет отбоя.

Так он сказал в начале соревнований. Потом судьи заказали вертолёт, познакомились с районом поближе и отметили:

-Можно проводить не только республиканские, но и союзные сборы, чемпионаты.

Первые организованные альпинисты (это, как вы уже догадались, были иркутяне) появились в горах Кодара в 1981 году. Они и пустили молву о забайкальских пиках и стенках. Года через три на Кодар приехали симферопольские скалолазы. Потом были первые региональные сборы, вторые…И вот следующий шаг.

…Ровно в 17 часов, как и было объявлено утром, в центре лагеря выстроились его временные жители. После затяжного ненастья в горах утвердилось солнышко. Рюкзаки давно собраны. Все команды в самом лучшем настроении, о чём и докладывает старший тренер Юрий Юринский. Судьи поздравили участников чемпионата с новым перспективным районом и дали обязательство оценивать борьбу по справедливости. От имени первопроходцев альпинистских троп выступил Александр Яковенко.

Каждой из команд нужно было совершить, как минимум, два восхождения. Проблемы выбора вершин нет, подходы к ним изучены. Выставлены наблюдатели, опробованы рации. Одна за другой выходят на маршруты команды мужественных и упорных…

---------------------------------------

Есть у меня и запись, которую сделал после чемпионата, после того возвращения с Кодара:

«…Даже на самую высокую горную вершину можно взойти разными путями. Они выбирают сложнейший. Им обязательно нужна стена. Нет её – нет и нормального восхождения. Они – альпинисты. Спортивная статистика утверждает, что в Советском Союзе их тридцать тысяч.

-Но почему так мало?

-Да потому, что раньше это был спорт докторов наук и…бичей, -- толковал мне нерюнгринский альпинист Валерий Чернышев. – Сейчас и тех, и других стало неизмеримо больше. Казалось бы, двери в альпинизм расширились. Но на входе выросли хозрасчёт, так называемые рыночные отношения.

-И сколько же за этот вход необходимо уплатить?

-Новичку на самое примитивное снаряжение нужно найти минимум пять тысяч.

-Но это ещё не всё. Альпинизм – это не спорт, а образ жизни. И на подступах к нему – жесточайший отбор, -- присоединяется к разговору тренер свердловской команды Сергей Породнов. – Из сотни заявивших о желании идти на вершину нашей тропой остаётся один, максимум – два. Но кто остался – тот наш навсегда.

…Просторно раскинувшийся альпинистский лагерь российского чемпионата-91 на Кодаре казался крохой на фоне занявших круговую оборону кодарских вершин. До любой из них, с первого взгляда, рукой дотянуться можно. Альпинисты утверждают, что нигде в стране – ни на Кавказе, ни в Средней Азии, где традиционно проводились соревнования, нет таких удобных и близких подходов. И стен каменных здесь вдоволь.

Они и нынче вполне могли обойтись без забайкальского Кодара. Куда проще отправиться в давно привычные места, к полюбившимся и во всех альпинистских кругам известным пяти - и семитысячникам. Что в сравнении с ними малознакомый Кодар с его всего-навсего трёхтысячниками?

-Но именно здесь открылись перспективы для необычного альпинизма, для обновления его, -- говорил главный судья чемпионата Анатолий Петрович Куршин. -- Горы Кодарские ниже, подходы к вершинам легче, а набор препятствий – достаточно богатый. Здесь зарождается такой гибрид альпинизма и скалолазания, какого ещё нигде нет. Район этот очень перспективный.

А до этого я узнал, что в целом по стране сейчас альпинизм затухает – и дорогим стал, и старым горным краям нынче не до спорта. Они охвачены не спортивными, а другими сражениями…

-Кодар же – чисто российский край, -- продолжал Анатолий Петрович. –И крепнуть российскому альпинизму именно здесь.

А потом мы вспомнили о самых-самых первых альпинистах Кодара. Приехали они (а если быть точными – их привезли) в лагерь, что был в четырёх километрах от нынешнего. Это был лагерь, сейчас всему миру известный под именем Мраморного ущелья. Альпинистам выдали наряд: во-первых, ответить на вопрос, насколько проходимы нависшие над лагерем скалы и вершины; могут ли выбраться отсюда бежавшие заключённые; во-вторых, по всем маршрутам скалолазы должны были таскать с собой незнакомые приборы и подробнейшим образом фиксировать их показания. Им и невдомёк было, что вместе с зеками они участвуют в создании первых атомных реакторов страны.

Куда потом увезли ту команду – никто не знает. Но все альпинисты, приезжающие на Кодар в наши дни, считают своим долгом побывать в Мраморном, поклониться памяти тех, кто разведывал и добывал первый забайкальский уран..

…Валерий, Лена, Сергей, Марина, Вячеслав и Николай вернулись в лагерь в 21.57, за три минуты до контрольного срока. Всё население сбежалось в плотную шеренгу, выстроилось напротив шестёрки победителей. А победители – это все, кто прошёл выбранный маршрут

Не могу отдать предпочтение кому-то из участников чемпионата, но всё-таки расскажу об иркутянах. Потому, что они выступили в роли хозяев чемпионата, да и бразды организаторов чаще всего оказывались в их руках.

Виктор Петрович Никонов. Его чаще зовут просто Никоном. Видимо, за мудрость, за альпинистское долголетие. И в противовес известному из истории патриарху Никону он занимается не расколом, а спайкой команды. На нём и ответственнейшие обязанности начальника спасательного отряда.

-Читинцы уподобляются собаке на сене, -- говорит Виктор Петрович. – Пора бы понять, что экзотика – это сегодня лучший товар, что в мире много людей, готовых платить хорошие деньги за укусы комаров. И нигде в мире район, подобный вашему, на нищету не жалуется.

Сергей Беляев. Председатель иркутского кооператива «Альпро» (производство альпинистского снаряжения). На Кодаре он третий раз, в том числе в этом году – дважды и будет приезжать каждый год. «Альпро» вместе с «Витязем» (о нём чуть ниже) и взяли на себя все хлопоты о чемпионате.

-В 1984 году путёвка на такой сбор стоила всего 40 рублей, сейчас – семьсот-девятьсот, -- отмечает Сергей-- Согласитесь, всё бесплатное – плохо, всё бесплатное – чахнет. И наоборот! Этого сегодня мы ещё не понимаем, завтра подобное станет нормой. И тогда альпинизм обретёт вторую молодость. Рад, что первый шаг к разумной коммерции сделан здесь, на полюбившемся мне Кодаре.

Александр Яковенко. Генеральный директор иркутского городского клуба альпинистов «Витязь». На Кодаре уже чувствует себя полным хозяином и ведущим знатоком.

-Мы-то здесь уже местные, -- напоминает он. – С нас и спрос. Но не надо тут пятизвёздных отелей и асфальтированных подходов и подъездов. А вот хозяина в полном и самом-самом современном понимании Кодару пока не хватает.

«Витязь» организовал горный лагерь «Кодар», а в рекламном проспекте было объявлено, что этот лагерь «будет служить базой для освоения горных и альпинистских маршрутов». За рекламой последовало и дело, получившее высшую оценку всех участников.

Маша Белоголовая. Пожалуй, самая молодая среди иркутян. После физкультурного факультета год отработала в школе, но победил… альпинизм.

-Горы лучше всего раскрывают человека, -- откровенничает Маша. -- Поэтому и нет среди альпинистов звёздной болезни, как в других видах. У нас кто был самым первым тренером? Сама Екатерина Иванова. Пока единственная в Союзе женщина, взошедшая на высочайшую вершину мира Джомолунгму. Слабому полу в горах тяжелее. Но именно здесь чувствуешь себя женщиной, потому что к тебе относятся по-рыцарски. Муж кто, спрашиваете? Ещё нет! Но нужно искать такого же… ненормального, поскольку нормальный жену в горы не отпустит.

Юрий Иванович, Валентина Александровна и Илюша Юринские. Дедушка, бабушка и внук. Он -- старший тренер, а её в лагере зовут «инструктор детского отделения» -- собирает всех ребятишек (их было, по-моему, на Кодаре семеро), -- от детсадника до выпускника школы –в одну группу. И ведёт в горы.

-Будущих альпинистов готовите? -- спрашиваю.

-Да вы что?! Наоборот, чтобы не стали альпинистами, мы их и таскаем сейчас по всем возможным скалам, --отвечает не в унисон Валентина Александровна.

...Шестьдесят человек собрались на российском чемпионате в горах Кодара. Но каждому потребовалась каменная стена – самый сложный путь на вершину. Они ждали этих дней целый год. За месяц до отъезда начали перебирать верёвки, крючья, карабины и всякие прочие принадлежности. Идти на опасную 500-метровую каменную стену – значит вступить в схватку с неизвестностью, даже если ты далеко не первый на этом маршруте.

-Бывают случаи, когда вершина совсем-совсем рядом, а у связки не хватает двух-трёх верёвок. Представляете, как обидно возвращаться? -- делится альпинистской практикой Валерий Чернышев.

За пять суток, проведённых в лагере, я не услышал ни одного мата, не видел ни одного курящего. Понял, что это – обычная ситуация.

..Какая-то из команд принесла с вершины записку: «Ходить по данному маршруту не рекомендуется в связи с сильной разрушенностью скалы». Я читал и возмущался:

-Почему об этом нужно учить наверху, а не внизу, у начала восхождения или ещё лучше – в лагере?

Они смотрели на меня несколько удивлённо и толковали:

-Да хотя бы потому, что подобные предупреждения только подогревают желание. А потом, чтобы окончательно оценить маршрут, одного восхождения мало. Вот если и вторая команда придёт к такому выводу, и третья, тогда уж…

Есть на Кодаре стены, по которым до вершины они добирались за день. Есть и такие, что требовали трёх-четырёх суток. И потом я читал в лагерном журнале: «Две ночёвки на стене удобны и безопасны». Признаться, так и не понял, как же можно ночевать «удобно и безопасно» в подвешенном состоянии, под открытым небом и при горных ветрах. Наверное, надо это испытать самому.

В горах Кодара много каменных стен. И покоряются они только альпинистам, отчего эти люди с каждым разом становятся все сильнее и дружнее. Жаль, что таких всего-навсего один на десять тысяч.

------------------------------------

В российской газете «Вольный ветер» за апрель 1995 года мелькнуло объявление: «Ищем тех, в чьей горной биографии есть хребет Кодар и его пик БАМ (3073 м, ранее 2999 м). В селе Чара организуется клуб покорителей этой удивительной вершины, и нам нужна самая полная информация о ней и восходителях на неё…».

Как мы и ожидали, первыми откликнулись иркутские альпинисты. Вот что писал, в частности, их лидер Александр Яковенко:

«…Идея создания клуба «БАМ – 3073» очень интересна. Мое мнение, как человека, открывшего в г. Иркутске клуб альпинистов: создание подобных общественных организаций имеет только положительную оценку. Для общества это прецедент. Как был прецедент -- чемпионат России на Среднем Сакукане. Любое подобное движение должно вызывать только поддержку у всех людей, не только имеющих отношение к горам. Я лично, как восходитель на пик БАМ, и мои товарищи с удовольствием примем посильное участие в этом движении.

Два слова о себе. Как принято выражаться в наше время – я довольно «обеспеченный» человек, это я сам себя так называю. Занят. Но горы -- это тот стержень, который объясняет все мои движения и начинания. Это своеобразный «стержень» для меня. В прошедшем 1994 году восходил на самый северный и суровый пик Мак-Кинли (Аляска), летом -- сборы на пике Эльбрус (Кавказ) и осенью -- большая экспедиция иркутян на пик Эверест – высшую точку нашей планеты. К сожалению, не дойдя до вершины с высоты 8300 метров я вынужден был спуститься (сильный ветер). Я был в экспедиции руководителем И, естественно, восходителем, это всё накладывало дополнительную ответственность на мои решения в отношении риска. Но самое главное – живы, и значит, наш Эверест ещё впереди. Со мной мои товарищи, вы их знаете: Сергей Беляев, Сергей Кириллов и другие.

Наше время многое изменило, и многие вещи изменили свою ценность относительно личности, но это проблема времени. А горы всегда будут горами для человека…»

---------------------------------------

Жалеть приходится, что клуб «БАМ – 3073» не был оформлен официально. Но на организационной стадии было сделано немало, прежде всего в розысках покорителей вершины, восстановлении динамики и статистики, скажем так, восхождений. Цифирь и география весьма любопытны. По моим данным рекордным пока надо считать 1989 год. В тот сезон у пика, только по учётному журналу, было 382 человека. Наверняка не все из них поднялись на вершину, но что на ней побывали основные составы всех команд – это несомненно Было три команды москвичей, две команды ленинградцев, три команды новосибирцев, девять команд читинцев (из них семь каларских). Были команды из Перми (две), Пензы (две), Кирова, Тернополя, Челябинска, Свердловска, Томска, Норильска, Костромы, Иваново, Златоуста, Донецка, Уфы, Балаково, Херсона и многих других городов России и нынешнего Ближнего зарубежья. И это лучшее доказательство растущей славы этого пика.

 

...





Читайте также:
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...
Какие слова найти родителям, чтобы благословить молодоженов?: Одной из таких традиций является обязательная...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.019 с.