Девятьсот шестьдесят третья ночь





 

Когда же настала девятьсот шестьдесят третья ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что девушка сказала своей сестре: „Я обещала ему, что не буду сближаться с ним запретно, и так же, как он подверг свою душу опасности и прошел через все эти ужасы, я буду ему землею, чтобы он попирал меня ногами, и прахом для его сандалий“. И ее сестра сказала ей: „Ради этого намерения да спасет его великий Аллах“. И Шеджерет-ад-Дурр молвила: „Ты увидишь, что я сделаю, чтобы соединиться с ним законно. Я обязательно пожертвую своей душой, чтобы ухитриться для этого“.

И когда мы разговаривали, вдруг раздался великий шум, и мы обернулись и увидели, что пришел халиф и направляется к ее комнате, — так сильно он ее любил. И девушка взяла меня, о повелитель правоверных, и посадила в погреб, и закрыла его надо мной, а потом она вышла навстречу халифу и встретила его. И когда халиф сел, она встала перед ним и начала ему прислуживать и велела принести вино. А халиф любил невольницу по имени Банджа (а это мать аль-Мутазза биллаха), и эта невольница порвала с ним, и он порвал с ней, и она гордая своей прелестью и красотой, не мирилась с ним, а аль-Мутаваккиль, гордый властью халифа и царя, не мирился с нею и не сломил себя перед нею, хотя в его сердце горело из-за нее огненное пламя, и старался отвлечься от нее подобными ей из невольниц, и заходил в их комнаты. А он любил пение Шеджерет-ад-Дурр и велел ей петь, и девушка взяла лютню и, натянув струны, пропела такие стихи:

 

Дивлюсь, как старался рок нас прежде поссорить с ней, —

Когда же все кончилось меж нами, — спокоен рок,

Я бросил тебя — сказали: „Страсти не знает он!“

Тебя посетил — сказали: „Нету в нем стойкости!“

Любовь к ней, усиль же с каждой ночью ты страсть мою.

Забвение дня — с тобою встречусь в день сбора я.

Ведь кожа ее — как шелк, а речи из уст ее

Так мягки — не вздор они и не назидание,

И очи ее — сказал Аллах: „Пусть будут!“ И созданы

Они, и с сердцами то, что вина, творят они.

 

И, услышав ее, халиф пришел в великий восторг, и я тоже возликовал в погребе, о повелитель правоверных, и если бы не милость Аллаха великого, я бы вскрикнул, и мы бы опозорились.

И затем девушка произнесла еще такие стихи:

 

Его обнимаю я, и все же душа по нем

Тоскует, а есть ли что, что ближе объятий?

Целую его уста я, чтобы прошел мой жар,

Но только сильнее от любви я страдаю.

И, кажется, сердца боль тогда исцелится лишь,

Когда ты увидишь, что слились наши души.

 

И халиф пришел в восторг и воскликнул: „Пожелай от меня, о Шеджерет-ад-Дурр“. И девушка сказала: „Я желаю от тебя освобождения, о повелитель правоверных, так как за него будет небесная награда“. „Ты свободна, ради великого Аллаха“, — сказал халиф. И девушка поцеловала землю меж его рук, и халиф молвил: „Возьми лютню и скажи нам что-нибудь о моей невольнице, любовь к которой привязалась ко мне. Все люди ищут моей милости, а я ищу ее милости“.

И девушка взяла лютню и произнесла такие два стиха:

 

Владычица красоты, что всю мою набожность

Взяла, — как бы ни было, я должен владеть тобой.

Возьму ли покорностью тебя — это путь любви!

Иль, может, величием моим — это власти путь!

 

И халиф пришел в восторг и сказал: „Возьми лютню и спой стихи, в которых будет рассказ о моем деле с тремя невольницами, которые овладели моей уздой и лишили меня сна, — это ты, и та невольница, что со мной рассталась, и другая — ее не назову, — которой нет подобной“.

И девушка взяла лютню и, начав петь, произнесла такие стихи:

 

Три красавицы овладели ныне уздой моей

И в душе моей место лучшее захватили.

Хоть послушен я никому не буду во всей земле,

Их я слушаюсь, а они всегда непокорны.

И значит это только то, что власть любви

(А в ней их сила) — моей превыше власти.

 

И халиф до крайности удивился соответствию этих стихов с его обстоятельствами, и восторг склонил его к примирению с невольницей, порвавшей с ним. И он вышел и направился к ее комнате, и одна из невольниц опередила его и осведомила ту девушку о приходе халифа, и она вышла к нему навстречу и поцеловала землю меж его рук, а затем поцеловала его ноги, и халиф помирился с ней, и она помирилась с ним, и вот каково было их дело.

Что же касается Шеджерет-ад-Дурр, то она пришла ко мне, радостная, и сказала: „Я стала свободной из-за твоего благословенного прихода, и, может быть, Аллах мне поможет, и я что-нибудь придумаю, чтобы соединиться с тобой законно“. И я воскликнул: „Хвала Аллаху!“ И когда мы разговаривали, вдруг вошел к нам ее евнух, и мы рассказали ему, что с нами случилось, и он воскликнул: „Хвала Аллаху, который сделал исход этого благим! Просим Аллаха, чтобы он завершил это дело твоим благополучным выходом!“

И мы так разговаривали, и вдруг пришла та девушка, ее сестра (а имя ее было Фатир), и Шеджерет-ад-Дурр сказала ей: „О сестрица, как нам сделать, чтобы вывести его из дворца целым? Аллах великий послал мне освобождение, и я стала свободной по благодати его прихода“. — „Нет у меня хитрости, чтобы его вывести, иначе как одеть его в женскую одежду“, — сказала Фатир. И затем она принесла платье из платьев женщин и надела его на меня, и я вышел, о повелитель правоверных, в ту же минуту. И когда я дошел до середины дворца, я вдруг увидел, что повелитель правоверных сидит и евнухи стоят перед ним. И халиф посмотрел на меня, и заподозрил меня сильнейшим подозрением, и сказал своим слугам: „Скорей приведите мне эту уходящую невольницу!“ И меня привели и подняли мне покрывало, и, увидев меня, халиф меня узнал и стал меня расспрашивать, и я рассказал ему все дело, не скрыв от него ничего. И, услышав мой рассказ, халиф подумал о моем деле и затем в тот же час и минуту поднялся, вошел в комнату Шеджерет-ад-Дурр и сказал: „Как это ты избираешь вместо меня какого-то сына купца?“ И она поцеловала перед ним землю и рассказала ему, по правде, всю историю, с начала до конца. И халиф, услышав ее слова, пожалел ее, и его сердце смягчилось к ней, и он простил ее из-за любви и ее обстоятельств и ушел. И евнух девушки вошел к ней и сказал: „Успокойся душою! Когда твой друг предстал меж рук халифа, тот спросил его, и он рассказал ему то же, что рассказала ты, буква в букву“. И халиф, придя обратно, призвал меня к себе и спросил: „Что побудило тебя посягнуть на дом халифата?“ И я сказал ему: „О повелитель правоверных, меня побудила к этому моя глупость и любовь и надежда на твое прощение и великодушие“.

И потом я заплакал и поцеловал перед халифом землю, и он сказал: „Я простил вас обоих“. И затем он велел мне сесть, и я сел, а халиф призвал судью Ахмеда-ибн-Абу-Дауда и женил меня на этой девушке и велел перенести все, что у нее было, ко мне, и девушку ввели ко мне в ее комнате. А через три дня я вышел и перенес все эти вещи ко мне в дом, и все, что ты видишь у меня в доме, о повелитель правоверных, и что кажется тебе подозрительным — все это из ее приданого“.

И в один из дней моя жена сказала: „Знай, что аль-Мутаваккиль — человек великодушный, но я боюсь, что он о нас вспомнит или что-нибудь упомянет при нем о нас кто-нибудь из завистников, и хочу сделать что-то, в чем будет спасение от этого“. „А что это?“ — спросил я. И она сказала: „Я хочу попросить у него позволения совершить паломничество и отказаться от пения“. „Прекрасный план ты указываешь!“ — воскликнул я. И когда мы разговаривали, вдруг пришел ко мне посол от халифа, требуя Шеджерет-ад-Дурр, так как халиф любил ее пение. И моя жена пошла и служила ему, и халиф сказал ей: „Не покидай нас“. И она молвила: „Слушаю и повинуюсь!“

И случилось, что она ушла к нему в какой-то день (а он прислал за ней по обычаю), но не успел я опомниться, как она уже пришла от него в разорванной одежде и с плачущими глазами, и я испугался и воскликнул: „Поистине, мы принадлежим Аллаху и к нему возвращаемся!“ — и подумал, что халиф велел нас схватить. „Разве аль-Мутаваккиль на нас разгневался?“ — спросил я. И моя жена сказала: „А где аль-Мутаваккиль? Власть аль-Мутаваккиля кончилась, и образ его стерт“. „Расскажи мне истину об этом деле“, сказал я, и моя жена молвила: „Он сидел за занавеской и пил, и с ним был аль-Фатх-ибн-Хакан и Саадака-ибн-Садака, и бросился на него его сын аль-Мунтасир с толпой турок и убил его, и сменилась радость злом, и прекрасное счастье стонами и воплями. И я убежала вместе с невольницей, и Аллах спас нас“.

И я тотчас же вышел, о повелитель правоверных, и спустился в Басру, и пришла ко мне после этого весть, что началась война между аль-Мунтасиром и аль-Мустаином, его противником, и я испугался и перевез мою жену и все мое имущество в Басру. Вот мой рассказ, о повелитель правоверных, и я не прибавил к нему ни буквы и не убавил ни буквы, и все, что ты видишь в моем доме, о повелитель правоверных, и на чем стоит имя твоего деда аль-Мутаваккиля — от милостей его к нам, так как основа нашего благоденствия — от твоих благороднейших предков, и вы — люди милости и рудник щедрости».

И халиф обрадовался этому сильной радостью и удивился рассказу Абу-ль-Хасана.

«А затем, — говорил Абу-ль-Хасан, — я вывел к халифу ту женщину и моих детей от нее, и они поцеловали землю меж его рук, и он удивился их красоте. Он велел подать чернильницу и написал, что снимает харадж с наших владений на двадцать лет».

И халиф обрадовался, и он взял Абу-ль-Хасана к себе в сотрапезники, и наконец разлучил их рок, и они поселились в могилах после дворцов. Хвала же владыке всепрощающему!

 

Перевод М. А. Салъе

 

 

Библиография

 

Арсеньева Е. Гарем Ивана Грозного. М.: Эксмо-Пресс, 2002.

Библейская энциклопедия. Репринтное издание. М.: NB-Press; Центурион; АПС, 1990.

Восточные мотивы. Стихотворения и поэмы. М.: Наука, 1985.

Готье Т. Путешествие на Восток / Пер. с фр. И. Кузнецовой, М. Зониной. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000.

Гулик Роберт ван. Искусство секса в Древнем Китае / Пер. с англ. Н. Г. Касьяновой. М.: Центрполиграф, 2003.

Данте А. Божественная комедия / Пер. с ит. М. Лозинского. Минск: Мастацкая лггаратура, 1987.

Дорис Дж. Султанский гарем / Пер. с фр. А. Кудрявцева // Эхо Кавказа. 1993. № 3.

Изложение начал мусульманского законоведения. СПб., 1850; M.: МНТПО «Адир», 1991 (репринт, изд.).

Индийский «Декамерон». Семьдесят рассказов попугая / Пер. с санскр. M. Ширяева; Дандин. Приключения десяти принцев / Пер. с санскр. Ф. Щербатского. M.: Наука; Изд-во Восточной литературы, 1993.

Казиев Ш. Имам Шамиль. M.: Мол. гвардия, 2001. (Серия «ЖЗЛ»).

Камасутра. Древнеиндийский трактат о любви. Екатеринбург: Литур, 2002.

Карамзин К. М. Предания веков. M.: Правда, 1987.

Коран /Пер. И. Крачковского. M.: Маджесс, 1990.

Коран / Пер. смыслов и коммент. В. Пороховой. Дамаск; M.: Просвет, центр Аль Фуркан, 1991.

Крутъе А. Гарем. Царство под чадрой / Пер. с англ. В. Симакова. M.: Крон-Пресс, 2000.

Ланьков А. Король и его женщины… // Сеульский вестник, (http://vestnik.tripod.com/articles).

Лесков Н. С. Повести и рассказы. M.: Моск. рабочий, 1954.

Ло Гуаньчжун. Троецарствие / Пер. с кит. В. Панасюка. M.: Художественная литература, 1984.

Манн Т. Иосиф и его братья / Пер. с нем. С. Апта. M.: Правда, 1987.

Мемуары Казановы / Пер. с фр. Е. Храмова. M.: Советский писатель; Олимп, 1991.

Нерваль Ж. де. Путешествие на Восток / Сокр. пер. с фр. M. Таймановой. M.: Наука, 1986.

Овидий. Наука любви. M.: Эксмо-Пресс, 1999.

Ордубади М. Тавриз туманный: В 2 т. Баку, 1966.

Осман-бей. Турците и техните жени. Сутаныт и неговият харем… / Пер. с рус. Е. Солнцева-Накова. София: Университетско изд-во «Св. Климент Охридски», 1992. (На болг. яз.)

Палеолог М. Распутин. Воспоминания / Пер. с фр. Ф. Ге. M.: СП «Интеркиноцентр», 1990. (Репринт, изд.)

Пушкин А. С. Поэмы. M., 1989.

Расин Ж. Сочинения: В 2 т. / Пер. с фр., ред. пер. Ю. Корнеев. M.: Искусство, 1984.

Руновский А. Записки о Шамиле. M.: Внешторгиздат, 1989.

Русва М. Танцовщица / Пер. с урду под ред. М. Клягиной-Кондратьевой. М.: Гослитиздат, I960.

Соловьев Л. В. Повесть о Ходже Насредцине. Л.: Лениздат, 1980.

Соловьев С. М. Сочинения: В 18 кн. М.: Мысль, 1980.

Сон в Нефритовом павильоне / Пер. с кор. Г. Рачкова; пер. под ред. Э. Шустера. M.: Художественная литература, 1982.

Транквилл Гай Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. M.: Наука, 1964.

Тридцать лет в турецких гаремах: Автобиография жены великого визиря Кипризли-Мегемет-паши Мелек-ханум / Пер. с англ. СПб., 1874.

Турки и их женщины, султан и его гарем: Сочинение майора Осман-бея. СПб.: Изд-во А. Ф. Базунова, 1874.

Тысяча и одна ночь: Избр. сказки. M.: Художественная литература, 1987.

Тысяча и одна ночь: В 8 т. / Пер. с араб. M. Салье. M.: Гослитиздат, 1958–1959.

Фельдмаршал Кутузов: Документы, дневники, воспоминания. M., 1995.

Фрэзер Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии / Пер. с англ. M. Рыклина. M.: Изд-во Восточной литературы, 1983.

Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин, Мэй / Пер. с кит. В. Манухина; пер. под ред. С. Хохловой; коммент. Б. Рифтина. M.: Художественная литература, 1986.

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


[1]Он же Брахма.

 

[2]Невинность (фр.)

 

[3]Латинский текст приведен, как в подлиннике.

 





Читайте также:
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Роль языка в формировании личности: Это происходит потому, что любой современный язык – это сложное ...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-03-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.038 с.