Характер, привычки и магические способности




Общие данные

 

- возраст: 15 лет;

- дата рождения: 21/XI/год зависит от сюжета (Скорпион);

- ориентация: гетеро, впрочем, любопытная гетеро;

- чистота крови: полукровка;

- занятость: Гриффиндор, 5 курс;

- лояльность: зависит от сюжета;

- волшебная палочка: осина | перо сокола | 13 дюймов, тонкая, гибкая;

- артефакты: -

- домашние животные: сова Дрейк (общая с братом; чёрная сова с большим размахом крыльев), кошка Исида (личная; порода - аналог маггловской египетской мау; кошка бронзового окраса с бутылочно-зелёными глазами и поразительным для животного интеллектом; любит только хозяйку, слушается только её и никогда не идёт к другим на руки, погладить себя позволяет только избранным, ревнует девушку ко всем другим животным; спит на подушке Шарлотты, нередко сгоняя саму девушку с подушки)

 


Биография

Рассказывая историю пока что такой недолгой жизни Чарли, следует начать издалека. Однажды молодой выпускник Хогвартса Алистер Лир отдыхал в Лондоне со своими друзьями-однокашниками, когда внезапно увидел через витрину кафе компанию совсем юных девушек, одетых в форму закрытой женской школы. Среди них ярко выделялась раскрасневшаяся от хохота маленькая блондинка, которой на вид было не больше пятнадцати, ну, максимум шестнадцати лет. Наверное, это можно было назвать любовью с первого взгляда, потому что с того дня Алистер просто помешался на малышке Дороти Бурк. А девушка долгое время не воспринимала всерьёз своего поклонника, и в чём-то даже побаивалась его: Алистер был на вид суровым, выглядел старше своих лет и часто хмурился, поджимая тонкие губы... Парень буквально бегал за предметом воздыхания, ухаживал красиво очень, часто носил ей цветы... Но Дороти не поддавалась. Когда спустя три года она окончила школу, Алистер, не долго думая, сделал ей предложение - к тому моменту он просто не представлял себе жизни без своей Дороти. Мисс Бурк, естественно, отказалась, объяснив мужчине, что испытывает к нему только лишь дружеские чувства. В отчаянии Алистер даже подумывал сварить приворотное зелье, но понял, что не хочет, чтобы Дороти была с ним только по причине магического воздействия. Поэтому он вернулся обратно в Эдинбург, ничего не объясняя Доро - да и что тут объяснять после такого отказа? Но не прошло и месяца, как он затосковал по Дороти. Когда он был готов уже сорваться и вернуться в Лондон, чтобы быть с ней рядом, всё равно, в каком качестве, произошло просто невероятное: Доро приехала сама. И сказала, что после этого будет в его глазах выглядеть дурой, но что так скучала по нему, и поняла, что терять-де не хочет, и передумала, и согласна стать его женой... На что Алистер достал волшебную палочку и наложил на ближайшую вазу Вингардиум Левиоса. Ведь до этого Дороти не знала, что он волшебник... Впрочем, она свыклась с мыслью о том, что её будущий муж - маг. Хотя первое время его заклинания вызывали у неё приступы истерического смеха...

 

Старшим ребёнком в семье Лир стал Лаклейн Гаррет, наследник и опора. Алистер взялся за воспитание сына со всей ответственностью, и, нужно признать, достиг с ним гораздо больших успехов, чем с родившейся спустя два года дочерью...

 

Шарлотта Маири появилась на свет в туманную ночь на двадцать первое ноября. Дороти настояла на том, чтобы дочери дали "нормальное английское имя", потому что сына Алистер назвал по-шотландски. Но отец согласился лишь на том условии, чтобы второе имя девочки было исконно гаэльским. На том и порешили. Чарли, как стали называть малышку в семье, росла подвижной и, так сказать, гиперактивной. С пелёнок её и брата связывали особенно тёплые отношения: у детей никогда не было таких проблем, как ревность, ссоры за родительское внимание и тому подобные вещи.

 

В семь лет у Чарли впервые проявилась магия. По странному стечению обстоятельств, она левитировала именно ту вазу, которую когда-то поднял в воздух её отец, демонстрируя матери колдовство. Правда, на этот раз ваза не выдержала и разбилась, но это вызвало необыкновенную радость у семейства. Особенно если учитывать то, что на тот момент магия ещё не пробудилась в Лаклейне. Так Чарли стала предметом гордости отца.

 

Прошло два года, и Шарлотта осталась в доме родителей без любимого брата, который отправился в Хогвартс. Она с нетерпением ждала, когда тоже отправится в школу волшебства, и, когда это наконец произошло, девочка... окончательно отбилась от рук. На неё и дома-то не было никакой управы, а попав в Хогвартс, она стала ещё более оторванной. Гриффиндор по первым порам терял немало очков из-за непоседливой мисс Лир, но со временем она научилась "не палиться". Очень быстро девчонка облазила все доступные места Хогвартса и даже часть недоступных. Правда, она и по сей день пытается найти на свою гхм-гхм кучу новых захватывающих приключений.


Характер, привычки и магические способности

Характер Шарлотты противоречив - быть может, даже слишком противоречив. Если сейчас она с тобой мила и приветлива, это не значит, что через минуту она не пошлёт тебя далеко и надолго, да ещё с таким видом, будто ты - её враг номер один. В целом, характер нашей героини, мягко говоря, не очень. О людях она судит чересчур предвзято, - ну если уж ты ей не понравишься с самого начала, то с этим ничего не сделаешь... И наоборот, ничто не сможет испортить хорошего впечатления в глазах сией особы, ну, разве что там, к примеру, разрубить пару человек топором... И то, вероятно, что девица просто радостно похлопает в ладошки. Тяжёлый случай.

 

Одна из самых ярких особенностей характера Чарли - переменчивость настроения с бешеной скоростью. Если сейчас она смеётся, вполне возможно, что через каких-нибудь двадцать минут она будет заливаться слезами у умывальника. Причина тому - восприимчивость и сентиментальность Чарли. При этом Шарлотта весьма эгоистична, в первую очередь думает о собственном комфорте, не размышляя о последствиях. Такая вот ужасающая безответственность, впрочем, это можно оправдать и тяжёлым переходным возрастом.

 

Многие поступки и слова у девушки зависят от её настроения в конкретную минуту. Естественно, Чарли сначала делает, и только потом думает - ну а о раскаянии говорить приходится редко. Шарлотта довольно умна, хоть и любит оправдывать свой цвет волос, задавая тупые вопросы, - просто чтобы окружающие не очень сильно расслаблялись.

 

Девушка чертовски легкомысленна, но, тем не менее, она очень верная подруга, - попробуйте, недруги, обидеть кого-то близкого Чарли, и вы узнаете, что такое "занималась гимнастикой в детстве", и покажет вам Лир чудеса растяжки кроссовком в нос... Гхм, впрочем, девушка не любит рукоприкладства. Но благодаря хорошо подвешенному языку, бьёт словами не хуже, чем боксёр - рукой.

 

Ссориться, кстати, любит, особенно в тех случаях, когда права. В споры вступает в основном тогда, когда точно уверена в собственной правоте. Не любит чувствовать недостаток своих знаний в предмете беседы, поэтому возникающие белые пятна по возможности быстро старается заполнять. По той же причине Чарли совершенно не переносит, когда люди говорят то, чего не знают. А ещё хуже - если человек повторяет сказанный кем-то другим очевиднейший бред. Да и вообще Чарли очень не любит глупых людей и людей, у которых нет собственного мнения. У неё-то оно есть практически по любому вопросу... К величайшему сожалению окружающих.

 

Несмотря на внешнюю самодостаточность Шарлотты, девушка любит, когда вокруг неё много людей, которые ей нравятся. Очень дружелюбна. Те, кто терпит её характер, находят её очень позитивной девушкой. Ещё Чарли любит говорить людям, что они ей нравятся. Просто так. При знакомстве, к примеру. "Как тебя зовут - извини, забыла? Кстати, ты мне нравишься". Чарли старается во всех людях видеть что-то хорошее и говорить им об этом. А ещё по возможности заставлять их улыбаться.

 

Скромность на вид отсутствует - девушка вроде бы раскована донельзя, но тем не менее на самом деле она довольно стеснительна, что старательно скрывает. Для Чарли признание собственных комплексов (Мерлин, у неё их несметное количество) является самой большой слабостью, поэтому она и позиционирует себя как уверенную в себе, даже чрезмерно уверенную в себе, девушку.

 

Просто ненавидит, когда ей указывают, что делать. Когда читают нотации, начинает беситься. Всегда пытается быть самостоятельной, даже в том, что ей не под силу. Иногда ни с того ни с сего "залипает" в одну точку и может провести в таком состоянии от пяти минут до часа, хотя в принципе редко способна провести долгое время на одном месте, - как говорится, душа требует романтики, а задница приключений...

 

Аккуратность у Шарлотты весьма выборочна: если за собой - волосами-ногтями-кожей-одеждой - девушка следит очень досконально, то её вещи зачастую находятся в жутком беспорядке. Про сумку Чарли, в которой царит далеко не творческий бардак, братишка Лаклейн иногда шутит: "Боюсь туда руку засунуть - всё время кажется, что что-нибудь мне её откусит." Иногда - раз в три-четыре месяца - Чарли переклинивает, и она начинает с маньячной одержимостью наводить порядок в одежде и вещах.

 

Чарли неплохо учится. Училась бы лучше, если бы не пофигизм и не "куча других важных дел". Любимым предметом, как ни странно, является зельеварение, к которому у Лир способности благодаря врождённому чувству меры и хорошему обонянию. Заклинания девушка иногда выполняет не очень точно, что напрямую связано с её некой невнимательностью и лёгкой рассеянностью.

 

До первого курса - точнее, до начала уроков полёта на метле - панически боялась высоты, но благодаря тренировкам Чарли преодолела этот страх. На втором курсе даже хотела попасть в команду по квиддичу, но тогда как раз некстати кого-то из гриффиндорских игроков неслабо зашибло бладжером, так что желание это у Чарли как-то неожиданно резко улетучилось. Так что за матчами по квиддичу девушка предпочитает наблюдать с трибун.

 

Боггартом Шарлотты является огромная змея. Патронус девушка только-только учится вызывать, но предположительно это будет ягуар. Если бы девушка училась анимагии (плохая идея, очень-очень плохая идея!), то превращалась бы в чайку.

 

Ах да. Чарли ведёт личный дневник. На большую тетрадь с египетскими письменами на твёрдой обложке наложено заклинание, чтобы прочесть записи могла только она (остальные увидят на листах только рецепты зелий, и, между прочим, у Лир есть вторая такая тетрадь действительно с переписанными интересными рецептами). Правда, в дневник девушка пишет не каждый день, а так сказать, когда нахлынет. Бывает, что пишет ежедневно, а случаются пробелы в месяц и даже больше. Страницы, исписанные далёким от каллиграфии почерком Шарлотты, содержат всё то, что девушке, несмотря на огромное количество друзей, просто некому сказать. Да и стремления такого нет, откровенно говоря. В некоторых местах дневника встречаются стихи Шарлотты, которые она пишет очень редко, но метко. Вот об этом уж точно никто не знает.

 

Среди дурных привычек (попытки покурить маггловские сигареты в укромном уголке двора не считаются) ярко выделяется то, что Чарли постоянно кусает губы, иногда догрызая их до крови. Кровь, кстати, не любит, один её вид вызывает гамму эмоций от неприязни и до отвращения включительно.

 

Любимый цвет - сиреневый - преобладает в одежде, аксессуарах, всяких мелочах. Ещё Шарлотта любит блёстки, маггловскую музыку, дождь. радугу, лимонное мороженое, мыльные пузыри и запах шоколада (только запах, вкус ей почему-то не нравится). Ах, да, помимо этого, Чарли испытывает почти ненормальную тягу к любым источникам света: Солнце, Луна, звёзды, свечи, огонь, даже электрические лампочки вызывают у неё порой залипание.

 

Лир ужасно забывчива. Это просто ужас, насколько. И, самое смешное, от этого почти невозможно отделаться. Как говорится, старость - не радость, молодость - гадость, и не понятно, откуда взялся склероз... Но с другой стороны девушка помнит все дни рождения не только друзей, но и просто знакомых (просто запоминает, если узнаёт один-единственный раз), а так же точно знает, когда произошло то или иное событие с ней и её знакомцами. Так что рассказы о приключениях Шарлотта нередко начинает примерно так: "Мы поехали в Лондон девятого января 1974 года..." И так далее. Подставьте нужные даты и всё такое. А вот лица Чарли запоминает с трудом. И, стыдно признаться, имена тоже.

 

Ещё сия девица обожает подшучивать над окружающими, причём иногда шутки Чарли звучат довольно жёстко, если не сказать жестоко, но Лир искренне не задумывается об этом и не понимает, почему люди иногда обижаются на её "невинное щебетание". Иногда употребляет нецензурные выражения, впрочем, ругается в основном по-гаэльски (отец-кельт обучил детей гаэльскому в детстве). Любимое выражение – "Грёбаный ад!" - заменяет множество других слов, выражающих какие-либо эмоции. Кстати, голос у нашей героини довольно-таки высокий и нежный, такой, знаете ли, "конфетно-сладенький". И вот теперь представьте, как звучат ругательства таким голосом. Или грубоватый на слух гаэльский язык. Правда, в сочетании с лёгким шотландским акцентом голос Шарлотты звучит... довольно мило, если не сказать привлекательно.


Внешность и стиль

 

И все эти "трудности переходного возраста" совершенно не вяжутся с внешностью Шарлотты... Если судить объективно, Чарли далеко не красавица: простоватое круглое лицо, небольшие светло-голубые глаза, ещё и далеко друг от друга посаженные, не в меру полные губы, большой рот. Но Чарли является одной из тех, о ком обычно говорят "милая". Не "миленькая", а именно "милая".

 

У Чарли довольно бледная кожа, хотя свою бледность она предпочитает называть "кельтской белизной". На носу и щеках иногда проявляются веснушки.

 

Пожалуй, действительно красивой чертой внешности Лир являются её волосы. Средней длины, светло-русые, густые и блестящие, они вызывают желание прикоснуться к ним и проверить, такие ли они мягкие наощупь, как на вид... Хотя Шарлотта ненавидит, когда кто-то посторонний прикасается к её волосам. Чаще всего девушка оставляет волосы распущенными, в редких случаях - собирает в высокий хвост или заплетает в две косы.

 

Чарли довольно-таки худая. Иногда у окружающих даже возникает желание "покормить этого голодающего ребёнка". Впрочем, мало кто знает, каких трудов Шарлотте стоит беречь эту фигуру. Если добавить к этому небольшой рост - всего 165 сантиметров - то легко можно назвать Шарлотту хрупкой. Нет, ну правда, ну, хотя бы внешне... Но можно.

 

Обладает Шарлотта, ко всему прочему, плохим зрением. Просто отвратительным зрением, на самом-то деле. Но очки надевает редко, используя их либо в качестве аксессуара, либо в очень крайних случаях. Ну, или когда нужно "закосить под умняшку".

 

Несмотря на юный возраст, Чарли любит яркий макияж и часто перебарщивает с ним. Хотя очень редко красит губы, справедливо считая, что их ей как раз-таки выделять не стоит.

 

Одевается по настроению - вне школьной формы предпочитает носить джинсы, свободные футболки и кеды, хотя иногда надевает туфли и юбки. Но, право, крайне редко. Единственным, чего Чарли не надевает никогда и ни при каких условиях, являются свитера с горлом, которые девушка просто ненавидит. Тащится по яркой бижутерии и серебряным украшениям.

 

Тщательно следит за своими руками, отмечая, что руки - визитная карточка любой девушки. Красит чуть удлинённые ногти чаще всего серебристо-серым или же золотистым лаком.

Такая вот картина маслом...


Посты

 

I. Протего

 

1.Флешбеки

 

1) What are you scared of?

 

1. Дождь рисует по окнам узоры. Это казалось бы очень красивым, наверное, если бы стук тяжёлых капель о подоконник так чертовски не раздражал Шарлотту.

Девушка сидела на своей кровати, опираясь на подушки, и задумчиво чёркала что-то в блокноте. "Что-то" на деле было переплетением из странных узоров, которыми Лир обычно покрывала края пергамента во время занятий. Эти рисунки она начала выводить уже так давно, что теперь всегда при попадании в её руки письменных принадлежностей, начинала автоматически рисовать.

"Только вчера вернулись в Хогвартс. Я так долго ждала этого дня... И что теперь? Лаклейн пропал куда-то, Спарки опять залипла во что-то. Я тут так со скуки умру," - девушка вздрогнула от приступа беспричинной жалости к собственной персоне. - "Может, пойти подразнить домовых эльфов? Хотя нет, не то. Детство какое-то просто," - какая-то часть Чарли (та, которая была благоразумной, и поэтому остальная Лир постоянно забивала всеми силами сигналы от неё) внутренне фыркнула при упоминании о "детстве". Ведь Чарли должно было исполниться пятнадцать через два месяца - а она так старалась строить из себя "взрослую". - "Можно было бы, к примеру, пойти прогуляться... Я была бы не прочь, пожалуй, проникнуть в запретную секцию библиотеки. Помню, видела там книжку о запрещённых любовных зельях... А что, подлить слизеринцам, и пусть ходят по пятам своими серебристо-серыми толпами, вздыхают по мне..." - мысли о воровстве книг по зельям уже не в первый раз посещали белокурую головку Шарлотты, но пока что дальше планов это не заходило. "Впрочем, этим можно заняться и потом. Сейчас я буду докапываться до Спарки..." - от превкушения девушка едва ли не потёрла ладони друг о друга.

Дождь внезапно прекратился...

Стало оглушительно тихо. В спальне не было никого, кроме самой Шарлотты и Маэль. И обе девушки до этой минуты молчали. Лир немного поразглядывала Спарк, с ехидной улыбкой наклонив голову, а потом, вырвав лист из блокнота, скомкала его и кинула в подругу.

"Метко получилось", - довольная собой, подумала Чарли, когда скомканный листик отскочил от макушки Маэль.

- Э-э-эй, - протянула она, когда подруга обернулась, - тебе не кажется, что здесь стало слишком шумно? - кисло пошутила она. - Мне скучно, Спарки. Ужасно скучно!

2. Выслушав ответ подруги, Шарлотта закатила глаза и цокнула языком.

"Поверить не могу! Её что, покусал Лаклейн? Про СОВ напомнила..." - девушка мысленно передразнила поучительный тон брата: "Ты, конечно, неплохо учишься, Чарли, но для успешной сдачи СОВ этого мало, ты завалишь прорицания, да зачем ты вообще на них записывалась..." - Чарли едва удержала желание скривить нос, вспомнив, как Лаклейн говорил это всё накануне в Хогвартс-экспрессе. - "Захотела, блин, и записалась! Тоже мне, учительница первая моя!"

- Ты же знаешь, что у меня с историей магии больший проблемы были в прошлом году! И трансфигурация оставляет желать лучшего! Одна астрономия меня не спасет!

- С историей магии проблемы? - Шарлотта фыркнула. - Да я тебя умоляю! Попроси Лаклейна, он тебе всё-всё расскажет. Он же по этой истории СОВ на "Превосходно" сдал! - "Как только умудрился, скотина такая!" - И лечит покруче Бинса. Ну серьёзно. Они на каникулах с отцом поспорили на тему какой-то гоблинской войны. И что ты думаешь? Братишка старикашку сделал! - запустив пятерню в свою густую шевелюру, Чарли нетерпеливо убрала с лица упавшую на глаза чёлку. - И, конечно, твоя пресловутая астрономия...

Девушка ехидно захихикала, вставая на своей кровати и перешагивая через расстояние между своей постелью и постелью подруги, при этом чуть не встретившись носом со столбиком, на котором висел полог. "Если бы упала - это было бы про-о-о-осто феерично. Шарлотта Лир и её расквашенный нос! Встречайте колдографии на всех новостных стендах школы!"

- Грёбаный ад, - сказала Чарли, садясь рядом с подругой. - Так что я там насчёт астрономии? - встретив осуждающий взгляд мисс Спарк, Шарлотта подумала было заткнуться, но она не была бы собой, если бы сделала это. - Ах да... Твой любимый предмет... И твой любимый учитель, не так ли? - девушка засмеялась. - Вздыхаешь по нему, правда же? И он тебя подкалывает меньше, чем прочих. Это что-то да значит, милая моя! - с видом профессионала сказала Лир и неожиданно начала щекотать подругу. - Значит так, Спарки, вот тебе моё условие! Ты идёшь со мной... куда-нибудь, иначе я сначала до смерти защекочу тебя, а потом все-ем расскажу, что ты покончила с собой из-за безответной любви к профессору Гордону! А если пойдёшь со мной, то я тебе в придачу сварю любовное зелье для нашего профессора, - добавила она, не прекращая щекотать Маэль.

"Что-то у меня сегодня слишком много шуток о любовных зельях..." - удивилась самой себе Чарли.

 

 

3. Чарли некоторое время просидела на кровати, отдуваясь и смешно пыхтя, и слушала, что ей говорит Маэль - так сказать, набиралась сеансу для будущих подколок. Она почти всегда перевирала слова подруги так, чтобы потом ими же её подоставать.

– У тебя-то с зельеварением порядок, так? Ты со Слизнортом чуть не целуешься! Он же старше тебя чуть ли не в три раза!

"Ну, моя дорогая, я тебе за это ещё так отомщу!" - Шарлотта едва ли не хихикнула при мысли о том, как будет отыгрываться на Маэль. Может быть, подсунуть ей в постель лягушку? Хотя нет, что-то подобное уже было на первом курсе. "Кажется, после этого мы и сдружились," - припомнила Чарли, поправляя растрепавшиеся после "щекоточной атаки" волосы.

— Какой там профессор Гордон, мне же...

При этих словах Чарли навострила уши. Подруга никогда не признавалась, кто ей нравится. Это бесило и настораживало. Ну кем мог быть этот таинственный незнакомец, если Маэль боялась рассказать об этом лучшей подруге? Что-то здесь было нечисто.

С другой стороны, Шарлотта давно подозревала, что Маэль сохнет по её брату. Ну, как и ещё куча девчонок со всех факультетов. Чарли всегда снисходительно фыркала, замечая, как старшекурсницы (да и не только старшекурсницы) вздыхают, когда брат проходит по коридору, и как пускают слюни, когда он делает объявления в гриффиндорской гостиной своим низким голосом с шотландским акцентом. "Дуры дурами," - думала Чарли, глядя на них. И в каком же шоке была Лир, когда какая-то девчонка с тогда ещё пятого курса спросила её в том году, как подкатить к её брату! Сам же Лаклейн, казалось , не замечал внимания противоположного пола. Что касается Маэль... Она всегда ругала этих девчонок вместе с самой Чарли, когда девушке хотелось выпустить пар и она жаловалась подруге. Но в последний год Шарлотта стала замечать, что иногда Маэль нет-нет да бросит на Лаклейна украдкой взгляд из-под длинных ресниц... "Ну нет, только не говорите, что и Маэль на него подсела," - сокрушалась Чарли. "С другой стороны, они были бы неплохой парой... Если бы Лаклейн хоть на минуту оторвался от своих книжек!"

Но, когда Чарли встала и подошла к подруге в надежде услышать хоть чьё-то имя из её уст, Маэль уже замолчала.

— Так говоришь, Лаки – спец по истории магии? Никогда бы не подумала...

Чарли поморщилась, услышав это "Лаки". Она и сама иногда называла так брата, но частенько получала за это подзатыльники. "Спарки подзатыльников за это дело никогда не получает", - немного ревниво подумала Чарли. Затем девушка развернулась и пошла к выходу из спальни, зная, что подруга её догонит. Так и произошло.

— А куда хоть пойдем?

У самой двери Чарли развернулась и взяла подругу за руку. Загадочно улыбнувшись краями губ и слегка сощурив густо накрашенные глаза, она тихо сказала:

- Куда угодно. Лишь бы навстречу приключениям, Спарки.

И плевать, что фраза про "навстречу приключениям" обычно приводила к неожиданным результатам и нередко болезненным последствиям...

 

4. Девушки уже покинули проход за Полной дамой, и Чарли остановилась, втянув носом воздух и пытаясь учуять аромат надвигающихся приключений, когда за углом внезапно послышались чьи-то шаги.

– Филч! - испуганно прошептала Маэль. Шарлотта набрала в грудь побольше воздуха, чтобы сказать подруге, мол, не волнуйся... Отбоя ещё не было, так что вряд ли девчонки получили бы какое-нибудь наказание или там даже тот же нагоняй. Но нагоняй всё-таки оказался неизбежным - из-за поворота показался Лаклейн.

"Упс..."

На самом деле, Чарли было интересно, что сам староста делает так поздно в коридорах. Он же должен был находиться в гостиной, успокаивать малышню, и всё в этом роде. И вот он, - братец собственной персоной!

Маэль рядом дрожала, как осиновый листочек. "Чтобы её так напугала перспектива наказания? Очень уж сомневаюсь! Ладно, об этом можно подумать и позже. Сейчас у нас другие проблемы..."

- Так, дамы. Ну и что мы делаем вне гостиной почти перед самым отбоем? - сурово спросил Лаклейн, и Чарли внутренне выругалась: его строгий тон явно не сулил ничего хорошего.

Мозги Шарлотты заработали в направлении того, что бы такого соврать Лаклейну. "Может, сказать, что мы... эмм... Тоже возвращаемся в гостиную, как и он сам? В конце концов... Мы же рядом с портретом. Точно, он наверняка поверит," - довольная собой, Чарли открыла было рот, но её опередила почему-то заикающаяся Маэль:

— Мы тут... погулять решили...

"Вот же идиотка!" - разозлилась Чарли на подругу. Признаться старосте, что почти нарушили правила! "Да и не просто старосте, а моему несравненно занудному брату, которого хлебом не корми - дай рассказать, в чём мы не правы, а в чём правы, как мы должны себя вести, чего нам делать не стоит, и так далее, и тому подобная хренотень..." Шарлотта поджала губы, со свистом выдыхая. "Сейчас начнутся лекции на полночи..."

И девушка твёрдо решила спасать себя и подругу из положения, в котором они оказались.

- Да-да, - она сладенько улыбнулась, сжимая руку Маэль ещё крепче, как бы говоря: я вырву твой длинный язык! - И теперь возвращаемся в гостиную, чтобы пойти спать... Завтра же тяжёлый учебный день, правда же? - она бросила на Спарк сердитый взгляд.

 

5. - Зато теперь я могу быть точно уверенным в том, что сейчас вы действительно вернётесь в гостиную и, я надеюсь, ляжете спать...

Шарлотта хотела было посмеяться в лицо брату. Вся его тирада (о, этот учительский тон!) вызвала у девушки ужасное желание спорить с ним. Может, даже поругаться. Вообще-то брат с сестрой крайне редко ссорились, а вот спорили - почти что каждый день. Особенно в школе. Дома они наоборот были необыкновенно сплочены (пока Чарли не уходила на ночные прогулки, разумеется). Но стоило брату и сестре приехать в Хогвартс, как тут же начинались разного рода склоки. Поводом для спора могло стать что угодно. Даже кеды под мантией Шарлотты.

Между тем, обнаружилась пропажа Полной дамы с портрета. Сердце Чарли пропустило пару ударов - вечер начинался просто фантастически. Кажется, сегодня ей снова удастся втянуть брата в передрягу... В последний раз ей это удалось два с половиной года назад - в тот раз Лаклейну пришлось поздней ночью искать сестру в Запретном лесу, когда ей приспичило добыть для какого-то (естественно, запрещённого!) зелья яд Акромантула. И вот сейчас, кажется, тоже намечается что-то очень интересное...

Лаклейн тем временем начал нарезать круги около портрета.

— А голова не закружится? - не выдержала в конце концов Маэль. Чарли из последних сил сжимала губы в попытке сдержать смех.

"Всё, не могу больше..."

Три, два, один, пуск!

Две пар глаз уставились на Чарли, как на сумасшедшую. Ещё бы - почти уже отбой, а девица стоит вне факультетской гостиной, и её громкий смех гулко отдаётся от стен и потолка коридора... Шарлотта хохотала так, что на глазах выступили слёзы.

Когда она, наконец, успокоилась, Лаклейн уже расспрашивал соседние портреты, где Полная Дама и когда она вернётся. Девушке снова захотелось рассмеяться, но этот порыв она сдержала, впрочем, тихонько хихикнув.

Портреты отвечали, что не знают, когда Полная Дама вернётся. Ну - ничего удивительного, ведь сами обитатели располагающихся рядом картин иногда покидали свои рамы и вообще были ребятами необязательными. С другой стороны, ни один из них не охранял проход в гостиную факультета.

- Успокойся уже, - слегка раздражённо бросила Шарлотта, поймав брата за руку, когда тот в очередной раз проходил мимо девушек. - Уверена, она вернётся не скоро. Лучше давайте-ка свалим отсюда, пока, чего доброго, не заявился Филч!

6. Всю дорогу Чарли ловила на себе взгляды своего брата и мысленно поражалась, как они меняются.

"Нет, конечно, каблуки сегодня ночью были не самой лучшей моей идеей," - признала Шарлотта, когда на очередной ступеньке нога, которую она старательно ставила легонько на носок, едва не соскочила с каменного выступа, и раздалось короткое "шлёп!".

- Грёбаный ад, - прошипела Шарлотта, и тут же поймала осуждающий взгляд брата. В ответ девушка коротко зыркнула на Лаклейна в стиле "Не смотри на меня так!"

Спустя несколько десятков ступенек Чарли стала замечать, что походка брата меняется, как меняются и его жесты, и взгляды... Кажется, к его щекам даже прилила кровь - а Лир не видела Лаклейна краснеющим вот уже года два или три. "Интересно, к чему бы это?" - мысленно задала себе вопрос Шарлотта, и тут же ответила на него. Когда девушка встретилась с братом взглядом, она прочитала в его глазах то же самое, что видела в своих глазах перед очередной своей проделкой. Такое знакомое чувство...

Жажда приключений.

"Эй, староста, смотри не потеряй значок на следующем лестничном пролёте!" - хотелось Чарли подколоть братца, но она этого не сделала. Наконец-то он понимал её! Наконец-то готов поддержать! Как знать - может, после этой ночи количество лекций от Лаклейна уменьшится хотя бы на десяток в неделю?

— Лаклейн, - нарушил молчание мелодичный голос Маэль. Лаклейн резко остановился и обернулся к девушкам, так что Шарлотта едва не въехала в широкую спину брата. "Сигналь, когда тормозишь!" - Чарли говорила, ты хорошо в истории магии разбираешься... Не поможешь мне?

Что-то сердитое мелькнуло в глазах Лаклейна, когда он мимоходом взглянул на Шарлотту. Девушка только хмыкнула. "Тоже мне, тайна за семью печатями! Люди просто так не получают "Превосходно" на СОВ по истории магии! Я же не рассказала никому про его рисунки!"

Чарли поджала губы, присмотревшись к брату и лучшей подруге повнимательнее. Маэль буквально светилась изнутри, и голос её звучал намного мягче, чем обычно. А у Лаклейна так вообще была полуулыбка чеширского кота, дорвавшегося до трёхлитрового бидона со сметаной. Шарлотта прищурилась. "Два идиота. Ну, мне-то с вами всё ясно - но почему я должна строить догадки? Маэль, ты нарвалась на строгий допрос. Впрочем..." - девушка снова перевела взгляд на брата, - "...и ты, Лаклейн, тоже доиграешься."

- Вообще-то да, немного разбираюсь, - "Нет, ну нихера себе немного! Скромник тоже мне тут нашёлся! Это всё равно, как если бы я так, только слегка умела варить зелья!" - если хочешь, я тебе с радостью помогу.

Лир фыркнула, услышав последнюю реплику. При этом Шарлотта увидела в глазах брата такой блеск, что сразу поняла - не совсем о совместных уроках парень сейчас думает...

"Интересно, и сколько времени пройдёт, прежде чем они решатся друг к другу подступиться? Мерлин, история магии, сделай своё великое дело, пусть дополнительные занятия тобой, самым нудным предметом в программе Хогвартса, сблизят этих двух придурков!.."

Наконец, на верхней площадке Астрономической башни, Лаклейн провёл девушек в заброшенную классную комнату за гобеленом. Чарли удовлетворённо хмыкнула, когда парень отодвинул гобелен. "Может, ты и не настолько потерян, а, примерный мальчик-староста? К примеру, про этот кабинет я не знала. А ведь мне казалось, что я излазила Астрономическую башню вдоль и поперёк, с основания и до верхней площадки..."

Проникнув в классную комнату, Чарли в первую очередь подошла к ближайшему из запылённых окон. "Эскуро," - девушка пробормотала заклинание, направив палочку на окно. Тут же стекло очистилось, и Шарлотта зачарованно уставилась на звёздное небо, которое ещё час назад было затянуто тучами. Девушка обожала звёзды. Не выдержав наплыва эмоций, Шарлотта дёрнула на себя ручку - и окно со скрипом поддалось и открылось. В классную комнату ворвался сентябрьский тёплый ветер вместе с удивительно ярким лунным светом. Чарли глубоко втянула в себя запах осеннего воздуха и посмотрела вниз. Высоко - аж дух захватывает! Хогвартские огни были так красивы, так таинственно сияли снизу. Чарли как-то лениво улыбнулась, прислонившись головой к оконной раме, когда её безмятежное состояние было нарушено голосом Лаклейна.

- Та-а-ак... И что же это у нас такое?

Шарлотта оглянулась и проследила за направлением взгляда брата. У дальней стены стояло три шкафа - и средний как-то подозрительно подпрыгивал примерно три-четыре раза в минуту. Больше заинтригованная, чем испуганная, девушка направила палочку к той стене и пробормотала:

- Люмос.

Магический свет озарил комнату, и троица увидела, что на самом деле шкаф вздрагивал ежесекундно. Не обращая внимания на предостерегающий шёпот девушек, Лаклейн приблизился к шкафу и протянул руку к нему прежде, чем Шарлотта успела что-либо предпринять. Девушка уже открыла рот, чтобы заорать на брата, как-то остановить его... Но тут, к счастью, подоспела Маэль и, взяв парня за плечо, отвлекла его от злополучной ручки шкафа.

Тем временем, старательно не обращая внимания на то, что рука Маэль уже сжала ладонь Лаклейна ("Нашли время, ад грёбаный!"), девушка и сама приблизилась к таинственному шкафу. Тот снова подпрыгнул - но как будто - дурная мысль - в предвкушении...

- Ну-у-у, - наконец протянула она после нескольких минут пристального наблюдения за шкафом, - я так полагаю, это боггарт.

7. Чарли смотрела на шкаф, поджав губы и едва сдерживая любопытство.

"Интересно было бы узнать, какие страхи у Маэль и Лаклейна," - подумала девушка, едва заметно усмехаясь, и тут же осеклась. - "А во что же превратился бы боггарт для меня?.."

Шарлотта искренне не знала, чего боится настолько, чтобы в этом могла обратиться тварь из шкафа. У неё было довольно много страхов, но она не осознавала, какой был самым большим. Что там - боязнь крови? Но вид крови был Шарлотте скорее просто противен и вызывал всего лишь неприятную ломоту в запястьях. Темнота? Девушка подумала, что давно переросла этот страх. Высота? Это она тоже поборола ещё на первом курсе, впервые посетив уроки по полёту на метле. Большинство магических тварек вызывали у неё скорее желание задать им хорошую трёпку, чем истинный ужас. И именно такое желание - показать боггарту, где раки зимуют, - сейчас разрывало Лир изнутри.

- Может, мы найдём место получше? - послышался неуверенный голос Лаклейна. Шарлотта повернулась к брату - они с Маэль всё ещё держались за руки ("Романтика так и прёт, чёрт побери...") - и удивлённо приподняла бровь (именно это действие девушка пару недель оттачивала перед зеркалом. Уж очень ей нравилось красиво двигать бровями, ну.). Едва только Чарли открыла рот, чтобы ответить брату, мол, нет уж, мы останемся здесь, как подала голос и Маэль:

— Эй, Чарли! Если это боггарт, то... это опасно... Я не хочу сталкиваться с этим.

- Нет, ну мать вашу так и эдак! - вспылила Шарлотта. - Смелые, чёрт побери, гриффиндорцы! Чего вы боитесь - это же боггарт просто, ну!

Что-то внутри Шарлотты - хотите, называйте это внутренним голосом, интуицией, рассудком, гласом разума, ой, да как хотите, так и называйте - гневно прошипело что-то вроде: "Смелость и безрассудство далеко не синонимы." Чарли только мысленно отмахнулась от назойливого шёпота. "Сама разберусь!"

...





Читайте также:
Русский классицизм в XIX веке: Художественная культура XIX в. развивалась под воздействием ...
Основные научные достижения Средневековья: Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с...
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-11-19 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.052 с.