Теория общества «третьей волны»





Социологические теории информационного общества.

Практически одновременно с теориями постиндустриального общества появились теории информационного общества. Эти два типа теорий имеют очень много схожих содержательных моментов, настолько много, что Д. Белл счел возможным зая­вить, что информационное общество - это постиндустриальное общество, в котором разворачивается информационная революция1

Теория общества «третьей волны»

Олвин Тоффлер, один из известнейших исследователей совре­менного общества, считает, что современность - конец XX сто­летия - это совершенно новый этап в развитии общества, ради­кальным образом отличающийся от предшествующих. Это но­вое состояние своим появлением обязано развитию информа­ционных технологий. Именно они и их использование придает всем процессам, протекающим в обществе, небывалый дина­мизм и разнообразие. И хотя Тоффлер редко называет совре­менное общество информационным, предпочитая обозначать его как «супериндустриальное» или как общество «третьей волны». Основные работы Тоффлера – «Третья волна» (1980), «Смещение власти» (1990).

Супериндустриальное общество – новый этап исторического развития. Тоффлер делит всю историю человечества на три этапа: «первую волну» (доиндустриальные культуры), «вторую волну» (индустриальные культуры) и «третью волну» (супериндустриальные культуры). Супериндустриальное общество приходит на смену индустриальному. Университеты затронуты финансовым кризисом – традиционная система образования не удовлетворяет требованиям. Кризис экономики, транспортной системы, социального и коммунального хозяйства городов, здравоохранения.

Сравнительный анализ обществ.

Индустриальное общество Супериндустриальное общество
Большинство людей хотят одного и того же от жизни, и для большинства из них экономический успех является главной целью. Поэтому мотивировать их следует посредством экономического вознаграждения. Основные базовые потребности людей удовлетворены, каждый хочет получить от жизни свое, поэтому одно только экономическое вознаграждение не достаточно для мотивации.
Считается, что чем больше компания, тем лучше, сильнее и более доходной она будет. Существуют ограничения в размерах как для корпорации, так и для правительственных организаций.
Труд, сырье и капитал, а не земля (как в доиндустриальную эпоху) суть главные факторы производства. Информация более важна чем земля, труд, капитал, сырье.
Производство стандартизированных товаров и услуг более эффективно, чем штучное ручное производство. В котором каждая единица продукции является уникальной. Массовое стандартизированное производство заменяется новой системой индивидуального производства, в основе которой лежит не ручной, а умственный труд, базирующийся на информатике и супертехнологии. Конечным продуктом являются индивидуальные продукты и услуги.
Наиболее эффективна бюрократическая организация, в рамках которой каждая ее часть имеет неизменную роль в иерархии. В результате организационная машина оптимально приспособлена для производства стандартных решений. Наилучший способ организации не бюрократия, а адхократия (ситуативная организация, создаваемая для решения конкретных задач), в которой каждый организационный компонент является свободным модулем, взаимодействует с другими компонентами не только по вертикали но и по горизонтали. Решения, принимаемые адхократией, так же как и товары и услуги, дестандартизированы.
Технологическое движение направлено на стандартизацию производства и способствует «прогрессу». Развитие технологии необязательно несет с собою «прогресс», и более того, если это развитие не поставлено под внимательный контроль, оно может разрушить уже достигнутое.
Работа для большинства должна быть рутинной, повторяющейся и стандартизированной. Работа для большинства людей должна быть вариативной, не повторяющейся и ответственной, требующей от индивида способности к свободе в действиях, оценках суждениях.

 

Супериндустриальное общество характеризуют два главные процесса: а) демассификация и дестандартизация всех сторон экономической и социальной жизни и б) высокая инновативность, быстрая скорость происходящих в обществе изменений.

Процесс дестандартизации, рост вариативности обусловлены следующими моментами. Во-первых, рост доходов населения, приведший к расширению желаний, сдвигом потребления в сферу «духовных» товаром. Во-вторых, образование. Чем выше уровень образования, тем большее различие наблюдается в ценностях, нормах, стилях поведения. Население начинает больше путешествовать и взаимодействовать. Суммарный эффект воздействия образования, путешествий и коммуникаций повысил в свою очередь уровень потребностей. В 80х годах появилось первое поколение молодых людей, выросших в новой коммуникационной среде, это «нация в нации», как назвал это новое поколение Тоффлер, сформировавшая свой собственный «молодежный» рынок. В-третьих, значительную роль в процессе дестандартизации сыг­рала новая информационная технология, ориентированная на создание дестандартизированных товаров и производств. Про­цесс дестандартизации внутренне связан со вторым процессом- увеличением скорости внедрения всего нового.

Дестандартизация и трансформация основных социальных институтов в информационном обществе Новый социальный контекст приводит к изменению и дестан­дартизации всех структур общества. Самым существенным в этом отношении процессом является распад системы ценностей, построенных вокруг материальных целей. Молодежный бунт, движение хиппи, экологическое движение, возрастающий интерес к оккультизму, отказ молодежи из среднего класса работать только ради денег и требования значимой, социально полезной и приносящей удовлетворение работы - все это сви­детельствовало об отходе от «материалистской» системы ценностей индустриализма и появлении так называемой «постэкономической» системы ценностей. Постэкономическая система ценностей предусматривает новые стандарты поведения для корпораций и их служащих, ориентацию не столько на эконо­мические, сколько на психологические, этнические и субкультурные движения, она должна стать «многоцелевой организацией», соответствующей своему социальному окружению. На­блюдается и сопровождающая общий процесс дестандартизации фрагментация ценностей. Эти процессы, происходящие в системе ценностей, самым существенным образом связаны с изменениями в технологии. «Новая технология, - пишет Тоффлер, - ведет нас не по пути к роботизированному, стандарти­зированному, монотонному обществу, предсказанному Оруэллом, а к самым дифференцированным структурам, когда-либо наблюдавшимся в истории, каждая из которых продуцирует свою собственную подсистему ценностей. Корпорации стано­вятся частью кратковременных субкультур, каждая из которых занята пропагандой и одержима желанием сделать свою систему ценностей социаль­но влиятельной. Перекрещиваясь, вступая в конфликт эти субкультуры создают трудности выбора для корпораций, оказывают большое давле­ние на интеграцию личностной и корпорационной идентично­сти и ролей»5. Не менее серьезные трансформации претерпевают сферы труда, образования и формы организации.

Супериндустриальный тип труда базируется на развитой технологии, умении и квалификации, в основе которых лежит серьезное, систематическое обучение, получаемое до начала трудовой деятельности, и умение манипулировать символами, которые требуются для исследования, конструирования, про­граммирования. Этот труд предполагает трехуровневое образо­вание: 1) формальное обучение (школа, колледж); 2) профес­сиональное обучение; 3) культурное образование - это образо­вание должно стать базовым и научить человека адекватно функционировать в его социальном и культурном окружении.

Обучение дает квалификацию, образование - метаквалификацию, т. е. систему знаний, облегчающую поиск и усвоение новых знаний. Именно эта последняя дает знание того, к кому и когда обратиться за советом, позволяет человеку найти нужную информацию, усвоить ее, даже если она находится за пределами его личного опыта. При быстрых изменениях информационной среды люди должны иметь возможность получать время от времени новое образование. В будущем периоды трудовой дея­тельности человека должны будут чередоваться с периодами его переподготовки.

В рамках супериндустриальной экономики существует по­требность только в высококвалифицированных интеллектуальных рабочих. Для того чтобы получить удовольствие от труда, требуются не только изменения в организации производства, но и изменения в образовании, а также в социализации как таковой. Существующая классовая структура будет таким образом сжата, что почти каждый станет профессионалом и управляющим в рамках полностью кооперированной структуры.

тр

Супериндустриальное общество создает возможность для смягчения отчуждения посредством изменения характера труда на автоматизированном производстве. Автоматизация приводит к тому, что частичная, повторяющаяся, монотонная работа, преобладающая на фазе индустриализации и массового произ­водства, исчезает. Машины сами по себе более не определяют ритм и интенсивность человеческого труда. Ответственность за проверку, эксплуатацию и починку автоматизированных ма­шинных комплексов становится новой рабочей профессией, характеризующейся высокой технической специализацией. Безусловно, здесь существуют трудности и барьеры, которые необходимо преодолеть, но движение в этом направлении соз­дает возможности интеллектуального роста с соответствующим ростом профессионального и трудового удовлетворения. Техническая специализация вновь определяет характер профессии благодаря теоретическому знанию, которое образует необходи­мый компонент наряду с личным мастерством и опытом.

Рутинная работа не является более эффективной в современных производственных областях. Профессии нового типа не пригодны для рутинизации и тейлоризации, что было характерно для большинства профессий в прошлом. При этих новых профессиях невозможно будет со­хранить жестко иерархизированный труд, современные иерар­хические отношения и частичную работу.

Главными ресурсами развитых разукрупненных отраслей супериндустриальной экономики становятся информация и творчество, а это требует совершенно новых рабочих. Рабочие «третьей волны» более независимы, изобретательны и уже не являются придатком машины. «Новые рабочие» значительно больше похожи на независимых ремесленников, чем на взаимо­заменяемых рабочих конвейера. Они моложе, лучше образованы, ненавидят рутину, предпочитают работать бесконтрольно.

Движение к этому типу трудового стиля зависит не только от таких факторов, как изменения в технологии и роли знания в производстве, но и от новых организационных форм.

Кроме того, будет осуществляться переход от иерархии к се­тевой организации, децентрализация организационных структур. Централизованная иерархическая структура задерживает поток информации, поэтому организация должна стать сетью ячеек, связь между которыми не является субординационной, а решения принимаются на основе принципа коллегиальности и широкого предварительного обсуждения. При такой структуре в управлении трудовой деятельностью на производстве достигается максимум демократии. Решающим становится человек, его способности, свободный график рабо­ты. Однако такая организация труда возможна только при усло­вии, что компьютеры контролируют производственный про­цесс, так что делом людей становится управление и организация. Сетевая форма организации способствует появлению у работающих корпоративной идентичности.

Эффективному функционированию корпораций способствует допущение неформальных структур и видов практики, не предусмотренных и даже противоречащих формальной структуре. Более того, сами организационные структуры становятся более демократичными и децентрализо­ванными. Существует три вида организационной структуры современных корпораций: 1) децентрализованная структура, соответствующая задаче как можно более быстрого завоевания рынка; 2) вертикальная структура, децентрализованная только в тенденции - в случае если стагнационные условия диктуют необходимость срочной консолидации, а также быстрой коор­динации; 3) структура операциональных блоков, функциональ­но автономных и взаимодействующих, когда для сохранения дохода на должном уровне необходимо разнообразить продук­цию и работать со структурой, одновременно подвижной и координированной. Контроль при такой организации осуществля­ется посредством технологии, а не бюрократическими метода­ми. Все это позволяет организации стать более подвижной, бо­лее чувствительной к внешнему контексту, т. е. стать адаптив­ной корпорацией.

Организационные процессы, характерные для современных корпорации, создают возможность для подключения громадных масс работающих к управлению на производстве, формируют условия базовой демократии. Участие общественности в планировании становится ключевым с точки зрения его эффектив­ности. Общественность и корпорация «нуждаются друг в дру­ге». Совершенно необходимо переосмыслить принципы корпо­ративного планирования, ранее бывшего прерогативой админи­страции, и допустить в нем общественное участие.

Процесс дестандартизации и фрагментизации затрагивает также структуры политической власти. Наблюдается два про­тивоположных процесса - фрагментизация власти в националь­ных границах и появление мультинациональных центров, пре­одолевающих национальные границы.

Важнейшим элементом этого процесса является возникнове­ние нового регионализма - возрастает, например, роль локальной власти и уменьшается престиж федеральных властей. Все это влияет на поведение в сфере политики. Ключевым момен­том для понимания процесса децентрализации политической власти является тот факт, что власть все менее делегируется сверху, она осуществляется на уровне локального, региональ­ного действия. Общины и регионы претендуют на автономию. Эти «низовые» организации требуют права участия в принятии решений по вопросам экологии, образования, наркомании, пре­ступности и т. п.

Высокоиерархизированные и централизованные институты испытывают кризис, социальная жизнь строится на основе принципов низового уровня. Децентрализация сопровождается созданием многих центров, и это означает рост возможностей и расширение выбора для индивида. Децентрализация позволяет решать многие проблемы на локальном уровне и в наибольшей степени способствует социальным изменениям.

Осуществляется переход от институциональной помощи к самопомощи. Существовавшие в течение десятилетий различ­ные институты - правительство, система медицинского обслу­живания, корпорации, образование - не оправдывают возлагае­мых на них надежд, по причине чего появляются многочислен­ные инициативы и группы самопомощи в области медицины, борьбы с преступностью, защиты окружающей среды и т. д. Макроэкономика в государстве всеобщего благоденствия трансформируется в микроэкономику информационного общества самопомощи.

Общество движется от представительной демократии к де­мократии участия. Демократия участия проявляется в беспрецедентном росте широких гражданских инициатив и все большей заинтересованности граждан в социальной и законодатель­ной политике. Осуществляется постепенный переход власти от официальных выборных органов к местным инициативам и референдумам.

В последней своей книге «Смещение власти» Тоффлер констатирует трансформацию всех систем власти, распад властных структур на всех уровнях и зарождение принципиально новых. «В ходе глубинного переструктурирования властных взаимо­действий, подобного смещению тектонических пластов во вре­мя землетрясения, зарождается один из наиболее редких феноменов человеческой истории: кардинальное изменение самой природы власти»7. Это изменение природы власти совершается одновременно с возникновением нового типа экономики, трансформацией природы социальных институтов и формиро­ванием нового образа жизни.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание при рассмотрении теории О. Тоффлера. Занимаясь исследованием современного общества и построением его теории, он специ­альным образом подчеркивает тот факт, что методологическим основанием его теории является совершенно новый принцип социологического объяснения. Он отказывается от какого-либо варианта экономического или технологического редукционизма. По мнению О. Тоффлера, экономика и технология – важные компоненты современного общества, но не его «базис», по от­ношению к которому все остальное лишь «надстройка», как это было, например, для марксизма.

Тоффлер считает, что все компоненты структуры современного супериндустриального общества равноправны. Более того, он предлагает свой собственный взгляд на формальную структуру общества, существенным образом отличающийся от концепций классической социологии. В качестве компонентов структуры общества Тоффлер выделяет, во-первых, техносферу, которая включает энергетическую под­систему, систему производства и систему распределения. Все три компонента внутренне взаимосвязаны и представляют единство. Во-вторых, социосферу - различные социальные ин­ституты (семья, образование и др.). Техносфера и социосфера внутренне взаимосвязаны. В-третьих, инфосфера - системы социальной коммуникации и информации. Кроме того, каждое общество обладает своей биосферой, сферой власти (формаль­ные и неформальные институты политики), психосферой (сфера межличностных отношений, субъективности). Взаимодействие всех этих сфер и образует общество.

Эти воззрения Тоффлера на формальную структуру общест­ва необходимо учитывать для понимания его теории суперин­дустриализма, представленной выше.





Читайте также:
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Какие слова найти родителям, чтобы благословить молодоженов?: Одной из таких традиций является обязательная...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.052 с.