Глава 15 (это всего лишь первая часть) 4 глава





Томас Марволо Антиох Гонт – Слизерин – Певерелл
Лорд Гонт. Наследник Слизерин, наследник Певерелл. Лорд Магии
Статус: чистокровный с выжженной кровью.
Биологический отец: Том Реддл-младший. Мертв. Кровь выжжена.
Принятый отец – Салазар Слизерин Певеррелл
Статус отца: чистокровный, король Дикой охоты.
Мать: Меропа Реддл(Гонт)
Статус матери: чистокровна, мертва.
Брат по праву вендетты и магии: Гарольд Джеймс Поттер. Наследник Поттер
Статус брата: чистокровен, Виконт Магии
Другие родственники:
-
Принятая кровь:
По праву магии – Гарольд Джеймс Поттер. Наследник Поттер, Виконт Магии
Дары рода:
По роду Гонт – парселтанг,
По роду Слизерин – зелья, ментальные искусства.
По роду Певерелл - некромантия
Наследия рода:
По роду Гонт – Наг. Активно.
По роду Слизерин – Наг. Активно; Некромант. Активно.
Полное наследие Нага. Возраст принятия – 130 – 150гг. после рождения
По роду Певерелл – волчий пастырь. Неактивно; Некромант. Активно.
Доступное наследство:
По роду Гонт – полное наследство.
По роду Слизерин – Полное наследство, кроме замка Близард
По роду Певерелл – треть от всего наследства, оговоренная в завещании главы рода
Передано в наследство:
-
Общее мнение по наследию Лорда магии выразил Гилберт:
- Слизерин ЖИВ?!
- А что сделается Повелителю смерти? – усмехнулся гоблин. – Он же своих, сошедших с ума сыновей, и закапывал. Мы, гоблины, историю помним, – ехидно – язвительно заметил коротышка любуясь вытянувшимися лицами магов, пытавшихся переварить свалившуюся на них информацию.
Том сидел какой-то бледный, левый глаз поддергивался. Гилберт от Марволо недалеко ушел. Все думают, что Повелитель смерти – страшная сказка, которая возможно когда-нибудь сбудется. А тут. Сам Слизерин, один из величайших ТЕМНЫХ волшебников, стал Повелителем смерти еще в те далекие времена.
- Мне нужны родовые хроники, - наконец взял себя в руки Томас. – Всех родов. Моего и моего брата. И поверенные. Сейчас же! – рявкнул Том на не спешившего шевелиться гоблина. Вокруг него вспыхнула темная аура ярости. Гоблин тут же исчез из кабинета. Прямо со своего кресла.
- О, они и так могут? – нашел в себе силы удивиться Гилберт.
Через пять минут в кабинет неспешно вошли гоблины с толстенными талмудами в руках.
- Хроники сюда, – тут же рявкнул Марволо. Гоблины вздрогнули и протянули талмуды Гонту. Том вычленил из всех хроники Поттеров и передал его Гарри.
- Господа, вы могли бы отвести моего брата в гостевую комнату? – спросил Марволо, но в его голосе была ощутимая угроза размазать гоблинов по стенке, если такая честь не будет оказана.
- Конечно, - Рагнилус, основательно придавленный магией взбешенного Марволо поспешил вывести Поттера из своего кабинета, оставляя четырех поверенных на растерзание магов. Гарри совсем не возражал. Наука управления делами давалась ему слабо. И, к тому же, совершенно его не интересовала. А информации на сегодня он получил достаточно. Притом ему дали хроники его рода, и Гарри уже не терпелось открыть талмуд, который, кстати, ничего не весил.

Глава 15 (это всего лишь первая часть)

Род Малфой был и является одним из самых заметных родов магического мира. И не магического тоже. Чем Малфои всегда, хоть и тайно, гордились, так это своей способностью нутром чувствовать правильные решения. Так, когда в определенный момент Охоты на ведьм, маги начали отказываться от детей – сквибов, так как они были обузой постоянно готовым сорваться с места волшебникам, Малфои никогда не позволяли себе так расточительно разбрасываться своей кровью. Cквибов не выкидывали в чуждый магловский мир, а старательно пристраивали в достойные Малфоев условия, и никогда не теряли с ними связи, не выжигали с гобеленов, как начали это делать Блэки, а позже и другие рода. Их по-прежнему считали членами семьи. И видели в этом положительные стороны. К примеру, возможность закрепиться и добиться успеха в том же магловском мире. Или получить новые знания. Ведь маглы, не имея помощницы – магии, развивали свою науку быстрее, до того момента пока их не сжигали на кострах за ересь.
Пристроить ребенка с довольно колоритной внешностью, да еще в соответствующие условия – дело трудное. Но Малфои на протяжении веков справлялись с этим успешно. Вылечить сына Графа, который возьмет под свою опеку младшего родича, сына троюродного брата четвероюродного дяди – богоугодное дело. Или немного помочь материально, разобраться с назревающим бунтом. Вариантов много. А там выгодный брак и Малфой прочно закреплялся в управляющей системе маглов.
К концу века костров Этан Малфой «младший сын» барона Мэйсона умудрился спасти принца Генриха, в итоге получил статус Нового Дворянства и новую фамилию – Малфой, с наследным майоратом. Новый род смог удержаться во время всех неприятных течений, возникших в то время, постепенно рос и становился весомым в обществе. В этот же род постарались как можно быстрее ввести всех остальных «Малфоев».
К сегодняшнему дню, кроме этого магловского рода есть еще три семьи, в которых могла бы пробудиться кровь древнего рода Малфоев, но все они были за пределами Англии.
Род Малфоев в магловском мире чрезвычайно радовал самолюбие лорда Люциуса Малфоя. Род, не без помощи предков – магов занял устойчивые позиции возле королевского престола. И пусть это было не политическое место, а место главных и любимых ювелиров королевской четы. Бизнес на дорогих, чрезвычайно изящных вещицах сделал род Малфоев известным в определенных узких кругах.
А сейчас внимание лорда привлекала юная Кэндис Малфой, которая в свои неполные семь лет демонстрировала не слишком сильные, но далеко не слабые магические всплески. Об этих всплесках сообщал маленький артефакт, который имелся у любого Малфоя–"магла": сережка – гвоздик с апатитом. Сережка не дает стихийной магии широко распространяться, из-за чего не происходила регистрация ребенка в книге душ Хогвартса, что позволяло держать его существование в тайне.
Никто в магическом мире Англии не подумал бы связать маглоненавистников Малфоев, с известным родом ювелиров в магловском обществе. И Малфои, что те, что другие тщательно поддерживали эту позицию. Дети которые получали дар магии обучались за границей, Девочки – в Шармбатоне, а мальчиков отправляли еще дальше – в Дурмстранг.
Вот сейчас лорд Малфой и раздумывал, следует ли и дальше продолжать данную традицию. Род в магловском мире считался младшим, и был единственным возможным вариантом для возрождения старшего рода.
Так и не придя к какому – либо решению лорд Малфой решил, что такие вопросы в одиночку не решаются.
Позвав домовика, он велел ему собрать Драко в гости к деду, а после прийти к нему в кабинет. Драко пришел через пятнадцать минут.
- Отец. Что-то случилось? – стараясь говорить безразлично, подражая отцу, спросил мальчик.
- Что-то должно было случится, чтобы погостить у родственников? – Люциус чуть приподнял одну бровь, но держа лицо все еще бесстрастным и холодным.
- Учитывая твою занятость в последнюю неделю или нет? – ехидно уточнил мальчик, теряя маску. Все равно рядом с отцом она была вне конкуренции.
- Нахал, – шутливо заметил отец вставая из-за стола. – Готов?
- К аппарации или взял ли с собой подарок Кэндис? – вновь съязвил младший Малфой, беря отца за руку.
Слуг в поместье Малфоев – маглов всегда было мало – необходимый минимум. И все они были связаны заклятиями неразглашения и отвлечения внимания. Так они абсолютно не обратили внимания на появившиеся в холле, будто из воздуха, две фигуры. Ну, если не считать старого дворецкого. Сухонький, с залысинами старичок был одногодкой Дамблдора. В силу возраста и длины службы в особняке, не удивлялся ничему и никому. А повидал он за годы своей службы многое.
- Господа Люциус, Драко, – старик немного склонил голову. – Господин Лютер и господин Аден изволят находится в малой столовой вместе с маленькой госпожой Кэндис.
- Благодарю, Грай, – кивнул Люциус и, не отпуская руки Драко, стал подниматься по лестнице, ведущей на второй этаж.
В малой столовой сидело небольшое семейство из трех человек. Самым старшим был полуседой Аден. Имел он, как и все присутствующие, колоритную внешность Малфоев: платиновые волосы, в которых седина сверкала серебром, прямой нос, узкую полоску губ, острый подбородок. С правой стороны от него, на высоком стуле, расположилась маленькая Кэндис в легком платье.
А слева от главы рода сидел человек, встреть которого знакомые Люциуса, наверное, испытали бы глубокий шок. Этот человек являлся сильнейшим стимулом для непрекращающейся вражды между Малфоями и Уизли.
Лютер Малфой был как две капли похож на Люциуса Малфоя. Так же как и Аден Малфой был похож на Абраксаса Малфоя. На роду Малфой, вопреки всем домыслам магического мира, никогда не лежало проклятье одного наследника. Наоборот, от самой магии было благословление: в роду у наследника титула лорда рождались магические близнецы, которые в силу своей связи никогда не могли пойти один против другого.
Все дело было в давней дуэли между молодыми ДемОном Малфоем и Гэллом тогда еще Уэсли. Из-за чего произошла дуэль, история не сохранила. Победил тогда Малфой. Гэлл пораженья не стерпел и уже после дуэли запустил в спину уходящего Малфоя какое-то проклятье. Сразу ничего обнаружено не было. Последствия проклятья обнаружились уже после рождения близнецов. Один из мальчиков оказался сквибом. На что сразу же указал родовой артефакт Малфоев.
Бросившиеся к различным мастерам Малфои получили неутешительные известия. Проклятье, брошенное в спину Демону, повисло на всём роду, так как Демон был наследником. Именно оно и должно было обеспечить только одного ребенка в роду, но проклятье, брошенное Уэсли, не смогло перебороть дар магии, и проявилось в другом – лишении магии второго ребенка. Для Малфоев, с их официальной маглоненавистнической политикой, это было бы серьезным ударом. Да и само осознание того, что один ребенок лишен магии из-за проклятья, сильно ударило по семье.
Гэлл Уэсли был вызван на суд магии, где был признан виновным и объявлен предателем крови, лишившись покровительства самой Магии. Так как он был наследником и единственным сыном род Уэсли прекратил свое существование и появился род Уизли – предателей крови.
И если Уизли забыли о причине вражды, потеряв вместе с титулом родовые хроники, то Малфои помнили, да и не могли забыть, имея в каждом поколении прямое напоминание.
Малфои долго искали способ снять проклятье с рода. Пока не обнаружили странную закономерность, возникшую у сквибов. У второго ребенка от второго сына от сквиба магия просыпалась. Было решено поэкспериментировать. Малфои впервые отказались от традиции брать в невестки старших девушек, и взяли не то, что рожденную вторую, так еще от второго сына, что уже вовсе из ряда вон.
Зато расчет подтвердился. Драко, став единственным возможным сыном от Нарцисы уже не имел над собой довлеющего проклятья, к сожалению и брата – близнеца тоже. Не растраченные братские чувства он перевел на Кэндис, внучку Адена и племянницу Лютера.
- Люциус! – Лютер встал из-за стола и объятьями поприветствовал брата. – Ты без предупреждения. Что-то важное?
- Не настолько, чтобы пропустить чай, - на лице лорда отобразилась очень редкая – улыбка. Только в этом доме, в очень узком кругу Люциус Малфой мог позволить себе расслабится, снять все маски и просто общаться, не ища за каждым словом второй, третий и четвертый смысл.
По окончании чаепития Драко презентовал Кэндис свой подарок – куклу в викторианском стиле, все детали которой были подвижными, с набором нарядов. На куклу так же были наложены мощные успокаивающие и защитные чары.
Поблагодарив за подарок, Кэндис увела Драко в свои комнаты, знакомить оного с достижениями цивилизации, а взрослые переместились в библиотеку.
- И все же что заставило сиятельного лорда Малфоя спуститься с олимпа впервые за три месяца? – Аден Малфой пристально и грозно посмотрел на Люциуса, так, как когда-то смотрел на него Абраксас Малфой, когда сын совершал что-то недостойное фамилии Малфой. В детстве этот грозный вид действовал на братьев, но сейчас на него выработался иммунитет. При желании они могли сделать такие же грозные лица. Но у Люциуса и Лютера «родной» эмоцией была не грозность, а пренебрежение.
- Сначала ежегодные проверки – налеты. – Малфой презрительно поморщился. – А вот в последнюю неделю произошло действительно нечто важное. – Люциус сделал многозначительную паузу, которая была прервана Аденом:
- Темный Лорд, что ли вернулся? – безразлично брезгливо бросил он.
Люциус с трудом удержал лицо.
- Не только. – выдал Люциус и замолчал, с трудом удерживая маску на лице, на которое грозилась выползти улыбка. Таких ошарашенных лиц у дяди и брата он не видел давно.
- Не молчи, – получив болезненный пинок ногой от младшего брата Люциус продолжил:
- Темный Лорд действительно вернулся… Не без помощи того, благодаря кому пропал. Здоровый, вменяемый, по-прежнему сильный маг, в процессе возрождения получивший брата, благословление или проклятие (это смотря с какой стороны смотреть) Магии и ученичество Смерти.
Это воспоминание, в недалеком будущем, станет одним из любимейших у лорда Малфоя. А пока он просто наслаждался произведенным эффектом.
- Еще раз, только с подробностями, – Лютер поднялся из кресла и сходил к скрытому бару, вернувшись с коньяком и бокалами. Люциус дождался возвращения брата и продолжил:
- Немногим меньше, чем неделю назад, я получил письмо от Стража, начальника Отдела тайн, где тот приглашал явиться в означенный отдел. Не найдя причины для отказа я, бросив все дела, отправился по приглашению. В кабинете Стража меня ждал Темный лорд… и мальчик-который-выжил, который, собственно и стал главной причиной возрождения оного лорда. На данный момент Темный лорд уже таковым не является – он Лорд Магии. А мальчик-который-выжил – его кровный, магический брат. Так решила сама Магия.
На несколько минут в комнате повисла тишина, которую разрушил Аден:
- То есть, Темный лорд не только возродился, но обрел еще большее могущество, а помог ему в этом тот, кто должен был его повергнуть? В придачу ко всему записавшись к нему в родственники?
- Мало того. Магия создала правящую пирамиду. Я - Советник, Страж, Палач, Душа. Последний – Поттер.
- Значит, мальчик пророчества стал весомой фигурой, – Лютер откинулся в кресле, играя с жидкостью в бокале. – Имеет очень серьезного и сильного старшего брата. Стал Душой в пирамиде власти. Да еще самый младший в ней. При этом является важной фигурой у Светлых сил, имеет неплохое наследство…даже два. Защитник не справившийся со своими обязанностями… Магия точно отсудит ему наследство Блэков, – рассуждал сквиб. – Люциус, брат мой, ты ничего не забыл упомянуть?
- Поттер воспитывался у маглов, которые, судя по всему его мало того, что ненавидели, так еще и руки распускать смели.
- Ай-я-яй. – покачал головой уже Аден. – И кто же магический опекун мальчика?
- Я так подозреваю, что Дамблдор. Ведь именно он распинался о самом безопасном месте для малыша Гарри. Но он никогда не интересовался своим героем. У Поттера совсем нет друзей. Это лето он провел с семьей Стража. И именно у них будет праздноваться его День рождения. Приглашение на неограниченное число людей я уже получил, а Дамблдор ни слухом, ни духом. Герой наверняка еще даже не помолвлен.
Аден неспешно кивал головой вслед словам Люциуса. Несколько мгновений царила тишина, а мужчина сделал выводы.
- Люциус, только не говори мне, что ты собираешься втянуть во все это Кэндис! Я горд за то, что в ней проснулась магия, но это не повод использовать ее в своих махинациях! Я не позволю так обращаться с единственным живым членом моей семьи! Она только – только начала говорить после произошедшей трагедии! И я не позволю подвергать мою единственную родную внучку такой опасности, как раскрытие ее существования перед Дамблдором!
- Ничего подобного! – возмутился такими словами Люциус. – Мое предложение всего лишь в знакомстве Кэндис, Драко и Гарри. Никаких помолвок и всего прочего. Это четко обозначается в личном деле каждого ученика. Не нужно лишать Дамблдора его иллюзий. Кэндис, как и планировалось, поедет учится в Шармбатон. Это даже не обсуждается. Ей все равно уже давно пора более подробно ознакомится с нашим миром. Мы и так отложили ее переезд из-за катастрофы.
- Ты, судя по всему, планируешь просвещение не только для Кэндис, но и для своего Поттера. И как ты планируешь вырвать его из рук Дамблдора?
- Зачем так сложно? – Люциус поморщился. – Вместо Гарри вернем к маглам домовика. Те, если захотят, хоть в столб превратятся. Никакой проверкой не отличить. И Дамблдор о таком их свойстве не знает.
- С чего ты взял?
- С того, не держал бы он хогвартских домовиков на голодной магической диете, если бы знал об этом. Это же такой материал для шпионажа!

Глава 15 (вторая часть)

Аден усмехнулся словам племянника и задумался на несколько минут:
- Предположим, я разрешил. Как ты собираешься уговаривать Кэндис, выехать на мероприятие, когда она уже чуть более полугода не покидает территории поместья из-за истерик?
- Ты сомневаешься в моем даре политика?
- Тут тебе не министерство, где ты и статую уговоришь сделать так, как тебе нужно. Она маленький ребенок, который похоронил своих родителей. И еще. Не дай боги, если твоя жена опять распустит язык из-за ее происхождения!
- С этим проблем не будет. – Люциус искренне улыбнулся. – За пренебрежение к супружеским клятвам, за нежелание следовать родовому кодексу Великого Рода Малфой, за невыполнение обязанностей Матери рода, брак с Нарциссой Малфой, в девичестве Блэк расторгнут, ей возвращается ее девичья фамилия, и приданное, с тридцатью процентами всего дохода, взятого за все время нахождения приданного мисс Блэк в роду Малфой. За снятие проклятья с рода Малфой мисс Блэк получает в дар поместье Аzur во Франции. Мисс Блэк уже просвещена, претензий не имеет, и дала свое разрешение на сокрытие этого факта в тайне. Все же в плане своей выгоды она умеет быть умной.
Лорд Малфой победно усмехнулся и отпил из бокала. Любил он оставлять последнее слово за собой. День определенно удался. Два раза ошарашить родственников – это уметь надо!
Какие слова употреблял Лорд Малфой в разговоре с Кэндис останется известно только им двоим. Но результат был достигнут. Девочка не только согласилась посетить День рождения неизвестного ей мальчика, но и заранее прибыть в Малфой – менор. А так как по календарю была середина дня 29 июля, то отбывать пришлось в этот же день.
Девочка отнеслась к этому очень серьезно. Сама собрала все нужные ей вещи, попрощалась с дедом и дядей и позволила взять себя на руки, после долгого объяснения, что иначе она может «потеряться».
Перемещение она перенесла стойко, не жалуясь, даже сумела улыбнуться обеспокоенному Драко, которого самого мутило от перемещения.
После девочка терпеливо стерпела дотошного и скрупулёзного портного Малфоев, и тщательно рассмотрела предложенные ей на выбор образцы тканей. В конце – концов, выбрав бледно – голубой шелк, в цвет своих глаз.
Остаток дня до ужина девочка провела в обществе Драко. Тот решил провести перед ней полноценную экскурсию по родовому поместью. Даже обратился к отцу с просьбой о посещении сердца менора. Тот, посомневавшись, всё-таки выдал два защитных амулета и, скрепя сердце, дозволил.
Сердце любого древнего магического менора – Башня-крепость, вокруг которой с течением времени, возводились остальные пристройки. Башня Малфоев была надежно скрыта под видом одной из декоративных башен, и была она столь же глубока, как и высока.
Нижняя, или подземная башня, Драко, конечно, интересовала, но не настолько, чтобы рисковать жизнью ради своего любопытства. Потому, что из-за разделения магии для магов на темную и светлую, делилась так же и сама башня – подземные уровни были темными, и не всякий лорд рисковал вообще ее посетить, а верхняя часть была светлой.
Именно её и решил показать Драко. Изначальный вид башни не менялся никогда, ведь ее строила магия. Сразу за тяжелыми дверями, обитыми железом был пустой зал, диаметром вполовину меньшим диаметра башни. Пустой, да не совсем.
У дальней стены была статуя коленопреклонённого мужчины, располагавшейся спиной к двери, из-за полумрака, царившего в комнате, не сразу заметного. У него были длинные, спутанные волосы до середины спины, падавшие поверх тяжелого мехового плаща. При ближайшем рассмотрении оказалось, что он довольно крупен. Даже в своем коленопреклонённом положении он на полторы головы выше детей. Что у него широкие плечи, сильные руки, скрещенные на рукояти каменного меча, на половину вогнанного в землю. Что под плащом кроется торс, закованный в кожаный доспех.
- Это – родоначальник.
Кэндис недоуменно взглянула на названого брата. Уж очень не вязался этот мужчина, по виду чистый варвар, с сегодняшними Малфоями.
- Это саксонец, – подтвердил догадки Кэндис Драко. – Орм, Змей. Он был воином. И вожаком сильного племени. До тех пор пока на них не начали нападать варвары. Хитростью сражался он с врагами, когда не помогал меч, за что и получил свое имя. Но силы были не равны, и племя бежало от нападок варваров. Но где бы ни останавливалось племя, везде их настигали. В последний набег погибли все, кроме самого Орма и его сына, увы, смертельно раненого. В отчаянии Орм обратился ко всем силам, с просьбой о помощи и готовностью заплатить любую плату. Магия откликнулась на зов, так как в сыне Орма – Лейве тлела ее искра, и уговорила смерть на обмен Лейва на Орма.
Смерть забрала Орма, обратив его в камень, а Лейв стал сильным магом, под охраной самой магии. Именно от Лейва идет наш Род. Род, а не фамилия, – Драко явно был очень горд своей родословной. – Фамилия появилась гораздо позже.
- И многие рода могут с уверенностью указать на своего родоначальника?
- На территории Англии, когда-либо существовало всего около трехсот семейств Лордов от Магии. Сейчас их гораздо меньше. И все они знали не только родоначальника, но и всю свою родословную.
Драко положил свою ладонь поверх скрещенных рук Орма. И тут полутьма стала отступать к стенам. Вскоре Кэндис восторженно задержала дыхание.
Орм стоял в середине круга стен, по которым вилась будто невесомая лестница. Свободное внутреннее пространство занимали светящиеся кристаллы самых различных размеров и висящие в разном удалении и от пола, и от стен. Они не слишком ярко светились, но создавали в башне уют.
- Идем! – мальчик быстрым шагом подошел к первой ступени лестницы. – Смотри.
С середины зала казалось, что стены увиты причудливым рисунком плюща, при близком рассмотрении оказалось, что это огромное родовое дерево. Маленькие фигурки магов отображали важнейшие вехи жизни каждого Малфоя. Поднимаясь по лестнице дети становились свидетелями различных событий: битв, свадеб, предательства, мести. Они видели, как изменяются Малфои. Как постепенно меняются светло-русые гиганты, под влиянием принятых в род высших эльфов, вейл, вампиров. За всё своё существование род семь раз чуть не прервался. От такой печальной участи его спасали Матери рода – женщины из побочных ветвей, которые выбирались самой магией, для восстановления главной ветви. В обычной ситуации Матерью рода была жена лорда. Увидели и первого представителя фамилии Малфой, который уже имел все специфические черты этой фамилии.
- А вот и ты, – Драко указал на маленькую фигурку девочки. Кэндис, будто завороженная, коснулась камня, провела пальчиками по тонкой веточке вниз, туда где обнимаясь стояли её родители.
- Смотри, а вот Лютер, – мальчик поспешил отвлечь девочку. – Ой!
Последнее восклицание отвлекло Кэндис быстрее. Она посмотрела туда, куда указывает Драко и застыла. От Лютера отделилась одна тоненькая веточка к пустой рамке.
- А что это значит?
- Что у Лютера скоро будет ребенок! Отец его убьет!
- Почему? – не поняла девочка.
- Бастард! В роду Малфой никогда не бывает бастардов!
- Ой, а вот ты, – Кэндис не понимала, чем так взволнован Драко, и что это за странное слово бастард. – Такой смешной!
- Неправда! – возмутился Драко. – Пошли дальше.
- А что там? – Кэндис позволила утянуть себя выше.
- Отец сказал, что комната памяти. Это просто надо увидеть!
Комната на самом верху башни была увешана и заставлена портретами, бюстами и различными фигурами животных.
- В доме висят не слишком старые портреты. Со временем портреты засыпают и их переносят сюда. А ведь до портретов были другие способы запечатлеть сущность мага. Это и фрески, и животные, которые были хранителями мага. Жалко, что сейчас они все спят.
- Тут еще и лес есть! – восхищенно захлопала в ладоши Кэндис.
- Папа сказал, что так запечатлелись несколько потомков от союза с эльфом. Тут еще ручей с ключом есть. От дини ши.
- А это кто?
- Кто-то вроде эльфов, – Драко и сам точно не знал.
Дети еще несколько минут бродили между различных фигур, а после всё же спустились вниз.
И Драко повел свою спутницу знакомиться с остальным домом.
На ужин дети пришли только тогда, когда за ними был отправлен домовик.

Следующий день начался довольно рано. Дети, проснувшись, заказали завтрак к себе, а после Кэндис перебралась в комнаты к Драко, точнее в его игровую комнату. Люциус скрылся из мэнора по своим делам, перед этим уточнив у Драко, точно ли он не собирается приглашать других своих друзей.
Тот сморщил носик и отрицательно мотнул головой.
- Кого, папа? Панси? Так она язык за зубами держать не умеет. Что думает, то и говорит. Как прокомментирует что-нибудь, так не отмоешься. Винсета? Грегори? Они конечно не полные и…дураки, но в магловском мире будут выглядеть именно ими. И потом, если бы на мой день рождения пригласили кучу незнакомых мне людей, я бы чувствовал себя лишним.
Люциус одобрительно кивнул и покинул комнату сына. С Кэндис он говорил вечером, по поводу подарка Гарри.
Сделать все свои дела он успел впритык к обеду. От домовика он узнал, что дети уже в столовой вместе с портным, который прибыл к десяти часам и занимался гардеробом Кэндис.

После обеда Люциус изъявил желание увидеть платье Кэндис. Платье было не в строгом магическом стиле, где, как в восемнадцатом веке, для нарядов детей приняты «кукольные» платья, с обилием рюшей, вышивки, мелких деталей и кружев. Этот стиль изрядно бесил самого Люциуса, он помнил, как его самого наряжали в подобные, жутко неудобные и тяжелые костюмы. Именно из-за того, что Нарцисса попыталась нарядить Драко в подобный наряд на его пятилетие, Люциус полностью запретил ей заниматься воспитанием сына, заявив, что ему нужен наследник, а не выставочная кукла. Впрочем, Нарцисса тогда не сильно сопротивлялась решению мужа.
Легкое, летящее платье без рукавов, переливающееся при любом движении серебром, с тонкой вышивкой защитных рун по подолу, вкупе с небрежно заколотыми волосами, с выпавшими короткими прядками возле лица, делали Кэндис похожей на ангела.
Люциус был доволен. Даже более чем. Кэндис обещала стать одной из самых красивых жемчужин фамилии Малфой. И эта жемчужина требовала достойного оформления. С утра Лорд посетил банк, а точнее родовое хранилище, забрав оттуда комплект наследницы.
Это была небольшая по виду, деревянная, украшенная резьбой и драгоценными камнями, шкатулка. В роду Малфой девочки были крайне редкими, лелеемыми детьми. И комплект собрался соответствующий. Кроме набора артефактов, который, собственно и был комплектом наследницы, в шкатулке имелось еще множество других украшений, тщательно собранных поколениями Малфоев.
Поставив ларец на столик, Люциус подробно объяснил девочке, что это такое и схему активации, так как шкатулка открывалась только девочкам с кровью Малфой.
Но в первый раз дотронуться до нее самостоятельно Кэндис не смогла. Люциусу пришлось брать ее руки и положить их на крышку шкатулки. Камни, украшавшие изящную вещицу, неярко мигнули, подтверждая родство, и Люциус медленно развел ладони девочки в стороны, открывая шкатулку.
В самом нижнем отделении и хранился комплект наследницы. Лорд Малфой, объясняя свойства каждого артефакта, начал надевать их на девочку. Сережка – колечко на хрящ в верхней части уха от ментального воздействия. Кулон на длинной цепочке – защита от магических атак. Широкий браслет на левую руку – от проклятий, сглазов и паразитов с магической составляющей. Более тонкий на правую руку и кольцо на указательный палец – распознаватель ядов и защита от зелий.
После слов, что весь комплект может становиться невидимым, девочка несколько раз поэкспериментировала с этим свойством артефактов, заставляя их то проявляться, то исчезать. Когда азарт прошел, Люциус начал выбирать подходящий комплект украшений, выбирая не слишком броские. И думая над тем, что, к сожалению, хорошую гувернантку за день не найдешь.
Кэндис с трудом дождалась, когда Люциус удовлетворится тем, как она выглядит. В итоге убежала хвастаться Драко босиком, в одних лишь белых чулках. Лорд Малфой лишь тяжело вздохнул. Повесил же он себе ярмо на шею.

Глава 16.





Читайте также:
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...
Зачем изучать экономику?: Большинство людей работают, чтобы заработать себе на жизнь...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
Русский классицизм в XIX веке: Художественная культура XIX в. развивалась под воздействием ...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-08-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.02 с.