Это сладкий яблочный след





Альви Бено

 

 

СВЯТАЯ ЛЕЗГИНКА

 

Стихи

 

Перевод с чеченского

 

Владислава Артемова


 

Грозный 2009


 

 

 

Очередная книга стихов чеченского поэта

 

Альви Бено посвящена героям, павшим в борьбе с терроризмом, и тем, кто сегодня созидает и строит новую мирную жизнь в Чеченской Республике.


 


 

 

ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

памяти

 

Хадизовой Маржан

 

и Бахарчиевой Айзан


 


 

Предисловие переводчика

 

Чеченский поэт Альви Бено, безусловно и без всяких преувеличений, - один из лучших современных поэтов Северного Кавказа. Говорю это с полной ответственностью и с полным знанием дела. За тридцать с лишним лет литературной работы мне довелось перевести на русский язык довольно много произведений и признанных классиков, и начинающих стихотворцев. Работа над переводами Альви Бено, несмотря на сопряженные с этим делом трудности, приносила в итоге несомненную радость и удовлетворение, ибо это было настоящее сотворчество. Лирика поэта, при том что задевает самые нежные и тонкие струны человеческой души, по-настоящему мужественна и сурова. Это действительно очень мужские стихи, - явление вообще довольно редкое в поэзии. Несомненно, на стиль и строй стихов Альви Бено оказало влияние традиционное кавказское воспитание, когда с самых юных лет родители стараются передать сыновьям чувство внутреннего достоинства, благородства, чести, ответственности за свои слова и дела. Альви Бено - певец чеченских родовых традиций, стихи его в глубине своей очень религиозны, в них живёт высокий дух прошедших поколений. Недаром главные, сквозные образы его поэзии истоками и корнями своими уходят

 

в вечность, в стихах его звенит животворный неиссякаемый ручей и шумит вечнозелёное Древо жизни.


 


 

Очевидно, что миром все более овладевает дух растления и распада, который пытается всё унифицировать, стереть индивидуальные черты, превратить человечество в единообразное и бездуховное стадо потребителей материальных благ. На пути всемирной пошлости встают традиционные общества, со своей религией, со своей твёрдой нравственностью, со своей древней культурой, со своей, выработанной веками, иерархией духовных ценностей. В духовном мире идёт напряжённая и постоянная борьба, точно такая же борьба идёт и в искусстве, где против красоты и гармонии выступают силы пошлости и безобразия. Красота в искусстве - есть олицетворенное выражение любви. Безобразное выражение страха и ненависти.

 

Отрадно, что поэзия Альви Бено служит благородному делу красоты, гармонии и любви.

 

Владислав Артемов,

 

член СП России


 


 

ТРИ ДНЯ...

 

Воспоминания автуринца

 

Хажбекира Бахарчиева

о бабушке Хадизовой Маржан

и о матери Бахарчиевой Айзан

 

Знаю я,

 

Звучит для многих странно

Словосочетанье «до войны».

Бабушка и мать

В узорных рамах На семью Глядели со стены.

 

Прошлое –

 

Как рана ножевая,

Сколько ждёт нас

Этих самых ран...

Но Маржан

Глядела, как живая,

И глаза грустили У Айзан...

 

Нам казалось,

 

Что никто на свете

 

Нашу связь

 

Не сможет разорвать,

 

Под присмотром

 

Внуки их и дети,

 

Если рядом –

 

Бабушка и мать.


 

 

Но взревели

 

Бомбы и ракеты,

От разрывов

Дрогнула стена,

И упали со стены Портреты...

И в пролом Вломилась в дом Война!..

 

Мир чернел

 

Глазницами пустыми,

Вой снарядов

Землю растерзал...

Лик Маржан

Померк в огне и дыме,

И глаза погасли У Айзан.

 

 

Не виновата

 

Детская душа,

Что угодила

Прямо на развилку,

Не помню я

Свой первый в жизни шаг,

Но знаю я,

Что был он шагом

В ссылку...

Я в том пути

От взрослых не отстал,


 

 

Хоть было мне

 

Тогда всего полгода,

В товарняках

Везли нас в Казахстан,

Я не отстал, -

Я был среди народа...

 

Я не могу припомнить, Хоть убей, Солёных слёз, Что пропитали детство, Но до сих пор Среди глухих степей, Наверняка, Блуждает крик младенца.

 

 

И этот век,

 

И эта жизнь пройдёт, Но в ту эпоху Шла игра без правил,

И ветер

Никогда не занесёт

Мой первый след,

Что я в песках оставил...

 

Я с детства гордо Голову держал, Но без подмоги Выжил бы едва ли, И мать Айзан, И бабушка Маржан Теплом души Меня отогревали.


 

 

Но кто страдал,

 

Тот прожил жизнь не зря,

Судьба учила

Строго и сурово,

В селе казахском «Красная заря» Заря была Не красной, а багровой.

 

Заря зарёй,

 

Но, грубо говоря,

Как ни трудись,

Не будет лучшей доли,

Колхоз с названьем

«Красная заря»

Дарил Маржан

Кровавые мозоли.

 

Те трудодни,

 

Огнём они гори...

Не приносил покоя

Краткий роздых.

Маржан во тьме

Вставала до зари

И в темноте Ложилась спать, При звёздах.

 

И грезилась

 

Ей в этой темноте

Чечня родная,

 

И село родное...

 

Где светят те же звёзды,


 

 

Да не те,

 

И небо то...

Да нет, Совсем иное...

 

Я вырастал из детства И мужал,

Я в жизнь влюблялся Пламенно и пылко, И все советы Бабушки Маржан Запоминал И складывал в копилку.

 

 

Пусть в тех словах

 

Немного понимал,

Но глубоко

Ложилось в душу семя,

И там подспудно Плод их созревал...

Я всё пойму,

Когда настанет время.

 

Мне с бабушкой

 

На редкость повезло,

 

Слова прозрачны,

 

Как вода в колодце:

 

«Запомни, внук, -

 

Добро твоё и зло,

 

В конце концов,

 

Всегда к тебе вернётся».


 

 

Жизнь всё сама

 

Расставит по местам,

Но победит лишь тот,

Кто жил, не гнувшись...

Семь классов школы

Я окончил... там, Ну а в восьмой Пошёл, уже вернувшись.

 

Встречали нас

 

Родные Автуры,

Родные горы

Приняли, как сына,

Насколько ж это

Разные миры –

Чечня моя

И дальняя чужбина...

 

А бабушка Маржан, Она - свята!..

Она родник,

Не высушенный степью, В ней мудрость рода, Ум и красота, Она - душа Чермоевского тейпа.

 

Известно всем,

 

Как дух её высок,

 

Судьбе и року

 

Все долги вернула,

 

Жила светло


 

 

Отпущенный ей срок,

 

И до ста лет

Чуть-чуть не дотянула.

 

Пусть трудная,

 

Но чистая судьба,

Таких немного

Видел на веку я...

Дай Бог и нам

Не уронить себя,

Дай Бог и нам

Осилить жизнь такую!

 

Святые чётки

 

Держим мы в руках,

За нею вслед

В молитвах повторяя:

В святых местах Храни её, Аллах, Поистине, Она достойна рая!

 

 

Жизнь непроста,

 

Но твёрдо знаю я, -

Кто трудно жил,

Тот будет крепок духом.

В семнадцатом Родилась мать моя, Назло смертям, Раздорам И разрухам...


 

 

Она перетерпела

 

Много зла,

Весь мир кругом

Переполнялся скверной...

 

И до второй войны Не дожила, Она ушла на небо После первой...

 

Тьма разошлась,

 

Рассеялся туман,

В просторах светлых Чистый дух витает...

Но ты бы знала, Матушка Айзан, Как нам тебя Сегодня не хватает.

 

Ты где-то рядом,

 

Просто... отвлеклась...

Клянусь тебе,

И это не лукавство, Пока жила ты, Я не пил лекарств, Твои ладони – Лучшее лекарство.

 

Семья сидела

 

Дружно у стола,

Мы знали все,

 

Что лучше, что полезней,

 

Твоя лапша


 

 

Целительной была,

 

Чеченский соус

Отгонял болезни.

 

Твоя душа

 

В любом из нас жива, Ты нас учила Правильным манерам, Твои дела, Поступки и слова, Навек для нас Останутся примером.

 

 

Айзан, Айзан,

 

Очаг твой не угас,

Твой крепкий чай

По-прежнему горячий,

Твоя душа

Объединяет нас,

Нам невдомёк,

Как может быть иначе?

 

Я вспоминаю, Ты меня прости, Как в армии, Скопив немного денег, Гадали братья, Что бы привезти, Тебе в подарок, Отправляясь в дембель.

 

 

Твои сыны

 

Скупили б целый мир,


 

 

Всю ГДР,

 

Когда б хватило марок...

«Какой купить

Заморский сувенир,

Что привезти

Из армии в подарок?..»

 

Ты им в ответ сказала –

 

«Боже мой,

Мне от вещей

Ни холодно, ни жарко,

Здоровыми

Придите вы домой,

Здоровье ваше

Будет мне подарком!»

 

Гнетёт, гнетёт

 

Тоска-печаль меня,

Ушла Айзан,

И все мы опоздали, Когда б вернуть Хоть три последних дня, Как много, мать, Тебе бы мы сказали...

 

Двенадцать лет

 

Тебя на свете нет,

 

И лишь душа Порой отраду чует, - Ведь в ней живёт Любовь твоя и свет, Что просвещает всех нас

 

И врачует!


 


 

РАВНЕНИЕ НА АБДУРАХМАНОВА!

 

Историку Кавказа,

 

кавалеру ордена Кадырова,

ордена Дружбы

и ордена Почета

Абдурахманову Дукувахе Баштаевичу

 

От сильных мира

 

Ты не ждал награды,

Ты как историк

Ясно понимал,

Что только слово

Истины и правды

Бьёт точно в цель

И валит наповал.

 

Всё это так,

 

Но в жизни всё непросто,

Бывает, честность

Смертью нам грозит,

Ведь слово правды -

Обоюдоостро,

И нас самих Оно порой разит.

 

За все дела

 

Аллаху мы ответим,

 

Ты в час беды

 

Себя не поберёг,

 

И в том далёком

 

В девяносто третьем Ты смело встал Режиму поперёк.


 

 

В те дни живое Слово задыхалось, По всей Чечне Творился беспредел, Ты ясно видел Эту ложь и хаос, За свой народ Сражался, как умел.

 

Ты защищал

 

Народ от беспредела,

Разоблачая

Тёмные дела,

И речь твоя

На митингах гремела,

И, видит Бог,

Правдивой речь была.

 

Коварная

 

В стволе таилась пуля,

В стальном стволе, Что целился в тебя...

Но ангел твой Стоял на карауле, Хранил Господь, И берегла судьба.

 

Берёт рассудок

 

Крепости любые,

 

Но были силы

 

Слишком неравны,

 

Вели народ

 

Поводыри слепые


 

 

И довели до края, До войны.

 

Ты вновь за правду

 

Встал, как ополченец,

И снова мудрость Рассуждала так - Неважно Федерал или чеченец, Кто сеет зло, Тот - супостат и враг.

 

Закон войны

 

Жестокий и суровый -

Она идёт по жизням

Напролом,

На блокпосты

Валился дождь свинцовый,

А с блокпостов Гремел железный гром.

 

От ненависти

 

Трудно излечиться,

Слепая месть

Не ведает конца,

И никакая

Жёсткая «зачистка»

Не очищает

Души и сердца.

 

Один дурак

 

Наделал бед немало,

 

Ты вызвал на дуэль


 

 

Его когда,

 

На золотых

 

Погонах генерала

 

Его звезда

 

Краснела от стыда.

 

Как много подлецов

 

И блюдолизов, Таким же был

И этот генерал, Где он теперь,

Он отклонил твой вызов, Как звать его? - Он имя потерял.

 

Честь наших душ

 

Не то, что «честь мундиров»,

 

Пятно с души

 

Не отстирать вовек...

 

Призвал тебя

 

Ахмат-Хаджи Кадыров -

 

Поистине

 

Великий человек!

 

Живой травой

 

Воронка зарастает,

 

Всё дальше память

 

Этих чёрных лет,

 

Но всем известна

 

Истина простая –

 

Чем гуще тьма,

 

Тем ярче светит свет!


 

 

Затянет швы

 

Целительным бальзамом,

 

Кто верен в малом –

 

Верен до конца,

 

Сегодня ты

 

С Кадыровым Рамзаном, Он продолжает Мудрый путь отца.

 

Прошла метель,

 

Оттаяла природа,

 

Под ярким солнцем

 

Ожила земля,

 

У нас теперь Отличная погода – Весна цветёт В начале февраля.

 

Я пышных слов, Признаться, не любитель,

Я всем желаю

 

Мира и любви,

 

А Дукуваха значит – «Долгожитель», Тут я согласен – Долго и живи!

 

Ты весь в труде

 

Нелёгком, неустанном,

 

Пусть над семьёй

 

Струится мирный свет,

 

А сыновьям – Бекхану с Зелимханом


 

 

Желаю тоже

 

Долгих-долгих лет.

 

Пусть век живут

 

И в ус себе не дуют, Пусть будет мир

И лад у них в дому,

 

И пусть они Напрасно не ревнуют, Тебя к Мусе, Внучонку твоему.

 

Мусу ты любишь

 

Искренне, без фальши,

 

Ты с ним проводишь

 

Лучшие часы,

 

И если дело

 

Так пойдёт и дальше –

 

Когда-то внуки

 

Будут у Мусы.

 

Дукуваха,

 

Я знаю крепость духа, До тех времён Дай Бог тебе дожить Ведь я хочу,

Чтоб этих самых внуков, Как и Мусу, Успел ты полюбить. Высокий труд Народ ценить умеет, Грядущее


 

 

Становится ясней,

 

Чечня у нас

 

Сегодня молодеет,

 

И сам ты молодеешь Вместе с ней.

 

Как много дел,

 

Как много смелых планов,

 

Они свершатся

 

Все до одного,

 

Рамзан сказал:

 

«Вперёд, Абдурахманов!

 

Всем остальным –

 

Равняться на него!»


 


 

Я ПОШЕЛ БЫ В РАЗВЕДКУ...

 

Полковнику милиции

 

Мусаеву Балавди Нажмудиновичу

из села Алхан-Кала

 

Я восторг свой Выражаю редко, Ты меня, читатель, не суди, Но клянусь,

 

Что в бой или в разведку

Я пошёл бы смело с Балавди...

 

Счастлив я,

 

Тропа моя земная

К добрым людям вывела меня - Тридцать лет Его я брата знаю,

 

Он мне тоже больше, чем родня.

 

В светлом небе Душу ждёт отрада,

Малый хадж свершил Алауди, Слава Богу, Он живёт, как надо -

Ты его, Всевышний, награди...

 

Я же суетою Одурманен, Но живёт во мне мечта моя - Вот он, Настоящий мусульманин,

 

Дай же Бог, чтоб с ним сравнился я!


 

 

Я сердечной силы Не растратил,

Но кого мне выделить из двух,

 

Я скажу, что вы мне оба - Братья, В вас живёт один и тот же дух!

 

Балавди,

 

Мужчина ты и воин,

 

Я высоких слов не побоюсь - Хорошо, что брата Брат достоин, Что душой за вами я тянусь.

 

Ох, у нас

 

В истории российской,

 

То погони, друг мой, то пальба,

 

И тебе служить

 

В Ханты-Мансийске Выпала нелёгкая судьба.

 

Пусть она

 

Забросила далёко,

 

Но в суровых северных краях,

 

Служишь ты

 

Без страха и упрёка,

 

Служишь ты за совесть, не за страх.

 

А о том, как в сердце Неустанно Ты хранишь священный наш закон, Рассказал мне Тренер Бисултанов

 

И Темирсултанов-чемпион...


 

 

Шла борьба

 

За честь родного стяга,

 

Но борьба всегда у нас в крови,

 

Пауэрлифтинг -

 

Становая тяга,

 

Но, поди, ту штангу оторви...

 

На себя

 

Ты принял все издержки,

 

Я могу за ними повторить, - Без твоей заботы И поддержки,

Было б им непросто победить.

 

Мы сильны тогда,

 

Когда мы вместе,

 

Балавди, поклон тебе от них,

 

Честь тебе, что ты их встретил

 

С честью,

 

Проводил и вовсе, как святых...

 

В братских узах

 

Есть святая тайна,

 

Схожи вы, и как тут ни гляди, Прозвучали в рифму Не случайно Имя Алауди и Балавди...

 

Не в пустом богатстве

 

Наша сила,

 

Лишь любовью всякий род богат,

 

Вон каких орлов

 

Для нас взрастила,

 

Воспитала мама Малихат!


 

 

Тих и свеж

 

Прозрачный горный воздух,

 

И горят весёлые огни - Балавди, Твои сверкают звёзды

 

От Ханты-Мансийска до Чечни.

 

Ты прости

 

За этот стиль высокий,

 

Стиль-то мой на самом деле прост,

 

Но теперь

 

Мои сияют строки

 

Отражённым светом этих звёзд.

 

Я восторг свой Выражаю редко, Ты меня, читатель, не суди,

 

Я б с Алауди

 

Пошёл в разведку,

 

Точно так же, как и с Балавди!


 


 

ПУСТЬ ВСЕВЫШНИЙ ВАМ УЛЫБНЕТСЯ!

 

Семье Исаевых

 

Наши горы обнялись, как братья,

 

Здесь законы древние живут,

 

Каменные, крепкие объятья

 

Никого в обиду не дадут.

 

Корни здесь врастают в землю крепко,

 

Родники текут из-под земли,

 

Знаю я, для ваших древних предков

 

Колыбелью был Итум-Кали.

 

Высятся, подобно обелискам,

 

Эти горы в памяти седой...

 

Шли века, и вот родным и близким,

 

Стал для вас со временем Шатой.

 

Здесь вы родились и вырастали,

 

Было вас одиннадцать детей,

 

Здесь отец вас на ноги поставил,

 

Научил вас мудрости своей:

 

«Чти добро и презирай злодейство,

 

Словом, поступай всегда, как я...»

 

Шесть сынов, пять дочек - вот семейство!

 

Крепкая Исаевых семья.

 

Он уставов предков не нарушил,

 

Сам всегда трудиться был горазд:

 

«Если в землю вложишь труд и душу –

 

Сторицей земля тебе воздаст!»


 


 

Человек со временем мудреет,

 

И ценнее старое вино...

 

И одно лишь время не стареет, Не подвластно старости оно.

 

Вашему отцу Абубакару

 

Свыше дан был дивный Божий дар,

 

Юным был ли, зрелым или старым –

 

Тружеником был Абубакар.

 

День и ночь в руках кипит работа,

 

Сколько переделал он работ,

 

Потому и знал он цену пота,

 

Что обильно пролил этот пот.

 

Знал и то, что всех Всевышний спросит,

 

Обо всех делах его земных,

 

Труд плоды достойные приносит,

 

Если ты трудился для других.

 

Если память крепнет с каждым годом,

 

Значит, делал добрые дела,

 

Если ж не любим ты был народом,

 

Значит, и очаг твой без тепла.

 

Сколько мудрых, правильных советов

 

Не скупясь, раздал Абубакар,

 

Разбрелись они по белу свету,

 

Как бесценный и бесплатный дар.

 

Ваши души, как ростки всходили,

 

Беззащитны, трепетны, нежны,

 

И для вас его советы были,

 

Как вода для саженцев - нужны!


 


 

Потому и в нынешнее время,

 

Время зла, обмана и беды,

 

Вы открыты, искренни со всеми,

 

Ни к кому не ведая вражды.

 

Видно, вас благословил Всевышний,

 

Не тревожит души ваши злость,

 

За столом никто у вас не лишний,

 

Всякий гость для вас - почетный гость.

 

Вы гордились духом благородным.

 

Но семь лет назад пришла беда,

 

Был февраль студёным и холодным,

 

Тёмным был февраль, как никогда.

 

Страшно даже вспоминать про это,

 

До нутра такой озноб потряс,

 

Да была бы середина лета,

 

Даже лето не согрело б вас.

 

Ветер выл и тучи низко висли,

 

Боль в груди, в душе и в голове,

 

И двух братьев ледяные мысли В эти дни измучили в Москве.

 

А кругом печаль-тоска рассеяна, Так темно, хотя бы солнца луч...

Прозвучали вдруг слова Хусейна, Будто гром донёсся из-под туч:

 

«Словно тот, кто болен и простужен,

 

Я тянусь к родимому огню, Мне один билет сегодня нужен, И всего в один конец - в Чечню.


 


 

Ох, как чувства все заледенели,

 

Что творится с бедною душой,

 

За тебя молиться буду, Эли,

 

У тебя всё будет хорошо...»

 

И ему тогда ответил Эли:

 

«Что с тобой творится, милый брат,

 

Вместе мы уехать захотели,

 

Вместе не вернёмся мы назад.

 

За тебя просить я буду Бога,

 

Умолять по десять раз на дню,

 

Пусть двоих нас уведёт дорога,

 

Уведёт в один конец - в Чечню!

 

Я твой брат, не забывай про это, Наших двух не разлучить сердец, Решено, беру я два билета, Два билета, но - в один конец...»

 

Сердце чует будущие беды,

 

Ох, не зря Хусейн просил «один»!

 

Он как будто знал, что в День Победы,

 

В небеса уйдёт, как белый дым...

 

О, Хусейн, нельзя прожить без горя,

 

Так у нас устроена судьба,

 

Только знай, - народ и эти горы

 

Будут вечно помнить про тебя.

 

Не боялся ты ни злых, ни строгих,

 

Перед смертью глаз не опускал,

 

Ты ведь был один из тех немногих,

 

Кто в лицо Дудаеву сказал:


 

 

«Знай, Джохар, что нацию на части

 

Никогда не следует делить,

 

Разделенье принесет - несчастье,

 

Ты народ наш можешь погубить...»

 

Не смутился должностью и чином...

 

На одной из встреч, уже потом

 

Сам Джохар назвал тебя мужчиной,

 

Гордым, независимым орлом.

 

Мы слова на ветер не бросаем,

 

И Джохар не просто так сказал, Так тебя назвав, Хусейн Исаев, За тобой он мужество признал.

 

Понял он, что за тобою сила,

 

Что душой болеешь за других,

 

Дал он всем понять, его сразила

 

Сила правды мудрых слов твоих.

 

Мы о прошлом вспоминаем с тактом,

 

И не я историю сложил,

 

О тебе Хусейн Исаев как-то, Путин у Кадырова спросил.

 

Ты стоял в сторонке, на отлёте,

 

И тебя его отметил взгляд,

 

Он спросил, откуда, мол, берёте

 

Вы таких отчаянных ребят?

 

В нас живёт не просто так - упорство, Голому упорству - грош цена, Вся Чечня на карте, как напёрсток, Но она - традицией сильна!


 


 

Ты имел, и это несомненно,

 

Самых лучших качеств полный спектр,

 

Именем Исаева Хусейна

 

Не напрасно назван был проспект.

 

Я проспект окидываю взглядом, Мне с трудом даётся каждый стих, Ты живой, ты просто где-то рядом, Ты на миг задумался, притих...

 

Что же я вздыхаю, в самом деле,

 

Мёртвых нет, у Бога каждый жив...

 

А тебя, я это знаю, Эли, Уважал всегда Ахмат-Хаджи.

 

Пусть иной и в должностях, и в звёздах,

 

Если жизнь его сплошная ложь, -

 

Он пустой, а каждый знает - воздух

 

В кулаке, как камень, не сожмёшь.

 

Ты открыт, с тобой всё было ясно,

 

Ты не жаждал почестей и звёзд,

 

И Ахмад Кадыров не напрасно Взял тебя на министерский пост.

 

Было много всяческих нюансов,

 

Споров, и особенно с Москвой,

 

Мол, какой уж тут министр финансов,

 

Не годится, слишком молодой.

 

В отношеньях был известный холод, Доказал ты всё им наконец, И само собою слово «молод» Превратилось в слово: «молодец»!


 

 

Только то, что нужно и полезно,

 

Ты в программах предлагаешь нам,

 

Ты подходишь взвешенно и трезво,

 

Как всегда ко всем своим делам.

 

И тебе, и всем друзьям московским, Я напоминать не устаю – Говорит спасибо Маяковский От души за улицу свою!

 

Знаю я, с тобой мы можем смело

 

Верить даже в высшую мечту,

 

Сколько добрых дел уже ты сделал,

 

Сколько у тебя их на счету!

 

Я хочу, чтоб пел народ о счастье, Чтоб росли здоровыми сыны, Сохрани нас, Боже, от напастей, Сохрани нас, Боже, от войны.

 

Что, война, ты сделала со всеми,

 

Сколько потрясений и потерь,

 

Дауда нет с нами, и Хусейна,

 

Четверо осталось вас теперь.

 

В небеса нашли дорогу двое, Впрочем, это предстоит нам всем, Пусть в раю найдут причал покоя И блаженства - Дауд и Хусейн.

 

Вы и дальше честь семьи несите,

 

Оставаясь с нею до конца,

 

Видят все, что вы достойно чтите

 

Память достославного отца.


 

 

Мы построить многое успели,

 

Только есть молитва у меня:

 

Дай, Господь, подольше жизни Эли,

 

Чтоб пышней цвела моя Чечня!

 

Дай, Господь, что б в ваших дружных

 

семьях

 

Истинная праведность жила,

 

Чтобы благодать над вами всеми

 

Радугой небесной расцвела.

 

Чтобы с каждым днём тесней и ближе

 

Становилась ваша связь семей,

 

Чтобы мать любимейшая - Хижан,

 

Радовалась, глядя на детей!

 

Чтобы солнца свет на землю лился,

 

Чтоб сиял над нами небосклон,

 

Чтобы род Исаевых продлился

 

До скончанья всех земных времён.


 


 

БОЛЬШАЯ НАНА

 

Замечательной чеченке

 

Тепсуркаевой Айне Шахидовне

 

из села Алхан-Кала

 

Разве горе

 

Словом передашь,

 

Тяжкий груз

 

Упал тебе на плечи, -

 

Схоронила ты

 

Сестру Манаш,

 

Потеряла братьев

 

Лёму с Лечи.

 

Ты свои печали

 

Не таи,

 

Смерть любимых

 

Всех нас задевает,

 

Но зато

 

Племянники твои

 

Посещать тебя

 

Не забывают.

 

И тогда

 

Дела идут на лад,

 

Да и горечь

 

Переходит в сладость,

 

Только жаль -

 

Шахид и Хадижат

 

Разделить

 

Твою не могут радость.


 

 

Навсегда

 

Умолкли их сердца,

 

Впрочем, нет...

 

В тебе живёт их сила – Твёрдый и упорный От отца Ты, Айна, Характер получила.

 

 

Да, Шахид,

 

Один он стоил - двух,

 

Пусть бывала

 

Жизнь к нему жестока,

 

Крепче был

 

Его могучий дух,

 

Чем бетон

 

Ермоловского ДОКа.

 

Для Шахида

 

Не было преград,

 

И домой

 

Вернувшись с Украины,

 

Возводил он

 

Этот комбинат,

 

Что потом

 

Был превращен в руины.

 

В чёрной саже,

 

В трещинах стена...

 

Мыс тобою Помним эти годы, И свободно Рыскала война


 

 

Десять лет

 

По улице Свободы.

 

Дальним эхом

 

Долетает гром,

 

От глухих разрывов

 

Той эпохи,

 

Ты, Айна, вздыхаешь

 

О былом,

 

Тяжелы, как камни,

 

Эти вздохи.

 

Годы, годы...

 

Как они летят,

 

Дети

 

Разлетаются, как птицы -

 

В Астрахани

 

Дочка Аминат, А Луиза Выбрала столицу.

 

Девять

 

Воспитала ты детей,

 

Героиня

 

В тяжком этом деле, Не жалела Юности своей, Как для фронта - «Всё для колыбели!»

 

Укреплялся

 

Дух твой с каждым днём,

 

По-другому


 

 

В жизни не бывает, Ведь чем больше Сил мы отдаём, Тем вернее – Силы прибывают.

 

Наизусть

 

Ты помнишь детство их,

 

И они

 

Души в тебе не чают,

 

Нана, нана,

 

Свет волос седых

 

Ореолом

 

Голову венчает.

 

Пусть твой быт

 

Был труден и суров,

 

Никогда не знала

 

Жизни праздной...

 

Девять деток –

 

Девять родников,

 

Засверкали

 

Россыпью алмазной.

 

У людей

 

Не очень долгий век,

 

Все мы будем «там»,

 

Как говорится...

 

«Наша жизнь,

 

Конечно, не чурек,

 

Невозможно

 

Ею поделиться –


 

 

Так мне говорил

 

Твой сын Хасан, -

 

«И сказать по правде,

 

Между нами –

 

Половину

 

Прожил бы я сам,

 

А другую – Отдал бы я маме...

 

У неё же

 

Девять нас, детей,

 

И когда б мы все

 

Сложились вместе, То к великой Радости моей, Прожила бы мама Лет за двести!..»

 

Я не знаю,

 

Чья была вина, -

 

Всё круша,

 

И всё вокруг сжигая, К нам пришла Разруха и война, А за той войной Пришла другая...

 

Агитпроп работал,

 

Будь здоров –

 

И врачей, Филологов, юристов, Превратила пресса Во - врагов,


 

 

И в международных Террористов...

 

Всем нам было туго,

 

Видит Бог,

 

Все мы жили

 

Под смертельным риском,

 

Сколько же волнений

 

И тревог

 

Накопилось

 

В сердце материнском!

 

Не забыть тот август

 

Ни за что,

 

Эти дни

 

Из памяти не вынуть, -

 

Двое суток

 

Дали вам на то,

 

Чтоб Чечню

 

Успели вы покинуть.

 

Будто в окруженье

 

Ста смертей,

 

Бились вы,

 

Куда вам было деться,

 

Острый страх

 

За собственных детей

 

Пулею

 

Вошёл тебе под сердце.

 

Ни один

 

На белом свете врач

 

Эту пулю


 

 

Вытащить не сможет,

 

Боль - под сердцем,

 

Как её ни прячь,

 

Всё равно

 

Сосёт она и гложет.

 

Эту боль

 

Ты в сердце заперла,

 

Воли не даёшь

 

Душевным мукам,

 

Лишь бы на детей

 

Не перешла

 

Боль твоя,

 

И не досталась внукам.

 

Ты для них,

 

Как символ - высоты,

 

И с тобою рядом Расцветают Дети и внучата, Как цветы, Пусть они Печальных дней не знают.

 

 

Пусть у них

 

Сбываются мечты,

 

Жизнь наполнив

 

Счастьем и покоем,

 

Пусть они достигнут

 

Высоты,

 

Где дышать привольно

 

И легко им!..


 





Читайте также:
Жанры народного творчества: Эпохи, люди, их культуры неповторимы. Каждая из них имеет...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-08-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.396 с.