Черную ночь навлекая на многоплодящую землю. 5 глава





4. За гельветами по берегам Рена живут секваны и медиоматрики, в области которых осело германское племя трибокхов, перешедшее реку со своей родины. На территории секванов находится гора Юра, которая отделяет гельветов от секванов. К западу за гельветами и секванами живут эдуи и лингоны, а за медиоматриками — левки и часть лингонов. Но эти племена между Лигером и рекой Секваной, на другой стороне Родана и Арара живут к северу рядом с аллоброгами и с жителями окрестностей Лугдунума; наиболее значительными из этих племен являются арверны и карнуты; через области обоих племен Лигер течет в океан. Переезд из рек C. 194Кельтики в Бреттанию составляет 320 стадий; ибо, отплыв во время отлива в сумерки, на следующий день около 8 часов пристают к острову. За медиоматриками и трибокхами вдоль Рена живут треверы, в области которых римлянами, ведущими германскую войну7, построен теперь мост. По ту с. 185 сторону Рена, напротив этой страны, жили некогда убии, которых Агриппа с их согласия перевел в область на этом берегу Рена. К треверам примыкают нервии, также германское племя. Последние — это менапии, живущие по обоим берегам реки вблизи ее устья, в болотах и лесах, невысоких, но густых и колючих. Против них живут сугамбры, германское племя. За всей этой речной областью обитают германцы, называемые свевами; они превосходят всех прочих силой и численностью. Вытесненные свевами племена в наше время нашли убежище на этой стороне Рена. Другие германские племена проявляют свое могущество в разных областях, они неизменно раздувают тлеющие искры войны, хотя прежние [восстания] постоянно подавлялись римлянами.

5. К западу от треверов и нервиев обитают сеноны и ремы, далее атребаты и эбуроны; соседями менапиев на море являются морины, белловаки и амбианы, суессионы и калеты вплоть до устья реки Секваны. Область моринов, атребатов и эбуронов похожа на область менапиев; ведь значительная часть ее, хотя и не такая большая, как утверждали историки, простирающаяся якобы на 4000 стадий, покрыта густым, невысоким лесом; лес называется Ардуенна. Во время вражеских нападений жители сплетали ветви ивового кустарника, поросшего колючками, и таким образом закрывали доступ врагу8. В некоторых местах они также забивали колья, а сами со всеми семьями укрывались в лесных чащах, так как у них в болотах были островки суши. Таким образом, хотя в дождливое время они находили безопасные убежища, но в сухое время легко попадались в руки врагов. В настоящее время все племена, занимающие эту сторону Рена и живущие мирно, находятся под владычеством римлян. Парисии живут около реки Секваны; они владеют островом на реке и городом под названием Лукотокия; на Секване живут также мельды и лексовии, последние — у берегов океана. Наиболее значительным из всех племен этой области являются ремы; их главный город — Дурикортора — имеет самое значительное население и служит местопребыванием римских наместников.

 

IV

 

1. После упомянутых племен следуют остальные племена бельгов, живущих на берегах океана; из них, во-первых, венеты, которые сражались с Цезарем в морской битве; они пытались помешать его высадке в Бреттании, C. 195владея портом на острове. Однако Цезарь с легкостью разбил их в морском сражении, не применяя таранов (так как доски их кораблей были очень толсты)1; когда же венеты неслись на него, подгоняемые ветром, римляне срывали их паруса при помощи копий с серповидным наконечником, ибо паруса у них из-за сильных ветров были кожаные и вместо канатов натянуты на цепях. Свои корабли на случай отливов венеты строят с широким дном, высокой кормой и высокими носами из дубового дерева, которого у них очень много; поэтому они не сбивают плотно пазы досок, оставляют щели, однако конопатят их морским мохом, чтобы дерево не с. 186 высыхало из-за недостатка влажности при вытаскивании кораблей на сушу, так как морской мох по природе более влажен, а дуб сухой и несмолистый. Эти венеты, как я думаю, основали колонию на Адриатическом море. Ведь и почти все остальные кельты, живущие в Италии, переселились из-за альпийской области подобно бойям и сенонам. Однако благодаря одноименности их считают пафлагонцами2. Я не настаиваю тем не менее на своем утверждении, ибо в таких вопросах достаточно одной вероятности. За венетами идут осисмии, которых Пифей называет остимиями. Они живут на мысе, довольно далеко выступающем в океан, но не настолько далеко, как утверждает он и те, кто ему поверил. Из племен, живущих между Секваной и Лигером, одни граничат с секванами, другие — с арвернами.

2. Все племя, теперь называемое галльским и галатским, помешано на войне, отличается отвагой и быстро бросается в бой; впрочем, оно простодушно и незлобиво. Поэтому в состоянии возбуждения галаты устремляются в бой открыто и без оглядки, так что тем, кто захочет применить хитрость, их легко одолеть. Кто бы, когда и где ни пожелал под любым случайным предлогом раздражить галатов, найдет их готовыми встретить опасность, хотя бы у них не было никакой поддержки в борьбе, кроме собственной силы и отваги. Если же их убедить, то они легко доступны соображениям пользы, так что способны воспринимать не только образование вообще, но также науку. Что касается их силы, то она зависит отчасти от крупного физического сложения, а частью обусловлена их многочисленностью. Они легко собираются вместе в большом числе, так как отличаются простотой, прямодушием и всегда сочувствуют страданиям тех своих близких, кому, по их мнению, чинят несправедливость. Теперь все они живут в мире, так как, будучи порабощенными, вынуждены жить по предписаниям их покорителей — римлян; я дал это описание на основании древних обычаев, которые еще сохраняются у германцев до настоящего C. 196времени. Ведь эти племена по природе и по общественному строю не только похожи, но даже родственны друг другу; они живут в сопредельной стране, разделяемой рекой Реном; большинство их областей сходны (хотя Германия расположена севернее), если сопоставить южные области одной страны с южными другой, а северные сравнивать с северными. Благодаря этой черте3их характера переселения у них совершаются легко, так как они движутся толпами со всем войском или вернее поднимаются всем родом, теснимые другими, более сильными племенами. Римляне покорили их гораздо легче, чем иберов; действительно, римляне начали войну с иберами раньше и окончили позже, но всех этих они покорили в промежуточное время, я имею в виду все племена, живущие между Реном и Пиренейскими горами. Ведь в силу того, что галлы обычно нападали на своих врагов разом и всей своей массой, они их и сокрушали разом; напротив, иберы копили свои силы и воевали мелкими стычками на манер разбойников, в разных местах, в разное время и отдельными отрядами4. Хотя все галаты по натуре воинственный народ, все же они более искусные всадники, чем пехотинцы, и лучшая часть конницы у римлян состоит из этого племени. Впрочем, с. 187 всегда племена, живущие дальше к северу и вдоль побережья океана, более воинственны.

3. Из этих племен бельги, как говорят5, самые храбрые. Они распадались на 15 племен, живущих по океанскому побережью между Реном и Лигером. Поэтому только они одни могли оказать сопротивление вторжению германцев — кимвров и тевтонов6. Среди самих бельгов, говорят, самыми храбрыми являются белловаки, а после них — суессионы. Доказательство многочисленности их населения следующее: говорят, установлено путем расспросов7, что прежде бельги могли выставлять до 300 000 человек, способных носить оружие. Я уже сказал8о числе гельветов и арвернов и их союзников; из всего этого становится очевидной многочисленность их населения, а также то, о чем я упомянул выше: исключительная способность женщин рожать и воспитывать детей. Население Галлии носит «саги»9, отращивает длинные волосы10, носит узкие брюки11; вместо хитонов у них рубашки, с рукавами, спускающиеся до половых частей и ягодиц. Шерсть галльских овец, из которой они ткут свои косматые «саги» (римляне называют их «ленами»), грубая и длинноворсая. Римляне, однако, даже в самых северных частях страны держат стада овец с достаточно тонкой шерстью. Галльское оружие соответствует их большому росту: длинный меч, висящий на правом боку, длинный прямоугольный щит в соответствии с ростом и «мандарис»12 — особый род дротика. Некоторые галлы употребляют также луки и пращи. Есть у них еще одно деревянное орудие, похожее на «гросф»13. Его бросают рукой, а не из петли, и оно летит даже дальше C. 197стрелы. Этим орудием они пользуются главным образом для охоты на птиц. Большинство галлов даже до настоящего времени спит на земле и ест сидя на соломенных тюфяках. Пища у них обильная, состоящая из молока и мяса разного сорта, но главным образом из свинины, как свежей, так и соленой. Свиньи у них живут на свободе и отличаются величиной, силой и быстротой; они опасны для подошедшего к ним незнакомого человека и даже для волка. Что же касается их домов — больших и куполообразных, — то они строят их из досок и плетней, набрасывая наверх массу тростника. Стада овец и свиней так многочисленны, что галлы снабжают шорными изделиями и в большом количестве солониной Рим и бо льшую часть областей Италии. Государственное устройство у них было в большинстве аристократическим14, и в старину они ежегодно выбирали одного предводителя; точно так же на время войны народ избирал одного полководца. Теперь они повинуются большей частью распоряжениям римлян. Своеобразный обычай имеет место в их собраниях: если кто-нибудь шумит, прерывая оратора, то к нему подходит слуга с обнаженным мечом и угрожающе приказывает молчать; если же тот не унимается, то слуга второй и третий раз делает то же самое; наконец, он отрезает у нарушителя порядка такой кусок плаща, что оставшаяся часть становится негодной. Что же касается того, что у них занятия мужчин и женщин совершенно противоположны нашим, то это — обычай, общий с таковыми многих других варварских племен.

с. 188 4. У всех галльских племен, вообще говоря, существует 3 группы людей, которых особенно почитают: барды, предсказатели и друиды15. Барды — певцы и поэты; предсказатели ведают священными обрядами и изучают природу, друиды же вдобавок к изучению природы занимаются также и этикой. Друидов считают справедливейшими из людей и вследствие этого им вверяют рассмотрение как частных, так и общественных споров. Поэтому в прежние времена они улаживали военные столкновения и заставляли противников останавливаться, когда те уже собирались сразиться друг с другом; дела об убийствах преимущественно отдавались на их решение. Большое количество этих дел сопровождается, как они считают, и обилием благ в стране. Не только друиды, но и другие16утверждают, что души и вселенная неразрушимы17; но все же в конечном счете огонь и вода одержат верх над ними.

5. Вдобавок к простодушию и храбрости у них еще много глупости и хвастовства, а также страсти к украшению, ибо они не только носят золотые украшения — ожерелья вокруг шеи и браслеты на руках и запястьях, но и сановники носят разноцветную расшитую золотом одежду. В силу такой душевной пустоты они нестерпимы как победители и выглядят совершенно C. 198растерянными, потерпев поражение. Кроме того, к их глупости присоединяется еще варварский и экзотический обычай, свойственный большинству северных народов, возвращаясь после битвы, вешать головы врагов на шеи лошадям и, доставив эти трофеи домой, прибивать их гвоздями напоказ перед входом в дом. Посидоний говорит, что ему самому пришлось наблюдать подобное зрелище во многих местах, хотя сначала он чувствовал отвращение, но потом, привыкнув, спокойно переносил его. Головы знатных врагов галлы [сохраняли] в кедровом масле, показывали чужеземцам и не соглашались отдавать их [за выкуп] даже на вес золота. Римляне отучили их от обычаев, жертвоприношений и гаданий, противоположных тем, что в ходу у нас. Они наносили человеку, обреченному в жертву18, удар в спину и гадали по его судорогам. Однако они не приносили жертв без друидов19. Упоминаются еще и другого рода человеческие жертвоприношения; они расстреливали свои жертвы из лука, или распинали их в святилищах, или же сооружали огромную статую из сена и дерева, затем бросали туда скот и всевозможных диких животных, а также людей, и все это вместе сжигали20.

6. В океане, говорит Посидоний, лежит островок, находящийся не особенно далеко в открытом море, прямо перед устьем реки Лигера; на острове живут самнитские женщины, одержимые Дионисом; они умилостивляют этого бога мистическими обрядами, так же как и другими священнодействиями; и ни один мужчина не вступает на остров, хотя сами женщины отплывают с него для общения с мужчинами и затем возвращаются обратно. Существует обычай, продолжает Посидоний, раз в год снимать крышу святилища и затем крыть ее снова в тот же день перед заходом солнца, причем каждая женщина приносит свой груз соломы для крыши; но женщину, у которой груз выпадет из рук, остальные разрывают с. 189 на куски; они носят куски жертвы вокруг святилища с криками «эу-а»21и не прекращают хождения, пока не утихнет их неистовство; по его словам, обыкновенно кто-нибудь поражает [насмерть] обреченную женщину. Но следующий рассказ Артемидора о воронах еще более фантастичен. «Есть, — рассказывает он, — какая-то гавань на океанском побережье, называемая „Два ворона”; там появляются два ворона с беловатым правым крылом; люди, имеющие спор о чем-либо, приходят сюда, кладут на высоком месте доску и затем бросают туда куски ячменной лепешки, причем делают это каждый отдельно; птицы прилетают и расклевывают часть лепешки, другую разбрасывают; выигрывает тяжбу тот человек, чья ячменная лепешка разбросана». Этот рассказ Артемидора довольно фантастичен, а его рассказ о Деметре и Коре более вероятен. «Существует, — говорит он, — остров поблизости от Бреттании, где совершают жертвоприношения, подобные приносимым на Самофракии в честь Деметры и Коры». И следующее сообщение его также из тех, чему можно верить: по его словам, в Кельтике растет дерево вроде смоковницы; плод его по форме похож на C. 199капитель колонны коринфской работы; если на нем сделать надрез, то плод выпускает смертоносный сок, употребляемый для смазывания наконечников стрел. Следующее сообщение принадлежит к числу наиболее известных; все кельты — любители спорить22, и у них не считается постыдным для юношей щедро расточать свою юношескую прелесть. Эфор в своем описании представляет Кельтику настолько чрезмерной по величине, что причисляет к кельтским областям большинство областей до Гадир, которые в настоящее время мы называем Иберией; далее, он объявляет жителей друзьями греков, рассказывая о населении ее много своеобразного, что не соответствует настоящему положению вещей. Своеобразным является и следующее его сообщение: они стараются не разжиреть и не стать толстобрюхими, и юноша, который превышает по размерам норму — меру пояса, подвергается наказанию. Вот что я хотел сказать о заальпийской Кельтике.

 

V

 

1. Бреттания по форме представляет треугольник; ее самая длинная сторона простирается параллельно Кельтике, которую она не превосходит длиной, но и не уступает ей; каждое из двух побережий по длине составляет приблизительно 4300 или 4000 стадий; как кельтское побережье от устьев Рена до северных оконечностей Пиренеев близ Аквитании, так и побережье Бреттании от Кантия, прямо напротив устьев Рена, самого восточного пункта Бреттании, вплоть до западной оконечности острова, лежащей против Аквитании и Пиренеев, — это, конечно, самое короткое расстояние от Пиренеев до Рена, так как, как я уже сказал1, наибольшее составляет около 5000 стадий. Но, вероятно, имеет место некоторое отклонение от того параллельного положения, которое река и горы занимают в отношении друг друга2, так как на концах, там, где они приближаются к океану, есть некая кривизна.

с. 190 2. Существует 4 пункта переправы, которыми обычно пользуются при переезде с материка на остров: от устья рек Рена, Секваны, Лигера и Гарумны. Но те, кто выходит в море из областей Рена, совершают путешествие не от самого устья, но с берега моринов, соседей менапиев. На их берегу находится также Итий, которым воспользовался как якорной стоянкой Божественный Цезарь для переправы на остров3. Он вышел в море ночью и высадился на следующий день около четвертого часа4, пройдя 320 стадий5морского пути; и он застал хлеба еще на полях. Остров большей частью является равниной, поросшей лесом, хотя во многих местах встречаются и холмы. Остров производит хлеб, скот, золото, серебро и железо. Отсюда вывозятся эти предметы, а также кожи, рабы и породистые C. 200собаки для охоты; кельты используют этих и туземных собак и на войне. Жители Бреттании более рослые, чем кельты, и менее светловолосые, но более хрупкого телосложения. Доказательством их рослости может служить следующее: я видел сам в Риме бреттанских подростков, возвышавшихся на полфута выше самых высоких мужчин в городе, хотя они были кривоногими и не отличались стройностью телосложения. Обычаи бреттанцев отчасти похожи на кельтские, отчасти же более простые и варварские6, так что некоторые при изобилии молока не умеют приготовлять из него сыр; бреттанцы неопытны и в садоводстве, и в прочих земледельческих занятиях. У них есть племенные вожди. На войне у них большей частью в ходу колесницы, как и у некоторых кельтов. Города бреттанцев — это леса, ибо они огораживают поваленными деревьями широкое пространство в виде круга7и там устраивают для себя хижины и стойла для скота, однако не надолго. У них чаще идут дожди, чем снег, и даже в погожие дни туман держится так долго, что за целый день солнце видно только 3 или 4 часа около полудня. Эти [явления] происходят и у моринов, менапиев и всех их соседей.

3. Божественный Цезарь дважды переправлялся на остров; однако ему пришлось быстро возвратиться назад, не совершив ничего великого и не проникнув далеко в глубь страны из-за вспыхнувших в стране кельтов восстаний среди варваров и его собственных воинов8и по причине гибели множества его кораблей во время полнолуния, так как приливы и отливы в это время усиливаются9. Тем не менее Цезарь одержал 2 или 3 победы над бреттанцами, хотя переправил на остров только 2 легиона из своей армии; он увел с собой заложников, рабов и много другой добычи. В настоящее время, однако, некоторые племенные вожди на острове заключили договор о дружбе с Цезарем Августом10, отправив к нему посольства и оказывая знаки уважения; они посвятили дары в Капитолии и сделали весь остров фактически достоянием римлян. Они так легко выносят тяжесть пошлин на товары, ввозимые в Кельтику и вывозимые оттуда (браслеты и ожерелья из слоновой кости, янтарные геммы11, стеклянную посуду и другую мелочь такого рода), что нет нужды в охране острова; ведь потребовался бы по крайней мере один легион и некоторое количество конницы для сбора дани на острове и издержки на содержание армии покрыли бы C. 201с. 191 доходы от сбора дани12; обложив население данью, пошлины неизбежно пришлось бы уменьшить и в то же время столкнуться с некоторой опасностью в случае применения силы.

4. Около Бреттании есть также другие небольшие островки и, кроме того, большой остров Иерна13, расположенный на севере параллельно Бреттании; ширина его больше длины14. Об этом острове я не могу сказать ничего определенного, кроме того, что обитатели его более дикие, чем бреттанцы, так как они людоеды и отличаются обжорством15; у них считается делом похвальным после смерти родителей поедать их и открыто вступать в сношения, помимо любых других женщин, с матерями и сестрами. Я передаю это, понимая, что у нас нет достойных доверия свидетелей подобных обычаев, хотя то, что касается людоедства, как говорят, также скифский обычай, и в случае необходимости во время осады16кельты, иберы и многие другие народы17, по рассказам, также применяли его.

5. О Фуле18наши исторические сведения еще более неопределенны в силу ее отдаленного положения19, ибо Фулу среди всех известных стран считают самой северной. Но то, что все рассказы Пифея о Фуле (как и о других местах этой области) действительно являются измышлениями, очевидно из его сообщений об известных нам странах20; ведь в большинстве случаев он сообщал и о них, как я уже сказал раньше21, ложные сведения, поэтому он, очевидно, еще больше лгал об отдаленных странах. Что же касается небесных явлений22и математической теории, то он, по-видимому, достаточно хорошо использовал бывшие в его распоряжении факты в отношении людей, живущих вблизи холодного пояса, говоря о крайней скудности и недостатке домашних животных и плодов, о том, что люди, живущие там, питаются просом и другими злаками, плодами и кореньями; а где есть хлеб и мед, там из них приготовляется и напиток23. Что касается хлеба, говорит он, то, так как у них не бывает ясных солнечных дней, они молотят хлеб в больших амбарах, свозя его туда в колосьях; ибо молотильный ток они не употребляют из-за недостатка солнечных дней и из-за дождей.

 

VI

 

1. После заальпийской Кельтики и племен, занимающих эту страну, я должен сказать о самих Альпах и их обитателях, затем о всей Италии, придерживаясь того же самого порядка описания, который подсказывает природа страны. Начало Альп, таким образом, не у гавани Монека, как говорили некоторые, но в той самой области, откуда начинаются Апеннинские горы — вблизи Генуи, торгового центра лигуров и так называемых «Вада (т. е. „мелководье”) Сабатов», C. 202ибо Апеннины начинаются у Генуи, а Альпы берут начало у Сабатов; расстояние между Генуей и Сабатами 260 стадий; затем на расстоянии 370 стадий от Сабатов расположен город Альбингаунум; проживающие в нем лигуры называются ингаунами; оттуда до гавани Монека 480 стадий. Далее, в этом промежутке находится с. 192 значительной величины город Альбий Интемелий и жители его — интемелии. И в самом деле, доказательство того, что Альпы начинаются у Сабат, следует из этих названий, ибо Альпы прежде назывались Альбиями, так же как и Альпионами; еще и теперь высокая гора в области иаподов, которая почти что соприкасается с горой Окра и с Альпами, называется Альбией, как будто Альпы простираются до этой горы.

2. Так как часть лигуров называлась ингаунами, а другая — интемелиями, как говорят, то их поселения на море с достаточным основанием называются: одно — Альбием (как бы Альпийским) Интемелием, другое же — более кратко Альбингаунумом. Полибий добавляет к двум упомянутым племенам лигуров еще племена оксибиев и декиетов. Вообще говоря, все это побережье от гавани Монека до Тиррении не только открыто для ветров, но также лишено гаваней, исключая мелкие пристани и якорные стоянки. Над побережьем нависают необычайной высоты кручи гор, оставляя только узкий проход у моря. Область эту занимают лигуры, которые питаются большей частью мясом домашних животных, молоком и напитком из ячменя; они пасут свои стада в приморских местностях, но главным образом в горах. В горах там много корабельного леса с такими огромными деревьями, что они достигают иногда диаметра в 8 футов. Многие из этих деревьев даже по разнообразию красок не уступают туевому дереву1, если их употребить для столярных поделок. Их, таким образом, привозят в порт в Геную, так же как скот, кожи и мед, а взамен вывозят оливковое масло и италийское вино (вина у них немного и оно смешано со смолой2 и терпкое). Оттуда происходят не только так называемые «гинны»3 — как лошади, так и мулы, но также лигурийские хитоны и «саги»4. В их стране находят огромное количество красного янтаря5, называемого некоторыми электром. И хотя в походах они плохие всадники, но зато прекрасные тяжеловооруженные воины и бойцы в рукопашную. Оттого что они употребляют бронзовые щиты, некоторые выводят заключение, что они — греки.

3. Гавань Монека является якорной стоянкой для небольших судов и вмещает небольшое число их; в ней находится святилище Геракла, называемого Монеком6. На основании имени7 можно предположить, что береговое плавание массалиотов простиралось до гавани Монека8. Расстояние C. 203от гавани Монека до Антиполя немногим больше 200 стадий. Отсюда вплоть до Массалии и немного дальше племя саллиев занимает Альпы, лежащие над побережьем, а также — вперемежку с греками — некоторую часть самого побережья. Древние греческие писатели называют саллиев «лигиями»9, а страну, занимаемую массалиотами, «Лигистикой»; позднейшие писатели называют их «кельтолигиями» и присоединяют к их области всю равнину вплоть до Луериона и Родана, страну, обитатели которой, разделенные на 10 частей, выставляли войско, состоящее не только из пехоты, но и из конницы. Эти племена римляне покорили первыми из заальпийских кельтов, хотя им пришлось долго воевать с ними и с лигурами, ибо последние заградили проходы, ведущие в Иберию вдоль с. 193 побережья. И действительно, они совершали грабительские набеги на суше и море и были настолько сильны, что дорога сделалась едва проходимой даже для больших армий. После восьмидесятилетней борьбы римлянам удалось с трудом открыть дорогу шириной только в 12 стадий для путешествий по государственным надобностям. После этого римляне покорили их всех и, наложив подать, установили сами их государственное устройство.

4. После саллиев следуют альбии, альбиеки и воконтии, которые занимают северные части гор. Но воконтии, обитая бок о бок с другими, достигают аллоброгов; они занимают в глубине своей горной страны долины значительной величины и не хуже тех, что у аллоброгов. Аллоброги и лигуры подчинены преторам, которые приезжают в Нарбонитиду, а воконтии (как я сказал и о вольках, живущих около Немауса) считаются независимыми10. Из лигуров, живущих между рекой Варом и Генуей, приморские жители находятся на одинаковом правовом положении с италиотами11, тогда как к жителям горных областей посылают префекта из всадников, как это делается по отношению к другим совершенно варварским племенам.

5. После воконтиев идут иконии и трикории, а за ними медуллы, занимающие высочайшие вершины. Во всяком случае наиболее отвесная высота этих вершин, как говорят, составляет при подъеме 100 стадий и одинаковое число при спуске отсюда до границ Италии. Наверху в нескольких углублениях находятся большое озеро и 2 источника неподалеку друг от друга. Один из этих источников является истоком Друенции, стремительной реки, с шумом низвергающейся в Родан, а также истоком Дурия12, текущего в противоположном направлении, так как сначала Друенция течет через страну салассов и Кельтику на этой стороне Альп, а затем сливается с Падом. Из другого источника, значительно ниже вышеупомянутых областей, вытекает сам Пад, многоводная и быстрая река; в дальнейшем течении он становится шире и спокойнее и, достигнув долин, усиливается множеством притоков и расширяется; вследствие разлива вод сила течения реки ограничивается и ослабевает; затем Пад впадает в Адриатическое море, превратившись в самую мощную реку в Европе, за исключением Истра. Медуллы живут по большей части выше слияния Исара с Роданом.

C. 2046. По направлению к другим частям упомянутой горной страны, обращенной к Италии, живут таурины (лигурийское племя) и другие лигуры; последним принадлежит так называемая земля Донна и Коттия13. После этих племен и Пада14 идут салассы, а выше их, на горных вершинах, кевтроны, каториги, варагры, нантуаты, озеро Леменна, через которое протекает Родан и исток этой реки. Недалеко от этих мест находятся также истоки Рена и гора Адула, откуда течет не только Рен — к северу, но также в противоположном направлении Аддуа, впадающая в озеро Ларий, что вблизи Кома. За Комом, который расположен у подошвы Альп, лежит на одной стороне, обращенной к востоку, область ретов и венонов, а на другой — область лепонтиев, тридентинов, стонов и многих других маленьких племен, разбойничьих и бедных, некогда владевших Италией; в настоящее время некоторые племена полностью уничтожены, другие совершенно с. 194 покорены, так что горные проходы, ведущие через их области, прежде редкие и труднопроходимые, теперь многочисленны и безопасны [от бесчинств] людей и легко проходимы, насколько это возможно. Август Цезарь не только уничтожил разбойников, но и отстроил дороги, где и насколько это оказывалось возможным; ведь не всюду можно было одолеть природу, прокладывая дорогу через скалы и огромные кручи, иногда лежащие над дорогой, а иногда падающие на нее, почему даже один неверный шаг несет с собой неизбежную гибель в бездонной пропасти. В некоторых местах дорога там настолько узка, что вызывает головокружение всех, кто проходит ее пешком, не только у людей, но и у вьючного скота, непривыкшего к ней; туземные животные, однако, переносят грузы безопасно. Таким образом, эти неудобства неустранимы, неустранимы также огромные пласты льда, сползающие сверху, способные преградить путь целой группе путешественников и низвергнуть их в зияющие бездны; множество ледяных пластов лежит один на другом; похожие на лед снежные массы громоздятся друг на друга, и слои снега на поверхности, от времени до времени легко отрываются от нижних, прежде чем совершенно растаять в солнечных лучах.

7. Область салассов лежит большей частью в глубокой долине (причем местность ограждена с обеих сторон горами), тогда как некоторая часть их территории простирается даже до вышележащих горных вершин. Путь для C. 205всех переходящих горы из Италии проходит через упомянутую долину. Затем дорога разветвляется: одна идет через так называемый Пенин, непроходимый для повозок вблизи альпийских вершин, тогда как другая отклоняется более к западу через область кевтронов. В области салассов встречаются золотые рудники, которыми салассы владели в прежние времена, в пору своего могущества, так же как они распоряжались и горными проходами. Очень большую помощь оказывала им в добывании золота река Дурий, именно в промывании золота; поэтому во многих местах они распределяли воду по отводным каналам и совершенно осушали общее русло реки, хотя это было полезно салассам в их погоне за золотом, но приносило огорчение земледельцам, возделывавшим равнины ниже их, так как земля лишалась орошения, в то время как река могла орошать всю область, ибо русло ее находилось выше. По этой причине оба племени постоянно воевали друг с другом. Но после того как римляне установили свое господство, салассы лишились своих золотых рудников вместе с землей; тем не менее они еще владели горами и продавали воду государственным откупщикам, принявшим на себя разработку золотых рудников; из-за алчности откупщиков салассы также постоянно спорили с ними. Таким образом, вышло, что те из римлян, которые от времени до времени желали предводительствовать войском и посылались в эти области, имели множество предлогов для войны. Действительно, до недавнего времени салассы то вели войны с римлянами, то прекращали войны с ними, однако оставались еще достаточно сильными, чтобы по своему разбойничьему обычаю приносить большой вред тем, кто проходил через горы в пределах их страны. Они15 даже заставили Децима Брута при его бегстве из Мутины заплатить им дань по с. 195 драхме за человека; и когда Мессала зимовал поблизости от их страны, то он должен был платить им за дерево, не только за дрова, но также за вязовые древки для дротиков и за дерево для гимнастических упражнений16. Однажды этим людям удалось похитить деньги даже у Цезаря; они сбрасывали сверху обломки скал на его легионы под предлогом, будто они прокладывают дороги и сооружают мосты через реки. Тем не менее Август впоследствии совершенно покорил их и, доставив в Эпоредию, римскую колонию, продал всех в рабство в качестве военной добычи; хотя римляне колонизовали этот город17, желая сделать его опорным пунктом для обороны против салассов, жители не смогли оказать салассам сильного сопротивления, пока последние не были совершенно уничтожены. Таким образом, хотя число остальных пленников оказалось равным 36 000, а способных носить оружие было 8000, Теренций Варрон, полководец, покоривший их, продал всех «под копьем»18. И Цезарь, отправив 3000 римлян, основал C. 206город Августу19 на том месте, где находился лагерь Варрона; в настоящее время вся соседняя страна живет в мире вплоть до высочайших проходов, ведущих через горы.





Читайте также:
Термины по теме «Социальная сфера»: Общество — сумма связей, система отношений, возникающая...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-02-10 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.027 с.