Глава 4. Наперегонки с грозой





 

— Между нами? — повторил мистер Дру, глядя на Ролстеда. — Можешь быть абсолютно уверен, Генри: что бы ты нам ни поведал, ни одна живая душа не услышит об этом ни единого слова ни от меня, ни от Нэнси.

— Ладно. Вот что я вам расскажу. Приблизительно год тому назад ко мне пришел Джосиа Кроули и объявил, что хочет составить новое завещание. Идея его заключалась в том, чтобы разделить нажитое богатство между несколькими людьми. Он выразил желание написать завещание самостоятельно и задал мне несколько деловых вопросов. Я отвел его к себе в контору и по пунктам разъяснил, как и что нужно сделать. Уходя, он пообещал показать мне бумагу, как только она будет готова.

— Значит, ты действительно видел это новое завещание? — удивленно спросил мистер Дру.

— В том-то и дело, что не видел. Как ни странно, Кроули у меня больше не объявлялся, и я понятия не имею, написал он его или нет.

— А если все-таки написал, есть вероятность, что оно не будет признано законным? — не удержалась Нэнси.

— Есть. Он мог отпечатать бумагу на машинке и подписать ее сам, без свидетелей. А в нашем штате в этом случае требуется по меньшей мере два свидетеля. Желательно даже, чтобы их было трое.

— Но что делать, если человек тяжело болен или при смерти и рядом никого нет, а он хочет оставить завещание? Мистер Ролстед пожал плечами.

— Подобные вещи иногда случаются, При условии, что бумага составлена от руки и на ней есть подпись завещателя, сомнений в том, что и текст, и подпись принадлежат одному лицу, не возникает. И суд по делам наследства утверждает такое завещание.

— Выходит, если мистер Кроули собственноручно написал и подписал документ, он будет признан законным? — Нэнси напряженно старалась вникнуть в суть проблемы.

— Совершенно справедливо. Но есть еще одно обстоятельство, и его нельзя упускать из виду. Не будучи юристом, Довольно трудно составить такое завещание, в котором все было бы абсолютно правильно с точки зрения закона. Все, до последней запятой.

Мистер Дру кивнул, соглашаясь:

— Если в завещании, написанном им самостоятельно, без посторонней квалифицированной помощи, Джосиа Кроули оставил хоть крошечную лазейку для Ричарда Тофэма, тот немедленно потащит дело в суд.

— Безусловно. Можно заранее не сомневаться, что Тофэмы в любом случае будут сражаться за деньги Кроули не на живот, а на смерть. Остальные родственники, я думаю, подали иск о праве на наследование, однако, у них до сей поры нет доказательств того, что существуют два завещания — более раннее и более позднее. Позиция их поэтому на сегодняшний день безнадежна.

Генри Ролстед откашлялся и вытер рот салфеткой.

Нэнси ни словом, ни взглядом не выдала своих эмоций. Но, поняв из рассказа мистера Ролстеда, что Джосиа Кроули, вероятно, и в самом деле написал новый документ, отменяющий прежний, в глубине души разволновалась еще больше.

Официант принес счет, мистер Дру расплатился, они поднялись и вышли из ресторана. В холле мистер Ролстед попрощался со старым приятелем и Нэнси.

— Ну как, выяснила, что хотела? — спросил отец, едва адвокат скрылся из виду.

— Папа! Я именно это и подозревала. Теперь мне никто не докажет, что второго завещания не существует. Мистер Кроули его где-то спрятал. Если бы только догадаться, где!

— Но это же все равно, что искать иголку в стоге сена, — пытался остудить пыл дочери мистер Дру.

— Я должна отыскать его как можно скорее. — Нэнси говорила серьезно и твердо. — Я хочу помочь маленькой Джуди.

На следующее утро, едва проснувшись, она снова принялась размышлять о тайне старого Кроули. С чего начать розыски, как отыскать путеводную нить? Принимая душ и одеваясь, Нэнси не переставала обдумывать все известные ей варианты, но так ни к чему и не пришла.

Пора было завтракать.

— Доброе утро! — ласково поздоровались с ней отец и Ханна Груин, когда она переступила порог столовой. За завтраком мистер Дру спросил:

— Можешь выполнить небольшое поручение, Нэнси?

— Конечно, папа.

— Нужно поехать в Мэйсонвилл и передать судье Харту несколько юридических документов. Но передать обязательно до полудня. Видишь, какое дело... Я бы, разумеется, поехал сам, но у меня сегодня несколько важных встреч, которые уже нельзя отменить. Буду тебе страшно признателен, если ты меня выручишь.

— Да я охотно съезжу в Мэйсонвилл, папа. К тому же и день сегодня прекрасный. Будет отличная прогулка. Где бумаги?

— В конторе. Отвезешь меня в центр, там их и получишь.

Сегодня на Нэнси было желтое платье с глубоким вырезом на спине и жакетик из материала того же цвета. Она побежала за сумочкой и перчатками. Не успел мистер Дру собрать свой портфель, а она уже вывела машину из гаража и ждала его у парадной двери.

— Я опустила верх, пусть нас погреет солнышко, — объяснила она отцу, когда тот садился в автомобиль.

— Пусть погреет, возражений нет. Но я что-то не слышу, чтобы ты сегодня упоминала о деле Кроули, — поддразнил адвокат дочку, пока та выруливала на дорогу. — Ты что, забыла про него?

Лицо Нэнси помрачнело.

— Нет, не забыла, конечно, но должна признаться, что не могу найти путь к его решению. Передо мной тупик, и выхода из него не видно.

— Может быть, я смогу тебе помочь... Знаешь, я ведь выяснил, как зовут двух этих девушек с Ривер-роуд, ну тех, которые тоже надеялись быть упомянутыми в завещании. Их фамилия Хувер. Ты могла бы, не откладывая дела в долгий ящик, заехать к ним на обратном пути.

— Грандиозно! Я найду их по почтовому ящику на дверях.

Они подъехали к зданию, где помещалась контора мистера Дру. Нэнси осталась ждать в машине, пока отец поднимется наверх и возьмет документы для судьи Харта. Мистер Дру вернулся через несколько минут и вручил дочери объемистый пакет в плотной оберточной бумаге.

— Отдашь это судье. Ты знаешь, где его найти?

— А как же! В старом здании Торговой трест-компании.

— Правильно.

Нэнси решила ехать в Мэйсонвилл по новому шоссе. Ведя машину, она время от времени поглядывала по сторонам, любуясь аккуратными квадратами полей, засеянными рожью и пшеницей. Там, где кончались поля, до самого горизонта тянулись округло-мягкие зеленые холмы.

— Какая красота... — думала девушка. — Хорошо бы и люди стали такими же добрыми и славными, как эта живописная природа, и не причиняли зла друг другу...

Было уже почти одиннадцать, когда Нэнси въехала в Мэйсонвилл. В конторе выяснилось, что мистер Харт ушел в здание суда. Помня просьбу отца доставить пакет не позднее полудня, она отправилась на поиски судьи.

Найти его оказалось задачей не такой уж и легкой; когда Нэнси протянула ему пакет в оберточной бумаге, как раз пробило двенадцать.

— Большое спасибо, — поблагодарил девушку судья. — Эти документы потребуются мне сразу после обеда. Нэнси улыбнулась:

— Хорошо, что я вас застала.

Узнав, что Нэнси — дочь Карсона Дру, судья Харт принялся настаивать, чтобы она пообедала у него дома, прежде чем пустится в обратный путь.

Нэнси согласилась и очень приятно провела время у Хартов. За обедом судья, смеясь, поинтересовался, не служит ли мисс Дру личным адвокатом у собственного отца.

— Служу. А почему бы и нет? — Нэнси поддержала шутку и тоже, как бы полушутя, сообщила, что адвокат интересуется делом Кроули.

— Вы случайно не знали Джосиа Кроули или хотя бы не слышали о нем?

Оказалось, это имя Картам хорошо известно.

— Их прислуга перешла к нам после смерти миссис Кроули, — объяснил судья. — Джейн, бедняжка, и сама недавно скончалась.

— Мы с Джосиа никогда не были знакомы, — добавила миссис Харт, — но Джейн как-то показала его нам с мужем на улице.

— А не знаете, были у него в Мэйсонвилле друзья или родственники?

— Скорее всего, нет, — сказал судья.

Нэнси удивилась: зачем тогда старый Джосиа явился в городок, где у него нет ни родственников, ни друзей? Особых достопримечательностей в Мэйсонвилле не имелось, на экскурсии туда не ездили. В чем же дело?

Этот вопрос заинтересовал Нэнси еще больше, когда жена судьи припомнила, что и второй раз видела мистера Кроули у них в городе.

— Давно это было?

— Пожалуй, с год тому назад; нет, даже меньше, — что-то сопоставив в уме, ответила миссис Харт.

Обед завершился; судья Харт извинился перед Нэнси, сказав, что должен срочно ехать по делам и покинул дом. Нэнси и самой пора было в путь. Она поблагодарила миссис Харт за гостеприимство и пожелала ей всех благ. Вскоре темно-синий автомобиль с открывающимся верхом на хорошей скорости мчал хозяйку в направлении дома.

— Зачем же мистер Кроули приезжал в Мэйсонвилл? — в который раз спрашивала себя Нэнси. — Нет ли тут какой-то связи со вторым завещанием?

Выбрав маршрут, который должен был в самый короткий срок привести ее на Ривер-роуд, она минут через тридцать свернула на тенистую окраинную улочку. Улочка тянулась вдоль реки Мускоки. Напомнив самой себе фамилию сестер («Хувер»), Нэнси принялась читать надписи на почтовых ящиках.

Примерно на полпути к Ривер-Хайтс, вдоволь налюбовавшись пасторальными сценками — коровы по колено в воде, овцы, мирно щиплющие траву на пушистых ярко-зеленых склонах, — Нэнси внезапно обнаружила, что солнце куда-то скрылось и вокруг потемнело.

— Собирается гроза, — догадалась она, глядя, как черные тучи стремительно несутся по небу. — Надо скорее поднять верх. Она надавила пальцем на кнопку приборной доски, но та не сработала. Озадаченная Нэнси нажала еще раз, однако результат был тем же. По машине между тем застучали крупные капли дождя.

— Промокну ведь... — Нэнси огляделась по сторонам. Никакого убежища, где можно спрятаться от непогоды, поблизости не было. «Вдруг за поворотом дом или хотя бы сарай?» — Она прибавила газу.

Быстрая зигзагообразная молния прочертила небо. Раздался сокрушительный удар грома; казалось, земля вздрогнула и раскололась. Дождь забарабанил еще яростнее.

— И почему я не взяла с собой плащ? — Губы у путешественницы тряслись.

За поворотом, на расстоянии примерно в четыреста метров, она разглядела какое-то строение с громоотводом на крыше и приободрилась. Немного подальше стоял маленький белый домик.

— Вдруг там живут Хуверы?.. — размечталась Нэнси.

Гроза тем временем разбушевалась вовсю. Небо почернело, точно ночью; пришлось включить фары, чтобы видеть дорогу. Девушка вымокла до нитки, но думала теперь не о том, как обсушиться, а о том, как избежать опасности. Она включила дворники, но и это не помогло: дождь хлестал по ветровому стеклу с такой силой, что и в нескольких метрах уже ничего было не разглядеть. Дорога, моментально раскиснув, превратилась в море грязи.

Несколько раз в жизни Нэнси попадала в грозу, но в такую страшную — никогда. Было боязно, что машину занесет и она свалится в кювет, так и не добравшись до спасительного сарая.

— Сколько же до него осталось? — недоумевала путешественница, нервничая. — Казалось, что недалеко...

В этот миг по небу слева от Нэнси пронесся и ринулся вниз гигантский огненный шар.

— Господи! Совсем рядом... — Девушка съежилась от ужаса. От электрических разрядов покалывало кожу на лице и руках. Но тут на душе у Нэнси полегчало.

— Наконец-то! — выдохнула она.

Справа, на краю дороги, неясно вырисовывались контуры сарая, окутанного плотной пеленой дождя. Она разглядела широкие, распахнутые настежь двери и, не колеблясь, въехала внутрь.

В ту же секунду раздался чей-то пронзительный крик.





Читайте также:
Обряды и обрядовый фольклор: составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые...
Тема 5. Подряд. Возмездное оказание услуг: К адвокату на консультацию явилась Минеева и пояснила, что...
Тест Тулуз-Пьерон (корректурная проба): получение информации о более общих характеристиках работоспособности, таких как...
Перечень актов освидетельствования скрытых работ и ответственных конструкций по видам работ: При освидетельствовании подготовительных работ оформляются следующие акты...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.024 с.