Глава 9. Ценные сведения





 

Нэнси следила за миссис Роуэн с напряженным вниманием. Звон прекратился. Внезапно губы старой женщины зашевелились.

— Часы! — прошептала она. — Правильно... Часы!

От волнения Нэнси вцепилась руками в подлокотники кресла.

— Мистер Кроули спрятал завещание в часах? — спросила она, едва дыша. — В часах?

— Нет, нет, не то... — пробормотала Эбби раздосадовано. — Джосиа что-то говорил про часы... Но что именно, я забыла,

В комнате воцарилась тишина. Нэнси тщетно старалась уразуметь, какая возможна связь между часами и пропавшим завещанием. Миссис Роуэн не сводила глаз с каминной полки, очевидно, все еще надеясь оживить свою память.

Потом вдруг негромко вскрикнула:

— Вспомнила! Из-за часов и вспомнила!

— Что вы вспомнили, миссис Роуэн? — Нэнси произнесла эти слова едва слышно, боясь спугнуть мысль, забрезжившую в голове у старой Эбби.

— Записная книжка! — с торжеством воскликнула больная.

У Нэнси ёкнуло и часто забилось сердце, но она заставила свой голос звучать абсолютно спокойно:

— Будьте добры, миссис Роуэн, расскажите мне об этой записной книжке все, что знаете.

— Значит, было так. Однажды, незадолго до кончины Джосиа, я услышала от него такие слова: «Эбби, если второе завещание не найдут сразу после моей смерти, ты узнаешь, где оно хранится, из этой вот маленькой книжечки».

— И где же теперь эта книжечка, миссис Роуэн?

— Боже правый! Опять эта моя злосчастная память! Забыла!..

Нэнси была несколько сбита с толку и озадачена, однако в душе ее все больше крепла уверенность, что место, где спрятано завещание Кроули, имеет прямое отношение к каким-то часам. Она только недоумевала, почему звон каминных часов пробудил в Эбби Роуэн воспоминание о записной книжке.

Повинуясь какому-то безотчетному импульсу, Нэнси встала и подошла к каминной полке, осмотрела часы со всех сторон, заглянула внутрь. Там ничего не было.

Сев снова в кресло, она наклонилась к миссис Роуэн:

— Что сталось с мебелью и всем остальным из дома Кроули, когда он оттуда уехал?

— Тофэмы почти все забрали себе.

— Там должны были быть какие-нибудь фамильные часы…, — задумчиво проговорила Нэнси, обращаясь не столько к собеседнице, сколько к себе самой.

— Фамильные часы? — Эбби расслышала и встрепенулась — Да, были. Хорошо помню, что были.

— Не могли бы вы их описать?

Самые заурядные каминные часы, вроде тех, что стоят у меня. Квадратное стекло впереди, круглый циферблат. Только у Джосиа были, пожалуй, позатейливее — с каким-то украшением наверху, вроде лунного серпа.

— И судьба их вам неизвестна?

— Тофэмы, наверное, увезли, как и все остальное.

Убедившись наконец в том, что для Эбби сделано все мыслимое и что на сегодняшний день полученных сведений вполне достаточно, Нэнси откланялась. Но прежде чем сесть в машину, дошла до соседнего дома и попросила хозяев хоть иногда заглядывать к беспомощной старой леди.

— Нельзя ли, кроме того, договориться, чтобы миссис Роуэн навещала медицинская сестра?

— Я обязательно позвоню в агентство, — пообещала соседка. — А пока что зайду сама и сделаю все необходимое. Поверьте, мы просто не знали, что миссис Эбби так тяжело заболела...

Едучи назад, Нэнси ликовала: шутка сказать — сколько новых бесценных фактов предоставила судьба в ее распоряжение!

«Теперь только дознаться, где записная книжка Кроули, или часы, или то и другое вместе взятое»...

Нэнси сосредоточенно хмурила брови. Что же все-таки придумать, чтобы напасть на след старых часов?

К одному разумному умозаключению она, во всяком случае, пришла:

— Раз есть шанс, что часы в доме у Тофэмов, значит, придется нанести им дружеский визит.

Естественно, перспектива свидания с милой семейкой удовольствия не сулила, однако Нэнси твердо решила не упускать ни единой возможности отыскать ключ к тайне завещания Джосиа Кроули.

— Воображаю, какие физиономии состроят Ада с Исабел, когда я появлюсь у них на пороге. — Она иронически усмехнулась. — Ничего, придумаю какой-нибудь подходящий повод. Они и поверят.

Погруженная в свои мысли, она уже ехала по дорожке, ведущей к дому, как вдруг услышала знакомый голос, звавший ее по имени.

— Вот это да! Элен Корнинг! — закричала Нэнси. Навстречу ей спешила школьная подружка — тоненькая девушка с очень хорошеньким личиком.

— Сколько же мы не виделись!

— Я была ужасно занята все последнее время, — объяснила Элен. — Пытаюсь продать шесть билетов на благотворительный бал. И знаешь, не слишком преуспела в этом деле. Не купишь ли парочку?

При этих словах в голове у Нэнси мелькнула неожиданная идея.

— Послушай, Элен, — сказала она, волнуясь, — я куплю сама два твоих билета и продам остальные.

Элен воззрилась на нее в полном недоумении.

— Это, конечно, замечательно, Нэнси, но... Нэнси насмешливо прищурилась.

— Вижу, вижу, ты думаешь, что я рехнулась. Но я в самом деле хочу купить у тебя все. Пожалуйста, не отказывайся. К сожалению, пока я не могу объяснить причину, по которой мне это нужно, но, поверь, она весьма уважительная.

Элен, обрадованная и смущенная, протянула ей билеты.

— Для меня это, конечно, счастливый случай, Нэнси. — Она развела руками. — Вот уж не ожидала. Теперь я вечером смогу, как и собиралась, уехать в Эйвондейл. Моя тетя руководит там летним лагерем. На Лунном озере. Я и не надеялась выбраться из города из-за этих непроданных билетов...

Нэнси дружески улыбнулась.

— Желаю тебе хорошо отдохнуть.

— А не поехать ли нам вместе? Это недорого, и места там предостаточно. Прекрасно проведем время.

— Я бы всей душой, — отвечала Нэнси. — Но именно сейчас мне никуда нельзя уезжать.

— Тогда, может, приедешь попозже? Если надумаешь, не откладывай. Я пробуду у тети две недели, пока не откроется летний сезон.

Подруги еще поболтали, потом Элен ушла. Поставив машину в гараж, Нэнси медленно побрела к дому, разглядывая билеты.

— Вот это и будет моим пропуском в цитадель врага.

Назавтра ровно в полдень Нэнси подошла к дому, принадлежавшему Тофэмам. Дом был большой, но архитектору, строившему его, явно не хватило вкуса.

Собравшись с духом и подготовившись к трудному разговору, девушка поднялась по ступенькам. «Что ж, приступим! — подумала она про себя, нажимая кнопку звонка. — Надо действовать осторожно и по-умному, чтобы не вызвать подозрений».

Дверь открылась, на пороге появилась служанка. Со снисходительной миной эта особа молча ждала, чтобы Нэнси изложила цель своего визита.

— Будьте добры, передайте миссис Тофэм, что пришла Нэнси Дру, — с подчеркнутой вежливостью обратилась к ней посетительница. — Я распространяю билеты на благотворительный бал... Наш бал — одно из самых главных торжеств года в Ривер-Хайтс, — на всякий случай добавила она с пафосом.

Юной сыщице показалось, что прошла целая вечность, прежде чем служанка вернулась и сообщила, что «мадам» согласна ее принять. Нэнси проводили в гостиную, обставленную столь причудливо, что гостья пришла в полнейшее изумление.

— Надо же, какая сборная солянка! И сколько денег сюда вложено! — Нэнси села в кресло и осмотрелась. Ковер немыслимой расцветки никак не сочетался — это она заметила сразу — с пунцовыми оконными занавесями. Мебель, стоявшая вокруг, представляла собой беспорядочную смесь современных форм со стилем модерн начала века.

Надменный голос прервал ее наблюдения.

— Чего вы хотите, Нэнси?— Миссис Тофэм величественно вплыла в комнату и опустилась в кресло против девушки.

— Я продаю... — начала Нэнси светским тоном.

— Если вы продаете вещи, мне ненужные, — грубо оборвала ее хозяйка дома, — то имейте в виду заранее: я не стану разбазаривать деньги на первого попавшегося коммивояжера, которому случится сюда зайти.

Нэнси с трудом подавила в себе гнев и желание должным образом ответить на эти наглые речи,

— Миссис Тофэм, — произнесла она ровным голосом, — вероятно, служанка не объяснила вам, в чем дело. Я продаю билеты на благотворительный бал — одно из самых восхитительных празднеств нынешнего года.

— О! — Выражение лица миссис Тофэм сразу переменилось. Нэнси догадалась, что задела чувствительную струнку. Все знали, что эта женщина жаждет быть принятой в лучших домах города. — Тогда, разумеется...

К огорчению Нэнси, фразе, начатой миссис Тофэм, не суждено было завершиться, поскольку в комнате появились Ада и Исабел. Сестрицы не сразу заметили присутствие Нэнси, поскольку были увлечены разговором и, войдя, продолжали обмениваться раздраженными репликами.

— Еще что скажешь! — Ада была чем-то крайне недовольна. — Я нисколько не сомневаюсь, что эта женщина унизила нас совершенно намеренно.

Тут они обнаружили в комнате Нэнси и замерли, пораженные. Холодно и неприязненно глядели они на свою соученицу. Наступила пауза.

— Ты-то что здесь делаешь? — свысока поинтересовалась наконец Исабел.

Миссис Тофэм сама ответила на вопрос дочери.

— Нэнси продает билеты на благотворительный бал, дорогая. Это будет весьма заметное событие в жизни Ривер-Хайтс, и нам есть прямой смысл побывать там.

Исабел надменно вскинула голову.

— Не трать денег впустую, мама.

— Исабел права, — вступила в беседу Ада. — Зачем нам бал, куда может прийти любой, кто пожелает? Мы посещаем торжества, предназначенные исключительно для избранных.

— Вот именно, — непререкаемым тоном поддержала сестрицу Исабел. — В конце концов, нам с Адой отнюдь не все равно, в каком обществе находиться.

Миссис Тофэм заколебалась; аргументы дочерей, видимо, показались ей убедительными. У Нэнси сердце ушло в пятки, она испугалась, что дело проиграно. Сестры Тофэм готовы пожертвовать даже танцевальным вечером, только бы насолить ей.

Пока она лихорадочно соображала, как поступить дальше, в гостиную вошел Ричард Тофэм — тощий господин с жидкими седыми волосами и нервными движениями. Миссис Тофэм небрежно представила ему Нэнси.

— Насколько я понял, вы располагаете билетами, от которых хотите избавиться? — приступил он к делу без всяких церемоний. — Сколько их у вас?

— Четыре... А что? — Нэнси была слегка ошарашена.

— Покупаю все. — Широким жестом мистер Тофэм достал из бумажника стодолларовую купюру. — Держите. Сдачу можете оставить для своих подопечных.

Дочери его тоже опешили. Супруга вскричала нервно:

— Ричард! Ты что, сошел с ума? Такие деньги!

— Соображать надо! — грубо ответствовал глава семьи. — Крупное пожертвование даст нам право напечатать свои имена на программках. Как патронам и устроителям бала.

С этими словами он рухнул в кресло и погрузился в чтение финансовой страницы свежей газеты. Члены семьи переглянулись, но никто больше не издал ни звука. Все трое знали, что вопрос исчерпан. К тому же им было категорически запрещено мешать Ричарду Тофэму, когда тот изучает рыночные и биржевые отчеты.

Нэнси с неохотой поднялась. Истинной цели своего визита она так и не достигла, однако оставаться у Тофэмов дольше было нельзя. Единственный предлог она уже использовала. Как же узнать хоть что-нибудь о часах Кроули?.. Батюшки! Да уж не они ли стоят на каминной полке?

— Мне нужно идти... — проговорила Нэнси. Потом, глянув на свои ручные часики, сделала вид, будто они стоят, и принялась их заводить. — Скажите, пожалуйста, который час?

— Часы прямо перед тобой, на камине, не видишь, что ли? — огрызнулась Ада.

Нэнси притворилась удивленной.

— Ах, в самом деле, вот они. Наверное, фамильная ценность? Может, это те самые старинные часы мистера Кроули, о которых я столько слышала?

Миссис Тофэм презрительно смерила Нэнси взглядом.

— Вот еще скажете... Наши в сто раз дороже! Исабел тоже попалась на удочку:

— Старые часы Джосиа — самое настоящее уродство. Мы даже на чердаке не захотели их держать!

Надежда в душе Нэнси разом угасла, но у нее достало духу осведомиться невинным голосом:

— Вы их, по-видимому, продали?

— Продали? — Ада громко и уничижительно рассмеялась. — Интересно, какой болван станет платить деньги за старый, никому не нужный хлам! Их отправили в наш загородный дом на Лунном озере.

Лунное озеро! Их слова были точно удар грома. Девицы Тофэм сообщили ей именно те сведения, которые она так стремилась раздобыть; приглашение Элен Корнинг дает прекрасный повод поехать в Эйвондейл. Все сошлось одно к одному. Теперь бы только добраться до старых часов!

Ада, будто читая мысли посетительницы, добавила уже почти миролюбиво:

— Там немало отличных вещей — в нашем летнем коттедже. Если как-нибудь попадешь в те края, загляни. Сторож тебе покажет.

— Спасибо. Большое спасибо за все. — Нэнси из последних сил старалась скрыть охватившее ее возбуждение. Едва у нее за спиной захлопнулись ворота вражеской крепости, девушка весело и широко улыбнулась, предвкушая будущие события.

— Какое везение! — сказала она себе самой. — Здравствуй, Лунное озеро, вот и я!





Читайте также:
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.021 с.