Глава 7. Сердитая собака





 

Настоящий детектив не упустит ни одной детали, относящейся к расследованию, в котором он принимает участие. Поэтому не было ничего странного и противоестественного в том, что Нэнси совершенно умышленно, хотя и соблюдая крайнюю осторожность, приблизилась к скамейке, на которой расположились девицы Тофэм. И тут же услышала гнусавый голос Ады:

— Если отыщется новое завещание, мы останемся на бобах.

Исабел что-то ответила, но приглушенным тоном. Потом юной сыщице удалось разобрать еще две фразы, произнесенные Адой:

— Лично я не очень-то верю, что Джосиа Кроули составил новую бумагу, взамен той, что у папы. — Ада негромко хихикнула. — Мама следила за ним зорко, точно ястреб.

— Или только думала, что зорко, — язвительно возразила Исабел. — Не забывай, что старик несколько раз вырывался у нее из когтей.

— Ты права, вырывался... И что меня больше всего бесит, так это Нэнси Дру, которая верит в новое завещание и надеется его найти. Вот почему она и принимает участие в этих Хуверах. Я собственными глазами вчера видела, как они втроем входили в офис мистера Дру... Ясно же, не затем, чтобы выпить по чашечке чаю!

Если она заинтересует отца делом Кроули, глядишь, и отыщется где-нибудь этот проклятый документ. Может, он и вправду написан... Ох, как я ненавижу эту девчонку, которая сует нос не в свои дела и вечно стоит у нас поперек дороги!

Тут Нэнси едва удержалась от смеха, но сразу же посерьезнела: значит, Тофэмы по-прежнему сильно обеспокоены вторым завещанием... Затаив дыхание, стараясь не шелохнуться, она продолжала смотреть и слушать.

— Ты такая мнительная, Ада. — Исабел в раздражении дернула плечом. — Положись на родителей, они в курсе всего, что происходит. От них ничего не скроется. Отец с матерью не допустят, чтобы такая куча денег ускользнула из наших рук. Да и в конце концов эти деньги принадлежат нам по праву!

— Что верно, то верно, — признала Ада правоту сестры. — Должны же мы получить наследство Джосиа, раз нянчились с ним и терпели его целых три года! Какая умница мама, что не брала у старика денег за жилье и еду!

Больше Нэнси ничего не услышала. Беседа закончилась, сестры поднялись со скамейки и удалились. Дождавшись, пока они отойдут подальше, Нэнси вышла на дорожку и села на опустевшую скамью, размышляя над всем, что узнала.

«Теперь у меня нет сомнений: если второе завещание существует, то Тофэмы его пока что не нашли и не уничтожили. Господи, какое счастье! Да, но где оно?»

Нэнси прекрасно отдавала себе отчет в том, что найти завещание — значит получить верный шанс на выигрыш.

«Надо спешить, иначе Тофэмы где-нибудь на него наткнутся!»

В течение следующих десяти минут Нэнси снова скрупулезно проанализировала факты, имеющиеся в ее распоряжении.

«Должен, непременно должен быть ключ к разгадке, а я его проглядела...»

Внезапно девушка вскочила на ноги.

— Как же я раньше не подумала! Тэрнеры и Хуверы, они же не единственные, кто должен быть упомянут в завещании. И мне это прекрасно известно. У мистера Кроули были и другие родственники и друзья, они-то и подали иск. Надо выяснить их имена, найти и поговорить с ними. Может, тайна наконец и раскроется...

Не теряя ни минуты, Нэнси отправилась в контору к отцу. Адвокат был занят: у него шло важное совещание. Нэнси пришлось подождать, пока оно закончится и ее позовут в кабинет.

— Что случилось на сей раз? — с улыбкой спросил мистер Дру, когда Нэнси буквально ворвалась в комнату. — Ты раскрыла тайну или у тебя кончились деньги?

Щеки у Нэнси горели, глаза расширились от волнения, ресницы трепетали.

— Не дразни меня, — попросила она. — Мне нужно получить от тебя кое-какую информацию.

— К вашим услугам, сударыня.

Начинающий Шерлок Холмс передал отцу содержание разговора, подслушанного в парке, и поделился с ним выводами, к которым пришел.

Мистер Дру слушал дочь не прерывая, лицо его выражало живейший интерес.

— Ход рассуждений блестящий, — похвалил он Нэнси. — Только, к сожалению, мне вряд ли чем-нибудь удастся тебе помочь. Я не знаю ни самих этих родственников и друзей покойного Кроули, ни их имен.

На лице Нэнси читалось глубокое разочарование.

— Вот обида... — вздохнула она. — Этого я не предвидела. Мне дозарезу нужно потолковать с ними как можно скорее. Отсрочка — даже на один день — может нам дорого обойтись: Тофэмы ищут второе завещание, почему бы им не обнаружить его, скажем, сегодня и не порвать тут же в клочки?

Внезапно она снова повеселела.

— Все ясно! Надо сейчас же ехать к сестрам Тэрнер. Уж они-то знают, как зовут их родню и где она живет. Нэнси вскочила со стула.

— Погоди минутку, — остановил ее отец. — Сядь. Мне нужно сказать тебе кое-что серьезное... Послушай, Нэнси, хорошо ли ты понимаешь, в какую историю впутываешься?

— Что ты имеешь в виду?

— А вот что. Работа сыщика — не самое безопасное занятие на белом свете. Ричард Тофэм, и мне это доподлинно известно, превращается в весьма неприятного господина, если встать у него на пути. Предположим, ты сумеешь выяснить нечто такое, что способно сорвать его планы; вся семейка Тофэмов тотчас дружно начнет чинить тебе всевозможные препятствия.

— Я их не боюсь, папа.

— Отлично. Я знал, что именно это ты и скажешь. Меня радует твое мужество, но я не хочу, чтобы ты вступила в бой, не имея представления о силах противника.

— В бой?

— Да, в самый настоящий бой. Без жестокой борьбы Тофэмы от богатства не откажутся. Впрочем, если они очень уж на тебя насядут, им придется иметь дело со мной.

— А вдруг я найду завещание?

— Тогда я напишу заявление в суд.

— Вот спасибо! Ты самый лучший папа в мире. Такого ни у кого больше нет!

Они распрощались. Нэнси заторопилась домой: надо |было срочно взять машину и мчаться к Тэрнерам. Она на-I скоро поделилась планами с Ханной Груин, и та опять предостерегла ее:

— Не влезай в это дело слишком глубоко, деточка. Ты с таким жаром стремишься помочь другим, что забываешь о собственной безопасности.

— Обещаю быть осторожной, как кошка, гуляющая по I мокрой крыше, — смеясь, заверила Нэнси Ханну и выбежала из дому.

Через несколько минут, выведя задним ходом машину из I гаража и заперев ворота, Нэнси уже ехала в направлении дома Тэрнеров. В голову приходили все новые и новые идеи; | она не заметила, как добралась до места.

— Привет, Джуди! — окликнула она девочку. Та играла I во дворе крошечным бадминтонным воланом. В розовом спортивном костюмчике Джуди выглядела совершенно очаровательной. Костюмчик был расшит забавными медвежатами — дело рук любящих тетушек.

— Привет, Нэнси! Как хорошо, что ты приехала! Теперь мне будет с кем играть! — Джуди со всех ног бросилась к гостье.

Нэнси охотно взяла ракетку и послала девочке легкий, как перышко, волан:

— Бей!

Джуди промахнулась, но сразу же подняла волан с земли и ударила по нему так ловко, что он пролетел над самой сеткой. Нэнси отбила удар; на этот раз волан попал точно в центр ракетки, и Джуди послала его обратно.

Девочка была вне себя от счастья.

— Нэнси, лучше тебя никто не играет в бадминтон! — крикнула она звонко.

Минут через десять Нэнси опустила ракетку.

— Теперь пойдем в дом, Джуди. Мне нужно поговорить с твоими тетушками.

Джуди вприпрыжку побежала вперед, шумно извещая домашних о прибытии лучшего игрока своей команды.

— Добрый день, Нэнси, — приветливо заулыбались сестры Тэрнер, едва девушка переступила порог гостиной.

— Из окна мы пристально следили за вашей игрой, — сказала Мэри. — Для Джуди это было настоящее наслаждение. Мы-то с Эдной не слишком сильны по этой части.

— Я получила удовольствие не меньшее, чем Джуди, — ответила Нэнси. — Страшно рада видеть вас всех снова.

Она не забыла справиться, поймала ли полиция воров, похитивших серебряные подсвечники.

— Пока нет, — пожала плечами Мэри. — Но что еще печальнее, мы обнаружили пропажу и других вещей.

— Какие негодяи! — с новой силой возмутилась Нэнси. — Но, знаете, я все-таки верю, что их схватят и вернут вам украденное.

Потом прибавила:

— Я приехала сюда по очень важному делу.

— Да? А что случилось?

— Мне запомнился ваш рассказ о мистере Джосиа Кроули. Я не раз о нем думала. А на днях я познакомилась с двумя девушками — с Грейс и Элисон Хувер; по их словам, мистер Кроули пообещал им то же самое, что и вам, — ну, я имею в виду часть наследства.

— Поразительно! — Эдна Тэрнер от удивления даже всплеснула руками. — Ив самом деле, Джосиа называл при нас фамилию Хуверов и говорил, что у Элисон замечательный голос.

— Мой отец и я заинтересовались этим делом, обсудили его и теперь склонны согласиться и с вами, и с Хуверами. Вполне возможно, что мистер Кроули перед смертью написал новое завещание, которое где-то спрятал,

— Ах, если бы его найти... — мечтательно проговорила Мэри. — Джуди ждало бы совсем другое будущее...

— Так вот что я хочу сделать... — продолжала Нэнси. — Мне надо встретиться и побеседовать со всеми друзьями и родственниками мистера Кроули, каких удастся отыскать. Не исключено, что найдется кто-нибудь, кто подскажет мне, где может храниться последнее завещание. Я приехала спросить, не живет ли кто-то из них в здешних краях?

— Троих я, пожалуй, могла бы назвать, — подумав, решила Эдна.

Первыми прозвучали имена Фреда и Уильяма Мэтьюсов. Братья, старые холостяки, жили на ферме поблизости от Тайтэсвилла.

Изложив эти сведения, обе сестры Тэрнер неожиданно залились густым румянцем. Они сначала как-то неуверенно переглянулись, потом обратили взоры к Нэнси. После неловкой паузы Эдна объяснила, в чем дело.

— Много лет назад Фред сделал предложение Мэри, а Уильям — мне, и каждая их нас была близка к тому, чтобы согласиться. Но тут в семье произошла трагедия, на руках у меня и у сестры оказалась мать Джуди, маленькая осиротевшая девочка, и мы решили отказаться от замужества.

Очередную нелегкую паузу прервала Джуди.

— Знаешь, Нэнси, тети обещали когда-нибудь дать мне одну из кукол моей мамы. Здорово, правда?

— Еще бы! — Нэнси погладила малышку по голове. — И ты мне ее непременно покажешь... — Она повернулась к сестрам:

— А кем братья Мэтьюс приходятся мистеру Кроули?

— Они его двоюродные братья по материнской линии.

— Как вы думаете, они не рассердятся, что к ним с расспросами пристает незнакомый человек?

— Что вы, ни в коем случае! — Мэри решительно отвергла предположение Нэнси. — Это очень деликатные и добрые джентльмены.

— Кроме того, вы им с самого начала скажите, что вас послали мы с Мэри, — посоветовала Эдна.

— Сколько отсюда до Тайтэсвилла? — осведомилась Нэнси.

— Не больше восьми километров, если ехать по дороге 1ОА. Вы туда доберетесь за пять минут. Это по пути в Мэйсонвилл. Нэнси, а может, вы останетесь и пообедаете с нами?

Юной сыщице не терпелось продолжить свои розыски, она уже начала было отказываться от обеда, но тут к Эдне присоединилась Джуди.

— Пожалуйста, о пожалуйста, Нэнси, останься! Пока тети займутся приготовлениями, мы с тобой поиграем в бадминтон.

— Хорошо. — Можно ли было отказать девочке? — Останусь. И спасибо за приглашение.

Было почти два, когда она наконец собралась уезжать.

— Слушай, Мэри, — вспомнила вдруг Эдна, — мы же забыли о кузине жены Джосиа. О миссис Эбби Роуэн. Ей-то, наверное, больше, чем кому бы то ни было, известно о завещании.

— Правильно! Вам обязательно надо позвонить ей, Нэнси. Как-то раз Джосиа занемог, и она за ним ухаживала... Джосиа был о ней чрезвычайно высокого мнения. Про Эбби он тоже не раз говорил, что намерен ей кое-что оставить. Она вдова и живет в бедности.

— Даже какие-нибудь несколько тысяч долларов, и те были бы для нее большим подспорьем, — вздохнула Эдна. — Эбби сейчас, должно быть, за восемьдесят, она теряет память. А детей нет, и присмотреть за старой женщиной некому.

— Где мне найти миссис Роуэн? — В душе Нэнси надеялась, что слишком далеко ехать не придется.

— Эбби живет на Уэст-Лэйк-роуд, — ответила Эдна. — Это порядочная даль.

— Тогда сегодня я туда уже не поеду, — решила юная сыщица. — Но как только смогу, съезжу обязательно. А теперь мне пора.

Нэнси поблагодарила сестер Тэрнер и двинулась к двери, Так сразу, однако, уйти ей опять не удалось. Джуди потребовала, чтобы Нэнси посмотрела, как она прыгает через веревочку и танцует с хула-хупом на лужайке.

— Джуди нас все время чем-нибудь да развлекает, — негромко сказала Мэри. — Мы уверены, что она очень талантлива.

Нэнси тоже в этом не сомневалась и, едучи по дороге 1ОА, все думала и думала о том, что на деньги старого Джосиа девочка смогла бы получить именно то образование, какое ей нужно.

Проехав восемь километров в нужном направлении, она стала поглядывать на почтовые ящики, и на одном вскоре различила фамилию «Мэтьюс». Дом стоял в стороне от дороги, на довольно большом от нее удалении, перед домом был луг. Какой-то мужчина, управляя маленьким трактором, косил на лугу траву.

По узкой дорожке Нэнси подкатила поближе к дому и остановилась неподалеку от места, где шла работа. Мужчина сидел к ней спиной и, очевидно, из-за шума трактора не слышал, как подъехал автомобиль. Она решила подождать, пока он освободится.

Поглядев вперед, туда, где высился дом, Нэнси вдруг увидела нечто такое, что привело ее в смятение. Щенок немецкой овчарки, застряв между камней полуразрушенной стены, тщетно пытался выбраться на волю и жалобно скулил. Нэнси тотчас бросилась на выручку и освободила малыша. Но тот продолжал скулить, и она, взяв щенка на руки, принялась рассматривать его лапы.

— Ах, ты мой несчастный! — На одной из задних лап виднелась ранка. — Это надо немедленно чем-нибудь смазать.

Самым правильным, по-видимому, было бы отнести щенка мужчине, что косил траву, Нэнси уже направилась к нему через дорожку, но тут где-то сбоку раздалось грозное рычание. Она оглянулась: огромная немецкая овчарка, скорее всего мать щенка, большими прыжками неслась ей неперерез.

— Он цел, не волнуйся! — успокоила Нэнси собаку. — Я вовсе не собиралась отнимать твоего детеныша.

Считая, что отношения выяснены, девушка сделала еще два шага вперед. Дальше, однако, ей продвинуться не удалось. Свирепо лая, овчарка бросилась на Нэнси и сбила ее с ног.

 

Глава 8. Забытый секрет

 

Нэнси закричала, зовя на помощь. Ода надеялась, что крик достигнет ушей фермера и тот спасет ее от зубов овчарки. Она ни секунды не сомневалась, что рассерженная собака вот-вот ее укусит. Животное тем не менее не причинило девушке ни малейшего вреда.

Дело в том, что при падении юная сыщица выпустила из рук свою ношу. Один прыжок — и овчарка оказалась около щенка, зубами схватила его за загривок и рысцой затрусила прочь, явно считая инцидент исчерпанным.

— Повезло же мне на этот раз... — Нэнси перевела дыхание, потом поднялась с земли, почистила одежду и стояла, горестно вперив взор в большую дыру на свитере.

Тем временем человек, косивший траву, развернул свой трактор, увидел конфликт, разыгравшийся между собакой и девушкой, и бегом кинулся наводить порядок. Он начал с жаром извиняться за поведение собаки, но Нэнси остановила его:

— Я сама виновата. Надо было сразу же опустить щенка на землю. Мать наверняка решила, что я собираюсь его похитить.

— Вполне возможно.

Нэнси объяснила, почему ей пришлось взять малыша на руки, и фермер сказал, что позже обязательно осмотрит ранку.

— Все остались целы и невредимы, — заключил он. — Спасибо, что не оставили щенка в беде... Вы приехали ко мне или к брату? Я — Фред Мэтьюс.

Нэнси в свою очередь представилась и сообщила, что знакома с сестрами Тэрнер и еще кое с кем из тех, кому была обещана доля в наследстве мистера Кроули.

— Мой отец, адвокат Карсон Дру, и я работаем над этим делом. Мы оба убеждены, что где-то спрятано завещание, написанное Джосиа Кроули позже, чем то, что предъявил мистер Тофэм, и хотим его найти,

— И вы приехали в надежде, что у нас с Уильямом есть ключ к разгадке этой тайны? — Голубые глаза Фреда смотрели по-мальчишески весело.

— Совершенно верно, мистер Мэтьюс. Кстати, мистер Кроули и в самом деле когда-то обещал оставить вам часть своего состояния?

— Конечно, обещал.

Из дома вышел еще один мужчина, и Фред представил его Нэнси. Оба они, Уильям и Фред, были высоки, худощавы и мускулисты. Волосы у братьев поседели, но лица оставались молодыми.

— Давайте обсудим нашу проблему прямо тут, под деревом. — Фред усадил Уильяма и Нэнси в плетеные кресла, стоявшие неподалеку. Он растолковал брату, в чем суть просьбы Нэнси, а потом спросил у него:

— Кузен Джосиа когда-нибудь хоть словом, хоть намеком обмолвился, что написал завещание, где мы не упомянуты?

— Ни разу в жизни. Когда его не стало, я думал, что мы вот-вот получим свою долю. Признаться по чести, мисс Дру, нас с Фредом как громом поразило известие, что по завещанию все переходит к Тофэмам. Кузен Джосиа уверял нас совсем в другом.

— Чистая правда, — подтвердил Фред. — Но, видно, мы с Уильямом рано радовались: цыплят-то по осени считают. Вообще мы кое-как все же сводим концы с концами благодаря небольшой ферме, которой владеем. Хотя работники и оборудование стоят неимоверно дорого... Единственное, о чем мы всю жизнь мечтали и чего не могли себе позволить, — это путешествия. Вот мы и хотели поездить по свету на деньги кузена Джосиа.

— Но мечта наша лопнула, как мыльный пузырь, — понурился Уильям. — Видно, путешествия не для нас придуманы... Нэнси улыбнулась:

— Стоит уповать на лучшее. По крайней мере, мы с папой надежды не теряем.

В глубине души она была сильно разочарована: братья ничем не помогли ей в розысках пропавшего завещания. Посидев еще немного, она простилась с ними и вернулась домой.

— Полное отсутствие информации, — огорченно доложила Нэнси отцу. — Будем надеяться, что визит к миссис Эбби Роуэн окажется удачнее.

Утро следующего дня застало ее уже в пути. Она ехала к старой леди, то и дело спрашивая дорогу у всех, живущих на Уэст-Лэйк-роуд.

«Вот это, пожалуй, и есть дом Эбби Роуэн, — сказала себе Нэнси. — Вполне соответствует описаниям».

Она выбралась из машины и постояла пару минут перед одноэтажным каркасным строением, сильно нуждавшимся в покраске и ремонте. Дворик вокруг дома зарос бурьяном, деревянный забор уныло покосился...

— Заброшенное какое-то место, — пробормотала Нэнси. — Ладно, все равно надо выяснить, дома ли миссис Роуэн.

По бугристой, заросшей сорняками дорожке девушка подошла к парадной двери и легонько постучала по ней костяшками пальцев. Ответа не было; выждав чуть-чуть, она постучала снова. На сей раз изнутри раздался приглушенный женский голос:

— Кто там? Если разносчик, то мне ничего не надо.

— Я ничего не продаю, — заверила Нэнси. — Будьте добры, позвольте мне войти.

Последовало довольно долгое молчание, потом дрожащий голос произнес:

— Я не сумею вам открыть. У меня повреждена нога и я не встаю.

Нэнси слегка поколебалась, прежде чем с силой толкнуть дверь, но потом решилась. Дверь отворилась. Вступив в полутемную мрачную комнату, она разглядела на кушетке чье-то хилое, болезненно съежившееся тело. Эбби Роуэн лежала неподвижно под старой шалью, увядшее ее лицо было искажено страданием.

— Меня зовут Нэнси Дру, я приехала помочь вам, миссис Роуэн.

Женщина повернула голову и с изумлением посмотрела на незнакомую девушку.

— Приехали помочь? — повторила она недоверчиво. — Вот уж не думала, что кому-то есть еще дело до старой Эбби.

— Разрешите, я поправлю вам подушки. — Нэнси осторожно передвинула больную; та приняла теперь более удобную позу.

— Я вчера упала с лестницы в погребе, — объяснила миссис Роуэн. — Повредила бедро и растянула связку на ноге,

— И не вызвали доктора?

— Не вызвала. — Эбби тяжело вздохнула. — В доме, кроме меня, ни души. И связаться ни с кем я не могу: нет телефона.

— А вообще-то вы в состоянии передвигаться?

— Самую малость.

— Значит, бедро не сломано, — приободрившись, констатировала Нэнси. — Дайте, я посмотрю вашу лодыжку... Ой, как распухла! Ее надо перебинтовать.

— В кухонном чулане лежат чистые тряпки, — сказала Эбби. — Настоящего бинта у меня нет.

— Вам надо непременно показаться доктору. Позвольте, я вас отвезу.

— Мне это не по средствам, — тихо проговорила старая женщина. — Я еще не получила пенсию; да ее, впрочем, все равно бы не хватило...

— Можно, я заплачу за визит?

Эбби Роуэн упрямо покачала головой.

— Милостыни я не приму. Предпочитаю умереть, но не побираться.

— Хорошо. Раз вы категорически возражаете против врача, я съезжу в ближайшую аптеку, привезу бинты и все остальное для перевязки. — Нэнси дала себе слово сломить сопротивление гордой старой леди. — Но перед уходом я напою вас чаем.

— В доме нет чаю.

— Ясно. Чай наверняка продается в каком-нибудь магазинчике по соседству. Что вам еще нужно?

— Мне нужно почти все, но сейчас у меня на это нет денег. Можете привезти пачку чая и булку. Мне этого будет достаточно. Деньги возьмите в банке, она стоит на кухне, в буфете. Там немного, но это все, чем я располагаю.

— Я скоро вернусь, — пообещала Нэнси.

В кухне она тщательно осмотрела ящики буфета. Если не считать горстки муки, нескольких кусков сахара и супа в пакетиках, ничего съестного в доме практически не было. В банке лежало чуть меньше пяти долларов.

— Не возьму ни цента.

Юная сыщица бесшумно выскользнула на улицу через заднюю дверь. В ближайшем магазине она накупила всякого бакалейного товара, потом заехала в аптеку и запаслась бинтами и мазью.

Вернувшись, Нэнси толково и сноровисто принялась за лечение Эбби. Промыла больной лодыжку, потом туго забинтовала ее.

— Знаете, сразу стало легче, — с признательностью произнесла миссис Роуэн. — Страшно подумать, что было бы со мной, если бы не ваш приход.

— Ну что вы, кто-нибудь непременно зашел бы сюда, — бодро ответила Нэнси, удаляясь на кухню, где быстренько сообразила чай и легкий завтрак для старой женщины.

Глядя, как Эбби Роуэн не без аппетита поглощает вкусную и сытную еду, приготовленную ее руками, Нэнси с удовлетворением отметила, что пациентка на глазах становится бодрее, к ней словно возвращаются силы. В конце концов она даже села на кушетке, явно расположенная к беседе.

— Немного осталось на свете людей, готовых помочь старому человеку. Был бы жив Джосиа Кроули, все было бы иначе, — промолвила она с горечью. — Нашлось бы, чем заплатить за уход и помощь.

— Все-таки странно, что он не обеспечил вас средствами к существованию, — негромко отозвалась Нэнси.

Она не хотела тревожить больную рассказом об истинной цели своего визита. При этом, однако, надо было тактично и незаметно вызвать старую женщину на разговор о покойном Кроули. Но, разумеется, так, чтобы не возбудить в ней надежд, которым, вполне возможно, не суждено сбыться.

— Вы ошибаетесь. Лично я уверена, — с неожиданной горячностью возразила миссис Роуэн, — что Джосиа оставил мне деньги. Множество раз я слышала от него: «Эбби, после моей смерти тебе не о чем будет тревожиться. По завещанию ты получишь столько, что сможешь жить совершенно безбедно».

— Ну да. А на деле все отошло к Тофэмам. — Нэнси боялась, что разговор оборвется.

— Это потому, что в расчет было принято первое завещание, — пожала плечами миссис Роуэн.

— Вы считаете, что было и второе? — Нэнси не могла скрыть нетерпения.

— Безусловно. Да, господи, о чем тут толковать! Я же видела его собственными глазами.

— Собственными глазами? Завещание? — От удивления Нэнси даже раскрыла рот.

Старая женщина грустно кивнула головой.

— Да. Но учтите, я не говорила, что читала его. Как-то Джосиа зашел меня проведать, принес денег. В руке, я заметила, он держал небольшую папку. «Знаешь, Эбби, — сказал он, — я составил новое завещание. Оно здесь. — Он поднял папку. — Мне не хотелось возиться с юристом. Я взял и все написал сам. И подписался».

— Как давно это было? — Нэнси наклонилась вперед.

— Дайте сообразить. — Эбби прикрыла глаза, собираясь с мыслями. — Точную дату я вряд ли вспомню. Минувшей весной, это наверняка. Так или иначе, Кроули дал понять, что позаботился о моей старости.

«Но послушай, Джосиа, — засомневалась я тогда, — ты убежден, что завещание сохраняет законную силу, если написано самим завещателем?»

— Разумеется, — сказал он. — Мне адвокат объяснил, что, если я написал завещание собственноручно и подписал его, — подписал, понимаешь? — все будет в полном порядке. Но я не только сам подписался, у меня там стоят еще и подписи свидетелей...»

— Чьи, вы знаете? — прервала больную Нэнси.

— Этого он не говорил.

— А у вас нет предположений... Что, по-вашему, стало с этим завещанием? — Нэнси с надеждой смотрела на Эбби.

— Джосиа, я помню, что-то говорил насчет безопасного места, где документ будет в полной сохранности, и его никто не найдет, кроме представителей власти. Но где он лежит, я понятия не имею...

— Бы уверены, что мистер Кроули больше ничего в тот день не сказал? — осторожно спросила Нэнси. Она вспомнила, как Тэрнеры говорили, что у Эбби слабая память.

Старая женщина, вздохнув, покачала головой.

— Много ночей я провела без сна, пытаясь вспомнить, что еще мог сказать Джосиа насчет места, где лежит завещание. Но так ничего и не вспомнила.

— Попытайтесь еще,— Нэнси смотрела на нее с мольбой.

— Безнадежно... — тихо ответила Эбби Роуэн. — Я уже столько раз пыталась... — Она откинулась головой на подушки и закрыла глаза, словно измученная бесплодными попытками.

В этот миг часы на камине начали бить двенадцать. Ресницы у Эбби задрожали, глаза открылись и на лице появилось странное выражение.

Несколько секунд она пристально и неподвижно смотрела в пустоту, потом, медленно повернув голову, устремила взгляд на камин.

 





Читайте также:
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.197 с.