Историческая наука в России в XVIII веке




План лекции:

1. Факторы, способствовавшие превращению накопленных исторических знаний в науку и предпосылки рождения исторической науки в России в начале XVIII в.

2. Исторические взгляды В.Н. Татищева.

3. Вклад М.В. Ломоносова в развитие исторической науки в России.

4. Исторические взгляды М.М. Щербатова.

5. И.Н. Болтин – первый русский историограф.

6. Вклад Н.И. Новикова в расширение источниковой базы исторической науки в России.

7. Зарождение либерального направления в русской исторической науке.

8. Исторические взгляды А.Н. Радищева.

 

В предыдущих лекциях был рассмотрен процесс накопления исторических знаний в так называемый летописный период, т.е. с древности до XVII века. Сегодня мы проследим становление отечественной исторической НАУКИ на протяжении XVIII в.

Первый вопрос лекции связан с анализом тех оснований, на которых возникла отечественная историческая наука.

Накопленные в «летописном» периоде исторические знания создали информационно-эмпирическую основу для дальнейшего развития исторического сознания и, в конечном счете, для рождения исторической науки. Следует подчеркнуть, что для новых качественных изменений необходимо накопление определенного количества информации, а также необходима потребность общества в качественно новом осмыслении прошлого.

К началу XVIII в. в России сложились общественно-политические и социокультурные условия, обусловившие возможность перехода (подъема) исторического сознания на новую ступень, новый уровень – научный. Это был процесс, характерный не только для России, но и для многих других стран Европы.

Сущность и целенаправленность данного процесса состояли в том, что информация о прошлом не просто фиксировалась и постепенно накапливалась, как это было в предшествующий период, но она начала подвергаться систематизации, осмыслению, обобщению на основе научных принципов познания. Повсюду историки стремились с рационалистических позиций философски осмыслить и объяснить исторические события, выяснить их причины и следствия. Теологическое объяснение прошлого - провиденциальная методология, характерная для периода накопления исторических знаний, - отступала перед рационалистическим пониманием истории.

Здесь необходимо остановиться на вопросе о том, что такое РАЦИОНАЛИЗМ как философское направление.

Само слово – рационализм – происходит от латинского: ratio – разум, rationalis – разумный. Следовательно, рационалистическая методология признает, что именно РАЗУМ является основой познания и поведения людей. Подобная постановка вопроса не оставляла места и для Бога, и для теологического объяснения прошлого.

Таким образом, смена методологии (провиденциальной на рационалистическую) лежала в основе всего процесса превращения исторических знаний в науку. Это – первый фактор, предопределивший превращение накопленных исторических знаний в науку и первая основная черта, характеризовавшая историческую науку в XVIII в.

Второй фактор был связан с внутренней политикой правительства Петра Великого. В этом факторе можно выделить две составляющие.

Во-первых, крупным событием в истории культуры России, в целом, и в становлении российской науки, в частности (в том числе и исторической науки) стало основание Петербургской академии наук в 1725 г. Перед Академией была поставлена задача – разрабатывать научные проблемы в разных отраслях знания. Академия играла роль основного учебно-научного центра страны. Он имел постоянный штат сотрудников, библиотеку, музей, свою типографию, возможность организовывать научные экспедиции и т.д. В результате в России постепенно (сначала с помощью приглашенных зарубежных ученых) стали складываться кадры профессиональных историков, занимавшихся исключительно изучением прошлого на основе исторических источников.

Во-вторых, большую роль в становлении русской исторической науки сыграли указы Петра о сборе исторических документов.В 1720 – 22 гг. светские и духовные представители власти на местах получили грозное распоряжение из центра. Им надлежало собирать рукописные и старопечатные книги и пересылать их в библиотеку Сената и Синода. (Светские документы направлялись в Сенат, церковные – в Синод). Здесь с них снимали копии, и, как это часто бывает в России, нарушали смысл указов, т.е. не возвращали оригинал на место хранения, а оставляли в библиотеке. Широкий. повсеместный сбор исторических материалов позволял расширить источниковую, документальную базу исторических сочинений. И главное – сбор документов был поставлен на государственный уровень, что показывает, как высоко ценило правительство Петра информационный потенциал исторических документов.

(Впрочем, практика переделки текста старых летописей в угоду московским великим князьям и использование исторических источников в политической борьбе в XV – XVI вв. достаточно ярко свидетельствует о том, что и до Петра московские власти хорошо понимали ценность исторических документов.)

Следовательно, административные и культурные преобразования Петровской эпохи лежали в основе процесса превращения исторических знаний в науки, создав его второй фактор (импульс, предпосылку).

Третий фактор обусловило само предшествующее развитие исторических знаний и растущая потребность как властей, так и общества в осознании истории своей страны. (То, как это проявлялось в XVII в., достаточно полно раскрыто в монографии Андрея Петровича Богданова и Елены Викторовны Чистяковой «Да будет потомка явлено…», которую студенты должны были рецензировать в качестве домашнего задания.)

В начале XVIII в. государственная власть несколько раз инициировала создание исторических трудов. Их цель состояла в том, чтобы возвеличить Россию, прославить преобразования Петра и доказать его право на завоевание территорий в Прибалтике. Иными словами, уже в XVIII в. существовала практика государственного заказа на исторические сочинения.

В частности, в 1708 г. справщик (корректор) типографии Федор Поликарпов получил задание написать историю России от времен правления Василия III до Петра. Подразумевалось, что это будет картина формирования самодержавия в России. Однако, когда в 1715 г. Поликарпов представил свой законченный труд на суд царя, то получил резкую отповедь. Боярин Мусин-Пушкин довел до сведения автора слова Петра: «Государю нужна история Российская, а не сказки о начале света». Второй вариант Поликарпов писал еще 7 лет, но и он не был одобрен, т.к. новоявленный историк опирался на опыт летописей (тест у него начинался с библейских времен) и не сумел понять замысел Петра Великого.

Известна в историографии и еще одна подобная попытка создать историю России. Её осуществил в 1715 г. Алексей Ильич Манкиев, секретарь русского посла в Швеции А.Я. Хилкова, которых задержали в Швеции во время Северной войны. В своем донесении царю в апреле 1715 г. А.И. Манкиев прямо свидетельствовал, что «имел на сей труд поведение, а особливо чтоб описать славные его царского величества дела и над неприятелем побед его великолепие».

Сочинение А.И. Манкиева называлось «Ядро Российской истории». Оно включало 7 томов, в которых, это особенно надо подчеркнуть, автор пытался «увязать» русскую историю с всемирной историей.

Методология А.И. Манкиева отражала его отход от старой, богословской традиции, но и не была еще полностью рационалистической. На него оказал сильное влияние прагматизм, характерный для исторических сочинений XVII в.

Периодизация истории России у А.И. Манкиева предопределена его методологией. В основу решения вопроса о периодизации он положил личностный (персональный) критерий (принцип). По мнению А.И. Манкиева, основные рубежи в истории Россииопределялись правлением тех или иных князей. Подобное решение вопроса о периодизации было вызвано политической целью всего сочинения – представить историю российского самодержавия и на этом фоне особенно выделить роль Петра.

(Забегая вперед, укажем, что такой подход к проблеме периодизации истории России станет традиционным для консервативной российской историографии, а истоки этого подхода прослеживаются в «Степенной книге царского родословия…» XVI в., о которой говорилось в предыдущей лекции.)

Изложение русской истории А.И. Манкиев начал с правления Рюрика, в существовании и «призвании» которого автор не сомневался. По мнению А.И. Манкева, Рюрик заложил основы единодержавной власти, которую в дальнейшем развили и упрочили московские великие князья и цари. Хронологически его труд охватывал историю России до 1712 г.

Источниковая основа труда А.И. Манкиева довольно разнообразна. Здесь представлены русские летописи и хронографы, греческие хроники, шведские акты и другие документы. Однако при использовании источников автор допустил множество ошибок. Часто он излагал (пересказывал) содержание источника без должной критики и в результате, например, «спутал» «соляной бунт» в Москве 1648 г. с «медным бунтом» 1662 г.

Многотомный труд А.И. Манкиева не оказал значительного влияния на создание научной исторической концепции истории России в первой половине XVIII в., т.к. все 7 томов были опубликованы только через 55 лет, т.е. в 1770 г. Заслуга этой, как и многих других, публикации принадлежала Герарду Фридриху Миллеру, который, к сожалению, более известен как создатель норманнской теории происхождения Древнерусского государства, а не как собиратель исторических документов и их публикатор.

Значительно большее влияние на становление отечественной исторической науки оказал Василий Никитич Татищев, значение деятельности которого в полной мере не раскрыто до сих пор. Мы переходим ко второму вопросу нашей лекции.

В.Н. Татищев (1686 – 1750) – один из тех, кого принято называть «птенцы гнезда Петрова». С 18 лет он находился в военной службе, участвовал в сражении под Полтавой в 1709 г. Затем выполнил несколько дипломатических поручений Петра в Польше, Пруссии и Швеции. В 1720 – 1723 гг. В.Н. Татищев работал как горный инженер, позднее являлся крупным администратором, участником дворцовых заговоров (поддержал Анну Иоанновну в ее противостоянии с Верховным тайным советом и др.).

Где бы он ни находился подолгу службы, В.Н. Татищев постоянно собирал исторические документы, намереваясь создать свою историю Российскую. И цель свою он выполнил. В течение 30 лет (с 1720 по 1750 г.), до самой смерти он работал над текстом «Истории Российской с самых древнейших времен», создав 5 томов и доведя изложение до 1577 г.

Методология В.Н. Татищева опиралась на рационализм, а по политическим взглядам он являлся идеологом служилой дворянской бюрократии, выдвинувшейся при Петре.

Периодизация В.Н. Татищева, четко изложенная в 25 главе (Т. 1), сводилась к ТРИАДЕ, надолго укрепившейся в русской (особенно консервативной) историографии. Три периода – три процесса: установление самовластья – утрата самовластья - восстановление самовластья московскими великими князьями. Иными словами, всю историю России В.Н. Татищев свел к истории самодержавия.

История России, по мнению В.Н. Татищева, делилась на трипериода.

Первый период – с 1Х до начала Х11 в. – установление «господства самовластья» при Рюрике, продолжавшееся до сына Владимира Мономаха, Мстислава Великого. (Фактически, это время Киевской Руси и начало русской истории. До этого времени был древнейший период, когда господствовали скифы и сарматы.)

Второй период – с начала Х11 в. до середины XV в. Это, по мнению В.Н. Татищева, был удельный период, характеризовавшийся господством аристократии и утратой самовластья. (Фактически, этот период совпал с временем политической раздробленности, когда киевские князья утратили свою силу, влияние и власть над русскими землями.) В.Н. Татищев писал, что из-за распрей князей и бояр Русь раскололась, обессилила, и, следовательно, не смогла сопротивляться нашествию татарских ханов и потому попала под их власть.

Третий период – с середины XV в. до воцарения Михаила Романова в 1613 г. Это было время восстановления самовластья Иваном III. Он «истребил аристократию» (феодальные раздоры), что позволило Руси укрепиться и избавиться от ига золотоордынских ханов. Русь при нем приобрела «прежнюю свою честь и безопасность».

Таким образом, в своей общей исторической концепции В.Н. Татищев не видел разницы между раннефеодальной монархией Киевской Руси и укрепляющимся самодержавием Ивана III. Это была неверная, идеалистическая концепция, но очень характерная для дворянского историка первой половины XVIII в.

Источниковая база «Истории Российской…» очень разнообразна. Она включала и летописи, и законодательные источники, и моносюжетные сочинения о Казанском походе, о Пожарском и Минине, шведские и финские хроники, и другие виды исторических документов, которые В.Н. Татищев собирал в государственных и монастырских архивах Казани, Астрахани, Сибири.

Важны и методы источниковедческой критики В.Н. Татищева. Он не только пересказывал информацию источников, но не ограничиваясь этим, давал свою критику текстов, излагая свое мнение в многочисленных комментариях. Главный источниковедческий принцип В.Н. Татищева – «басен за истине не принимать», т.е. с позиций разума оценивать достоверность сведений, сообщаемых источниками.

Значение деятельности В.Н. Татищева для развития отечественной исторической науки очень велико: он одновременно являлся и археографом, и источниковедом, и историком.

Во-первых, отметим его вклад в отечественное источниковедение. Он открыл и ввел в научный оборот много новых, ранее не известных источников; он сформулировал основные принципы научной критики источников; наметил первые основания классификации исторических источников; разработал многие вопросы исторической географии.

Во-вторых, он создал научную, светскую концепцию отечественной истории, в основе которой лежал рационализм и периодизация, которая надолго утвердилась в русской исторической науке.

(Здесь уместно обратиться с вопросом к залу: «Где, в каком сочинении была предложена первая схема периодизации русской истории?». Студенты должны вспомнить «Степенную книгу царского родословия…»)

В целом, определяя место В.Н. Татищева в отечественной исторической науке, историографы не случайно называют его ОТЦОМ, основоположником российской исторической науки в первой половине XVIII века.

В середине XVIII в. важный вклад в развитие исторической науки в России внес Михаил Васильевич Ломоносов.Разбирая значение его деятельности, коснемся третьего вопроса сегодняшней лекции.

М.В. Ломоносов (1711 – 1765) – ученый энциклопедист, оставивший весьма заметный след практически во всех отраслях естественнонаучных и гуманитарных знаний.

Импульсом, который побудил его заняться изучением русской истории, стало выступление Г.Ф. Миллера и других сторонником норманнской теории происхождения Древнерусского государства. Именно в борьбе с норманизмом он начал целенаправленно изучать источники по истории Древней Руси.

Период с 1751 по 1754 г. М.В. Ломоносов посвятил сбору и изучению средневековых русских и иностранных исторических источников; затем в 1754 – 1758 гг. он писал свою книгу под названием «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава первого или до 1054 года». Она была опубликована после смерти автора в 1766 г., но до этого в 1760 г. М.В. Ломоносов опубликовал свой труд «Краткий Российский летописец», текст которого о родословии русских князей и царей опирался на информацию, подготовленную в процессе работы над «Древней Российской историей». Эту книгу он закончил в 1759 г., и она долгое время являлась популярным учебником по русской истории от древних славян до Петра Великого.

Методология, идейные взгляды и цели М.В. Ломоносова отразились во введении («Вступлении») к «Древней Российской истории», в периодизации и общих выводах автора.

В целом, М.В. Ломоносов оставался в рамках просветительской рационалистической историографии. В то же время им были сделаны шаги, пролагавшие путь для возникновения либеральной исторической концепции.Главным образом это проявлялось в том, что он представлял историю как внутренне связанный всемирно-исторический процесс, типичный для многих народов, которые проходят одинаковые циклы своего развития от расцвета до заката. К нему приводят усобицы, войны, вторжения, т.е. препятствия, в борьбе с которыми укрепляются силы народов, оставляющий свой след в истории человечества.

Подготавливая текст «Древней Российской истории» М.В. Ломоносов в предварительных заметках дал свою периодизацию русской истории, разделив ее на четырепериода.

Первый период – древнейший, до IX в., т.е. до призвания Рюрика. В этом выделении времени «до Рюрика» проявилась антинорманистская направленность исторических взглядов М.В. Ломоносова, т.к. сторонники норманнской теории начало русской истории связывали исключительно с призвания варяжских князей.

Второй период – с середины 1Х до середины Х1 в. – время от «Рюрика» до смерти Ярослава Мудрого в 1054 г.

Третий период – от середины Х1 в. до «Батыева нашествия» в середине Х111 в.

Четвертый период – от середины XIII в. до середины XV в., т.е. до вокняжения Ивана III.

(Здесь предложить студентам сравнить периодизацию В.Н. Татищева с периодизацией М.В. Ломоносова. При ответах акцентировать внимание студентов на расширении хронологических рамок в периодизации М.В. Ломоносова.)

Особый интерес в «Древней Российской истории» представляют главы, посвященные вопросу об этногенезе славян и вопросу о происхождении древнерусского государства. Это были актуальные в научном и политическом планах вопросы. На них М.В. Ломоносов дал прямой ответ, опровергая основной тезис сторонников норманизма: сами славяне, а не варяжские разбойничьи дружины, слившиеся потом с местной знатью, заложили основы российской государственности.

Значение «Древней Российской истории» и «Краткого Российского летописца» трудно переоценить.

Во-первых, эти книги были написаны в общедоступной форме, они стали наиболее популярными в XVIII в. книгами по древней российской истории.

Во-вторых, в них использован огромный комплекс исторических источников, знакомство с которыми возбуждало общественный интерес и патриотические чувства читателей.

В-третьих, эти книги несколько опережали труды других (современных М.В. Ломоносову) историков, т.к. в них русская история освещалась на фоне и в связи с мировой историей; в них отстаивалась идея о прогрессивном ходе, преемственности и непрерывности исторического процесса.

Выводы.В целом, подводя итоги развития отечественной исторической науки в первой половине XVIII в., отметим:

- положено начало целенаправленного собирания и публикации исторических источников. Эта деятельность была возведена на государственный уровень, который был воспринят во второй половине века Екатериной II;

- заложены основы научной критики исторических источников;

- рационалистическое понимание исторического прошлого окончательно вытеснило теологическое (провиденциальное) объяснение истории. В результате смены методологических позиций исторические знания в России превратились в науку. И если на рубеже XVII – XVIII вв. появлялись элементы, закладывались основы, предпосылки для этого процесса, то относительно середины XVIII в. смело можно говорить, что в России родилась, сложилась историческая наука, отцом которой был Василий Никитич Татищев.

Во второй половине XVIII в. в отечественной исторической науке произошли существенные сдвиги, свидетельствовавшие о ее развитии. Четвертый вопрос нашей лекции связан с анализом исторической концепции Михаила Михайловича Щербатова.

Князь М.М.Щербатов (1733 – 1790) – крупный помещик, идеолог аристократической части российского дворянства, активный общественный деятель, историк и публицист. Он оставил многочисленные сочинения, посвященные законодательству, экономике, статистике и этике. В своих исторических и публицистических трудах он выступал как сторонник монархии, опирающейся на старинное родовитое дворянство, и как защитник крепостного права и дворянских привилегий. Наиболее крупное его историческое произведение – «История Российская от древнейших времен», состоявшее из 7 томов в 15 книгах, публиковалось с 1770 г. В 1776 г. он получил звание официального историографа и почетного члена Петербургской академии наук.

В методологии М.М. Щербатова причудливо сочетались рационализм и психологический прагматизм. Это проявлялось в том, что, с одной стороны, он призывал все изучать с позиций разума, искать причины, связь и следствия событий. Однако, с другой стороны, причинность он рассматривал в сфере психики человека, считая, что деятельность людей в большой степени зависит от их психического состояния, воздействующего на разум. Поэтому задачу историка он видел в том, чтобы вскрыть внутренние «тайные пружины», вызвавшие те или иные поступки человека, составляющие сущность исторического процесса.

М.М. Щербатов не ставил задачи создать периодизацию истории России, но предложенная им структура «Истории Российской…» отражала его решение вопроса о периодизации. Семь томов его труда характеризовали 7 периодоврусской истории, в основу разделения которых был положен тот же личностный принцип: по правителям и изменениям их взаимоотношений с аристократией.

Первый период – от древнейших времен до Ярослава Мудрого, т.е. до середины Х1 в.

Второй период – от середины Х1 в. до середины XIII в. («до Батыя»).

Третий период – от середины XIII в. до середины XIV в. (до Дмитрия Донского).

Четвертый период – от середины XIV в. до середины XVI в. (до Ивана Грозного).

Пятый период – середина – вторая половина XVI в. – был разделен им на две части, соответственно двум периодам во внутренней политике Ивана Грозного.

Шестой период – конец XVI в. – пресечение «династии Рюриковичей».

Седьмой период – начало XVII в. – Смутное время.

Свое изложение событий русской истории М.М. Щербатов довел до 1610 г., хотя изначально планировал завершить труд 1613 годом.

Источниковая основа «Истории Российской…» весьма обширна. М.М. Щербатову Екатерина открыла доступ в государственные архивы и библиотеки, поручила разобрать архив Петра Великого. Однако как источниковед М.М. Щербатов оказался не на высоте задачи критики источников и установления их текста, за что подвергся жесткой критике уже современниками и последующими историками.

Определяя значение деятельности М.М. Щербатова как историка, отметим, что он:

- продолжал введение в научный оборот новых источников, способствуя расширению документальной базы исторических исследований;

- публиковал труды своих предшественников, пополняя историографическую «копилку» отечественной исторической науки;

- полностью преодолел традиционную летописную форму изложения исторического материала, чем немало «грешил» В.Н. Татищев;

- освещал историю с рационалистических позиций и настаивал на том, что историк должен установить взаимосвязь событий и их причин. Однако он понимал эту связь как чисто прагматическое, внешнее воздействие одного на другое.

В целом, М.М. Щербатов использовал свои исторические труды для обоснования политической программы наиболее консервативной части аристократического дворянства: необходимость политического союза монарха с родовитым дворянством и необходимость сохранения крепостного права.

(Здесь предложить студентам сравнить политические позиции В.Н. Татищева, который выступал на ничем не ограниченное самодержавие, и М.М. Щербатова, который считал, что монархия нуждается в содействии со стороны дворянской аристократии.)

Следующий (пятый) вопрос лекции – анализ вклада Ивана Никитича Болтинав развитие отечественной исторической науки.

И.Н. Болтин (1735 – 1792) – современник и один из главных критиков как политической программы М.М. Щербатова, так и его конкретных исторических выводов. И.Н. Болтин происходил из старинной дворянской семьи, 18 лет провел в военной службе, дослужился до чина генерал-майора, занимал ряд гражданских постов (прокурор, советник), был близким другом Г.А. Потемкина, который высоко ценил ум и образованность своего друга.

В противоположность В.Н. Татищеву и ММ. Щербатову, И.Н. Болтин не оставил систематического изложения русской истории. Однако его вклад в историю русской исторической мысли не менее ценен, т.к. он фактически явился первым историографом, выступившим с научной и обоснованной критикой работ своих современников.

В 1788 г. он опубликовал оригинально построенную книгу в двух томах: «Примечания на «Историю древния и нынешния России» г. Леклерка, сочиненные генерал-майором И. Болтиным». В 1793 – 94 гг. вышло еще два тома, посвященных разбору сочинений М.М. Щербатова – «Критические примечания генерал-майора Болтина на (первый и второй) том «Истории» князя Щербатова».

В этих трудах примечателен не только необычный стиль презентации материала: И.Н. Болтин приводил выписки из книг своих оппонентов, а затем помещал свои критические замечания, выраженные в острой язвительной манере. Эти «примечания» достаточно полно отражали образованность И.Н. Болтина, прекрасное знание им источников и фактов русской истории, а также его политические взгляды и мировоззрение.

В методологии И.Н. Болтина прослеживается сочетание монархическо-крепостнической (дворянской) идеологии с последовательным рационализмом и просветительской философией. И.Н. Болтина по его политическим взглядам можно охарактеризовать как либерального консерватора, который признавал необходимость монархического правления, но в то же время призывал к смягчению крепостного права. А использованные им научные методы исследования и сделанные выводы свидетельствовали о том, что он еще больше, чем М.В. Ломоносов, прокладывал дорогу для возникновения либерального направления в русской исторической науке.

В чем это выражалось, как проявлялось?

Во-первых, И.Н. Болтин признавал идею единства и закономерности в развитии и истории разных народов. Он не только касался разных сюжетов отечественной истории, но и осуществлял экскурсы во всеобщую историю. В процессе таких экскурсов И.Н. Болтин опирался на сравнительно-исторический метод, что для XVIII в., несомненно, являлось большим достижением и свидетельствовало о либерализме взглядов автора. Это же отличало его построения от постулатов представителей консервативного направления в русской историографии. (Главный их тезис – в истории России и истории Запада нет ничего общего!).

Во-вторых, И.Н. Болтин первым поставил вопрос о феодализме в России как особом периоде отечественной истории, характерным и для Западной Европы. Другое дело, как И.Н. Болтин трактовал феодализм, его причины и следствия. Он понимал его как результат вражды князей, приведшей к политической раздробленности. Используя сравнительно-исторический метод, И.Н. Болтин находил соответствующие аналогии в истории западноевропейских стран.

(Забегая вперед, отметим, что в русской историографии И.Н. Болтин более, чем на 100 лет опередил в этом вопросе других отечественных историков, признавших наличие феодальных черт в истории России лишь в начале ХХ века. Это был Николай Павлович Павлов-Сильванский в 1908 г.)

В-третьих, И.Н. Болтин первым поставил вопрос о происхождении крепостного права в России. И.Н. Болтин считал, что крепостное право возникло в результате «злонамеренности» помещиков, стремившихся жить за счет угнетаемого населения. В социальных условиях конца XVIII в., памятуя о крестьянском бунте 1770-х годов и о выступлениях некоторых делегатов Уложенной комиссии, И.Н. Болтин считал, что крепостное право России необходимо, но оно требует смягчения, чтобы прекратить злоупотребления помещиков. Разве такая позиция не свидетельствует о либерализме политической позиции И.Н. Болтина?!

Определяя значение исторически взглядов И.Н. Болтина, отметим, что он:

- отстаивал передовые для своего времени философско-политические взгляды, призывал выяснять причины исторического процесса, обладающего некоторой объективной закономерностью и всеобщностью;

- вступал в полемику с представителями консервативного направления в русской исторической науке и прокладывал дорогу для становления либерального направления в отечественной исторической мысли;

- расширял проблематику исторических исследований (постановка вопроса о феодализме и крепостном праве);

- стал родоначальником историографического направления в исторических исследованиях.

Следующий (шестой) вопрос лекции – вопрос о значении деятельности Николая Ивановича Новиковадля развития отечественной исторической науки.

Н.И. Новикóв (1744 – 1818) – публицист и издатель, просветитель, масон, пропагандист прогрессивных идей французских мыслителей XVIII в., собиратель и публикатор исторических источников занимает особое место в истории отечественной культуры и общественной мысли.

Главное значение деятельности Н.И. Новикова в плане развития исторической науки – издание сначала (1773 – 75 гг.) 10-, а потом 20-томной (во втором издании 1788 – 1791 гг.) «Древней Российской Вивлиофики». (Вивлиофика = библиотека)

Для подготовки издания Н.И. Новиков получил от Екатерины II разрешение на сбор документов в государственных архивах и на помощь со стороны работников этих архивов. Кроме того, императрица щедро субсидировала эту публикацию Н.И. Новикова, понимая, что она, во-первых, способствует повышению интереса к русской истории в широких кругах читающей публики и, во-вторых, расширяет источниковую базу исторических исследований. (Мы уже говорили раньше, что развитие исторической науки уже Петром было поставлено на государственный уровень, стало одной из государственных задач. Свою позицию относительно исторических знаний Екатерина сформулировала в указе 1762 г.: «Знание истории и географии политической нужно всякому, а необходимо дворянину».)

Одновременно с подготовкой публикации «Древней Российской Вивлиофики» Н.И. Новиков в 1772 г. осуществил издание первого историографического труда – «Опыт исторического словаря о Российских писателях». В нем в алфавитном порядке приводятся сведения о Несторе, Авраамии Палицыне, М.В. Ломоносове, В.Н. Татищеве и др. авторах, оставивших заметный след в развитии отечественной исторической науки.

Два последних вопроса рассматриваемых на данном занятии (в лекции) связаны с анализом взглядов представителей оформлявшихся во второй половине - конце XVIII в. либерального и радикального направлений.

Среди первых выделим: Сергея Ефимовича Десницкого(1740 – 1789), Ивана Андреевича Третьякова(1735 – 1779)иИвана Ивановича Голикова(1735 – 1801). О них с достаточной подробностью написано в учебнике, вышедшем под редакцией В.Е. Иллерицкого и И.А. Кудрявцева (Глава 9). Они закладывали основы либеральной экономической, юридической и исторической мысли в России. Результатом публикаторской деятельности И.И. Голикова («Деяния Петра Великого» - 12 томов и «Дополнения к «Деяниям Петра Великого» - 18 томов) до сих пор активно пользуются профессиональные современные историки, занимающиеся изучением источников эпохи Петра I.

Основоположником радикального направления в русской исторической мысли был Александр Николаевич Радищев(1749 – 1802). Писатель и философ, человек сложной судьбы, перенесший заточение в Петропавловской крепости (с 1790 г.), приговоренный судом к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь на 10 лет, «прощенный» Александром I в 1801 г. и возвращенный им на службу в Комиссию составления законов, А.Н. Радищев до конца своих дней оставался убежденным материалистом, рационалистом и сторонником права человека на свободу воли и протест против притеснений личности.

Интересуясь историей вообще, А.Н. Радищев особое внимание уделял русской истории. Сохранилось множество его выписок из русских источников. Есть свидетельства, что он изучал летописи, законодательные памятники, труды В.Н. Татищева, Г.Ф. Миллера и др. историков.

В методологии А.Н. Радищева своеобразно преломилась теория общественного договора и естественного права как обоснование права на борьбу с деспотизмом.

Рассматривая разные сюжеты русской истории, А.Н. Радищев чаще всего обращался к истории Новгородской республики, так как идеализировал ее вечевой (республиканский) порядок. Его отношение к истории Новгорода предопределило и оценку им политики Ивана III и Ивана IV. Так, А.Н. Радищев осуждал карательные походы московских правителей на Новгород и писал, что, разоряя Новгород, Иван Грозный действовал не по праву, а на основании силы. В то же время А.Н. Радищев приветствовал те реформы царя, которые укрепили Русское государство. Специальное внимание уделял борьбе Руси с татаро-монголами, положительно оценивая стремление народа освободиться от ига залотоордынских ханов.

Выводы.Подводя итоги, отметим, что в XVIII в. в России сложилась историческая наука как самостоятельная отрасль научных знаний. В основном она развивалась под влиянием идей Просвещения и рационализма.

Развитию исторической науки в России способствовал не только энтузиазм любителей русской старины, но и целенаправленная государственная политика, видевшая в занятиях историей рычаг, средство воздействия на общественное сознание.

В начале XVIII в. в отечественной исторической науке не существовало направлений, различавшихся по политическим позициям, однако во второй половине века под влиянием и общественной обстановки, и саморазвития науки произошло разделение историков на представителей разных направлений. Набирало силу консервативное направление, представители которого пользовались государственной поддержкой. Постепенно закладывались основы для формирования либерального и радикального направлений. Окончательное и резкое размежевание оформилось в XIX в., и следующая тема в лекциях будет связана с анализом истории развития консервативного направления в отечественной исторической науке.

 





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!