Двойной концертный альбом (Лужники 20 октября 1990 года). Посвящен Александру Башлачеву. По мнению самого К.Кинчева, один из самых сильных альбомов группы.





Запись и микширование в ВПТО "Видеофильм"

LP
Ленинградский завод грампластинок, 1991

CD
A-RAM, 1991

CD, CC
"Extraphone", 1997

 

 

 

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.

 

http://www.alisa.net/diskografiya.php?action=main&disk=disk91

 

ШАБАШ

Со всей земли,
Из гнезд насиженных,
От Колымы
До моря Чёрного
Слетались птицы на болота
В место гиблое.
На кой туда вело -
Бог, леший ведает.
Но исстари
Тянулись косяки
К гранитным рекам,
В небо-олово.
В трясину-хлябь
На крыльях солнце несли,
На чёрный день
Лучей не прятали,
А жили жадно,
Так, словно к рассвету расстрел.
Транжирили
Руду непопадя,
Любви ведро
Делили с прорвою,
Роднились с пиявками,
Да гнезда вили в петлях виселиц.
Ветрам
Вверяли голову,
Огню -
Кресты нательные.
Легко ли быть послушником
В приходе ряженых?
Христос с тобой,
Великий каверзник!
Стакан с тобой,
Великий трезвенник!
Любовь с тобой,
Великий пакостник!
Любовь с тобой!
Тянулись косяки
Да жрали легкие.
От стен сырых
Воняло жареным,
Да белые снега сверкали кровью
Солнцеприношения.
Да ныли, скалились
Собаки-нелюди,
Да чавкала
Зима-блокадница.
Так погреба сырые
На свет-волю
Отпускали весну!
Шабаш!
Солнце с рассвета в седле,
Кони храпят, да жрут удила.
Пламя таится в угле,
Небу - костры, ветру - зола.
Песни под стон топора.
Пляшет в огне чертополох.
Жги да гуляй до утра,
Сей по земле переполох!
Рысью по трупам живых,
Сбитых подков не терпит металл.
Пни, буреломы да рвы,
Да пьяной орды хищный оскал.
Памятью гибель красна,
Пей мою кровь, пей не прекословь,
Мир тебе воля-весна!
Мир да любовь!
Мир да любовь!
Мир да любовь!

ЖАР БОГ ШУГА

Лысые поляны да топи в лесах,
Это шьет по пням весна.
Хей, лихоманка вьюга-пурга,
Что, взяла? Ха! На-ка, выкуси-ка!
Кыш паскуда, черная ночь!
Нынче солнце да масленица!
Гуляй поле! Ходи изба!
Ой-да праздник! Ой-да!
Дрянь твое дело, дедушка-снег,
Почернел да скукожился.
Жги! Жги красное! Жги меня! Жги!
Жги, что бы ожил я!
Жги меня! Жги !А я отплачу
Пламень-песнею!
Эй, птицы синицы, снегири да клесты,
Зачинайте заутреннюю!
Че, братушки, лютые псы,
Изголодалися?
По красной кровушке на сочной траве,
Истосковалися?
Че уставился, лысый козел,
Зенки-полтинники!
Чуешь, как в масло, в горло вошли
Клыки собутыльника?
Это лишь начало доброй игры.
Вмесо ста избранных,
По бурелому ветра понесут
Стаи расхристанных.
Будет потеха, только ты смотри,
Не проворонь зарю.
Эй, птицы-синицы, снегири да клесты,
Зачинайте заутреннюю!
Вот это оттепель! Вот это да!
Вот это праздничек!
Эй, братва выходи на двор,
Ай-да безобразничать!
Весна на дворе! Весне мороз не указ!
Весна - девка тертая!
Ой, мать честная, давай, наливай!
Гуляем по-черному!
Ну, как тебе оттепель, царь-государь?
Не душно под солнышком?
Али уж хлебнул государь,
Вольницы-волюшки?
Че, скосорылился, али не рад?
Ты ж сам потакал огню.
Эй, птицы-синицы, снегири да клесты,
Зачинайте заутреннюю!

 

БЕС ПАНИКИ

Факела, факела,
В нашу честь.
На крыле ангела
Вспыхнула жесть.
Голоса вторили,
Ветер пел.
Долго ли, коротко ли,
Бес дробил предел.
Встань к стене,
Сделай шаг.
Видишь пепел?
Это танцует Бес паники!
Новая правда
Новой метлы,
Теплом, лаской
Пронимала до слез.
Наливала, подносила,
Целовала, подкосила,
Мягко постель стелила,
Да мне не спалось.
И толпу понесло
Под откос,
Да на самое дно.
На верховный поднос
Ветер головы сыпал,
Как серебро.
И гуляла метла
По телам, по телам.
Ух, потеха была
Факелам.

ЛОДКА
Слова Су Ши

Пели дождь и ручей всю ночь
Заунывную песнь свою.
А под утро ветер подул
И, наверно, вспугнул луну.
Как печален-пeчален мир,
Словно осень - моя тоска,
Мне бы чистой воды испить
Из прозрачного родника...
Я в пути и нет у меня
Никаких тревог и забот,
Одинокая лодка моя,
Разрезая волну, плывёт.
В тростнике густом рыбака
Еле-еле шляпа видна,
И заметна из под неё
Белых-белых волос копна.
Я хочу поближе подплыть,
Поздороваться с ним - да как?
Только чаек зря напугал -
Седовласый исчез рыбак.
Ветер жизнь в природу вдохнул
И во всё, что в природе есть,
И во всё, что дано любить -
А всего нам, увы, не счесть.
Я ушёл, а ветер с ладьёй
Продолжали спор вдалеке.
Отражение облаков
Растворилось в бурной реке.

 

МОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Две тысячи тринадцатых лун
отдано нелепой игре,
Но свет ушедшей звезды
все еще свет.
Тебе так трудно поверить,
твой путь от этой стены к этой стене.
Ответь:
понял ты меня или нет?
К несчастью я слаб, как был слаб очевидец
событий на Лысой горе.
Я могу предвидеть,
но не могу предсказать,
Но если ты вдруг увидишь
мои глаза в своем окне,
Знай,
я пришел помешать тебе спать.
Мое поколение молчит по углам,
Мое поколение не смеет петь,
Мое поколение чувствует боль,
Но снова ставит себя под плеть.
Мое поколение смотрит вниз,
Мое поколение боится дня,
Мое поколение пестует ночь,
А по утрам ест себя.
Сине-зеленый день
встал, где прошла гроза.
Какой изумительный праздник,
но в нем явно не хватает нас.
Тебе так трудно решиться, ты привык
взвешивать - против, взвешивать - за.
Пойми,
я даю тебе шанс.
Быть живым - мое ремесло,
это дерзость, но это в крови.
Я умею читать в облаках имена
тех, кто способен летать.
И если ты когда-нибудь
почувствуешь пульс Великой любви,
Знай,
я пришел помочь тебе встать.

КО МНЕ

Иди ко мне,
Если случится ночь, мы не станем пить чай.
Иди ко мне,
Я тебе объясню смысл слова <прощай>.
Иди ко мне,
Если выпадет снег, ты ляжешь чуть раньше меня.
Иди ко мне,
Слышишь? Это говорю тебе я.
Ко мне!
Иди ко мне,
Когда бессмысленно петь и тревожно ждать.
Иди ко мне,
Я подниму тебя вверх, я умею летать.
Иди ко мне,
Если механика лет распалась на бесцветные дни.
Иди ко мне,
Я открываю счет: раз, два, три.
Ко мне!
Иди ко мне,
Это новолунье мстит тем, кто успел.
Иди ко мне,
Я до сих пор удивляюсь себе, как я посмел.
Иди ко мне,
Лес продолжает жить, лес чувствует движение весны.
Иди ко мне,
Я слышу голос, я знаю, это зовешь меня ты.
Ко мне!


СТЕРХ

Где разорвана связь между солнцем и птицей
рукой обезьяны,
Где рассыпаны звезды, земляника да кости
по полянам.
Где туманы, как ил, проповедуют мхам
откровения дна,
Где хула, как молитва,
там иду я.
Где деревья вплетаются в летопись слов
отголоском начала,
Где лесной часослов зашифрован
устами пожаров,
Где большая дорога, черная ночь
да лихие дела,
Где блестят за иконой ножи,
там иду я.
Где рассветы купаются в колодцах дворов
да в простуженных лужах,
Где в грязи обручилась с весенним дождем
стужа.
Где глоток, как награда за прожитый день,
ночью без сна,
Где пропиты кресты,
там иду я.
Где надежда на солнце таится
в дремучих напевах,
Где по молниям-спицам танцует
гроза-королева,
Где луна присосалась к душе,
словно пьявка-змея,
Где пускают по кругу любовь,
там иду я.
Где восток напоил молоком кобылиц
кочевника-ветра,
Где по дорогам в острог по этапу ползут
километры,
Где в грязи по колено да по горло в крови
остывает земля,
Где распятие под сапогом,
там иду я.
Где молчанье подобно топоту табуна,
а под копытами воля,
Где закат высекает позолоченный мост
между небом и болью,
Где пророки беспечны и легковерны,
как зеркала,
Где сортир почитают за храм,
там иду я.
Я поднимаю глаза, я смотрю на верх.
Моя песня - раненый стерх.
Я поднимаю глаза...

ВЕТЕР ВОДИТ ХОРОВОД

К закату сны из дома прочь.
Несло кружило по земле,
Всех тех, кто вздохом принял ночь
И до рассвета был в седле.
Кресты им метили пути,
Следы их хоронил туман.
По небу землю пронести
Созвал их ветер-ураган.
К дождю звенели облака,
Ласкался путь полынь-травой.
Шли в далеко из далека,
Шли, пели, звали за собой.
И если к ночи день,
Как в первый раз,
Смотри, как пляшет табор звезд,
Смотри и слушай мой рассказ.
В мутный час, под хохот луны,
Ветер плел из леса узду,
Выводил на круг табуны,
В руки брал нагайку-звезду.
Ох, он и гулял по черной земле,
Смутой жег за собой мосты,
Исповедывал на помеле,
Храм хлестал да лизал кресты.
Жирно чавкал по рясе болот,
Хохотал обвалами гор,
Собирал народ в хоровод,
Да и начинал вести разговор.
Эй, слушай мой рассказ,
Верь голосам в себе.
Сон не схоронил, а плач не спас
Тех, кто прожил в стороне.
Ну а тех, кто встал глазами к огню,
Кто рискнул остаться собой,
Кто пошел войной на войну,
По земле веду за собой.
По земле, где в почете пни,
Где мошна забрюхатела мздой,
Где тоской заблеваны дни,
Где любовь торгует пиздой.
Там, где срам верой наречен,
А поклеп - правдой-совестью,
Где позор знает, что почем,
Где стыд сосет вымя подлости.
Эй, слушай мой рассказ,
Верь голосам в себе.
Сон не схоронил, а плач не спас
Тех, кто прожил в стороне.
Вставай!
Ветер водит хоровод!


ЧУЮ ГИБЕЛЬ

Кто-то бьётся в поле,
Кто-то - в грязь лицом.
Случай правит пулей,
Ворон - мертвецом.
Место лютой сечи
Поросло травой.
Больно жгучи речи,
Бой не за горой.
Кости на погосте,
Луч на алтаре,
Страх пылает злостью,
Как звёзды на заре.
Распрямлюсь пружиной,
Подниму народ,
Вольная дружина
Собралась в поход.
Кто смел снять с нас чувство вины?
Кто примет огонь на себя?
Кто слышит поступь грядущей войны?
Что оставим мы после себя?
Братские могилы
Переполнены.
Смерть серпом косила
Буйны головы.
Рваную рубаху
Пулями латай.
Топоры да плаха
По дороге в рай.
Чую гибель!
Больно вольно дышится!
Чую гибель!
Весело живём.
Чую гибель!
Кровушкой распишемся!
Чую гибель!
Хорошо поём!
Лесной стороною
Под ясной звездою
Тропою оленя
Гуляет Емеля.
И все ему рады -
Звери, птицы и гады,
Деревья и травы,
Поля и дубравы.
Покуда есть силы,
Покуда есть духу,
Не порваны жилы,
Не вспорото брюхо.
Покуда есть мочи,
Покуда есть семя,
Орет и хохочет,
Гуляет Емеля.
И славит свободу
Сквозь дыбы изгибы
На радость народу,
Себе на погибель.

КРАСНОЕ НА ЧЕРНОМ

Шаг за шагом, босиком по воде,
Времена, что отпущены нам,
Солнцем в праздник, солью в беде
Души резали на пополам.
По ошибке? Конечно нет!
Награждают сердцами птиц,
Тех, кто помнит дорогу наверх
И стремится броситься вниз.
Нас вели поводыри-облака,
За ступенью - ступень, как над пропастью мост,
Порою нас швыряло на дно,
Порой поднимало до самых звезд.
Красное на черном!
Шаг за шагом, сам черт не брат,
Солнцу время, луне часы,
Словно в оттепель снегопад,
По земле проходили мы.
Нас величали черной чумой,
Нечистой силой честили нас,
Когда мы шли, как по передовой,
Под прицелом пристальных глаз.
Будь, что будет! Что было есть!
Смех да слезы, а чем еще жить?
Если песню не суждено допеть,
Так хотя бы успеть сложить.
Красное на черном!
А на кресте не спекается кровь,
И гвозди так и не смогли заржаветь,
И как эпилог - все та же любовь,
А как пролог - все та же смерть.
Может быть, это только мой бред,
Может быть, жизнь не так хороша,
Может быть, я не выйду на свет,
Но я летал, когда пела душа.
И в груди хохотали костры
И несли к небесам по радуге слез,
Как смиренье - глаза Заратустры,
Как пощечина - Христос!
Красное на черном!


ВСЕ ЭТО ROCK-N-ROLL

Беседы на сонных кухнях,
Танцы на пьяных столах,
Где музы облюбовали сортиры,
А боги живут в зеркалах,
Где каждый в душе Сид Вишиос,
А на деле Иосиф Кобзон,
Где так стоек девиз:
Кто раньше успеет, ты или он?
Все это Rock-n-Roll.
Автобусы и самолеты,
Пароходы и поезда,
Сегодня нас ждет Камчатка,
Завтра - Алма-Ата,
Послезавтра мы станем пить пиво
В Пушкаре или Жигулях,
А что с нами будет через неделю
Ведает только аллах.
Все это Rock-n-Roll.
Это чем-то похоже на спорт,
Чем-то на казино,
Чем-то на караван-сарай,
Чем-то на отряды Махно,
Чем-то на Хиросиму,
Чем-то на привокзальный тир.
В этом есть что-то такое,
Чем взрывают мир.
Все это Rock-n-Roll.
Академики чешут плеши,
Погоны свистят в свисток,
Румяные домохозяйки
Зеленеют при слове Rock.
Товарищи в кабинетах
Заливают щеками стол,
Им опять за обедом встал костью в горле
Очередной Rock-n-Roll.
Все это Rock-n-Roll.
Ну а мы, ну мы - пидерасты,
Наркоманы, нацисты, шпана,
Как один социально опасны
И по каждому плачет тюрьма.
Мы пена в мутном потоке
Пресловутой красной волны.
Так об этом пишут газеты,
А газеты всегда правы.
Все это Rock-n-Roll.
И мы катимся вниз по наклонной
С точки зрения высших сфер.
Молодежные группировки
Берут с нас дурной пример.
Где воспитательный фактор?
Где вера в светлую даль?
Эй, гитарист, пошли их всех на :
И нажми на свою педаль.
Все это Rock-n-Roll.


СУМЕРКИ

Думы мои - сумерки,
Думы - пролет окна,
Душу мою мутную
Вылакали почти до дна.
Пейте-гуляйте, вороны,
Нынче ваш день.
Нынче тело, да на все четыре стороны
Отпускает тень.
Вольному - воля,
Спасенному - боль.
Вот он я, смотри Господи,
И ересь моя вся со мной.
Посреди грязи - алмазные россыпи.
Глазами в облака, да в трясину ногой.
Кровью запекаемся на золоте,
Ищем у воды прощенья небес.
А черти, знай, мутят воду в омуте
И, стало быть, ангелы где-то здесь.
Вольному - воля,
Спасенному - боль.
Но в комнатах воздух приторный,
То ли молимся, то ли блюем.
Купола в России кроют корытами,
Чтобы реже вспоминалось о Нем.
А мы все продираемся к радуге
Мертвыми лесами да хлябью болот.
По краям да по самым по окраинам.
И куда еще нас бес занесет?
Вольному - воля,
Спасенному - боль.
Но только цепи золотые уже порваны,
Радости тебе, солнце мое!
Мы такие чистые да гордые,
Пели о душе, да все плевали в нее.
Но наши отряды, ух, Отборные.
И те, что нас любят, все смотрят нам в след.
Да только глядь на образа, а лики-то черные.
И обратной дороги нет!
Вольному - воля,
Спасенному - боль.


ШАБАШ 2

Снег на лунном поле
Заметал следы,
Волки торопили полночь, то была их ночь.
Чертовы колеса
Нас звездами несли,
Небом кружила снежная дочь.
Чуду доверяли,
Верили беде,
Видели, как босиком по сугробам шли облака.
Луч целовали
Утренней звезде,
Да у берез в мороз просили молока.
Сладко да недолго
По душе гулять,
Липким отваром ночь опоила вещие сны.
Кровь замутила
Чертова мать,
Да отпустила петлять до весны.
Но голову шальную
Пулей не спасти,
Вьюга затянет жаркую рану белым рубцом.
На удачу бесу
Спину не крести,
Подмигни да сплюнь, коль узнал в лицо.
Лихо на потехе,
Свистопляс в петле,
Рви из под ребер сердце, на радость стае ворон.
Тело на плахе
Да тень на метле
Да под дугой золотой перезвон.
Кто за что в ответе,
С тем и проживет,
Время покажет кто чего стоил в этой пурге.
Кто там на том свете
Кружит хоровод,
Объяснит в момент палец на курке.

 

НОВАЯ КРОВЬ

Гроза похожа на взгляд палача,
Ливень похож на нож.
И в каждой пробоине блеск меча,
И в каждой пощечине дождь.
Начну с начала и выброшу вон
Все то, что стало золой.
Я вижу ветер отбивает поклон
Крестам над моей головой.
Новая кровь!
Слышишь стон роженицы ночи?
Новая кровь!
В крике рожденного дня.
Новая кровь!
Дорога домой могла быть короче.
Новая кровь!
Вновь наполняет меня.
Дорогу выбрал каждый из нас,
Я тоже брал по себе.
Я сердце выблевывал в унитаз,
Я продавал душу траве.
Чертей, как братьев, лизал в засос,
Ведьмам вопил <Ко мне!>
Какое тут солнце? Какой Христос?!
Когда кончаешь на суке-луне!
Костер, как плата за бенефис,
И швейцары здесь не просят на чай.
Хочешь, просто стой, а нет сил - молись!
Чего желал, то получай!
Вино - как порох, любовь - как яд,
В глазах слепой от рождения свет.
Душа - это птица, ее едят,
Мою жуют уже почти сорок лет.
Кто-то минирует океан,
Кто-то вот-вот родит,
Кто-то прошел через Афганистан,
У него обнаружен СПИД.
Кто-то сел на электрический стул,
Кто-то за праздничный стол,
Кому-то стакан гарантировал жизнь,
Кого-то не спас укол.
Кто-то шепчет: <Люблю тебя>.
Кто-то строчит донос,
Кто-то идет под венец,
Кого-то ведут на допрос,
Кто-то в драке нарвался на нож,
Кто-то смеется во сне,
Кто-то попал под дождь,
Кто-то погиб на войне.
Новая кровь.

ВСЕ В НАШИХ РУКАХ
Кровь городов
В сердце дождя,
Песни звезд у земли на устах,
Радость и грусть,
Смех и печаль, -
Все в наших руках.
Визг тормозов,
Музыка крыш -
Выбор смерти на свой риск и страх.
Битва за жизнь
Или жизнь ради битв, -
Все в наших руках.
Что проросло,
То привилось,
Звезды слов или крест на словах.
Жизнь без любви,
Или жизнь за любовь,
Все в наших руках.

http://www.alisa.net/disk1/shabash.htm#shabash

 

 

206 ч.2
1. Армия жизни 2. Чик-чик-чик 3. Атеист 4. Сумасшедший дом 5. Плод 6. Птица Марабу 7. Снова в Америке 8. Света (Туши свет) 9. Прозаик 10. Черта 11. Дятел 12. Нет войне 13. Чунга-чанга 14. Поллюционный сон 15. Голубой банщик 16. Все это рок-н-ролл 17. Танец на палубе тонущего корабля

песни: К.Кинчев - 1,3,10,13; П.Самойлов - 2,4,5,8,9,11,12; К.Кинчев и П.Самойлов - 6,7

К.Кинчев голос
П.Самойлов голос, бас, аккустическая гитара
А.Шаталин гитара, рояль
М.Нефедов барабаны
П.Кондратенко клавиши
А.Журавлев саксафон
А.Королев пьяные дела

Запись 1989 г. Абсолютно хулиганский альбом, полностью соответствует своему названия ( Статья 206, в Уголовном Кодексе РСФСР - хулиганство). Злостного хулиганства в альбоме нет, а скорее просто "отвяз" музыкантов. Несколько лет спусят эти же настроения, с романтическим отттенком будут звучать в альбоме "Джаз". По приданиям, оригинал уже готового альбома был утерян и всплыл в некоем "загадочном сибирском селении" только в 1994 году. Был сразу же после этого выпущен и с тех пор радует слушателей.

Звукорежиссеры - В.Глазков, Ю.Шлапаков
Художник - В. Гаврилов
Фото - Н. Чанышев, Г. Семёнов, М. Грушин, А. Шишкин, Ю. Чашкин, Н. Васильева
Компьютер - О. Пилсудский

© 1990 АЛИСА
© 1994 В.Г. (дизайн)
(p) 1994 APEX Ltd.
© 1997 РАЙС-ЛиС'С

 

 

 

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.

 

http://www.alisa.net/diskografiya.php?action=main&disk=disk89_2

 

АРМИЯ ЖИЗНИ

Подворотни растили их,
Чердаки заменили им дом.
Каждый из них ненавидел крыс,
Каждый из них был котом.

В новых районах большого города
Война! Это закон.
Каждый из них знал свое место,
Когда вставал район на район.

Им пели сладкие песни,
Каждым словом умножая ложь,
Но когда слова пахнут блевотиной,
В дело вступает нож.

Уличный цирк в рабочем квартале -
Это ли не поле чудес?
Каждый из них был далеко не ангел,
В каждом из них пел бес.

Армия жизни - дети могил.
Армия жизни - сыновья помоек и обоссанных стен.
Армия жизни - солдаты дна.
Армия жизни помнит о том, что на земле никогда
Не прекращалась война.

Фонари под глазами черных окраин
Заштриховали их день.
Каждая помойка им была баррикадой,
Каждая витрина - мишень.

В кодексе чести любой подворотни
Нет места слову "любовь",
Если каждый станет о любви слагать песни,
Кто за любовь прольет кровь?

Им так не хватало солнца,
Но ночь была с ними на "ты".
Вы их называли шпаной,
Они вас называли менты.

Сытый голодному не товарищ,
Это аксиома, верь-не-верь.
Каждый из них был постоянно голоден,
В каждом из них пел зверь.


ЧИК-ЧИК-ЧИК

Чик-чик-чик Музыка и слова П. Самойлова

Цык-цык-цык-цык-цык-ЦК,
Цык-цык-цык-цык-цык-ЦК,
Чик-чик-чик-чирик-ЧК,
Цап-царап
Как ярко светит, о, святое солнце.

АТЕИСТ

Он проходит сквозь нас, подчиняя нас себе,
Возможно, это его помощь тебе и мне,
Ведь он стоит тверже, а, стало быть, прав,
Но всегда ли тот прав, у кого много прав?
Как ни странно, этот вопрос
Занимает меня всерьез.
Я слегка озадачен, немного смущен,
Но сейчас его время и игру ведет он.

Атеист-твист.

Он считает: раз, два, три, четыре, пять, шесть.
Он говорит: "там" ничего нет, есть только "здесь".
Он прекрасный оратор - это его хлеб,
Но он танцует этот твист, когда я пою rap.
Что ж, конечно, как не крути,
В мире есть семь, в мире есть три.
Я согласен, действительно есть,
Но я позволю вам напомнить, что есть еще шесть.

Атеист-твист.

Я никак не успокоюсь, а пора бы уже устать,
Залезть в постель и преспокойно спать,
А во сне увидеть снова этот сон,
Как сквозь нас пробирается он.
Как он идет подчиняя нас себе,
Возможно в этом его помощь тебе и мне,
Ведь он стоит тверже, а, стало быть, прав,
Но всегда ли тот прав, у кого больше прав?

Атеист-твист.

СУМАШЕДШИЙ ДОМ
Музыка и слова П. Самойлова

Я пою о сумасшедшем доме,
Не могу теперь о чём-нибудь другом,
Потому что я здесь живу.

Без забот живут больные -
Короли, городовые.
Каждый день здесь маскарад.
Я рад.

Хочешь стать премьер-министром,
Главврачом, экономистом,
Постов здесь - завались,
Кем хочешь становись.

Больной Самойлов, пройдите в палату, получите лекарства...


ПЛОД

Меланхолия дна,
Атрибут шагов.
Я хранитель огня
Прошлогодних костров.
Мой адрес:
Страна дураков, поле чудес.
Я черчу свой узор
На прибрежном песке.
Я искатель движения
В стоячей воде.
Я знаю
Магию слов - Крекс, Фекс, Пекс.

Я рощу свой плод.

Чтобы дольше стоять,
Нужно встать на карниз.
Я свидетель
Стремления вниз,

Я смотрю себе под ноги
И пытаюсь смотреть вокруг.
Мне не важен ответ,
Мне интересен процесс.
Я играю по нотам
И без,
Хотя уверен, что распутывать нить -
Это замкнутый круг.

Я рощу свой плод.

Беспредельность пространства,
Космический бум.
Я блюститель звезд,
Я врачеватель лун.
Моя сила
В магии слов - Крекс, Фекс, Пекс.
Я почти что Папюс,
Я мудрее змей,
Я задал вопрос,
Не касаясь корней.
Я просто
Рощу свой плод на поле чудес.

Я рощу свой плод.

ПТИЦА МАРАБУ
Музыка и слова П. Самойлова
В густых, запутанных, на наших непохожих
Джунглях есть птица Марабу.
Она настолько умна,
Что ни в какой конфликт она
Не вмешивается, не вписывается.
Мудрая птица Марабу.
Стоит она по горло в воде,
Пропагандируется.
Он живёт ни там, ни здесь,
Её никто не станет есть,
Марабу-птицу.

 

СНОВА В АМЕРИКE

Он родился и вырос в коммунальном коридоре,
Но с детства походил на героя Rock-n-roll'а,
На все, что вертело и крутило Чака Берри,
Он ставил свои метки, как кот на заборе.

Он всегда был против, никогда не был за,
И соседи нередко вызывали ментов,
Но у него был козырь: закрывая глаза,
Он врубал магнитофон и - будь здоров!

Он был снова в Америке.

Ему снился пепел, он бредил им,
И лишь мажорный Rock-n-Roll успокаивал нервы.
Он так боялся оказаться вторым,
Но все время забывал, что такое быть первым.

Его склоняли на все голоса,
А он плевал на стены легендарных ,,Крестов,,
У него был козырь: закрывая глаза,
Он врубал магнитофон и - будь здоров!

Он был снова в Америке.

Теперь он в топе, он взят в экран,
Ему теперь протежируют сытые лица.
Он принял титул, он вышел за грань,
Но стал конкретен, как передовица.

Вольному - воля! Он открыл глаза,
Он прошел по парапету, минуя ОВИР.
Вот она - звездная полоса,
Он идет по трапу завоевывать мир.

Снова в Америку.


СВЕТА (ТУШИ СВЕТ)

Еще одна, две, три, четыре песни
И мы закончим концерт.
Еще одна, две, три, четыре рюмки
И мы потушим свет.
Свет, туши свет!
Ты не сказала да, но и не сказала нет.
Еще одна, две, три, четыре песни,
Тебе пора на завод.
Еще одна, две, три, четыре рюмки
И мне пора в самолет.


ПРОЗАИК
Музыка и слова П. Самойлова
Прозаик писал рассказ, вначале не смыкая глаз.
Сюжет правдив, и был герой на этот раз похож на нас.
Он первую главу предал огню, чтоб не попасть в тюрьму,
Вторую не показывал никогда и никому.
Молодец!
По некоторой просьбе остальные главы он забыл,
Затем чернильницу и перья на помойке взял зарыл.
Смотреть и слушать, понимать, мечтать и здраво рассуждать.
Вот молодец!

ЧЕРТА
Музыка С. Задерия, слова О. Котельникова
Я тебе прочищу уши ломом,
Чтобы ты услышал голос мой,
Завалю тебя металлоломом
Ты оттуда мне припев подпой.
Ты когда-нибудь бывал в цеху,
Где колотит молот по железу?
Если бас не отдаёт в паху,
Значит эта песня бесполезна.
Я не понимаю в жизни ни черта -
Это моя линия и моя черта.


ДЯТЕЛ
Музыка и слова П. Самойлова
Есть у павлина шикарный хвост,
Поёт красиво какой-то дрозд,
И могут к солнцу орлы летать,
А дятел с детства привык стучать.
У дятла не болит башка,
В порядке печень и кишка,
Давно сдох его последний враг.
Видно, дятел стучать мастак.
Он прост в окраске и не поёт,
И так у дятла полно забот.
Нужно стукнуть, там постучать -
Он с детства лесу привык помогать.


НЕТ ВОЙНЕ

Мой rock-n-roll никогда не был первым,
Он даже не был вторым,
Но я его играю день ото дня,
Я не хочу расставаться с ним.
Право на него я оставляю за собой.
Мой rock-n-roll, мой!

Пусть мне говорят, что я ничего не открыл
И будто это не мой стиль,
Но я не собираюсь ничего открывать,
Я кричу бис тем, кто открыл,
Но право на него я оставляю за собой,
Мой rock-n-roll, мой!

Я не претендую на место вверху,
Я просто пытаюсь петь,
Я не хочу копаться в грязном белье,
Пусть будет все, как есть,
Но кой-какое право я оставляю за собой,
Мой rock-n-roll, мой!

Нет войне, даешь rock-n-roll.


ЧУНГА-ЧАНГА

Музыка и слова П. Самойлова
Чунга-чанга не любит войны.
Чунга-чанга одна вечерами.
Чунга-чанга сидит на тахте
И мечтает о толстом банане.


ПОЛЛЮЦИОННЫЙ СОН.
Вы таинственны, как ночь,
Вы так близки
И в тоже время так далеки.
Я ловлю вашу тень,
Я слышу ваши шаги,
Я жду прикосновения вашей руки.
Я видел вас
Недели три назад.
Я помню ваш взгляд,
Я слышу ваш стон.
Теперь я жду,
Когда вы вернетесь ко мне,
О, мой поллюционный сон.
Я пробовал жить
Так, как все живут,
Не скрою,
Порой мне было очень хорошо,
Но я ни на миг
Не мог забыть о вас,
О, мой жестокий поллюционный сон.
Я выключу свет,
Я лягу в кровать.
Я поставлю body love,
И даже отключу телефон,
Но вы опять обманете меня,
О, мой своенравный поллюционный сон.

 

ГОЛУБОЙ БАНЩИК
Музыка и слова П. Самойлова
Он потрёт вам спинку,
Он подаст вам пива.
Чистую простынку, у-е-е,
Он игриво развернёт, как Кио,

Чародей пара.
Веник для него священен,
Но чуть-чуть угара, у-е-е,
Он подпустит в помещенье.

У, голубой банщик, у-е-е,
Голубой банщик.
У, голубой банщик, у-е-е,
Голубой банщик.

Тысячи соблазнов
Каждый день проходят мимо,
После пара красных
С скользкой кожею налимов.

Добровольной пыткой
Он совершенно не схож с маркизом де Садом,
Но с милою улыбкой
Он старается зайти к вам с заду.

У, голубой банщик, у-е-е,
Голубой банщик.
У, голубой банщик, у-е-е,
Голубой банщик.
Ты уже не мальчик, у-е-е,
Юный барабанщик.
Ты уже не мальчик, у-е-е,
Юный барабанщик.


ВСЕ ЭТО ROCK-N-ROLL
Беседы на сонных кухнях,
Танцы на пьяных столах,
Где музы облюбовали сортиры,
А боги живут в зеркалах,

Где каждый в душе Сид Вишиос,
А на деле Иосиф Кобзон,
Где так стоек девиз:
Кто раньше успеет, ты или он?

Все это Rock-n-Roll.

Автобусы и самолеты,
Пароходы и поезда,
Сегодня нас ждет Камчатка,
Завтра - Алма-Ата,
Послезавтра мы станем пить пиво
В Пушкаре или Жигулях,
А что с нами будет через неделю
Ведает только аллах.

Все это Rock-n-Roll.

Это чем-то похоже на спорт,
Чем-то на казино,
Чем-то на караван-сарай,
Чем-то на отряды Махно,
Чем-то на Хиросиму,
Чем-то на привокзальный тир.
В этом есть что-то такое,
Чем взрывают мир.

Все это Rock-n-Roll.

Академики чешут плеши,
Погоны свистят в свисток,
Румяные домохозяйки
Зеленеют при слове Rock.
Товарищи в кабинетах
Заливают щеками стол,
Им опять за обедом встал костью в горле
Очередной Rock-n-Roll.

Все это Rock-n-Roll.

Ну а мы, ну мы - пидарасты,
Наркоманы, нацисты, шпана,
Как один социально опасны
И по каждому плачет тюрьма.
Мы пена в мутном потоке
Пресловутой красной волны.
Так об этом пишут газеты,
А газеты всегда правы.

Все это Rock-n-Roll.

И мы катимся вниз по наклонной
С точки зрения высших сфер.
Молодежные группировки
Берут с нас дурной пример.
Где воспитательный фактор?
Где вера в светлую даль?
Эй, гитарист, пошли их всех на :
И нажми на свою педаль.

Все это Rock-n-Roll.

ТАНЕЦ НА ПАЛУБЕ ТОНУЩЕГО КОРАБЛЯ
Музыка С. Задерия, слова О. Котельникова
Солнце умирает ночью,
Птица в Африку летит.
Обезумевший рабочий
Очарованный стоит.
С неба звёздочка упала
И прожгла ему штаны.
Он теперь со всей Вселенной
В состоянии войны.
А мы танцуем на палубе тонущего корабля,
А мы танцуем на палубе тонущего корабля,
Все мы танцуем на палубе тонущего корабля
И напеваем: "Тра-ля-ля-ля-ля-ля!".
В наш бермудский треугольник
Залетело НЛО.
Я прочёл две газеты,
Их как ветром унесло.
Меркнет день, уходит лето.
Прочь гони тоску-печаль.
Мы живём в стране поэтов,
Нам прошедшего не жаль.
О как!

http://www.alisa.net/disk1/206_c_2.htm#army

 

 

Шестой лесничий
  1. Новый метод
  2. Тыр-тыр-тыр (Тоталитарный рэп)
  3. Шестой лесничий
  4. Театр теней
  5. Аэробика
  6. Только этот день
  7. Солнце за нас
  8. Стерх

 

К.Кинчев музыка и слова
А.Киселев музыка и слова (3)
А.Шаталин музыка (6)
К.Кинчев вокал
П.Самойлов бас, бэк-вокал
А.Шаталин гитара
В.Осинский клавишные
И.Чумычкин гитара
А.Журавлев саксофон

Записывался на передвижной студии "Тонваген" (фирма "Мелодия") в 1989 г.
Сложность заключалась в том, что вагон-студия имел свойство перемещаться по городам страны (Минск-Вильнюс-Москва-Ленинград) по своим "важнецким" "мелодийный" делам, так что Кинчев и Самойлов подлавливали вагончик в пути для того, чтоб прописать голос и добавить басовую партию.

Звукорежиссер - В.Глазков

МАГНИТОАЛЬБОМ 1989

LP
СССР, "Мелодия", 1989, тираж 1000000 экз.

CD, CC
Moroz Records

 

 

 

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.

 

http://www.alisa.net/diskografiya.php?action=main&disk=disk89

 

 

НОВЫЙ МЕТОД

Я тебе разрешаю всё,
Делай всё, что хочешь, только хорошо.
Твои права - мой закон.
Я - твой слуга, ты - мой гегемон.
Мы с тобой будем дружно жить,
Ты - работать, я - руководить.

Великий перелом, новый почин,
Перестройка - дело умных мужчин.
Правофланговый всегда, да-да, прав.
Диктатура труда, дисциплинарный устав.

На улицах чисто, в космосе мир,
Рады народы, рад командир.
Мы сидим очень высоко,
Мы глядим очень далеко.
Семь раз меряй, один - режь.
Гласные, согласные, винительный падеж.


ТОТАЛИТАРНЫЙ РЭП
Тоталитарный рэп - это вам не ха-ха,
Тоталитарный рэп - это факт,
Тоталитарный рэп сформирован годами
Под вой сирен и лай собак.

Тоталитарный рэп - это вариант
Реконструкции церкви под склад,
Тоталитарный рэп - это танец:
Шаг вперёд, два шага назад.

Тоталитарный рэп - это эквилибр,
Тоталитарный рэп - это акт,
Тоталитарный рэп - это абстрактный пряник,
И совершенно конкретный кулак.

Тоталитарный рэп - это эксперимент
По перестройке сознания масс.
Тоталитарный рэп - это ласковый голос:
"Предъявите ваш аусвайс!".

Тоталитарный рэп - это аквариум
Для тех, кто когда-то любил океан.
Тоталитарный рэп - это зоопарк,
Если за решеткой ты сам.

Тоталитарный рэп - это аукцион,
Где тебя покупают, тебя продают.
Тоталитарный рэп - это джунгли,
В которых, как ни странно, живут.

Тоталитарный рэп - это телевизор,
Он правит нами, он учит нас жить.
Тоталитарный рэп - это кино,
Но о кино я не могу говорить.

Тоталитарный рэп - это игры под током,
Этакий брейк-данс.
Тоталитарный рэп - это дискотека,
Где крутит свои диски пулеметчик Ганс.

Тоталитарный рэп - старый, как мир,
Аттракцион, но он жив и теперь.
И комнату смеха от камеры пыток
До сих пор отделяет дверь.

И гласность имеет свой собственный голос,
Но за гласностью негласный надзор.
И если тебя выбирают мишенью,
То стреляют точно в упор.

Тоталитарный рэп - это всего лишь модель
Общества глухонемых,
А если они вдобавок плохо видят,
То это только лучше для них.

Вы скажете мне: "Что за поза?
Вы, батенька, максималист!".
Я отвечу Вам: "Что Вы, мой фюрер,
Я просто - антифашист!".


ШЕСТОЙ ЛЕСНИЧИЙ

Слова А. Киселёва
Шестой лесничий мёртвого леса...
О, небеса!
Здесь не до смеха, не до фиесты
И не до сна.
Всех поднимая звонкою флейтой -
Тень под глаза -
Шестой лесничий,
Шестой лесничий что-то сказал.
И заревели истошно глотки:
"Всех причесать!"
И глохли тонкие перепонки.
"Лечь! Встать!"
А когда вышел грозный хозяин,
Нервно упали ниц.
Их спины стоили ровно столько,
Сколько пергамент лиц.
Не совладать с простым сюжетом -
Только каприз.
Нас поднимали во всю сонетом,
Мы же стремились вниз.
И имена героических песен,
Ваших тарелок слизь...
Шестой лесничий,
Шестой лесничий
Здесь.
Ну-ка брысь!


ТЕАТР ТЕНЕЙ

В театре теней сегодня темно,
Театр сегодня пуст.
Ночные птицы легли на крыло,
Выбрав верный курс.
Стены да, пожалуй, бархат портьер
Еще пока помнят свой грим.
Город накрыла ночь,
Снами задув огни.
Скрип половиц
За упокой.
Лишь время сквозь щели
Сочится луной.
Лиц не видно,
Виден лишь дым
За искрами папирос.
Квадрат окна
Дробится в круг,
Чуть-чуть -
И вдруг
Слышишь -
Хранитель хоровода рук шепчет слова.
Я повторяю за ним:
"Дух огня,
Начни игру,
Нам не начать без тебя!
В алых языках ритуального танца
Закружи гостей.
Взойди
Над прахом ветхих знамён!
Взойди
Мечом похорон!
Мы здесь,
Мы ждём сигнал,
Сигнал к началу дня!
Распиши горизонт
Кострами новых зарниц!
Вскрой душное небо
Скальпелем утренних птиц!".
И хотя этот восход ещё слишком молод.
А закат уже слишком стар,
Я продолжаю петь,
Я вижу пожар!
Театр начинает жить,
Лишь только свет отбросит новую тень.
Театр начинает жить,
Когда мы поём:
День,
день,
день,
день!
Но в театре теней сегодня темно...


АЭРОБИКА

Мы уже почти вышли к морю.
Мы уже почти сбросили сеть.
Мы уже почти чувствуем ветер.
Мы уже почти научились смотреть.
Мы уже почти умеем смеяться.
Мы уже почти говорим о своем.
Мы уже почти не отводим глаз.
Мы уже почти поём.
Мы уже почти видим небо.
Мы уже почти встали в рост.
Мы уже почти открыли все двери.
Мы уже почти не кричим: "SOS!".
Мы уже почти не слышим приказов.
Нас уже почти не возможно пасти.
Мы уже почти вышли на трассу,
Но только почти, только почти.
Аэробика.
Кто посмеет нам помешать быть вместе?
Кто посмеет сказать, что нас нет?
Кто посмеет отменить движенье?
Кто посмеет перекрасить наш цвет?
Кто посмеет отнять у нас утро?
Кто посмеет нажать на курок?
Кто посмеет переиначить ветер?
Кто, ну-ка, кто?
Аэробика.


ТОЛЬКО ЭТОТ ДЕНЬ (ОСЕННЕЕ СОЛНЦЕ)





Читайте также:
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.132 с.