И ваше индивидуальное расписание будут высланы чуть позже.





 

Я еще раз перечитала сообщение, чтобы хорошо запомнить все инструкции, переоделась в школьную форму белого цвета и в ожидании вышла на балкон. Пейзаж не изменился, видимо, это воспоминание было самым ярким и приятным в моей жизни. Солнце вставало из-за спины, поэтому первыми засветились покрытые снегом вершины далеких гор, потом его лучи тронули макушки деревьев небольшого перелеска, заиграли бликами на поверхности воды в реке, и в последнюю очередь осветили раскинувшееся перед взором поле.

Я поглубже вдохнула и перегнулась через перила, чтобы осмотреться. Балкон находился достаточно высоко, по меркам жилых домов этаж, этак, седьмой или восьмой. Посчитать количество этажей возможности не было, стена под балконом до низа была глухая, сложенная из массивного серого кирпича. В обе стороны от балкона и вверх до самого карниза крыши кладка не менялась, что меня порядком удивило, ведь где-то поблизости должны были находиться комнаты других учеников – я видела в коридоре множество дверей, когда меня вели в мою спальню.

В который раз меня из раздумий вырвал настойчивый стук. Я уж подумала, что не стоит утруждать себя открыванием двери, но звук повторился.

- Доброе утро, милая! – на пороге стояла Варвара в своем неизменном белом халате, - Надеюсь, тебе далось отдохнуть? Уже обустроилась?

- Да, вполне, - я жестом пригласила проводника войти.

- Отлично! – заключила она после осмотра моей комнаты, - У тебя очень хороший потенциал, - Варвара что-то пометила у себя в блокноте, - Могу я выглянуть в окно?

- Да, конечно! – я предложила ей выйти на балкон.

- Изумительно, - улыбнулась женщина и еще что-то подписала в книжицу, - Ну, как ты себя чувствуешь?

- Все хорошо, - мне даже не пришлось врать, - Мне тут даже нравится.

- Это похвально, - кивнула проводник, - Мне очень важно чувствовать твой настрой и следить за твоей адаптацией. Пока я вижу, что ты делаешь успехи!

На экране снова вспыхнуло сообщение.

- Да, твое расписание уже готово, - женщина кивнула на монитор, - Но сегодня оно тебе не понадобится. Сейчас я провожу тебя на Церемонию вручения Крыльев, перед которой обычно я не советую завтракать, - Варвара, как будто извиняясь, пожала плечами, - Понимаешь, все эти перемещения… В общем, не советую.

Она оглядела меня с макушки до носков школьных туфель.

- Тебе очень идет форма, - заключила она, - Ты как будто создана для нее.

Я смущенно опустила глаза и улыбнулась, мое отражение в огромном зеркале шкафа мне тоже очень нравилось.

Пока мы шли по коридорам к тренировочному залу номер два, Варвара не умолкая произносила напутственные слова:

- Как только часть Силы окажется в тебе, ты почувствуешь, что тебя начинает тянуть куда-то. Не сопротивляйся, позволь Силе самой тебя переместить. Ощущения от первого перемещения у всех разные, так что придется тебе самой все испробовать. Самое главное – не старайся контролировать Силу, твоя задача – указать Крыльям нужное направление. Концентрация – вот ключ к успеху! Постарайся как можно четче представить место, куда тебе нужно попасть, не думай о Силе, думай о том, куда лететь. Ну вот, кажется, пришли.

Мы остановились у обычной деревянной двери с табличкой «Тренировочный зал №2». Варвара кивнула мне на прощание:

- Мне с тобой нельзя, - она положила мне руку на плечо, - Но после Церемонии мы обязательно увидимся. Удачи!

Я нерешительно постучала в дверь и нажала на ручку.

Зал оказался совсем небольшим, он больше походил на кабинет для групповых занятий: большие окна, светлые стены, ковер на полу и расставленные вкруг мягкие удобные кресла. В одном из кресел сидел лицом к двери мужчина с бородкой, которого я видела в белой комнате, когда очнулась. Он приветливо махнул мне рукой, приглашая занять одно из кресел напротив него. Я подчинилась.

- Меня зовут Михаил Сергеевич, я глава этой школы и тебе не нужно меня опасаться, - он не скрывал, что читает мои мысли, - Яуверен, ты прекрасно справишься с Силой Крыльев. Я должен задать тебе вопрос, прежде чем начать Церемонию – как ты себе представляешь Крылья?

У меня перед глазами сразу появились кадры из многочисленных фильмов, где у ангелов были огромные белые крылья за спиной.

- То есть, хочешь сказать, что они не станут тебе помехой в повседневной жизни? – уточнил мой собеседник.

Я непонимающе уставилась на него.

- Хорошо, я объясню, - он встал и прошелся по комнате до свободного пространства внутри круга кресел, - Вот так ты себе представляешь Крылья?

За его спиной медленно развернулись огромные серые, больше похожие на орлиные, крылья, занявшие почти всю высоту комнаты до самого потолка, а в размахе они как раз касались противоположных стен. Я ошарашенно округлила глаза и даже вжалась в кресло от неожиданного и завораживающего зрелища.

- Так вот, - продолжал мужчина, - Если ты хочешь такие крылья, то хочу тебя предупредить, что с ними неудобно принимать душ, трудно подобрать одежду, они мешают спать, а если их периодически не чистить, в них заводятся паразиты.

Его потрясающей красоты крылья зашевелились, словно от ветра, и рассыпались по всей комнате перьями, но тут же исчезли, как будто их и не было.

- Мы предлагаем новым ученикам выбрать более удобный вариант – татуировка или украшение. Девушки предпочитают, обычно, кулон или брошь, ребятам больше нравится рисунок на спине. Тебе тоже больше нравится татуировка? Хорошо, придумай сама, как она будет выглядеть.

Я представила себе простой рисунок из нескольких линий, схематично изображавший крылья, он тут же появился передо мной, зависнув в воздухе пылающими огненными штрихами.

- Хорошо, - кивнул Михаил, - Мне нравится твоя простота.

- Простите за опоздание, - в комнате появился еще один мужчина.

- Гавриил Львович, - представил его мой первый собеседник, - Он будет проводить Церемонию.

Седовласый, но подтянутый и крепкий Гавриил занял еще одно кресло в круге. Я почувствовала волнение, когда его темные глаза остановились на мне. Но не успела я понять, что мои мысли снова читают, как дверь вновь распахнулась, и в зал почти влетел третий архангел – в том, что это не просто преподаватели я не сомневалась с самого начала.

- Рафаил Абрамович, ждем только вас, - Михаил все еще стоял в центре круга.

- Задержался, виноват, - выдохнул вошедший голубоглазый блондин и быстро занял свое кресло.

- Ну что ж, - глава школы ангелов-хранителей потер руки, - Я полагаю, что мы можем начать Церемонию. Дарья, займи мое место.

Михаил вернулся в свое кресло, а я встала в центр круга, сжав от волнения кулаки. Три пары глаз архангелов уставились на меня, но говорил только Гавриил. Что именно он произносил, я понять не могла, в ушах нарастал гул и звон, внутри все сжалось, к горлу подступила тошнота, а на спине между лопаток почувствовалось обжигающее прикосновение, как будто к этому место притронулись раскаленным железом.

И тут я ощутила то, о чем говорила Варвара – меня куда-то потянуло. Словно кто-то невидимый взял меня за руку и повел. Сопротивляться я не стала, закрыла глаза и позволила Силе переместить меня.

ГЛАВА 5

Было такое чувство, что я растворилась в воздухе. Тело казалось легким, я не чувствовала ничего, кроме странной невесомости. Но длилось это состояние меньше секунды, внезапно быстро перемещение завершилось.

Почувствовав под ногами твердую почву, я открыла глаза.

Подсознание подкинуло мне вполне ожидаемый сюрприз – я оказалась у себя дома. Стоя посреди коридора, я с замиранием сердца огляделась, пытаясь понять, здесь ли родители. В квартире было тихо, только монотонно тикали настенные часы в кухне. Этот звук всегда раздражал меня, но сейчас показался спасительным маячком, значит, я действительно дома.

Я прошла в комнату родителей, там ничего не изменилось, только исчезла с тумбочки моя фотография в золоченой рамке, на которой я семилетняя крепко обнимала своего огромного рыжего кота и весело улыбалась.

В зале тоже все осталось на своих местах, не считая новых штор, видимо, старые пришлось заменить, потому что их выбирала я.

Из кухни пропала моя любимая кружка, которую подарил мне Дима на полугодие наших отношений, не нашла я и своего фартука, в котором обычно готовила. А готовить я любила. Когда-то.

С замиранием сердца я толкнула дверь своей комнаты и остановилась на пороге.

Нет, это была не моя комната. Теперь здесь располагался кабинет папы и по совместительству – библиотека. В углу стояло глубокое кресло, рядом с которым на столике лежала незаконченная вышивка. Мамина работа, она всегда любила вышивать, хорошо, что хоть это не изменилось.

Щелкнул замок, и входная дверь со стуком распахнулась. Я нерешительно выглянула в коридор и увидела, как папа перетаскивает через порог свой дорожный чемодан. Я догадалась, что он приехал из командировки, куда часто уезжал и всегда возвращался с каким-нибудь приятным сюрпризом для меня.

- Папа, - прошептала еле слышно я, слезы сами покатились из глаз.

Мужчина обернулся в мою сторону, но, скользнув по мне взглядом, легко тряхнул головой и продолжил раздеваться.

- Ты не видишь меня, - хныкнула я, пытаясь унять рыдания, - Не видишь и не помнишь…

Папа прошел мимо меня всего в нескольких сантиметрах, я даже почувствовала запах его одеколона, но он меня так и не заметил. Я протянула руку, чтобы коснуться его плеча, когда он остановился у входа в спальню, но, подумав, сжала пальцы в кулак и убрала ее. Это больше не мой дом, не мои родители, здесь меня больше нет. И никогда не было.

Я снова почувствовала тягу, Сила опять пыталась переметить меня куда-то, выудив очередное воспоминание в моем подсознании. Вокруг меня разлилось золотистое свечение, в глаза ударил яркий свет, заставив вскинуть руку и зажмуриться. Доля секунды, и я уже стояла в другой комнате, но тоже хорошо мне знакомой. Это была квартира Димы.

И снова я первым делом начала оглядываться в поисках каких-то напоминаний обо мне, но все было тщетно. Наши фотографии в рамах исчезли, все мои подарки любимому бесследно пропали, мои вещи, которых скопилось в Димкиной квартире больше, чем в моей собственной, словно растворились. Ничего.

О том, что Дима дома я поняла по шуму воды в ванной. Мне ужасно хотелось его увидеть, дотронуться до него, услышать его голос, но я знала, что от этого мне станет еще тяжелее и больнее, поэтому сосредоточилась и в мельчайших подробностях постаралась представить себе тренировочный зал, в котором проходила Церемония.

На этот раз тянущее чувство показалось мне даже приятным, по телу разлилось тепло, по коже между лопаток как будто кто-то провел мягкой кистью, рисуя замысловатый узор татуировки. В лицо дунул слабый ветерок, я почувствовала запах цветущей сирени, смешивающийся с освежающей прохладой летнего дождя.

- Добро пожаловать в школу, - услышала я знакомый голос проводника.

Открыв глаза, я поняла, что нахожусь именно там, куда хотела попасть. В тренировочном зале все так же в креслах сидели архангелы, только теперь среди них была еще и Варвара. Все с интересом глядели на меня.

- Как долго меня не было? – я боялась услышать ответ, но вопрос все же задала.

- Около часа, - Михаил взглянул на циферблат часов на своем запястье, - Это хороший результат. Могу я узнать, где ты была?

- Да, - было не сложно догадаться, что мне не придется ничего рассказывать, прочитать мои мысли было быстрее и надежнее.

- Почему ты не дотронулась до отца? – вдруг спросил Рафаил.

- Он больше не мой отец, - вздохнула я, - Я решила, что мне нужно с этим смириться.

- Ты очень мудро решила, - похвалил меня архангел, - Своим прикосновением ты могла нарушить блокировку в его сознании.Твоя утрата еще слишком свежа, тебе пока лучше не видеться с близкими, иначе они начнут тебя чувствовать и просто сойдут с ума. Отец и так ощутил твое присутствие, но не понял этого.

- Потом ты отправилась к своему подопечному, - уточнил Михаил, - Но почему ты не захотела его увидеть?

- Побоялась, что тогда не смогу заставить себя вернуться, - честно призналась я.

- И это решение тоже мудрое и ответственное, - снова похвалил меня Рафаил.

- Но я не вижу остальных мест, где ты побывала? – осведомился Гавриил.

- Я больше нигде не была, - я пожала плечами, - Просто постаралась представить, как возвращаюсь в школу, и вернулась.

- Поразительно! – воскликнул Михаил, - Это просто потрясающе!

- Да, у тебя великолепные результаты для первого раза, - улыбнулся Рафаил.

- Думаю, теперь тебе нужно поесть и хорошо отдохнуть, - Варвара встала из кресла и подошла ко мне, - Я провожу тебя.

Я думала, что нам сейчас снова придется петлять по коридорам школы, но проводник взяла меня за руку, от ее тела начало исходить легкое свечение. А в следующую секунду мы уже стояли с ней посреди огромного обеденного зала с несколькими десятками круглых столиков. Часть из них были заняты, но найти свободные места нам не составило труда.

- Ваш завтрак, - мы еще не успели сесть, а рядом со столиком уже материализовалась пышногрудая дама в ослепительно чистом переднике и с двумя подносами, наполненными тарелками и кружками. Она ловко расставила пред нами утреннюю трапезу и так же быстро удалилась, исчезнув в неярком свечении.

- Это Марта, наша кухарка, - заметив мою заинтересованность, пояснила Варвара, - Она тоже ангел, но не личный хранитель, а один из хранителей школы.

- Есть и такие? – удивилась я.

- Да, и их довольно много, - рассмеялась проводник, - Я тоже одна из них.

- Варвара Андреевна, могу я кое-что у вас спросить? – я нерешительно поковыряла вилкой творожную запеканку.

- Конечно, милая! – кивнула она, - Я здесь для этого и есть.

- Вчера вечером моя комната выглядела по-другому, а утром, когда я проснулась, она менялась у меня на глазах…

- Ничего удивительного, - отмахнулась Варвара, - Это все легко объясняется. Комната чувствительна к твоей силе, ты можешь ею управлять по своему усмотрению, создавать, менять, убирать, перемещать – все, что угодно. Но когда ты спишь, твоя сила подчинена подсознанию, а значит, и комната – тоже. Ей показалось, что тебе чего-то не хватает вот она и изменилась так, как тебе бы этого хотелось.

- И что, так теперь будет все время? Я каждый раз буду просыпаться в новой спальне? – опешила я.

- Конечно, нет, - снова рассмеялась проводник, - Ты уже достаточно неплохо контролируешь свою силу, а значит, и комнату тоже. Я думаю, тебе не составит труда самостоятельно обдумывать все изменения и предотвратить эту ночную самодеятельность.

Я невольно улыбнулась, поняв, что Варвара говорит о комнате, как о живом существе с собственным мнением и разумом.

- Кстати, сегодня у тебя не будет занятий, поэтому можешь потренироваться с комнатой, изменить что-нибудь самостоятельно. Например, цвет штор, - проводник подцепила на вилку кусочек запеканки и с аппетитом зажевала, - Ну, или форму стола. Требуется только немного сосредоточенности, нужно все представлять как можно более четко.

- Так же, как с перемещениями? – я тоже решила попробовать запеканку, она оказалась восхитительно вкусной.

- Да, - кивнула Варвара, - Чем четче представишь, тем ближе результат к желаемому. В тренировочный зал ты вернулась идеально, материализовалась точно на то место, откуда тебя сорвали Крылья. После завтрака можешь попробовать то же самое проделать по пути к себе в комнату.

- А если не получится? – нахмурилась я.

- Не беда, ты всегда можешь попробовать еще раз, - подбодрила меня проводник, - Не бойся совершать ошибки, ведь ты еще только учишься.

Когда завтрак был окончен, я последовала совету Варвары, закрыла глаза и постаралась представить перед собой комнату, которую покинула утром. По телу разлилось тепло, линии татуировки на спине задвигались, имитируя взмахи крыльев, меня потянуло вверх, и я снова почувствовала невесомость. И, как и в прошлый раз, все закончилось очень быстро, через секунду я вновь уже стояла на ногах.

Я с воодушевлением открыла глаза, готовая обрадоваться своему первому учебному полету, но заигравшая было на моих губах улыбка, медленно сползла с лица. Очутилась я вовсе не в своей комнате.

ГЛАВА 6

Я снова оказалась в квартире Димы.

Ровным счетом ничего не понимая, я замерла посреди комнаты и прислушалась. Но не успела я сообразить, что происходит, как в распахнутую балконную дверь с улицы шагнул Дима. Я завороженно смотрела на его силуэт на фоне льющегося из окна света, парень затушил окурок в пепельнице на подоконнике и невидящим взглядом уставился сквозь меня.

Внутри меня все сжалось, я зажала рот ладонью, чтобы наружу не рвались все те слова, что я не успела ему когда-то сказать. Вторую руку я протянула к нему, мне хотелось просто почувствовать еще раз тепло его тела, но касаться его мне было запрещено. Дима все еще смотрел мимо меня, его мыслями явно завладело что-то необъяснимое и волнительное, это было видно по его глазам. А потом он вдруг решительно вскинул руку, и наши пальцы соприкоснулись.

Обжигающий холод сковал мое тело, я понимала, что не могу пошевелиться, рука онемела и, словно каменная, отказывалась подчиняться. Дима тоже стоял неподвижно, оледеневшими кончиками пальцев я чувствовала тепло его ладони, взгляд его голубых глаз не отрывался от соединения наших рук.

- Бог ты мой... – одними губами прошептал парень и сжал ладонь, пытаясь поймать мои пальцы в кулак, но промахнулся.

Как только наше соприкосновение было прервано, я вновь смогла двигаться и поспешно отступила на шаг назад. Димка поднес кулак к лицу и разжал хватку, на его ладони сверкнули золотистые искорки, обычно сопровождавшие мое перемещение.

- Что же это? – снова озадаченно проговорил он, на его глазах золотая пыль испарилась.

Я судорожно сглотнула, переводя дыхание:

- Пора сматываться, - я уже закрыла глаза и готова была представить перед собой свою школьную комнату, как неожиданно услышала Димкин вопрос:

- Эй, кто здесь?

У меня внутри вновь все похолодело, но на этот раз от ужаса. Димка меня услышал! Он услышал мой голос!

Я уставилась на него и не могла себя заставить отвести взгляд. Он сосредоточенно изучал комнату, между бровей пролегла тонкая морщинка, губы плотно сжались в линию. Лицо было серьезным и задумчивым, Дима медленно поворачивался из стороны в сторону, но увидеть меня не мог.

Собрав остатки воли, я закрыла глаза и все же попыталась вернуться в школу. На этот раз перемещение мне удалось без особого труда, через секунду я уже стояла в своей комнате, на моих руках угасало золотистое свечение.

- Что же теперь будет? – я в ужасе закрыла лицо руками.

Решение, что делать дальше пришло само собой, я вновь закрыла глаза и вспомнила белую комнату, где впервые увидела Варвару.

- Даша? – удивленно подняла на меня взгляд проводник, отрываясь от своих записей, - Что-то стряслось? На тебе лица нет!

Я только и могла, что кивнуть. Варвара встала из-за стола и подошла ко мне, потянув за руку, чтобы усадить на кровать. Я стала ждать, пока она прочтет мои мысли, но женщина все смотрела на меня с нетерпением.

- Я дотронулась до Димы, - наконец, выдохнула я.

- Зачем? Как это произошло? – она ни сколько не испугалась, только еще более настороженно вгляделась в мое лицо, - Расскажи, что случилось.

Мне пришлось подбирать слова, чтобы описать ситуацию, на что Варвара только покачала головой:

- Я думаю, в этом нет ничего страшного, - попыталась она меня успокоить, - Смертные чувствуют нас, так было всегда. Связь между ангелом-хранителем и его подопечным очень сильна, иногда нам разрешается даже говорить с людьми и являться им во снах, но это только в исключительных случаях. Ну, и конечно, нам запрещено разбивать Печать памяти. Ты ничего не нарушила, милая моя! Просто твой подопечный оказался слишком чувствительным к твоим Силам. Печать памяти на месте, это самое главное.

- А как же мой голос? Он его слышал? – решила уточнить я.

- Это спорный вопрос, - пожала плечами Варвара, - Иногда смертные слышат наши голоса на уровне подсознания, а иногда могут видеть и слышать нас вживую. Но у тебя еще нет соответствующих навыков, чтобы стать видимой и слышимой для человека, поэтому, я думаю, что голос твой ему только причудился. Скорее всего, он решит, что ослышался и забудет о нем.

- А прикосновение? Он точно его почувствовал! Я по его глазам это видела! – не унималась я.

- Он почувствовал всего лишь легкое покалывание на поверхности кожи, не более. Вряд ли это можно назвать серьезным контактом, - проводник улыбнулась, - Ты слишком близко к сердцу воспринимаешь свое обучение. Поверь, рано или поздно у каждого хранителя и его подопечного случается такой контакт. Нас предостерегают от этого только на ранних стадиях обучения, когда Печать памяти свежая и ее легко испортить, как в случае с твоим отцом – Рафаил возводил блокаду воспоминаний четыре раза, и все равно не уверен, что она крепкая, отец очень сильно был к тебе привязан.

От этих слов все в груди сжалось, к горлу подступил горький комок.

- В случаях с друзьями и близкими все гораздо проще, - продолжала Варвара, - Обычно эти люди меньше нуждаются в тебе, им легче забыть все, что с тобой связано. Хотя, с твоим Димой Рафаилу тоже пришлось помучиться.

Тут уже я не смогла сдержать слез.

- Почему нам не ставят эти Печати памяти? – всхлипнула я, - Ведь это же невыносимо – понимать, что те, кого ты будешь любить вечно, больше не помнят и не знают тебя!

- Это испытание, - проводник погладила меня по голове, - Мы все его проходим. Ангел должен помнить, кем он был раньше, и любить тех, кто ему был дорог при жизни. Но эта любовь должна стать со временем не тяжким крестом, а победным знаменем, которое каждый из нас обязан нести с гордо поднятой головой.

- Я никогда не смогу так… - прошептала я, утирая слезы.

- Сможешь, - качнула головой проводник, - У всех получается, и у тебя получится. Рано или поздно.

- Почему вы не захотели прочитать мои мысли? – немного помолчав, спросила я у Варвары.

- Я не могу, - просто ответила она, - У меня нет Нимбов, они положены только личным ангелам-хранителям и тем, кто старше по должности. У тебя они тоже появятся, как только ты будешь готова с ними справиться.

Когда я, наконец, успокоилась, Варвара проводила меня в мою комнату, переместив с помощью собственной Силы.

- Я все же советую тебе пока никуда не летать, - она отпустила мою руку и улыбнулась, - Отдохни, потренируйся с комнатой, а после обеда мы с тобой еще увидимся.

Проводник исчезла в ярком свечении, а я поудобнее уселась на кровати и огляделась:

- Хм, с чего бы начать…

Я снова оказалась в квартире Димы.

Ровным счетом ничего не понимая, я замерла посреди комнаты и прислушалась. Но не успела я сообразить, что происходит, как в распахнутую балконную дверь с улицы шагнул Дима. Я завороженно смотрела на его силуэт на фоне льющегося из окна света, парень затушил окурок в пепельнице на подоконнике и невидящим взглядом уставился сквозь меня.

Внутри меня все сжалось, я зажала рот ладонью, чтобы наружу не рвались все те слова, что я не успела ему когда-то сказать. Вторую руку я протянула к нему, мне хотелось просто почувствовать еще раз тепло его тела, но касаться его мне было запрещено. Дима все еще смотрел мимо меня, его мыслями явно завладело что-то необъяснимое и волнительное, это было видно по его глазам. А потом он вдруг решительно вскинул руку, и наши пальцы соприкоснулись.

Обжигающий холод сковал мое тело, я понимала, что не могу пошевелиться, рука онемела и, словно каменная, отказывалась подчиняться. Дима тоже стоял неподвижно, оледеневшими кончиками пальцев я чувствовала тепло его ладони, взгляд его голубых глаз не отрывался от соединения наших рук.

- Бог ты мой... – одними губами прошептал парень и сжал ладонь, пытаясь поймать мои пальцы в кулак, но промахнулся.

Как только наше соприкосновение было прервано, я вновь смогла двигаться и поспешно отступила на шаг назад. Димка поднес кулак к лицу и разжал хватку, на его ладони сверкнули золотистые искорки, обычно сопровождавшие мое перемещение.

- Что же это? – снова озадаченно проговорил он, на его глазах золотая пыль испарилась.

Я судорожно сглотнула, переводя дыхание:

- Пора сматываться, - я уже закрыла глаза и готова была представить перед собой свою школьную комнату, как неожиданно услышала Димкин вопрос:

- Эй, кто здесь?

У меня внутри вновь все похолодело, но на этот раз от ужаса. Димка меня услышал! Он услышал мой голос!

Я уставилась на него и не могла себя заставить отвести взгляд. Он сосредоточенно изучал комнату, между бровей пролегла тонкая морщинка, губы плотно сжались в линию. Лицо было серьезным и задумчивым, Дима медленно поворачивался из стороны в сторону, но увидеть меня не мог.

Собрав остатки воли, я закрыла глаза и все же попыталась вернуться в школу. На этот раз перемещение мне удалось без особого труда, через секунду я уже стояла в своей комнате, на моих руках угасало золотистое свечение.

- Что же теперь будет? – я в ужасе закрыла лицо руками.

Решение, что делать дальше пришло само собой, я вновь закрыла глаза и вспомнила белую комнату, где впервые увидела Варвару.

- Даша? – удивленно подняла на меня взгляд проводник, отрываясь от своих записей, - Что-то стряслось? На тебе лица нет!

Я только и могла, что кивнуть. Варвара встала из-за стола и подошла ко мне, потянув за руку, чтобы усадить на кровать. Я стала ждать, пока она прочтет мои мысли, но женщина все смотрела на меня с нетерпением.

- Я дотронулась до Димы, - наконец, выдохнула я.

- Зачем? Как это произошло? – она ни сколько не испугалась, только еще более настороженно вгляделась в мое лицо, - Расскажи, что случилось.

Мне пришлось подбирать слова, чтобы описать ситуацию, на что Варвара только покачала головой:

- Я думаю, в этом нет ничего страшного, - попыталась она меня успокоить, - Смертные чувствуют нас, так было всегда. Связь между ангелом-хранителем и его подопечным очень сильна, иногда нам разрешается даже говорить с людьми и являться им во снах, но это только в исключительных случаях. Ну, и конечно, нам запрещено разбивать Печать памяти. Ты ничего не нарушила, милая моя! Просто твой подопечный оказался слишком чувствительным к твоим Силам. Печать памяти на месте, это самое главное.

- А как же мой голос? Он его слышал? – решила уточнить я.

- Это спорный вопрос, - пожала плечами Варвара, - Иногда смертные слышат наши голоса на уровне подсознания, а иногда могут видеть и слышать нас вживую. Но у тебя еще нет соответствующих навыков, чтобы стать видимой и слышимой для человека, поэтому, я думаю, что голос твой ему только причудился. Скорее всего, он решит, что ослышался и забудет о нем.

- А прикосновение? Он точно его почувствовал! Я по его глазам это видела! – не унималась я.

- Он почувствовал всего лишь легкое покалывание на поверхности кожи, не более. Вряд ли это можно назвать серьезным контактом, - проводник улыбнулась, - Ты слишком близко к сердцу воспринимаешь свое обучение. Поверь, рано или поздно у каждого хранителя и его подопечного случается такой контакт. Нас предостерегают от этого только на ранних стадиях обучения, когда Печать памяти свежая и ее легко испортить, как в случае с твоим отцом – Рафаил возводил блокаду воспоминаний четыре раза, и все равно не уверен, что она крепкая, отец очень сильно был к тебе привязан.

От этих слов все в груди сжалось, к горлу подступил горький комок.

- В случаях с друзьями и близкими все гораздо проще, - продолжала Варвара, - Обычно эти люди меньше нуждаются в тебе, им легче забыть все, что с тобой связано. Хотя, с твоим Димой Рафаилу тоже пришлось помучиться.

Тут уже я не смогла сдержать слез.

- Почему нам не ставят эти Печати памяти? – всхлипнула я, - Ведь это же невыносимо – понимать, что те, кого ты будешь любить вечно, больше не помнят и не знают тебя!

- Это испытание, - проводник погладила меня по голове, - Мы все его проходим. Ангел должен помнить, кем он был раньше, и любить тех, кто ему был дорог при жизни. Но эта любовь должна стать со временем не тяжким крестом, а победным знаменем, которое каждый из нас обязан нести с гордо поднятой головой.

- Я никогда не смогу так… - прошептала я, утирая слезы.

- Сможешь, - качнула головой проводник, - У всех получается, и у тебя получится. Рано или поздно.

- Почему вы не захотели прочитать мои мысли? – немного помолчав, спросила я у Варвары.

- Я не могу, - просто ответила она, - У меня нет Нимбов, они положены только личным ангелам-хранителям и тем, кто старше по должности. У тебя они тоже появятся, как только ты будешь готова с ними справиться.

Когда я, наконец, успокоилась, Варвара проводила меня в мою комнату, переместив с помощью собственной Силы.

- Я все же советую тебе пока никуда не летать, - она отпустила мою руку и улыбнулась, - Отдохни, потренируйся с комнатой, а после обеда мы с тобой еще увидимся.

Проводник исчезла в ярком свечении, а я поудобнее уселась на кровати и огляделась:

- Хм, с чего бы начать…

ГЛАВА 7

Я закрыла глаза и сосредоточилась, представляя, как светлые бежевые стены становятся кроваво-красного цвета, а легкий тюль на окнах из белого превращается в черный. Мое лицо тронуло чуть заметное движение воздуха, но открывать глаза я не спешила. Я еще сильнее сконцентрировалась на обстановке своей спальни, перекрашивая мебель в темный коричневый цвет, ковровое покрытие заменяя черным ламинатом, а над кроватью навешивая плотный бархатный полог. На этот раз я почувствовала легкое прикосновение к своей руке, как будто край ткани нечаянно задел мое запястье. Мне не терпелось взглянуть, получилось ли у меня сотворить все, что представила, но я терпеливо продумывала каждую мелочь – старинная люстра под потолком, стулья с мягкими обивками вокруг резного деревянного стола, расставленные по всей комнате горящие свечи…

- Мрачненько, - звонкий голос заставил меня открыть глаза и обернуться на дверь. Полина с интересом озиралась по сторонам, мое творение удалось в полной мере.

- Тренируюсь, - пояснила я.

- Я стучала в дверь, но ты, наверное, не слышала, - девушка прошлась по комнате, цокая каблучками по деревянному покрытию пола, - Могу я присесть? – она кивнула на один из обтянутых черным шелком стульев.

Я согласно пожала плечами.

- Хотела поинтересоваться, как прошла Церемония, - девушка закинула ногу на ногу, скрестив руки на колене, отчего ее золотые браслеты жалобно звякнули на запястьях.

- Можешь узнать, если хочешь, - я с готовностью начала вспоминать утреннее путешествие, чтобы Полине было легче прочитать мои мысли.

- Ого! – наконец, воскликнула она, - Всего два места? Потрясающе!

Я пожала плечами, вспомнив второй полет в Димкину квартиру.

- Дотронулась до него? – на лице девушки читался испуг, - И каково это? Я ни разу еще не касалась человека. И что, совсем не можешь пошевелиться?

- Совсем, - кивнула я, - Просто каменеешь, точно в глыбу льда превращаешься.

- Брр… - скривилась красавица, - Ну и жуть! Кстати, сейчас сюда заявятся братья-ангелы, они уже на пороге стоят.

Тут же в дверь раздался предупредительный стук, а через мгновение комната озарилась золотистым сиянием, предвещавшим появление хранителей.

- Привет! О, ты не одна! – воскликнул Макс.

- Не помешали? – осведомился Рома, - Мы тут собирались прогуляться, хотели пригласить составить нам компанию.

- Я с радостью, - улыбнулась Полина и тут же вскочила со стула, - У меня в четырех стенах уже крылья затекли! Ты как, подруга?

- Не могу, - огорченно пожала плечами я, - Варвара сказала мне тренироваться с комнатой и никуда пока не летать.

- У тебя уже вполне неплохо получается, - обвел взглядом мою спальню Ромка, - Мрачновато, но со вкусом у тебя все в порядке.

- И не говори, что ты всегда делаешь то, что тебе говорят, - усмехнулся Макс и пригрозил указательным пальцем, - Ни разу не сбегала с уроков в школе?

- Ну, было дело, - сконфуженно произнесла я, - Но ведь тут не обычная школа…

- Поверь мне, самая обычная! – отмахнулся Макс, и рассмеялся.

- Ну что, летим? Я помогу! – и Ромка протянул мне раскрытую ладонь.

Я нерешительно подала ему руку, как только наши пальцы соприкоснулись, все вокруг озарилось золотым светом, знакомое тепло разлилось по телу, невесомость вновь окутала меня.

- Где это мы? – когда перемещение закончилось, я огляделась, но вокруг было темно.

- Тсс, - Рома приложил палец к губам и, не отпуская моей руки, пошел вперед, - Мы в кинотеатре. Сегодня для нас бесплатный сеанс.

Мы прошли в зал и заняли свободные места на последнем ряду, рядом устроились Полина с Максимом. На экране уже шли титры, кинопоказ начинался.

В последний раз я была в кино с Димой еще в своей прошлой жизни. Теперь мне казалось, что прошло не меньше пяти лет с того времени, как он нерешительно протянул мне два билета и, почесав в затылке, смущенно проговорил: «Может, сходим? Там вроде что-то про любовь…» Я тогда отказалась, сославшись на жуткую занятость, хотя, на самом деле просто ненавидела все эти романтические бредни. На следующий день я купила билеты на другой фильм, подошла к нему после пары в университете, где мы вместе учились, и протянула две бумажки: «Может, сходим? Там вроде что-то про оборотней и вампиров…» Димка тогда с радостью согласился, даже заехал за мной на своем тогда еще только приобретенном новеньком байке. Фильм был так себе, но время мы провели потрясающе…

- Эй, ты вообще с нами? – Ромка щелкнул пальцами у меня перед носом, - Макс попкорн раздобыл, будешь?

Я улыбнулась и с аппетитом принялась отправлять в рот сладкие хлопья. На экране сменялись картинки, но я не следила за сюжетом, хотелось насладиться каждым моментом внезапно вернувшейся человеческой жизни. Я щелкнула переключателем на ручке сиденья и почувствовала, как кресло подо мной начало вибрировать и качаться из стороны в сторону, следуя поворотам героя на экране.

- Обожаю ди-бокс! – восхищенно шепнула я.

Ребята переглянулись и последовали моему примеру. К концу сеанса мы уже вовсю веселились и болтали, не боясь, что нас кто-то услышит.

- Следующая остановка – парк отдыха! – Ромка снова взял меня за руку и мгновенно переместил, мы очутились у входа в Городской Сад, рядом тут же материализовались Полина и Максим.

- Это наше любимое место, - Макс указал на колесо обозрения, - Мы с братом тут все детство провели, - и он подмигнул Ромке.

- Так я все же правильно поняла, вы братья? – уточнила я, когда мы уже заняли места в одной из кабинок аттракциона.

- Ага, - Рома уже с аппетитом уминал сладкую вату, где он ее взял, я понятия не имела, но с удовольствием отщипнула кусочек, - Родные.

- Погодки, я старший, - вставил Макс, - Нас призвали одновременно, поэтому нам было легче смириться с этим.

- Представляю, каково было вашим родителям, - сочувственно вздохнула я.

- У нас нет родителей, - отмахнулся Рома, - Не было, точнее. Мы детдомовские, поэтому с нами было проще простого. О нас никто особо не переживал.

- И Рафаилу почти не пришлось тратиться на Печати памяти, - Макс улыбнулся, - Нас просто забрали из собственных кроватей, едва мы выпустились из интерната.

- Грустная история, - вздохнула я.

- Нет, грустная – это у тебя или у Полинки, - кивнул Рома на черноволосую красавицу, - А таких, как мы среди ангелов пруд пруди.

- Да я тоже не жалуюсь, - девушка пожала плечами, - Переживала долго, но в конце концов смирилась, быть ангелом мне определенно нравится. А близкие… Я всех их до сих пор очень люблю и скучаю, часто навещаю, когда могу, но уже не испытываю той боли утраты, что раньше.

Я поняла, что именно об этом мне накануне говорила Варвара.

- Да, ты тоже сможешь, - подтвердила мои догадки Полина, - Не сразу, но обязательно сможешь. Смотрите, мы уже на вершине!





Читайте также:
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Обряды и обрядовый фольклор: составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые...
Восстановление элементов благоустройства после завершения земляных работ: Края асфальтового покрытия перед его восстановлением должны...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.086 с.