Судьба сказала свое слово. 8 глава





* * *

Несколькими часами ранее, выходя на эту игру, Люциус испытывал странные ощущения. Время еще не залечило раны, оставленные позо­ром в прошлой игре, хотя прошло почти два месяца. Два месяца триум­фа Блэка. Люциус надеялся на провал Гриффиндора в следующей игре. Ведь два ключевых игрока были травмированы. Ага, размечтался!
Матч Гриффиндор-Пуффендуй состоялся через две недели после той разгромной игры. Мэтью Диллан еще не снял фиксирующие повяз­ки с рук и, естественно, не смог выйти на поле – Мадам Помфри всегда настаивала на предосторожностях при использовании заживляющих зелий. Из-за быстрых темпов кости могли срастись неправильно. Поэ­тому большинство студентов какое-то время после серьезных травм еще щеголяли повязками и гипсами. Вот и у Блэка запястье тоже было зафиксировано. Сидя на трибуне в тот день, Люциус гадал, что же предпримет хваленый Поттер – с запасными-то у них проблема. Все оказалось просто: из раздевалки вышел запасной охотник. Люциус помнил его по прошлому году – толковый паренек... лучше бы он играл в прошлой игре. Самым последним вышел Блэк. После свистка он занял позицию на кольцах. Люциус видел, что травма мешает ему: он больше работал правой, а если приходилось брать мяч двумя руками, какое-то время потом тряс левой кистью и что-то там поправлял. Но… играл. И брал почти не берущиеся мячи. Люциус с раздражением наблюдал за игрой и не мог дождаться конца матча. Он был зол на победу Гриф­финдора.
И вот сегодня у него есть шанс доказать, что он лучший, а все эти триумфы Блэка – случайность.
Заняв позицию у колец, Люциус принялся неотрывно следить за лов­цом своей команды. Он не был капитаном, не имел какого-то решающе­го голоса в команде и, если честно, не сильно переживал, как проявит себя запасной ловец. Из-за травмы, полученной на тренировке, Флинт не смог играть, а Северус Снейп был полон загадок и вполне мог, как провалить матч, так и вытянуть его. Такое уже бывало. Чем-чем, а ста­бильностью результата он не отличался.
Но разглядывал его Люциус совсем не для того, чтобы предугадать исход игры. Просто очень уж не хотелось переводить взгляд на синие точки, носившиеся над полем. Но пришлось: в его сторону полетел квофл. Люциус перехватил его и отправил Фреду Забини, наперерез которому тут же метнулась синяя молния. Охотники столкнулись и разлетелись с улыбками. Фред успел перекинуть мяч Дэвису и еще раз улыбнулся охотнику Когтеврана. Раньше Люциуса, как и других, забав­ляло, когда на поле сталкивались два «четвертых» номера обеих команд с одинаковыми фамилиями на спинах. Это была, пожалуй, самая кор­ректная борьба с участием слизеринского игрока. Фрида улыбнулась брату в ответ и метнулась в сторону направленной ей передачи. Она вышла один на один с вратарем и сильно пробила. Сильно, но мимо, и, не взглянув на Люциуса, полетела к центру. По правде говоря, он не был уверен, что смог бы взять этот мяч, лети тот в кольцо. Все его мыс­ли были направлены в одно русло. За что? Вопрос, как всегда, улетел в космос и остался без ответа.
Люциус с тоской зацепился взглядом за фамилию на мантии этой странной девушки с невозможно-зелеными глазами. В этот момент он видел лишь ее и слишком поздно заметил другого игрока, летящего к его кольцам. Попытку броситься наперерез летящему мячу решительно остановил бладжер соперника. Кажется, в прошлый раз Люциус рас­суждал о гуманности других загонщиков и неприкосновенности слизе­ринского вратаря? Что ж, все течет, все меняется. Закончить мысль он не успел: мир качнулся и опрокинул светловолосого юношу в холодную черноту.
Открыв глаза, Люциус не сразу понял, где находится. Он лежал на снегу и видел ярко-синее небо. Странно… почему-то раньше оно было серым. Пять секунд ушло на то, чтобы признать в «ярко-синем небе» мантию игрока сборной Когтеврана. Люциус попытался повернуться, и голову пронзила острая боль; он невольно застонал.
– Тихо, не шевелись, – послышался знакомый и такой успокаиваю­щий голос.
Люциус открыл глаза и утонул в двух зеленый озерах.
– Привет, – прохрипел он.
В этот миг он заметил вокруг бурную деятельность. Появилась ма­дам Помфри, Фриду оттеснили в сторону, а Люциуса вновь стала на­крывать чернота.
«Это потому, что она ушла. Без нее всегда темно», – успел подумать он и впал в забытье.
Очнулся Люциус уже в лазарете. Было пусто и прохладно. Он повы­ше натянул на себя одеяло. Голова отчаянно болела, но комната посте­пенно перестала вращаться. Спустя пару минут послышался шум отод­вигаемой ширмы и…
Как она была красива. Ради этого момента он бы сам с готовностью спрыгнул с метлы.
– Ты уже очнулся? – с улыбкой спросила девушка.
– Да!
– Как себя чувствуешь? Мадам Помфри сказала, что все будет хоро­шо, но я тайком пробралась сюда.
– Тебя могли увидеть. Не стоило.
– Хочешь, чтобы я ушла?
– Ни за что!
Наступила неловкая пауза. Фрида сидела на стульчике перед крова­тью и теребила рукава своего сине-белого свитера.
– Ты здорово выглядишь, как всегда… – произнес юноша.
– Спасибо. Как Нарцисса?
Люциус отвернулся, несмотря на острую боль.
– Я спрашиваю, потому что ты мне дорог.
– Тогда спроси, как я? – проговорил он поворачиваясь. – Мне плохо без тебя. Я…
– Люциус. В последний раз я наговорила глупостей. Ты прав. Ты исполняешь волю отца. Так и должно быть.
– А что, если я не хочу так?
– Прости, мне пора. Поправляйся.
С этими словами девушка резко встала и двинулась к выходу.
– Фрида… Фрида!
Люциус дернулся за ней, но тут же, словно подрезанный, свалился на подушки. В глазах странно защипало. Он яростно моргнул. Почему-то его не оставляла мысль, что Фрида хотела ответить что-то совсем другое.
Люциус уставился в равнодушный потолок лазарета.
«Если у меня когда-нибудь будет сын, я ни за что так не поступлю. Я спрошу о его чувствах, о его желаниях. Я никогда не сломаю жизнь своему сыну».
Так думал семнадцатилетний Люциус Малфой, еще не зная, что пройдет два года, и у него и вправду появится сын. И станет впору вспомнить эту клятву, данную самому себе в лазарете Хогвартса. Но вот не вспомнит… и лишит своего сына детства, потому что его сын внезапно окажется способным противостоять отцу, что самому Люци­усу сделать так и не удалось. Люциус перенял у отца, что непокорных нужно ломать. У его сына появится другой девиз – тот будет уверен, что ломать нужно клетки. В этом и будет разница между отцом и сыном, и в этом будет их трагедия.
Впрочем, сейчас Люциус свято верил, что исполнит это обещание и сделает своего сына счастливым. Потому что ему было плохо, потому что эта безликая ширма только что скрыла от него самого дорогого че­ловека. Она ушла, и это было страшно. Она любила, но все же ушла, и это было неправильно.
Ширма снова отодвинулась, Люциус вышел из оцепенения. Он с без­умной надеждой уставился на вошедшую девушку и понял, что глупо надеяться на повторение чуда.
– Привет, – сказала Нарцисса с улыбкой, – ты как?
– Нормально…
– Я принесла тебе бутерброды.
– Спасибо, я не голоден, – он усмехнулся. – Входишь в роль прилеж­ной жены?
Если он хотел ее задеть, то потерпел неудачу. Девушка лишь спокой­но улыбнулась.
– Стараюсь.
Откуда ему было знать, что как раз это с сегодняшнего дня она и решила делать. Потому что ничего больше не осталось.
– Ко мне приходила Фрида Забини, – зачем-то сказал Люциус. Прос­то очень уж хотелось задеть эту хладнокровную и спокойную красоту.
– Я знаю. Мы встретились в коридоре.
Опять не вышло.
– Я устал, – буркнул Люциус.
– Хорошо. Если что-то понадобится, передай записку. Поправляйся.
Она поднялась со стула и, поправив ему подушку, стремительно вы­шла.
Люциуса разобрала злость. Странно. Разве он не мечтал о красивой и покорной жене? Все благопристойно и предсказуемо, на зависть всем чистокровным семьям. Нет! Он готов был жить с непредсказуемым кошмаром, лишь бы это явление семейной жизни носило имя Фриды Забини.

* * *

Нарцисса молча шла по пустым коридорам Хогвартса и ничего не видела вокруг. Она решилась. Она забудет его и станет хорошей женой. Решение принято. Вот только легче не становится. Ноги сами привели девушку в музыкальную гостиную. Этой комнатой пользовались, когда душе хотелось чего-то светлого. Сквозь огромное, во всю стену, окно лился солнечный свет ясного морозного дня. Вдоль левой стены в не­сколько ярусов располагались места для зрителей. Иногда здесь устра­ивали небольшие домашние концерты. Все необходимые инструменты сюда приносили, за исключением одного. В центре большой комнаты всегда стоял старинный заколдованный рояль. Он никогда не смолкал. Говорили, что уже больше тысячи лет звуки его удивительных мелодий отражались от стен этой комнаты, заставляя многие поколения студен­тов вслушиваться в них и узнавать звучание своих сердец. Его создала Кандида Когтевран. Она считала, что музыка способна растопить злобу и зависть в юных сердцах. Как знать, может быть, посещение этой ком­наты предотвратило не одну трагедию за долгие десять веков.
Нарцисса подошла к резному роялю. Она знала, что стоит коснуться клавиш, и мелодия смолкнет в ожидании продолжения от рук музыкан­та, рискнувшего поспорить со звуками Вечности. Девушка присела на мягкий пуфик с изогнутыми ножками и коснулась клавиш холодными пальцами. Секунду подумала, а потом заиграла.
С детства ее учили музыке и наперебой твердили: у девочки редкий дар передавать невообразимые эмоции. Нарцисса не слишком обраща­ла внимания на похвалу. Она была талантлива и, как часто бывает с талантливыми людьми, талантлива во всем: от верховой езды до вы­шивания крестиком, от разведения роз до рисования. Нарциссе все да­валось с легкостью, поэтому ее сердце не привязывалось надолго ни к одному из детских увлечений. Кроме него. И сейчас, думая обэтом своем детском капризе, солнечной радости и грозовом кошмаре всей ее жизни, она играла так, как, наверное, никогда не играла ни до, ни после этого дня. Просто сейчас она понимала о чем играет и что в эти минуты передает миру с помощью старинного рояля. Звуки лились несмолкае­мым потоком: сталкивались где-то под потолком, отражались от старых безликих стен, с легким звоном отлетали от оконного стекла, наполняя эту комнату жизнью и тоской юного сердца. Когда выплеснулось все, что накопилось в душе, Нарцисса посмотрела на свои руки, словно не веря, что это была ее музыка, мелодия ее жизни. В наступившей тиши­не резко прозвучали негромкие аплодисменты. Девушка обернулась. В дверях, прислонившись спиной к косяку, стоял Ремус Люпин.
– Я никогда не слышал ничего подобного, – тихо проговорил он, вхо­дя в комнату.
Нарцисса улыбнулась и встала из-за рояля. Комнату тут же наполни­ла грустная мелодия. Словно древний инструмент плакал о расставании с девушкой, а может, просто ему стало жаль израненное юное сердце.
Девушка подошла к нижнему ряду для слушателей и опустилась на мягкий пуфик. Ремус воспринял это как приглашение и, подойдя, при­сел на соседний. Нарцисса смотрела в пол и молчала, поэтому Люпин рискнул нарушить тишину первым.
– Как у тебя дела?
Девушка неопределенно пожала плечами и вместо ответа спросила:
– Как он?
Имени никто не произнес, но Люпин понял, о ком была эта мелодия, и о ком может спрашивать Нарцисса.
– Нормально. Делает вид, что веселится.
– Почему делает вид? – Нарцисса подняла взгляд на Люпина. – У него что-то случилось?
Люпин поежился под пристальным взглядом ясных серых глаз. Юные девушки так не смотрят. Во взгляде была мудрость веков или тяжесть принятого решения. А может и то, и другое.
– Он ушел из дома, – с трудом выдавил Люпин.
– Я знала, что так будет. Не оставляй его одного, пожалуйста. Он – существо коллективное, – Нарцисса усмехнулась. – Без вас он пропа­дет.
– Нарцисса, – начал Люпин, но девушка внезапно перебила его.
– Почему Эванс так меня ненавидит?
– С чего ты это взяла? – заюлил парень.
– Она сделала все, чтобы я не смогла поговорить с Сириусом.
– Понимаешь, – тщательно подбирая слова, начал юноша, – Лили вообще-то очень добрая, и никого не хотела обижать, просто… Она не хочет причинять Сириусу боль.
– Да кто она такая, чтобы решать, что лучше для Сириуса! Только я это знаю, – выпалила Нарцисса. – Ведь ты бы не стал расстраивать нашу встречу?
После короткого молчания Люпин поднял голову и, взглянув ей пря­мо в глаза, проговорил:
– Не стал бы.
На лице Нарциссы отчего-то появилось облегчение. Может, от со­знания того, что хоть кто-то ее понимает, но…
– Я не стал бы, но в этом, вероятно, была бы моя ошибка.
– Ошибка? – опешила Нарцисса. – О чем ты?
– Нарцисса, я не спрашиваю, почему ты выходишь замуж за Малфоя. Я не вправе судить или советовать. Но Сириус сделал выбор. Он ушел из дома, чтобы не следовать пути своих родителей, не поддерживать их бредовые идеи о чистоте крови и прочей ерунде. Понимаешь, если бы ты сама рассказала ему о том, что хочешь выйти замуж за кого-либо, он бы понял. Ему было бы больно, но он бы смог это понять и принять. Вот только.… Понимаешь, Люциус Малфой воплощает в себе все то, от чего так стремится уйти Сириус. Если бы ты намеренно хотела уничто­жить его, то не смогла бы придумать лучшего способа, чем обручение с Малфоем.
Нарцисса сидела оглушенной. В ушах нестерпимо звенело, и если бы не природная выдержка, она, наверняка, уже находилась бы в глу­боком обмороке. Так вот как выглядели ее действия в глазах Сириуса и его друзей!
– Нет! – в отчаянии выкрикнула девушка. – Я не хотела этого черто­вого брака. Я не собиралась предавать Сириуса!
– Но ты ведь не сказала ему, – мягко произнес Люпин.
– Я боялась! Или вы не допускаете такой мысли? Я не хотела делать ему больно. Да, это было глупо. Ну, так и казните меня за глупость, а не за предательство. Вы, чертовы Гриффиндорские снобы, ничего не види­те дальше своего носа, – девушка уже давно в ярости вскочила на ноги, ее глаза метали молнии в оцепеневшего Люпина, а руки были сжаты в кулаки. – Вы выдумали себе идиотские законы верности и чести. А о том, что есть обычная жизнь, которая идет не по вашим глупым прави­лам, вы просто забыли. А Сириусу не приходит в голову, что все можно было изменить, если бы он хоть на миг дал понять, что я нужна, что он готов помочь, спасти? Нет! Он просто вычеркнул меня, как несоответс­твующую его представлениям о порядочности.
Внезапно замолчав, Нарцисса отвернулась от оторопевшего Люпина и подошла к окну. Юноша смотрел на ее хрупкую фигуру. Лили всег­да утверждала, что парни западают на Нарциссу потому, что в ней те­чет кровь вейлы. Нет! Это было не так. На оборотней эти штучки не действуют, и все же Люпин испытывал слабость к этой странной де­вушке. Сейчас ее легкий силуэт на фоне огромного окна заставлял его сердце сжиматься от жалости. Ее хотелось защитить и уберечь от всего мира, наплевав на здравый смысл, который говорил, что столько силы и упорства, каким обладает это, на вид, хрупкое создание, встретишь не в каждом взрослом мужчине. Но сегодня здравый смысл молчал, и юноша видел перед собой легкоранимую молоденькую девчушку. Воз­можно, дело было в том, что ее волосы были заплетены в две косички, а серо-зеленый свитер болельщицы слизеринской сборной был слегка велик. Все это придавало ей очень трогательный вид.
– Нарцисса, – тихо проговорил он, – все будет хорошо. Еще не позд­но все изменить.
– Нет, – так же тихо отозвалась девушка, – сейчас уже нет. Мой отец сообщил сегодня, что все готово для помолвки. Ждут только нас. Я не могу так поступить со своей семьей. Ломать замки и клетки нужно было раньше.
– Тогда живи в соответствии со сделанным выбором.
Нарцисса обернулась и в упор посмотрела на него. Солнечный свет, льющийся из окна, украсил ее удивительные волосы золотой короной.
– Что ты имеешь в виду? – спокойно спросила девушка.
– Оставь Сириуса в покое. Не мучай его. Не ищи с ним встреч. При сложившихся обстоятельствах ему будет лучше без тебя. Он принял трудное решение, сломав все в своей жизни. Помоги ему, не зови за собой. Из-за тебя он способен совершить глупость. Только из-за тебя.
Нарцисса некоторое время смотрела в глаза Люпину, а потом вновь отвернулась к окну, так ничего и не ответив и дав понять, что разговор окончен. С тяжелым сердцем Люпин повернулся, чтобы уйти, как вдруг услышал тихий голос. Нарцисса говорила не с ним. С пустотой.
– Если я сейчас открою это окно и шагну вниз, Сириус будет пом­нить обо мне?
Этот спокойный вопрос в никуда заставил Люпина похолодеть. Он тут же ринулся к девушке и, схватив за плечи, развернул к ее себе. И снова, как тогда в поезде, ему ох как не понравилось что-то, затаивше­еся в ее глазах. Она смотрела сквозь него. Люпин с силой встряхнул ее за плечи:
– Нарцисса, послушай меня внимательно. Все это пройдет. Сейчас плохо и страшно, но это пройдет. Слышишь? Ты не имеешь право де­лать глупости!
– Почему? – равнодушно спросила девушка, по-прежнему глядя в никуда.
– Нарцисса, пройдет год, два, и у тебя появится замечательный сын или дочь. Неважно. Твой ребенок будет удивительным созданием. Ты поймешь это, когда впервые увидишь его улыбку, почувствуешь его за­пах. Ты почувствуешь себя нужной и незаменимой. И неважно, на кого он будет похож внешне. Важно, что в нем будет искра, и он перевернет этот глупый мир с ног на голову. Твой ребенок это сможет, я знаю. Ты будешь гордиться своим сыном или дочерью. И в день его триумфа ты будешь первой, с кем он поделится. Ты нужна ему, а он тебе. Зачем ты хочешь сейчас его убить? За что? Без тебя не будет его. Подумай.
С этими словами он легко поцеловал девушку в макушку и быстро вышел из комнаты. Ему больше нечего было сказать. Он чувствовал смертельную усталость и отчаянно надеялся, что его слова достигли затуманенного разума девушки. Теперь выбор за ней. Он же сделал все, что мог. Почему все так глупо?
Юноша с силой пнул ногой каменную стену.


Первый раз.

 

В первый раз сердца стук заглушает все звуки.
Только блеск этих глаз, только теплые руки,
Стойкий запах грозы и тепло его тела.
Только он. Только ты. Ты ведь это хотела?





Читайте также:
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...
Жанры народного творчества: Эпохи, люди, их культуры неповторимы. Каждая из них имеет...
Понятие о дефектах. Виды дефектов и их характеристика: В процессе эксплуатации автомобилей происходит...
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.102 с.