Взгляды социалистов- утопистов Мелье, Морелли, Мобли




Жан Мелье (1764-1829). Он хорошо знал жизнь крестьян, уморил себя голодом за крестьянина. Труд – «Завещание». После его смерти его труд распространился в рукописных копиях, отрывки позже были опубликованы Вольтером, Гольбахом, полностью напечатали в 1864г.

Суть: царящее в мире зло, все бездействия в обществе имеют место в силу заблуждения людей. Заблуждение поддерживает церковь, религия. Завещание начинается с разоблачения религии, которая оправдывает неравенство. Богов создают сами люди. Святые писания противоречат друг другу. Мнимые видения, пророчества и откровения не существуют. Религия поощряет и освящает 6 общественных зол: огромное неравенство людей, тунеядство, частную собственность, разделение на сословия, тиранию, запрещение расторжения брака.

Следовательно, необходимо восстание. Новая власть должна ликвидировать частную собственность, т.к. это источник зла в обществе. Власть в результате восстания должна обеспечить жизнь людей на коммунистических началах. Собственность должна быть общественной, все должны заниматься общественно полезным трудом è все счастливы, т.к. обеспечены. Люди должны жить роскошно, руководить должны мудрые, воодушевлённые идеей общего блага.

Морелли. Труд – «Кодекс природы или истинный дух её законов». Он был опубликован в 1755г. анонимно. Труд оказал сильное влияние на Бабефа и его программу.

Суть: предлагает конкретное законодательство, с помощью которого возможен переход к коммунистическому обществу. Основная цель произведения – изложение конкретного законодательства. М. стоит на позициях естественной школы права.

Существующий строй неразумен, противоречащий естественным законам природы. Основная причина всех зол – частная собственность (породила неравенство и деспотизм). В естественном состоянии действовали законы природы, люди жили в единении. Но с увеличением семей ослаблялись связи => переход на новые места => раздоры. А законодатели вместо того, чтобы возвратить людей в естественное состояние, установили частную собственность. Сейчас надо возвращаться в то состояние, исходя из естественных законов. М. предлагает 3 основных закона:

1. установить общественную собственность на всё, кроме вещей личного употребления, вещей для повседневного труда;

2. обеспечение всех работой, и превращение всех граждан в должностных лиц в порядке очереди.

3. Люди должны трудиться в интересах общественной пользы сообразно своим силам, дарованию и возрасту. Из этих законов, устанавливающих принципы коммунистического общества он выводит другие законы, регулирующие промышленность, сельскохозяйственное производство, потребление, участие в труде и общественной жизни, регламентирующие воспитание, отдых и др. Он считал, что надо постепенно вводить законы против роскоши, выступал за умеренность в потреблении. Осуществление своего идеала видел в мирных преобр-ях

Габриель Бонно де Мабли (1709-1785). Аббат, много трудов по истории, философии, на политические темы: «О правах и обязанностях гражданина», «О законодательстве или принципы законов».

Исходит из свойств человеческой природы. Естественные свойства людей: разум, свобода, равенство. Существуют 2 класса: богатые и бедные – из-за частной собственности. Богатство приводит к стремлению одних властвовать над другими. Формы государственной власти связаны с перераспределением собственности между богачами. Необходимо вернуться к естественному состоянию. Но фактически возврат туда не возможен, т.к. богатые будут сопротивляться, что породит ещё большие раздоры. Надо приблизить общество к его идеалу путём просвещения, борьбы с роскошью и резким имущественным неравенством посредством законодательства. К подобным законам близки аграрные законы (устанавливать максимум земельного надела), ограничить торговлю, наследование не членов семьи, запрет родителям устанавливать неравные доли наследства для своих детей; у кого нет родственников, того имущество должно делиться среди неимущих.

Основное назначение законодательства – ограничение потребления. Государство должно заботиться о простых людях.


34Джамбаттиста Вико (1668—1744) был одним из первых мыслителей, кто в целом ряде пунктов предвосхитил научную социологию. Он понимал историю как объективный закономер­ный процесс, протекающий циклически («Вечная Идеальная История, согласно которой совершаются во времени истории всех наций»). История для Вико — бесконечная вереница человеческих поступков («Социальный мир — несомненно, дело Рук человека»), но "направляет эти поступки божественное провидение.

Заслуга Вико состоит в том, что в своем главном труде «Основания новой науки об общей природе наций» (1725) онпопытался применить историко-сравнительный метод и детер­министский подход также и к объяснению гос прав институтов. Пройденный историей цикл вкл.чает три фазы

фаза1 Его_начальная стадйя Божественная, эпоха богов. Она_ не знает государственности не знает юридических норм. Зако­нами здесь служат мистерии и прорицания оракулов, сообщаю­щих людям волю богов. Поскольку право основано тут на сверхъестественном авторитете, оно не допускает, конечно, никакого рационального объяснения. Управляют_обществом, жрецы. Материальные потребности, борьба противоположных устремлений подготовляют возникновении законов и государств. Не в субъективных намерениях индивидов, не в различных уловках и ухищрениях людей, а в объективной необходимости, в логике вещей нужно искать причину появления государст­ва — этого «универсального гражданского блага». Вико остро и метко критикует чисто умозрительные, искусственные постро­ения школы естественного права (концепцию договорного проис­хождения государства и тому подобные абстракции). Вшахне связывает возникновение государства с договором. .Каждой форме государственности он указываёт"свое особое основание, свои причины появления.

На второй фазе исторического цикла, в эпоху героев, государ­ство сущёствует как власть~аристократии которая диктует пропитанные своекорыстием правовые нормы и беспощадно, жестоко подавляет плебеев. Право здесь — право грубой_силы.

Третья, последняя фаза — эпоха людёй Ей присущи респуб-ликанско-демократичёскиё устройства~или же представительные монархии с достойными человека правами и свободами, обеспечивающими народный суверенитет. Законы тут мудро 'и. гибко сочетают частные интересы со всеобщими, устанавливают равенство между людьми (разумеется, равенство юридическое).

Неаполитанский философ явно идеализировал грядущее бур­жуазное общество. Однако в тот момент, когда человечество только еще двигалось к нему, эта идеализация носила истори­чески прогрессивный характер. Дж. Вико не был, как мы уже знаем, провозвестником «теории круговорота», но, несомненно, именно он в Новое время первым обстоятельно ее разработал и изложил.

Идеи Вико долгое время не получали распространения и признания, чего никак нельзя сказать о воззрениях его соотечес­твенника, родоначальника так называемой классической школы в науке уголовного права Чезаре Беккариа (1738—1794)
35Правовая теория Ч. Беккариа

Трактовка естественного состояния и причин, побу­дивших людей перейти от него к политическому обще­житию, у Беккариа мало чем отличается от трактовок Гоббса. В естественном состоянии люди жили в оди­ночку. Постоянные войны между ними делали их ес­тественную свободу необеспеченной и поэтому бесп лезной. Для общего блага люди объединились и п жертвовали частью своей свободы во имя безопасное! и обеспечения оставшейся у них части свободы (здес Беккариа ближе к Гроцию). Из пожертвованной люд) ми части свободы и образовалась по общественном договору верховная власть государства. Хранителе: се стал суверен как представитель всего общества. Он должен был обеспечить людям общее благо — безопас­ность и справедливость.

Беккариа различает справедливость.божественную, естественную и человеческую. Первые две — основаны на божественных и естественных законах. Человече­ская справедливость основана на общественном до-; говоре, устанавливающем пределы власти государства. Она изменчива. Ее критерием должно быть общее благо.j Основанные на ней законы государства должны имет в виду возможно большее счастье для возможно бол* шего числа лиц. Но невежественные представление о человеческой справедливости привели к тому, законы государства являются оружием в руках незна чительного меньшинства. Они несправедливы, закреп­ляют сословные привилегии, право сильного и связан­ные с ним произвол и насилие. Беккариа резко крити­кует современную ему юриспруденцию, при которой законами считаются изречения римских и средневеко­вых юристов, а уголовное право опирается на вековые предрассудки. Существующие законы, писал он, «слу­жат только для прикрытия насилия», помогают при­носить народ «в жертву ненасытному идолу деспо­тизма ».

Причину этого Беккариа видит в утверждении част­ной собственности, дающей одним власть и благополу­чие, а другим — нищету и бесправие. Право собствен­ности — «ужасное и, может быть, не необходимое пра­во». Однако дальше констатации этого Беккариа не идет. Он не помышляет об уничтожении частной собст­венности и радикальном переустройстве общества. Все его надежды связаны с просвещенным монархом, забо­тящимся о своих подданных, об устранении нищеты и неравенства, покровительствующим наукам и искус­ству, образованности и нравственности народа. Такой монарх издает справедливые и мудрые законы, перед которыми все будут равны, которые будут-строго соблю­даться и обеспечат права человека.

Развивая идею законности, Беккариа утверждал, что свобода гражданина — в его праве делать все, что не противоречит законам, что сами власти должны строго соблюдать законы. Без этого не может существо­вать «законное общество». Посягательства на безопас­ность и свободу граждан являются поэтому одним из тяжких преступлений. Только законы могут устанав­ливать наказания, и право их издания принадлежит только суверену как представителю всего общества. Сам суверен может издавать лишь общие законы, но не может судить за их нарушения. Это задача суда, выясняющего факты. Наказание же, определяемое судом, не может выходить за пределы, установленные законом, иначе оно несправедливо и не соответствует условиям общественного договора.

Исходя из этих теоретических посылок, Беккариа в своей книге «О преступлениях и наказаниях» обосно­вывает идеи, положенные в основу «классической тео­рии» уголовного права. Он утверждал, что причина преступности лежит в социальных условиях — нищете людей и столкновении их интересов, порождаемых человеческими страстями. Поэтому целью наказания должно являться предупреждение новых преступлений и исправление преступников. Для этого наказание должно быть публичным, наименьшим из возможных в каждом конкретном случае, соразмерным преступле­нию и установленным в законе. Вот почему Беккариа протестовал против применения широко распростра­ненных в эпоху феодализма пыток, мучительных на­казаний и призывал к ограничению применения смерт­ной казни. Он отстаивал равенство всех перед законом и возможность наказания человека только за те деяния, которые определены законом как преступные.

Аргументация Беккариа в пользу отмены смертной казни заслуживает особого внимания как практически первое в истории теоретически убедительное выступле­ние такого рода. Правда, Беккариа допускал примене­ние смертной казни, но только * чрезвычайных обстоя­тельствах, когда это необходимо для сохранения су­ществующего правления или при борьбе нации за свободу.

Во всех остальных случаях, по его мнению, смерт­ная казнь несправедлива и неоправданна.

Теоретически, по естественному праву, недопустимо, чтобы человек желал лишить себя жизни и, следова­тельно, он не мог предоставить это право другим. Смерт­ная казнь — «война нации с гражданином», т. е. воз­врат в естественное состояние. Практически же много­вековой опыт показывает, что угроза смертной казни не останавливает преступника и более эффективно по­жизненное лишение свободы. А то обстоятельство, что она веками существовала почти у всех народов, не оправдывает смертную казнь, как не могут быть оправ­даны существовавшие когда-то человеческие жертво­приношения. Смертная казнь неоправданна и с мораль­ной точки зрения, так как способствует распростране­нию в народе ожесточенности и безнравственности. Неоправданна она, доказывал Беккариа несколько позже, и с точки зрения юридической — ее применение может быть результатом ошибки судей, которая стано­вится уже непоправимой.

Идеи Беккариа были восприняты «классическим» направлением в буржуазной уголовно-правовой науке и буржуазном уголовном законодательстве, закрепив­шем прогрессивные принципы равенства перед уголов­ным законом, «нет преступления и нет наказания без указания о том в законе», соответствия тяжести нака­зания тяжести совершенного преступления.
37Политико-правовые воззрения Юрия Книжанича

Юрий Книжанич (1617-1683) продолжает учение Симеона Полоцкого. Хорват по происхождению, долго жил в России. Труды – «Разговоры об владетельству».

Он как и Симеон Полоцкий разграничивал 3 формы хорошей власти:

· самодержавие;

· боярские владения;

· общевластие;

Лучшая форма – самодержавие. Постулаты естественно-правовой доктрины. Самодержавие должно отличаться от тирании (крутого владения). Не королевство для короля, а король для королевства. Тиран – разбойник. Реформы в России лодны проводиться с помощью доброго «законоставия». Законодательство подразделяет на хорошее (разумное) и плохое (худое). Плохое устанавливается по незнанию, следовательно надо иметь хотя бы одного, а лучше двух философов. С помощью разумных законов надо реформировать социальный строй: дворянам – свободу, за это честная служба государству; городам – самоуправление; крестьянам – к общим потребам всё давать и работу работать (только повинности) – должны быть готовы к тяготам.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!