Глава 1. Многосущное зелье





Draco Dormiens

 

Был июнь и в подземелье, где проходил урок Алхимии было ужасно жарко, но Снейп не обращал внимания.

— Может мне кто-нибудь сказать что это? — спросил он у класса, который задыхался от жары, и поднял стакан клейкой на вид, коричневой жидкости так, чтобы все могли его разглядеть его.

Как обычно, Эрмиона тотчас подняла руку.

— Многосущное зелье, — сказала она быстро и содрогнулась. Должно быть вспомнила какое оно «вкусное» ухмыльнулся про себя Гарри. Он тоже вспомнил тот день, три года назад, когда он, Рон и Эрмиона все выпили это зелье в попытке превратиться в копии учеников из Слитерина, чтоб проникнуть в Слитеринскую гостиную.

Снейп ее проигнорировал.

— Кто-нибудь? — повторил он, оглядывая класс.

Драко Малфой лениво поднял бледную руку.

— Многосущное зелье, — протянул он. Гарри посмотрел на него. Когда весь класс выглядел несчастным и мокрым от пота, Драко выглядел свежим, как будто только что съел пакет «Ледяных мышек».

— Очень хорошо, Драко! — восторженно сказал Снейп. — Пять очков Слитерину. Так, — продолжил он — Может кто-нибудь сказать, что оно делает? — внезапно повернувшись к Рону, который заморгал от неожиданности. — Висли?

Рон, застигнутый врасплох, промямлил:

— Э-э, оно превращает вас в кого-либо еще.

— Верно — разочарованно отрезал Снейп. Он, естественно, не дал пяти очков Гриффиндору, только взял пробирку и стал отмеривать понемногу в маленькие бумажные стаканчики. — Теперь, — проговорил он выпрямляясь, — Я разделю вас на группы по два человека. Каждый из вас выпьет по полстакана Многосущного зелья с волосом из головы другого… Нет, вам не нужно глотать волос, мисс Браун… этого количества вполне достаточно, чтобы превратить вас в вашего партнера точно на полчаса. Ни больше, ни меньше. Это даст вам представление о том как должно работать это зелье. Завтра вы попробуете сварить его самостоятельно и затем выпьете. В общем, я вас предупреждаю, — сказал Снейп, глядя на Невилла, — что ошибка в приготовлении Многосущного зелья может иметь… неприятные последствия. Вы можете наполовину превратится в другого человека, а наполовину остаться собой, и никогда не сможете вернуть себе нормальный облик.

Невилл пискнул.

— Хорошо, — сказал Снейп, — Мисс Патил и мисс Браун, подойдите ко мне, — и Лавендер и Парвати подошли к столу, взяли стакан Многосущного зелья и сели за парту, хихикая. Снейп быстро поставил Гойла с Краббом, а Невилла с Панси Паркинсон (которая бросила тоскливый взгляд на Драко, когда пересаживалась к Невиллу — если она не могла получить Драко, думала она, то она могла просто побыть им недолго) Рон был в паре с Эрмионой, а Гарри…

— Поттер, — ледяным тоном произнес Снейп, — и Малфой, подойдите сюда!

У Драко отпала челюсть, у Гарри тоже. «Нет!» сказали они в унисон.

— Я не буду Малфоем, — в ярости крикнул Гарри, но на Снейпа это не произвело впечатления.

— Быстро сюда, оба.

Малфой первым поднялся. Бросив ледяной взгляд на Гарри, он дотащился до стола, взял зелье и поплелся к парте, где сидел Гарри. Гарри взволнованно глянул на Рона и Эрмиону, которые с сочувствием смотрели на него. Рон покачал головой; Эрмиона что-то беззвучно произнесла, Гарри точно не понял что, но он знал ее довольно хорошо, чтоб догадаться, что она ему сказала: Тебе лучше сделать это Гарри, это повлияет на твои итоговые оценки.

 

* * *

 

По всему классу, ученики пили Многосущное зелье — доносились вздохи и хихиканья Лавендер и Парвати, вопль Невилла, который превратившись в гораздо большую по размеру Панси, задыхался в узкой мантии, и смех Рона и Эрмионы.

— Вот, — Драко пихнул стакан Гарри, который смотрел на него с ненавистью.

— Ну, я не отравил его, Поттер, пей.

— Я бы лучше выпил яд, чем превратился в тебя, Малфой, — процедил Гарри.

— Я тоже не мечтаю стать на полчаса таким придурком, но я же не ною, — сказал Малфой. — Или ты боишься?

Гарри отпихнул стул, и схватил стакан, в который Драко уже положил один свой серебристый волос. Он выдернул волос у себя, набрал полный рот зелья, бросил волос в стакан и отдал стакан Драко, который тут же его осушил.

Они проглотили зелье одновременно.

Драко согнулся, тяжело дыша, когда ужасное чувство, как-будто его кожа таяла, охватило его. Он выставил вперед руку, чтоб не упасть и следующая волна тошноты нахлынула когда он увидел, что его кожа превращается из бледной в смуглую, его собственные ногти (всегда прекрасно ухоженные домашними эльфами) превращаются в обгрызенные ногти Гарри. Он услышал как откуда-то сверху Гарри сказал «Ухх» и поднял голову, слезы текли из уголков его глаз, и увидел... бледное, острое лицо смотрящее на него его собственными серебристо-серыми глазами, поблескивающими из-за круглых очков Гарри. Пока он смотрел, картинка начала расплываться и он понял, что Гарри не мог ничего видеть без очков — и теперь, не мог и он.

— Дай мне твои очки, Поттер, — сказал он, и Гарри, которого била дрожь, отдал ему их.

 

* * *

 

Гарри, чувствуя себя отвратительно, посмотрел вниз на свое новое тело. В нормальной жизни он не был ниже Драко и мантия вполне подходила ему, но он чувствовал себя раздетым без очков. Он поднял голову и увидел свое лицо, уставившееся на него, белое как мел от удивления, но с легким оттенком усмешки.

— Что... что смешного? — Гарри вздрогнул, услышав голос Драко исходящий из его рта.

— Я просто думал, что действииительно очень красив» сказал Малфой голосом Гарри.

— Ты тупой козел, Малфой! — сказал Гарри бесстрастно и пошел к Рону и Эрмионе. Те были заняты тем, что смеялись друг над другом, но прекратили как только Гарри подошел и уставились на него.

— Это я, — сказал Гарри.

— Ой, Гарри! — скривила свое, Рона, лицо Эрмиона, — как ужасно ты выглядишь!

Рон покачал головой.

— Я не знаю, смогу ли говорить с тобой, пока ты такой. Это… пугает!

— Ну, вы и сами довольно глупо смотритесь, — ответил Гарри раздраженно.

— Ну вот, теперь ты и говоришь как Малфой, — сказал Рон, и Гарри, еще более раздраженный, пошел и сел обратно рядом с Драко, который скрестив руки на груди, пялился в пространство. Как только Гарри сел, Малфой пробормотал:

— Ну что, нравится быть мной, Поттер?

— Меня никто не выносит в таком виде — сказал Гарри. — Но я думаю ты привык к этому, Малфой.

Гарри сморщился, когда Малфой повернулся к нему. Было действительно тяжело смотреть на Драко и видеть собственное лицо с выражением отвращения на нем, зеленые глаза, которые он каждое утро видел в зеркале теперь наблюдавшие за ним с презрением. Если Драко и испытывал такие же мучения, то он их не выказывал.

— Помнишь, что я тебе сказал тогда в поезде, Поттер? — спросил он.

— Когда это? — сказал Гарри со скучающим видом. — Тогда, когда ты угрожал накормить меня слизняками или тогда, когда обозвал четырехглазой жабой?

Драко фыркнул.

— Тогда, когда я сказал тебе, что могу помочь, — ответил он. — В любое время, когда ты захочешь бросить этого придурка-переростка и лохматую нечистокровную, с которыми вечно болтаешься, я смогу показать как прибрать к рукам реальную власть.

— Так, дай-ка подумать — медленно сказал Гарри. — Все, подумал. Нет

Теперешние зеленые глаза Драко сверкнули злостью за очками Гарри.

— Ты уверен?

— Вполне, — проговорил Гарри с нарастающим гневом. — Можешь вычеркнуть меня из твоего рассылочного листа, Малфой, меня это не интересует.

Гарри ожидал, что Малфой скажет что-нибудь грубое в ответ, но вместо этого тот пялился на него со странным выражением.

— Что, — Гарри посмотрел вниз. — Я меняюсь обратно?

— Дело в том, — сказал Малфой, — что нет. Все уже поменялись обратно. Смотри.

Гарри посмотрел вокруг и увидел, что это так. Все возвращались на свои места в своих собственных телах. Снейп продолжил лекцию об использовании Многосущного зелья, видимо не зная, что не все ученики вернули себе обычный вид. Гарри дико посмотрел вниз на себя, затем на Драко.

— Сколько… сколько прошло времени?

— Сорок пять минут, — ответил Драко, посмотрев на свой Ролекс. — Мы должны были уже поменяться.

— Ну, и что же происходит?

Малфой покачал головой, со странной улыбкой на лице.

— Хотел бы я знать, — сказал он.

У Гарри дико забилось сердце.

— Ты что-то сделал с зельем? — прошипел он. — Малфой...

— Конечно нет, Поттер, — презрительно сказал Малфой. — Неужели ты думаешь, что я хотел...

Но Гарри уже не слушал. Он схватил Драко за мантию и дернул вперед.

— Верни меня назад! — яростно шептал он. — Сейчас же, или я набью тебе морду!

Малфой, который не привык к Магглским выражениям типа «набью тебе морду», смотрел на него в замешательстве Потом он засмеялся. Это было уже слишком для Гарри, который замахнулся и так дал Драко в челюсть, что тот упал. Его перо, котел и книги полетели следом. Гарри вскочил с места, схватил Драко за мантию и начал стучать его головой об пол.

Весь класс вскочил, чтоб посмотреть, Снейп побежал к ним, крича, чтоб они прекратили. Гарри отпустил Драко, пораженный, но Драко, видимо думая, что Гарри собирается ударить его еще, приподнялся и провел шикарный апперкот, ударив Гарри в подбородок. Гарри, который смотрел на Снейпа, был явно не готов к атаке. Он отлетел назад и врезался в стену, сильно ударившись головой о камни. Все вокруг потемнело.

 

* * *

 

Драко встал и оперся на парту, тяжело дыша. Гарри здорово ему врезал. Борясь со звоном в ушах, он посмотрел вокруг. Гарри — все еще выглядевший как Драко — распластался на каменном полу, кровь растекалась из под его головы. Драко отвернулся, чувствуя тошноту и увидел Снейпа, пытающегося удержать Рона и Эрмиону, рвущихся к нему. Пока он смотрел, Эрмиона вырвалась и бросилась к нему, хватая его за рукав.

— Гарри, — всхлипнула она. — Ты в порядке?

Драко тупо уставился на нее. Она думала, что он Гарри. Он поднял голову и увидел ошеломленные лица Гриффиндорцев, Слитеринцы хмуро смотрели на него. Они все думали, что он Гарри.

Снейп оттолкнул Эрмиону в сторону. Драко слышал как другие ученики орали на Снейпа. Гриффиндорцы кричали, что Драко первым ударил Гарри, cлитеринцы молчали.

Снейп медленно подошел к Драко и, внимательно смотря ему в лицо, сказал:

— Поттер, я жду объяснений.

Драко открыл рот, чтобы сказать «Я не Поттер, Многосущное зелье не работает, его действие должно было уже прекратиться, но не прекратилось.» Но вышло совсем не то.

— Я не знаю, Профессор, Он первый меня ударил.

То, что случилось потом Драко не очень хорошо понимал. Он шел в больничное крыло со Снейпом, который нес обмякшее тело Гарри, при виде этого Драко чувствовал себя отвратительно. Он ощупывал свое лицо, волосы, чтоб посмотреть не начал ли он превращаться обратно в себя, но нет. Ничего не происходило.

Мадам Помфри уже ждала их; она велела Снейпу положить Гарри на кровать за занавесками, куда и исчезла. Драко сидел на жестком стуле напротив Снейпа, который смотрел на него глазами полными злости.

— Если Драко умрет, — прошипел он . — Ты будешь убийцей, Поттер. Как тебе это?

Драко в шоке открыл рот, но прежде, чем он успел что-нибудь сказать, мадам Помфри появилась и покачала головой, глядя на Снейпа.

— Драко Малфой не умрет, — строго сказала она. — У него ужасная шишка на голове и скорее всего он будет без сознания до утра, но в остальном все нормально.

На лице Снейпа отразилось облегчение. Драко был тронут. Но это чувство быстро прошло, так как Снейп ткнул его пальцем в солнечное сплетение и прошептал:

— Я даже не буду снимать очки с Гриффиндора, Поттер. Я иду прямо к Дамблдору.

Он поднялся и вышел из комнаты. Мадам Помфри фыркнула.

— Я бы не стала беспокоиться, Гарри, — сказала она. — Он только тебя пугает. Дамблдор прекрасно знает каков из себя Драко Малфой. Теперь сиди спокойно. — И она начала протирать раны на его лице. — У тебя будет очень красивый синяк под глазом, Поттер, и разбитая губа. Что ты...

Но тут дверь распахнулась и в комнату влетели Эрмиона и Рон. Их лица просветлели как только они увидели Драко. Мадам Помфри повернулась, чтоб выпроводить их и Драко воспользовался моментом и заглянул к Гарри.

Это было ужасное чувство, как в одном из тех снов, когда тебе снится, что ты умер и смотришь на свое тело сверху. Гарри лежал со скрещенными руками, выглядя в точности как Драко, его светлые волосы были в крови там, где он ударился об стену. Волна тошноты подкатила к горлу и Драко отступил назад, что было очень вовремя, так как Рон и Эрмиона в этот момент чуть не сбили его с ног.

— Гарри, о Гарри — Восклицала Эрмиона. — С тобой все в порядке?

Рон был больше заинтересован в том, чтоб хлопать его по спине и поздравлять с апперкотом, которым он наградил Гарри на Алхимии. Драко позволил себе улыбнуться.

— Это было круто, да? — согласился он. — Он просто отлетел назад!

Мадам Помфри погнала их к двери, которую Рон придерживал. Драко бросил последний взгляд на Гарри. Тот не двигался.

Драко шел за Роном и Эрмионой, когда они поднимались в Гриффиндорскую башню. Рон не переставал болтать на тему как все Гриффиндорцы будут рады, что Гарри почти убил Малфоя на Алхимии.

— Фред и Джордж просто потрясены, — сказал Рон. — Они ненавидят этого слизняка, он никогда не играет в Квиддитч честно.

— Не больше чем они! — воскликнул Малфой в негодовании, потом он заткнул рот рукой, чтоб не ляпнуть чего еще. Но они уже дошли до портрета Толстушки и Драко стал делать вид, что у него болит голова, чтоб к нему не обратились за паролем.

— Бумсланг! — произнес Рон, и когда портрет открылся, Драко вошел в гостиную Гриффиндора. Фред и Джордж приветствовали его радостными воплями, сидя у камина. Драко в раздражении оглядел комнату — гостиная была куда более уютной, чем Слитеринская, которая была холодной и имела тенденцию протекать зимой. Он абсолютно точно должен пожаловаться отцу, когда вернет свое тело назад. Он медленно прошел за Роном и Эрмионой к камину — он терпеть не мог Фреда и Джорджа, не только потому что они всегда отбивали в него Бладжеры во время матчей, но и потому что они были просто невыносимы с тех пор как открыли магазин приколов с заказом товаров по почте, капитал которого составлял теперь около ста галеонов.

— Гарри! — завопил Джордж, изо всех сил шлепая Драко по спине. — Слышал ты отделал Малфоя на Алхимии, отличная работа!

— Он давно на это напрашивался, — поддержал его Фред.

— Жаль, что ты его совсем не убил, — сказал Джордж.

Драко почувствовал прилив злости, но понимая, что если он сейчас достанет волшебную палочку и попробует проклясть близнецов какими-нибудь прыщами, то провалит все. И он попытался успокоиться сделав пару глубоких вдохов. Вдруг в его ладонь легла маленькая ручка и, подняв голову, он увидел Эрмиону, с волнением смотрящую на него.

— С тобой все в порядке, Гарри? Ты выглядишь так, как-будто тебе трудно дышать, — сказала она.

— Голова… болит — с трудом пробормотал Драко и упал в кресло.

— Не твой шрам? — спросил Рон, зеленея. — Ведь шрам не болит?

— Нет, идиот, — сквозь зубы сказал Драко, — только голова, там где этот придурок Гар... где Драко ударил ее об пол.

— Так почему он на тебя накинулся? — широко открыв глаза, спросила Эрмиона.

— Потому что он подлый маленький гаденыш, почему же еще? — сказал Рон.

— Драко рассердился. Я оскорбил его мать, — коротко сказал он. — Вот он мне и врезал.

— Гарри», удивилась Эрмиона.

— Вот и правильно, Гарри, — ответил Рон, — что дал ему сдачи.

— Зачем нужно было оскорблять Малфоя? — продолжила Эрмиона. — Я думаю, тебе должно быть его жаль.

— Жаль его?! — взорвался Драко. — Почему это? Он богат, у него влиятельная семья, он красивый и его любят девчонки...

— У него ужасный отец, — серьезно сказала Эрмиона. — И это совершенно очевидно, что он завидует тебе, Гарри. Ты прекрасно играешь в Квиддитч, ты смелый, а он нет, помнишь тогда, в Запретном лесу, когда он убежал от Квиррела?

Драко шумно втянул воздух.

— И он ни чем не красивее тебя, Гарри, — Эрмиона избегала его взгляда.

— Но он — он блондин, — заикаясь произнес Драко.

Рон и Эрмиона уставились на него.

— Я устал, — отрезал Драко. — Я иду спать.

И пока он шел за Роном в спальню, в голове у него пробегали странные мысли. Он всегда полагал, что Поттер и его друзья ненавидят его так же как и он их. Ну, Висли-то похоже так и делал, но Эрмиона… настаивала, что они должны его пожалеть? Нечистокровная жалеет Драко Малфоя? Он в ярости сжал кулаки и захлопнул дверь спальни за собой.

— Аай! — завопил Рон от боли, дверь ударила его по носу.

— Ой! — сказал Драко. — Извини!

 

* * *

 

Эрмиона долго сидела перед зеркалом в тот вечер, одним локтем опираясь на потертую копию «Подтверждений для ведьм, которые слишком много делают» и другим на столь же потертую копию «Ведьм, которые любят Волшебников и Волшебники, которые не замечают». Она вздохнула; это было не совсем правдой, что Гарри не замечал, что она его любит. Она сказала ему об этом в прошлом месяце, когда не смогла выносить это больше. И он очень мило отреагировал, хотя и был предельно честен. Он не любил ее.

Он рассказал ей о своих чувствах к Чоу, и она ответила, что всегда знала об этом, и они посмеялись, и он сказал ей как много для него значит ее дружба, и все. У Эрмионы все еще появлялось неприятное чувство в желудке, когда думала об этом.

Но сегодня, подумала она, сегодня все по-другому, ей показалось, что Гарри смотрел на нее по-другому; так, как будто видел в первый раз. Конечно, это могло быть следствием травмы. Она закрыла лицо руками. Пожалуйста, думала она, пожалуйста пусть это не будет последствием травмы.

 

* * *

 

В больничном крыле, Гарри, который был все еще без сознания, снился кошмарный сон. Ему снилось, что он заблудился в Запретном лесу… он искал что-то… Рон был с ним, но где же Эрмиона? Он кричал во сне, и Дамблдор, который шепотом разговаривал с мадам Помфри, замолчал и обеспокоенно посмотрел на него.

— Вокруг этого мальчика много темного, — сказал он мадам Помфри, которая фыркнула с сомнением. Драко ей никогда не нравился. — Я боюсь, — сказал директор, — что когда-нибудь эта темнота завладеет им.

 

* * *

 

Душ следующим утром был, пожалуй, самым странным в жизни Драко. Он держал глаза плотно закрытыми, чтоб не увидеть Гарри голым, но когда он случайно посмотрел вниз, у него отвалилась челюсть.

— Вы только посмотрите, — сказал он, стараясь не делать этого. — Мои поздравления, Поттер.

 

* * *

 

Было странно ходить на занятия Гарри. Для Драко был большим облегчением Урок Ухода за Волшебными животными, так Гриффиндор и Слитерин были вместе на нем. Они изучали Гринделфонов: противных маленьких амфибий с большими зубастыми ртами. Когда Хагрид ушел за Флобберами, чтоб покормить Гринделфонов, Крабб и Гойл воспользовались этим; стащили жабу Невилла и держали ее над клеткой, в которой гринделфоны облизывались.

— ХА ХА, — усмехнулся Гойл, который сжимал в кулаке Тревора, пока Крабб удерживал Невилла одной рукой. — Хочешь, чтоб я скормил твою жабу этим тварям, малявка?

— Нет, пожалуйста! — умолял Невилл. — Оставьте Тревора в покое! — Невилл был практически в слезах. Драко хихикал, пока до него не дошло, что Эрмиона смотрит прямо на него. Ее взгляд был умоляющим. Ах да, вспомнил он, я — Гарри Поттер, Чудо-мальчик. Эрмиона явно ожидала, чтоб он сделал что-нибудь, и он, со вздохом, подошел к Гойлу и сказал:

— Гойл, отдай Невиллу его жабу.

Свинячьи глаза Гойла сузились.

— Заставь меня! — сказал он, сильнее сжимая Тревора. Драко привык к тому, что Гойл делает все, что ему велят, так что это потрясло его на секунду. Это может обернуться неприятностями, понял он. Он видел как Гойл голыми руками сломал автобус, Драко не хотел быть следующим.

— Гойл, — сказал он, понизив голос так, чтоб только они вдвоем могли слышать. — Ты знал, что я могу читать мысли?

Гойл тупо уставился на него.

— Это правда, — продолжал Драко. — Это волшебная сила моего шрама, — добавил он, гадая достаточно ли туп Гойл, чтоб поверить в такую чушь.

— Врёшь, — медленно выговорил Гойл, но в его маленьких глазках блеснул страх.

— Например, я могу сказать всем, что ты спишь с включенным ночником, носишь розовое нижнее белье, потому что думаешь, что это делает тебя красивым. И ты тайно влюблен в Крабба — у тебя его фотография под подушкой.

Гойл издал вопль ужаса, швырнул жабу в Драко и побежал прочь. Для такого здорового парня, он двигался с поразительной скоростью и скоро исчез из виду.

— Вот Лонгботтом, — сказал Драко, сунув Тревора Невиллу, который глядел на него с благодарностью. Малфой поймал взгляд Эрмионы; этот взгляд был полон восхищения. Никто никогда не смотрел на него так; он почувствовал себя странно, мурашки побежали по шее.

В ярости он специально наступил на ногу Шеймусу Финнигану, пока шел мимо него к Эрмионе и был рад услышать как тот вскрикнул от боли.

 

* * *

 

Мадам Помфри смотрела на спящего Драко Малфоя со смесью озабоченности и неприязни. Ей не нравился этот мальчик, но она не могла не чувствовать жалости к нему. У него явно были ужасные ночные кошмары; он махал во сне руками и кричал. Вдруг он открыл глаза и в ужасе, как ей показалось, посмотрел на нее.

— Ты проснулся! — весело сказала она.

— Что происходит? — спросил он, садясь. — Где я?

— Тихо, Драко, у тебя большая шишка на голове, тебе надо отдыхать, — сказала она, укладывая его обратно.

— Я не Драко Малфой! — закричал он, широко открывая серебристо-серые глаза. — Я не Малфой! Нет!

Мадам Помфри была в ужасе, все было гораздо хуже, чем она предполагала.

— Вот, выпей это, — сказала она, подавая ему чашку со снотворным зельем. Он глотнул и упал обратно на подушки, закрывая глаза.

Мадам Помфри встала, качая головой; все равно, что сказал Дамблдор, надо было послать сову отцу мальчика, чтобы тот приехал и забрал сына домой.

 

Глава 2. Гарри в Имении

 

После обеда у Гриффиндорцев должна была быть тренировка по Квиддитчу. Драко пришел на стадион рано и сел на солнышке, вертя в руках метлу Гарри. Всполох был хорош — даже ему пришлось признать это. Его отец отказался ему купить такой до тех пор, пока он не выиграет у Гарри в Квиддитч — что, Драко подозревал, ему не удастся сделать пока у него не будет Всполоха, который бы мог сравниться со Всполохом Гарри.

Краем глаза он заметил какое-то движение и понял, что не один на поле. Кто-то шел к нему. Это была очень красивая девочка в голубой мантии; её длинные черные волосы были заплетены в косы. Драко узнал её — она была ловцом Рейвенкло. Он как-то играл против неё в Квиддитч.

— Привет Гарри! — позвала она.

Драко помахал. Он всё ещё рассматривал Всполох. Вообще-то, он немного нервничал насчет тренировки. У Гарри был очень своеобразный стиль полета, и... хотя Драко не любил признавать это, Гарри летал лучше чем он. Его товарищи по команде могут...

Девочка села на траву рядом с ним, сбив с мысли. Драко разозлился. Он хотел провести ещё несколько мгновений наедине со Всполохом, чтоб почувствовать его.

— Гарри, Гарри, Гарри, — сказала девочка, глядя на него как на очаровательного, но немного глупого ребёнка.

— Да? Ты что-то хотела?

— Ты не приглашал меня погулять уже два дня подряд. Обычно ты бы бегал за мной везде или засыпал письмами.

— Я был занят, — ответил Драко.

— Занят? — тон девочки позволял предположить, что ещё ни один мальчик такого ей не говорил.

— Это не очень-то спокойная жизнь, быть Гарри Поттером, — продолжил Драко. — У меня уроки, плюс Квиддитч, плюс интервью с «Ежедневным пророком», куча добрых дел, которые надо сделать и зло, которое надо победить. Плюс за мной охотится безжалостный убийца, который убил моих родителей. У меня нет времени таскаться за девчонками.

Девочка смотрела на него открыв рот. Так она выглядела гораздо менее привлекательно.

— Если ты думаешь, что я буду гулять с тобой, когда ты разговариваешь со мной так, — её голос звенел от ярости,— то ты ошибаешься, Гарри Поттер!

— Хорошо, — сказал Драко — не гуляй со мной. Я знаменит, я могу гулять с любой девочкой.

С криком ярости, девочка вскочила на ноги и побежала через поле. Драко смотрел ей вслед, немного благодарный за то, что она отвлекла его от мыслей о страхе перед тренировкой.

 

* * *

 

Если бы Гарри знал, что Драко Малфой в этот момент разрушил все шансы, которые у него когда-либо были с Чоу, он был бы жутко расстроен. Но так как он крепко спал на заднем сиденьи невидимого экипажа Люция Малфоя (мадам Помфри не разрешила им телепортироваться пока мальчик был без сознания), который вёз его в имение Малфоев, то не был.

 

* * *

 

На поле для Квиддитча, Драко обнаружил, что ему не о чем беспокоиться: он получил не только плохое зрение Гарри, но и его выдающиеся навыки в Квиддитче. Он пикировал и нырял на метле, удивляясь как это легко. Когда они тренировались в игре — он легко поймал Снитч, и делал мертвые петли в воздухе пока товарищи Гарри по команде хлопали и свистели. Эрмиона, которая пришла посмотреть тренировку, тоже кричала. «Это потрясающе, Гарри!»

Драко помахал ей, и потом случилось это: не видя Эрмиону на поле, Джордж отбил Бладжер прямо вниз. Бладжер понёсся прямо к Эрмионе, которая была слишком ошеломлена, чтоб убежать.

Не раздумывая, Драко направил Всполох Гарри вниз, летя к земле со скоростью пули. Он спешил за Бладжером — он летел так быстро, что сам едва верил в это — он поравнялся с мячом почти у самой земли — обогнал его — быстро развернул метлу оказываясь между бладжером и Эрмионой — и... мяч ударил Драко прямо в живот, сбив с метлы на землю, которая была всего в трех футах.

Драко лежал неподвижно несколько секунд, пытаясь вдохнуть побольше воздуха. Он слышал как стучат по земле ноги приземляющихся Гриффиндорцев. Это команда бежала посмотреть как он.

Медленно, он поднялся на локтях — живот болел, но вроде ничего не сломано. Драко посмотрел вверх и увидел белое от шока лицо Эрмионы.

— Гарри, — сказала она, — ты же мог убиться.

Он посмотрел в другую сторону, чувствуя себя неловко, и увидел остальных ребят, подбегающих к нему. Джордж рассыпался в извинениях, Фред бил Джорджа, Анджелина, Кэти и Алисия по очереди успокаивали Эрмиону и гладили Драко по голове. В конце концов Драко заставил себя подняться.

— Ладно, — сказал Фред, который был теперь капитаном, — иди назад в замок, Гарри, с тебя волнений достаточно.

— Я провожу его, — Эрмиона вскочила на ноги.

Она, чувствуя странное волнение, болтала на протяжении всего пути в замок.

— Все говорят о том, как ты напугал Гойла на Уходе за Волшебными животными, Гарри, это было здорово! Что ты ему сказал?

Драко усмехнулся.

— Ничего, я просто пригрозил ему небольшой дуэлью... Ты же знаешь, он не силен в этом.

— Ну, это было великолепно, какое у него было лицо! А как он бежал!

Эрмиона засмеялась. Драко посмотрел на неё, и, не останавливаясь, чтоб спросить себя, что же, черт возьми, он делает, уронил Всполох и Квиддитчную мантию, обнял Эрмиону и поцеловал.

На секунду она растаяла в его объятиях. Потом она оттолкнула его «Гарри, нет!» Её глаза, с выражением абсолютного шока, смотрели на него.

Впервые в жизни Драко не нашел, что сказать.

— Ты не должен смеяться надо мной вот так, — сказала Эрмиона, слезы потекли из её глаз. — Это не честно.

— Я не смеюсь над тобой! — пробормотал Драко, найдя в себе силы заговорить.

— Это не честно, — повторила она, — Гарри, ты мой лучший друг, и я знаю, что ты чувствуешь к Чоу...

— Чоу? — недоуменно переспросил Драко. — Ловец Рейвенкло?

Эрмиона уставилась на него.

— Да, это объясняет почему она себя так вела! — воскликнул Драко, затем посмотрел на Эрмиону и весело сказал. — Слушай, я порвал с ней, Эрмиона. Она даже не...

— Гарри! — предупреждающе началa она.

Они посмотрели друг на друга. И затем Драко сделал то, чего не делал никогда раньше.

— Прости меня, Эрмиона. — Её выражение лица смягчилось и он добавил с надеждой, — я не очень хорошо себя чувствую, ээ, с тех пор как Драко ударил меня головой об пол на алхимии...

Это была не очень хорошая идея. Эрмиона повернулась к нему:

— Всё в порядке, — сказала она, направляясь к замку. — Я знаю, что ты не хотел.

Но я хотел, подумал Драко, следуя за ней, я хотел. Они были на полпути, когда он увидел бегущего к ним Рона.

— Гарри! — орал он. — Я не могу поверить, что пропустил Уход за Волшебными животными! Я слышал, ты полностью уничтожил Гойла!

— Ну уничтожил — это слишком сильно сказано, — запротестовал Драко, но он смеялся.

— Мне надо в библиотеку, — сказала Эрмиона как только они вошли в замок. — Извините! — и она побежала, не оглядываясь.

Рон с любопытством смотрел ей вслед.

— Что это с ней?

— Да волнуется из-за завтрашнего экзамена по колдовству, ты же её знаешь, — соврал Драко и почувствовал легкий укол совести.

Они поднялись в гостиную Гриффиндора, там их встретили приветственными воплями Дин Томас и Невилл Лонгботтом. Драко же был не в настроении. Он пробился к лестнице и пошёл наверх, где долго сидел глядя на фотографии родителей Гарри, которые махали ему и улыбались так, как его собственные родители никогда не делали.

 

* * *

 

Эрмиона же действительно пошла в библиотеку, но не учиться. Ей хотелось побыть одной и подумать.

Гарри поцеловал её. Она должна быть в восторге, ну или, хотя бы, просто довольной. Она затрепетала, когда он её обнял, но уже в следующую секунду ей овладело чувство, что всё это ужасная ошибка. Такого она не испытывала никогда раньше. Именно поэтому она оттолкнула Гарри. Она думала, что хорошо знает его: как он выглядит, когда только проснулся, когда устал, счастлив, боится чего-то или беспокоится; как он пахнет, обычно мылом и травой с Квиддитчного поля. Но в этот раз, когда она обвила его шею руками, он пах по другому... перцем?

Она тяжело вздохнула и положила голову на парту. Эрмиона, думала она, ты такая дура. Ты любишь Гарри вечность, имеет ли значение то, что он просто сменил одеколон?

Она встала и пошла вниз на ужин.

 

* * *

 

В этот вечер, Драко, сидя за Гриффиндорским столом между Роном и Эрмионой (которая вела себя так, как будто ничего не произошло) не чувствовал себя голодным. Он гонял еду по тарелке и слушал, как другие смеются и болтают. У него в голове роились вопросы. Почему никто не замечает, что он не Гарри?

Ясно, он не может вести себя так же как Поттер, он ненавидит Поттера, он не смог бы вести себя так, даже если б захотел. Он просто выглядит как Гарри, и все думают, что он и есть Гарри и любят его. Не только Гриффиндорцы, но и Хаффлпаффцы и ученики из Рейвенкло; ученики, имена которых Драко никогда не пытался узнать, подходили и говорили с ним. Это обескураживало.

Еще больше обескураживало то, что ему это нравилось. Казалось, что превратившись в Гарри внешне, он получил частичку Гарри внутри и не мог убить или уничтожить её. Она просто была у него в груди, заставляя его делать такие вещи, как, например, спасать жабу Невилла или Эрмиону от бладжера или... или целовать её. Он не мог поверить в то, что сделал это. Почему? Должно быть Гарри все-таки чувствовал что-то к ней, и теперь Драко тоже. Но если бы она знала... знала кто он на самом деле...

Вдруг что-то, что уже давно мелькало в дальних уголках его головы, кристаллизовалось в чёткую и болезненную мысль. Что если Гарри умер? Что если он никогда не очнется? Ему, Драко Малфою, придется вечно быть Гарри Поттером?

— Гарри, — раздался голос Эрмионы. — Что-то не так? Ты как будто за миллион миль отсюда.

Драко отодвинулся от стола и вскочил.

— Мне надо идти, — пробормотал он и побежал из зала, через холл и по ступенькам в больничное крыло. Он барабанил в запертую дверь до тех пор, пока обеспокоенная мадам Помфри не открыла. Она очень удивилась увидев его.

— Что случилось, Поттер, ты заболел?

— Я пришел... Мне надо увидеть... Малфоя, — выдохнул он, — он всё ещё без сознания?

Мадам Помфри оглядела его с подозрением.

— Ну, я думаю, что могу сказать тебе, — сказала она, — Драко больше нет с нами.

Шок, который испытал Драко, едва не сбил его с ног. Перед глазами запрыгали цветные точки и он пробормотал заплетающимся языком:

— Он... он ведь... он ведь не умер?

Мадам Помфри выглядела пораженной.

— Нет, Поттер, конечно же он не умер! — резко сказала она. — Вот уж поистине! Его отправили домой. Его отец приехал и забрал его сегодня днем. — И закрыла перед Драко дверь.

 

* * *

 

Свет, сначала мутный, затем более яркий и режущий глаза. Гарри застонал и перевернулся, открывая глаза. Он хотел сесть, но удивление приковало его к постели. Он был в спальне, в спальне, какой ещё не видел в своей жизни. Стены были отделаны необработанным камнем, потолок был таким высоким, что просто исчезал в темноте над головой, несмотря на то, что солнечный свет лился в комнату через отделанные свинцом окна в форме арок. Огромная кровать с четырьмя столбиками по краям, на которой он лежал, была покрыта черным бархатом с серебряными змеями. Кровать была единственной мебелью в комнате, не считая огромного шкафа, стоявшего у стены напротив. На шкафу красовались золотые буквы «М».

Эти буквы объясняли всё. Гарри сел, выругался вслух, смотря на свои руки — это были не его руки — длинные, бледные и незнакомые. Он потрогал лоб и не нашел шрама. В отчаянии, он вырвал у себя несколько волосинок и смотрел, как серебристые волосы упали на черное покрывало.

Он всё ещё был Драко. И что ещё хуже, он был — каким-то образом — в доме Малфоев. Должно быть он долго был без сознания, если его успели привезти сюда. В это мгновение открылась дверь, на пороге стоял Люций Малфой. Он был в чёрном, как и всегда, когда Гарри его видел. Гарри похолодел от нехорошего предчувствия.

— Итак, мальчик, — сказал Люций, подходя к кровати. — Ты знаешь кто ты, теперь?

Гарри уставился на него. Конечно, Люций не мог знать, кто он на самом деле. Если бы он знал, что в его доме находится Гарри Поттер...

— Драко Малфой, — сказал он. — Твой сын.

Люций холодно улыбнулся.

— Я так и сказал этой Помфри, что она не знает о чём говорит, — с удовлетворением заметил он. — С тобой всё в порядке. Ни один Малфой ещё не забывал, кто он такой.

Гарри посмотрел в холодные серые глаза отца Драко и ничего не сказал. В горле стоял ком.

— Ну, раз уж ты здесь, мы можем немного развлечься. — Мистер Малфой распахнул плащ, и Гарри увидел длинный серебряный меч.

Желудок неприятно сжался. Он не верит, что я Драко, подумал Гарри отчаянно, и хочет снести мне голову.

— Как насчет того, чтобы попрактиковаться в фехтовании? — продолжал Люций Малфой. — Проверить твоё мужество, мальчик?

Отлично, подумал Гарри, который никогда не пробовал фехтовать. Он верит, что я Драко и всё ещё хочет снести мне голову.

— Хорошо, отец, — сказал он, стараясь растягивать слова как Драко. Мистер Малфой нетерпеливо смотрел на него. Гарри свесил ноги с кровати и почти вскрикнул — пол казался почти ледяным. Люция видимо не беспокоило то, что сын отморозит себе пальцы ног — он быстро вышел из комнаты и Гарри, всё ещё босой, последовал за ним.

Он почти бежал за мистером Малфоем по коридору, на стенах которого висели портреты членов семьи Малфоев. Там были пара ведьм, несколько очень красивых молодых женщин — наверняка Вил (вот откуда у Малфоя его светлые волосы), бледные мужчины, которые похоже были вампирами, и неприятный волшебник верхом на огромном пауке, поводья были привязаны к его ядовитым клыкам. Фу, подумал Гарри, какая отвратительная компашка.





Читайте также:
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Роль языка в формировании личности: Это происходит потому, что любой современный язык – это сложное ...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.084 с.