Глава 9. Люций и Пожиратели Смерти





 

— Привет, отец, — сказал Драко.

Люций все еще выглядел как тот, кого заставили съесть кусочек лимона, а потом оказалось, что лимон был привязан к кирпичу.

— Драко?

— Он действительно очень на тебя похож, Люций, — глянул на Драко Волдеморт. — Особенно глаза, — он поднял палочку. — Жаль придется их выжечь.

— Господин, — отчаянно произнес Люций, поворачиваясь к Волдеморту. — Пожалуйста, поверьте мне… — На одно безумное мгновение, Драко подумал, что отец собирается просить за его жизнь. — Пожалуйста, поверьте, я ничего не знал.

— Странно, но я верю тебе, Люций, — сказал Волдеморт. — Ты всегда был настолько глуп и меня не удивляет, что ты не знал о делах твоего сына. Но это не меняет дела. Он предатель и должен умереть.

— Могу я предложить кое-что, Господин? — Спросил Люций.

— Отец, — влез Драко.

Люций проигнорировал его.

— Только быстро, — разрешил Темный Лорд.

— Заклинание Истины, — продолжил Люций. — Возможно, даже очень, что Драко знает, где сейчас настоящий Гарри Поттер…. Если это Многосущное зелье, то он должен быть поблизости…

Волдеморт холодно улыбнулся.

— Прекрасная идея. — Он опять достал палочку и направил на Драко.

— Отец… — повторил тот.

Веритас, — прошипел Темный Лорд.

Итак, второй раз в жизни, крюки впились в грудь Драко и начали раздирать ее, и он задыхался от боли и ужаса, что над ним так издеваются. Это было хуже, чем в прошлый раз, может потому, что в этот раз он сопротивлялся. Но это было бесполезно. Что бы он ни хотел сказать, когда открывал рот, он знал, что скажет только правду.

Волдеморт начал с простого.

— Как тебя зовут?

— Драко Томас Малфой.

— В честь меня, Люций? — Похвалил Волдеморт, — как забавно.

Люций глупо улыбнулся.

— Где Гарри Поттер?

Драко прикусил губу. Но никакого результата.

— Я не знаю, — с облегчением услышал он себя. Струна, которая соединяла его с Гарри, лопнула и он больше не знал, где находится Гарри.

— Почему у тебя была его внешность? Почему ты им притворялся?

— Мой отец хотел убить Эрмиону, — отвечал Драко — Я не мог ему позволить сделать это.

Люций был крайне удивлен.

— Она, правда, твоя девушка?

— Нет, — сказал Драко. — Она лучшая подруга Гарри.

— И ты счел нужным рисковать жизнью ради чьей-то лучшей подруги? — Спросил Темный Лорд. — Почему?

— Я люблю ее, — покраснел Драко. До этого он думал, что большее унижение невозможно. Оказывается, он ошибался.

— Боже, как волнующе, — сказал Волдеморт, хотя выглядел лишь чуть заинтересованным. — Почему бы тебе ни рассказать нам, юный Малфой, как ты попал в этот дом, с лучшей подругой Гарри Поттера, которую ты… любишь, и Гарри Поттером, который, видимо, притворяется тобой?

— Нет, — Драко пытался встать на колени. На лице было что-то мокрое; когда он поднял руку, чтобы вытереть это, его рука стала красной. Кровь. Он прокусил губу. — Нет.

Но поднятся Драко не смог. Боль в груди была слишком сильной, как и чувство, что тебя разрывают пополам. Он упал на пол.

— Отец, — услышал он свой голос, и содрогнулся от того, как по-детски он звучал, — отец, пожалуйста.

Люций неловко повернулся.

— Может Вам стоит повторить заклятие снова, Господин?

— В самом деле. — Волдеморт так и сделал.

 

* * *

 

Они были почти у самых ступеней, ведущих наверх в кабинет, когда Гарри громко вскрикнул. Эрмиона с удивлением развернулась.

— Гарри, — позвала она. — Ты уверен, что с тобой все в порядке…?

Его ответ она не разобрала. Он согнулся как от боли, и темным комом рухнул на пол, закрыв лицо руками. Она подбежала к нему, и он поднял голову.

— Эрмиона? Это ты?

Она уже собиралась раздраженно что-то сказать, когда свет ее палочки упал ему на лицо. И вместо ответа у нее вырвался крик. Она зажала рот ладонью и уставилась на него.

— Гарри, — наконец выдохнула она. — Это ты.

— Конечно это я, — раздраженно ответил он. — Ты что, надеялась увидеть Люция? Аа, проехали.

— Заткнись, — сказала она. — Я серьезно, Гарри, это действительно ты… ты вернулся, понимаешь?

Это было так. Растрепанные черные волосы, зеленые глаза, шрам-молния и все остальное. Он отнял ладони от лица и слегка улыбнулся.

— Я вроде понял это. Эта кошмарная боль и то, что я опять ничего не вижу.

Эрмиона не могла оторвать взгляд от него. Было так странно видеть его лицо как ЕГО лицо опять; знакомые черты вновь оживали, обретя ту душу, что принадлежала им всегда. Она смотрела на него в абсолютном молчании.

Наконец она сказала.

— Теперь ведь уже так не больно, да?

Он покачал головой.

— Нет, но… — он не договорил. — Хорошо бы я мог снова видеть.

Эрмиона встала рядом с ним на колени.

— Я могу вылечить твои глаза, Гарри. Хочешь?

Мгновение он молчал, кусая губу. Затем неохотно сказал:

— Думаю, да.

Девочка знала, почему Гарри никому не разрешал исправлять его зрение: это было его изюминкой — что-то вроде знака Гарри Поттера. И, нравилось ему в очках или нет, но если бы он от них избавился, то Ведьмовский Еженедельник тут же пожинал бы лавры сплетен. Они уже насочиняли историй о том, как он стрижет волосы (в ванной, сам, маникюрными ножницами) и где он берет свою одежду («Я просто позволяю Хагриду выбирать ее для меня»). Если он еще избавится и от очков, то там, наверняка, появятся заголовки типа «ГАРРИ ПОТТЕР СЛИШКОМ ТЩЕСЛАВЕН, ЧТОБЫ НОСИТЬ ОЧКИ»; «МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ, СЛИШКОМ МНОГО ВООБРАЖАЕТ?», а Гарри ненавидел подобные вещи.

— Это только на время, — мягко произнесла Эрмиона. — Корректирующее заклятие. Пока мы не найдем твои очки.

— Хорошо, — он закрыл глаза.

Она вынула палочку и коснулась кончиком его век. Затем она нагнулась вперед и прижалы пальцы к его вискам.

— Сиди тихо, — посоветовала Эрмиона, и он взял ее за запястья, чтобы сидеть спокойно. — Окулус!

Гарри подскочил, как будто его ударили и открыл глаза. Улыбка медленно расползлась на его лице.

— Привет, — сказал. — Спасибо, Эрмиона.

 

* * *

 

Прошло лишь пятнадцать минут, в течение которых Волдеморт издевался над ним, но Драко они показались часами. Он сумел отвлечь себя и как издалека слушал свой голос, рассказывавщий все его отцу и Темному Лорду — от того момента, когда он превратился в Гарри, до последнего предположения, что Гарри находится в подземелье, спасает Сириуса.

Когда ему больше нечего было сказать, Волдеморт снял заклятие Истины. Облегчение было сильным, но таким же было и растущее чувство вины.

— Ну, — услышал он своего отца, — может нам стоит поискать Поттера внизу, Господин?

— Нет, не нужно, — Волдеморт был доволен. — Нам надо только ждать. Гарри Поттер сам придет к нам. Он придет за твоим сыном.

Люций колебался.

— Но Милорд… они даже не друзья, Драко говорил…

Волдеморт покачал головой.

— Я знаю Гарри Поттера. — сказал он. — Он такой же, как его отец. Он придет за твоим сыном, Люций. Я гарантирую.

 

* * *

 

Когда они поднялись к кабинету, Сириус уже ждал их там в своем собачьем обличье. Гарри открыл рот, чтобы что-то сказать, но Сириус покачал головой и показал, чтобы они шли за ним. Они бежали за ним через холл к кабинету Люция и через дверь, которую Сириус открыл лапой.

Нарцисса сидела за столом Люция так же, как когда Сириус нашел ее здесь, только она положила голову на руки и горько плакала.

Сириус превратился в человека так быстро, что раздался хлопок. Он мотнул головой в сторону Нарциссы.

— Я должен все ей рассказать, — тихо сказал он Гарри и Эрмионе. — Она очень расстроена. — Он посмотрел на Гарри. — Ты вернулся? Я так и думал.

Гарри был удивлен.

— Почему ты так думал?

Сириус топнул ногой, выглядел он несчастным.

— Волдеморт уже здесь, — сказал он, глядя на Эрмиону. — Он здесь, чтобы найти Гарри…

Сириус вздохнул.

— Ну, я имею в виду, он бы сразу понял, что Драко не ты, ведь так? Он наверняка снял заклятие.

Эрмионы была шокирована и обеспокоена; Гарри, как обычно, не выказал удивления, только покорность судьбе.

— Я думаю, такое могло случиться, — тихо произнес он. — Мой шрам уже болит почти час.

Эрмиона была в ярости.

— Почему ты не сказал мне?

Гарри раздраженно глянул на нее и она вспомнила, что час назад, она и Гарри целовались в подземелье, после чего она послала его с большой страстью. Видимо это не показалось ему удобным временем, чтобы сообщить о боли.

— Ой, — покраснела она. — Извини.

Гарри повернулся к Сириусу.

— Ты думаешь, Драко в порядке? — Он нервно посмотрел на Нарциссу и понизил голос — Думаешь, он жив?

Сириус пожал плечами.

— Не знаю. Темный Лорд мог убить его в припадке ярости. Но в то же время, Драко — сын его самого близкого и могущественного Пожирателя Смерти. Если Драко сможет их убедить, что действовал под влиянием Многосущного зелья… если он расскажет Лорду о тебе…

— Он не сделает этого, — резко перебила его Эрмиона.

— Может и нет, — осторожно сказал Сириус. Но ни он, ни Гарри не осмелились посмотреть ей в глаза.

— С Нарциссой все будет хорошо? — В конце концов, нарушил молчание Гарри.

— Надеюсь, — сказал Сириус. — Люций… — Сириус произнес это имя с особенной ненавистью. — Люций держал ее под разными заклятиями так долго: Принуждающее заклятие, иногда заклятие Империус. Ей запрещено иметь волшебную палочку, запрещено лгать ему, под страхом смерти запрещено произносить имя Люция, на случай если она захочет использовать его в проклятии.

Эрмиона покачала головой.

— Не было бы легче просто женится на той, которой он нравился?

— Люди, такие как Люций, не делают вещи только потому, что это легко. — Горько ответил Сириус. — Они делают все, чтобы показать насколько они могущественны. Люций хотел жениться на самой красивой девушке в школе. И женился.

— Его надо посадить в Азкабан, — зло сказала Эрмиона.

— А нам надо спасать Драко, — добавил Гарри.

Эрмиона передернулась.

— Мне надо встретиться с ним, — хмуро сказал Гарри.

— И что дальше, Гарри?

— Я поменяю себя на Драко.

— Ну да, — разозлилась Эрмиона, — потому что Волдеморт известен тем, что твердо держит слово.

— Я думаю, Эрмиона имеет в виду, что он все равно убьет тебя. Вообще, я думаю, что он ждет, что ты именно так и поступишь.

— Ну, мы все равно не можем оставить его Люцию и Волдеморту, — протестовал Гарри, — и Пожирателям Смерти.

— Пожиратели Смерти не с ними, — произнес слабый голос. Это была Нарцисса, теперь сидевшая и вытиравшая глаза. — Они внизу, в бальном зале, готовят заклятие Мучения.

Сириус сел рядом с Нациссой и обнял ее за плечи.

— Ничего, — сказал он, — с ним все будет хорошо. — Но голос его звучал неуверенно.

Гарри посмотрел на Эрмиону, ища поддержки, но та задумалась. Она прошла к шкафу и взяла толстую зеленую книгу — Эпициклическое Совершенствование Волшебства.

Сириус повернулся и посмотрел на нее.

— Эрмиона, что ты делаешь?

— Ш-ш-ш, — Гарри приложил палец к губам, — пусть.

Эрмиона быстро листала страницы.

— Я подумала… может… если бы мы смогли… Это было бы…

Сириус был в замешательстве. Нарцисса тоже. Но Гарри просто стоял и смотрел как она читала и пытался не шуметь. Наконец, она отложила книгу и повернулась к Сириусу.

— У меня идея!

Сириус с сомнением смотрел на нее.

— Это хорошо, — заверил его Гарри. — У Эрмионы замечательные идеи.

— Но будет нужна Ваша помощь, Нарцисса, — добавила Эрмиона.

Теперь даже Гарри засомневался. Но Нарцисса выпрямилась на стуле.

— Что мне надо делать?

 

* * *

 

Волдеморт приказал Люцию смотреть за сыном, а сам подошел к окну. Это оставило Драко наедине с отцом. Если Драко ждал, что Люций будет извиняться за то, что причинил сыну боль, то он был разочарован. Малфой-старший просто посмотрел на сына и сказал:

— Ты огорчил меня, мальчик.

Несмотря ни на что, Драко был впечатлен тем, что его отец абсолютно не испытывает угрызений совести. Это перехватывало дыхание.

— Может тебе надо было лучше учить меня, — предложил он.

Люций нахмурился.

— Твое чувство юмора тебе не поможет. Если бы ты выказал немного раскаяния в содеянном, то Темный Лорд простил бы тебя. Он возлагал на тебя большие надежды, Драко. Он может быть снисходительным. И если ты, правда, действовал пoд влиянием Многосущного зелья…

Драко покачал головой.

— Боюсь, я снова разочарую тебя, отец, — сказал он. — У меня нет никакого желания присоединиться к Темному Лорду. Я не вижу в нем того, что видишь ты. Не очень стабилен и не слишком красив, — добавил он, подумав.

— Не знаю, чего ты пытаешься добиться, не слушаясь меня, Драко, — сказал Люций раздраженно как обычный отец, обнаруживший, что его сын-подросток взял машину и въехал на ней в столб.

— Если ты сам не знаешь, отец, — холодно произнес Драко, — то и я не буду тебе объяснять.

— А если ты не прекратишь вести себя так, — голос Люция был ледяным, — то я больше не буду твоим отцом.

После этого они сидели в молчании.

 

* * *

 

Гарри, Эрмиона и Сириус нервно бродили по кабинету, не глядя друг на друга. Нарциссы не было уже пять минут. Когда дверь, наконец, открылась и Нарцисса вошла в комнату, неся большой завернутый предмет, Сириус был так рад, что несколько раз превратился в собаку, а потом обратно в человека.

— Остановись, Сириус, — сказал Гарри, хотя был видно, что и он рад. — Слишком много волнения вредно для тебя.

Нарцисса положила сверток на стол и отошла. Остальные сгрудились вокруг стола.

— Я сказала, что отнесу это Люцию, — голос Нарциссы звучал почти довольно. — Чем больше я сопротивляюсь, тем легче это дается. Я думаю, что могу называть его по имени.

Гарри, Эрмиона и Сириус отпрянули.

— Но не буду, — добавила она.

Эрмиона рванула назад к столу и развернула предмет. Все шумно вздохнули. Огромная металлическая рука лежала перед ней, ужасная и уродливая. Каждый из семи пальцев заканчивался лезвием, и вся поверхность руки была покрыта гротескными изображениями Знака Мрака. Несмотря на то, что она была пустой внутри, рука выглядела тяжелой.

Гарри смотрел на нее с отвращением.

— Это рука Мучения?

— Ужасная, правда? — кивнула Эрмиона.

— Ну, хороша она тем, что Волдеморт не сможет заставить Драко использовать ее, — сказал Гарри. — Драко ни за что не будет носить такую вещь. Ну, может только, если сказать ему, что это от Армани.

— Заткнись, Гарри, — рассеянно одернула его Эрмиона. — У нас только пара минут, чтобы все сделать, пока Нарциссе не надо будет нести это Сам-Знаешь-Кому. Дайте мне поработать с ней.

 

* * *

 

Пока Эрмиона работала, Сириус потянул Нарциссу в угол.

— Ты все сделала хорошо, — говорил он ей. — Мы знаем, это тяжело для тебя…

— Я делаю это для Драко, — немного резко ответила она.

— Я знаю.

— И когда все это закончится, — продолжала Нарцисса, — ты понимаешь, что мне придется остаться здесь, правда? Я не осмелюсь уйти. Пока у отца Драко есть этот кулон…

— Но разве Люций не подумает…

Нарцисса покачала головой.

— Он никогда не подумает, что я сделала что-то против него, не по своей воле, по крайней мере, не после семнадцати лет. Но если я уйду с тобой…

— Я понимаю, — несчастно сказал Сириус.

Нарцисса улыбнулась. Это был первый раз, когда он видел ее улыбку за восемнадцать лет. Это напомнило ему о детстве.

— Все будет хорошо, Сириус, — сказала она.

— Да, может быть, — ответил он.

 

* * *

 

Если бы у него не болело так все тело, Драко бы заснул там, где лежал — на полу фехтовального зала. Он устал и едва услышал, как открылась дверь и вошла Нарцисса.

Она подошла к Люцию.

— Они просили меня принести тебе это, — и без церемоний отдала ему руку Мучения.

Люций был здорово удивлен.

— Что?… Почему?

— Гарри Поттер в замке, — абсолютно искренне сообщила ему Нарцисса. — Он сейчас идет сюда.

Это быстро разбудило Драко. Он сел и уставился на мать, которая на него даже не глянула. Происходило что-то странное, он был уверен. Ему казалось, что это не очень похоже на Пожирателей Смерти — попросить Нарциссу отнести такой могущественный и важный магический предмет Люцию без них. Если только у них не было на это причины, о которой она не упомянула.

Люция одолевали те же подозрения, но он не хотел ничего говорить перед Волдемортом. Сегодня он уже доказал Темному Лорду, что не может контролировать собственную семью, и естественно он не хотел показывать свою несостоятельность еще раз. Вместо этого он поднял левую руку и сказал в Знак Мрака:

— Червехвост. МакНейр. Идите сюда и приводите всех.

Тотчас, в комнате начали появляться телепортирующиеся Пожиратели Смерти: Червехвост, МакНейр, Забини, Розье, Паркинсон и многие другие. Люди, которых Драко знал с детства, с детьми которых играл. Никто из них не смотрел на него, сломленного и сидящего на полу в крови.

Волдеморт отвернулся от окна.

— Гарри Поттер здесь, — произнес он, разминая пальцы. — Он за дверью.

Его голос ударил Пожирателей Смерти не хуже хлыста. Они стали внимательно осматриваться. Драко увидел, как Нарцисса отошла от группы и вышла из зала через боковую дверь.

В коридоре четко раздались шаги. Двойные двери распахнулись — сначал одна половина, потом другая. Драко сжал руки, даже не сознавая этого.

Вошел Сириус в своем собачьем обличье. Стояла тишина. За ним вошла Эрмиона, очень бледная и взволнованная. И после Эрмионы — появился Гарри. Вздох пробежал по группе Пожирателей Смерти, как ветер по веткам. Гарри был еще бледнее Эрмионы, какого-то пепельного цвета, но выглядел решительно. На нем не было очков и от этого он выглядел моложе, чем на самом деле. На его руке все еще была запекшаяся кровь, и на мантии тоже: часть — его, часть — Драко.

— Я здесь, — объявил он.

Волдеморт стоял в центре круга, образованного Пожирателями Смерти и смеялся.

— И я знаю почему, — сказал он. — Ты пришел за ним, — и показал на Драко.

— Да.

— Он того не стоит, Гарри Поттер, — продолжил Волдеморт. — Что, ты думаешь, он тут делал все утро, пока ты был занят спасением своего четвероногого друга? Он рассказывал нам все. С тех пор как я снял заклятие, связывающее вас — я должен обязательно выяснить, как это было сделано, это просто гениально — он здесь пел нам очень любопытную песенку.

— Я не верю в это, — крикнула Эрмиона. — Вы лжете! Вы могли узнать, что Гарри здесь и без помощи Драко!

Волдеморт поглядел на нее своим отравляющим взглядом.

— Тебе должно быть понравилось проводить время в шкафу с юным Малфоем, раз ты так верно защищаешь его.

Краска залила лицо Эрмионы. Драко пытался поймать ее взгляд, но она не смотрела в его сторону.

— Тогда… тогда вы пытали его, — сказала она уже менее уверенно.

— Не понимаю, зачем мне пытать его ради информации, что он целовался в шкафу с глупой девчонкой. Нет, он рассказал все сам, по своему желанию.

Эрмиона промолчала, но слезы начали капать из ее глаз.

— Да какая разница, в любом случае, — сказал Волдеморт, поворачиваясь к Гарри, — у меня на руках все козыри, у тебя — ни одного. Я с трудом верю, что ты так безнадежно глуп, что пришел сюда, думая, что сможешь меня победить. Но я знаю твоего отца, мальчик… и это именно то, что он бы сделал. Вы оба больше глупые, чем храбрые.

Гарри вынул палочку.

— У меня есть это. Ты не осмелишься биться со мной на дуэли пока у меня есть это.

— Нет, — ответил Волдеморт и щелкнул пальцами. Из воздуха появились веревки и обмотали Гарри, привязывая его руку с палочкой к телу. Волдеморт подошел к нему, вынул палочку из руки и бросил ее на пол. — А теперь у тебя ее нет. — Он посмотрел задумчиво на Сириуса и Эрмиону. — Я мог бы убить твоих друзей, — мягко сказал он прямо Гарри в ухо. — Но будет гораздо интереснее позволить это сделать тебе.

Гарри ничего не сказал, только с ненавистью посмотрел на Темного Лорда.

Волдеморт еще раз щелкнул пальцами, и рука Мучения вылетела из объятий Люция и приземлилась на его ладонь. Несмотря на худобу, Темный Лорд был очень сильным. Он повертел немного руку Мучения, как будто это была палка, затем поднял руку Гарри — ту, которая не была привязана к телу — и надел на нее руку Мучения, как будто это была огромная, не по размеру, перчатка.

Гарри громко закричал. Веревки, связывающие его, упали, и он рухнул на землю, не крича больше, но корчась, как будто рука была горячей и обжигала его. Драко видел, как металл растягивается и сужается, подгоняя себя под размер руки Гарри, охватывая предплечье металлическими браслетами.

Драко сжал свою руку в приступе боли. Он не знал, что делал это, но это было так же, как у Гарри.

Наконец Гарри сел. И даже Пожиратели Смерти вздохнули. Рука Гарри стала оружием из металла и лезвий, приносящим смерть. Серебро руки Мучения распространилось по левой части его груди. Вокруг него было что-то вроде ореола черного света — анти-ореола, мерцающего и темного. Его кожа была очень бледной в этом странно свете, глаза казались мерцающими изумрудами. Он выглядел НЕчеловеком.

Драко услышал, как Эрмиона всхлипнула.

— Гарри, — сказал Темный Лорд мурлыкающим голосом. — Что ты?

— Я оружие, — голос Гарри был странно далеким. — Я твое оружие.

Темный Лорд ухмыльнулся и повернулся к Люцию.

— Я не уверен что нам даже понадобится заклятие Империус. Но лучше перестраховаться, чем жалеть потом.

Он направил палочку на Гарри:

Империо!

Гарри наклонил голову, когда луч зеленого света ударил его. Когда он поднял ее опять, его взгляд казался расфокусированным.

— Так, — произнес Волдеморт, — теперь, Гарри, направь руку на… нее. — Он показал на Эрмиону. — На твою маленькую подружку. Давай.

Гарри повернулся, поднял руку. Металлические пальцы-лезвия были сжаты в кулак, и направил ее на Эрмиону, которая смотрела на него широко открытыми глазами. Затем он сказал:

— А ты говорил, что я глупый.

Он развернулся, и теперь рука Мучения указывала на Волдеморта и кучку Пожирателей Смерти вокруг него. Гарри пошел в их сторону, медленно, как будто это требовало больших усилий.

— Знаешь, а заклятие Империус на меня не действует, — сообщил он Волдеморту. — Тебе следовало придумать что-нибудь получше, чем дать врагу смертельное оружие.

— Оно врядли смертельно для меня, — резко ответил Волдеморт. — Ты, идиот.

— Может нет, — произнес Гарри, — а может и да.

И он раскрыл ладонь.

Серебрянные лезвия разошлись, и из руки вылетел яркий сноп голубоватого света. Сила его была так велика, что Гарри отбросило назад. Драко упал на землю, когда язык голубого пламени промчался у него над головой. Сноп света ударил в стену и разбил выставочный стеклянный ящик со старинными мечами, которые с лязгом рухнули на пол.

Гарри упал на колени, но все еще направлял свет на Люция и Пожирателей Смерти. Драко видел как свет ударил в первого, затем остальных Пожирателей и услышал их крики, когда свет закрутился вокруг них, как веревки Волдеморта вокруг Гарри. Одного за другим, их сбивало с ног, включая Люция, они вопили и… исчезали.

Волдеморт исчез последним. Казалось, он держался только на силе его ненависти к Гарри. Но Гарри поднял руку и опять направил на Темного Лорда и тот тоже исчез. Голубой свет испарился вместе с ним. Гарри рухнул на пол, как подстреленный.

Драко поднялся на ноги и бросился к Гарри. Эрмиона была быстрее, и упала рядом с ним на колени. Гарри выглядел умирающим. Она схватила его уродливую металлическую руку и начала водить вдоль нее палочкой.

Драко хотел помочь и подержать руку Гарри, но Эрмиона, вся бледная и отчаявшаяся, рявкнула:

— Не трогай его!

Драко отдернул руку.

С конца Эрмиониной палочки сорвалась вспышка света, и металлическая рука Мучения исчезла. Гарри начал подергиваться. Плечи Эрмионы опустились в облегчении.

— Извини, — тихо сказала она, не глядя на Драко. — Просто — рука высасывала из него силы, она бы убила его через минуту. Я должна была ее снять.

— Это не было заклятие Мучения, — спокойно произнес Драко. Почему она на него не смотрит?

— Нет, — Эрмиона смотрела на Гарри. — Нет. Мы изменили ее. Но рука все еще опасный Превращенный объект, и его использование может убить.

Большая слеза сбежала по ее носу и упала на лицо Гарри. Он открыл глаза.

— Перестань, — хрипло сказал он.

Эрмиона улыбнулась ему. Гарри — ей.

— Ты был великолепен, Гарри, Правда!

Сириус подскочил к ним, сел рядом с Гарри и взял его за руку.

— Это было классно, правда, классно, Гарри, поздравляю!

Гарри медленно сел. Он всё ещё был бледен, но цвет возвращался в его лицо.

— Мы должны выбираться отсюда, — как бы, между прочим, сказал он, — Эрмиона, ты сказала, заклятие не постоянное?

Она покачала головой.

— Это очень сильное Вихревое заклятие вместо убийственного, которое обычно в руке Мучения, — объяснила она. — Оно не убьет их, но отправит подальше отсюда надолго. Оно разбросало их по разным местам. Я надеюсь, Волдеморт попадет в аквариум с пираньями в зоопарке, — зло добавила она.

Драко подумал, что должен сказать что-нибудь, но не был уверен, что именно. Ему, вероятно, надо поблагодарить Гарри за спасение жизни. Но Гарри и Эрмиона были заняты, улыбаясь друг другу как идиоты, а Сириус похлопывал Гарри по спине и обращаясь с ним как с героем. Ладно, признал Драко, Гарри и был героем. Хотя если бы он не притворялся Гарри, чтобы спасти жизнь Эрмионы, его собственная вряд ли нуждалась бы в спасении. Кстати, Эрмиона так и не поблагодарила его за это. Вообще-то, она даже не знала об этом.

Чувства, которые он думал, что забыл, нахлынули вновь. Ревность, ярость и гложущий страх. Ни Гарри, ни Эрмиона не смотрели на него — они думали, что он предал их — они презирали его.

— Поттер, — начал он, сунул руку в карман, вынул очки Гарри и бросил ему на колени. — Твои очки.

Гарри поглядел наверх.

— Спасибо, Малфой, — но во взгляде была настороженность.

Это только распалило гнев Драко.

— Давай, спрашивай!

— Что спрашивать? — Гарри смотрел еще более настороженно.

— Пытал ли меня Волдеморт, чтобы узнать, где ты. Тебе же интересно, так спрашивай.

— Нет, — резко сказал Эрмиона. Но ни один из них ее не слушал. Они смотрели друг на друга, зеленые глаза смотрели в серые.

— Ну, — начал Гарри, — пытал?

— Нет, — ответил Драко.

Последовало долгое молчание.

— Ты спас мне жизнь, Поттер, — сказал Драко и кивнул в сторону Эрмионы. — А я спас ее жизнь. Так что, мы квиты.

Все молчали.

— Ладно, — наконец произнес Гарри, — мы квиты.

Эрмиона переводила взгляд с одного на другого. Гарри был все еще бледен и дрожал, а Драко был так же спокоен и собран, как если бы прошел через испытание не страшнее стрижки; хотя его одежда и лицо все еще были в крови.

— Драко, — позвала она. Но он не посмотрел на нее.

— Я не хочу ничего слышать от тебя, Грейнджер, — отрезал он.

Драко наклонился и поднял свою палочку. Затем выпрямился и засунул палочку в карман — он все еще был в одежде Гарри, потрепанной мантии и все такое. Он не смотрел на Эрмиону, пока делал все это, и не видел страдания на ее лице.

— Увидимся в школе, — сказал он и пошел прочь.

Эрмиона схватила Гарри за руку.

— Гарри, он … не может уйти…

Гарри выглядел уставшим.

— Пусть идет, если хочет, Эрмиона.

Она отчаянно помотала головой.

— Мы не выберемся отсюда без него — там только на воротах семнадцать заклятий и только он знает, как снять их…

Гарри повернулся к Сириусу.

— Останови его.

Сириус превратился в собаку и прыгнул за Драко. Он толкнул его в спину, и тот упал на пол. Драко перевернулся, крича, и Сириус придавил его к земле. Гарри вскочил и, за Эрмионой, медленно подошел к ним.

— Отзови своего пса, Поттер? — Драко разглядывал Сириуса с отвращением. — Я ненавижу собак.

— Ты должен быть полюбезнее с тем, кто помогал спасать тебе жизнь, — сказал Гарри.

— Я думал, мы квиты, — ответил Драко.

— Я не это имел в виду, я о Сириусе.

— Заткнитесь оба, — оборвала их Эрмиона. — Нам надо идти. Драко… тебе придется пойти с нами, мы никогда не выберемся отсюда без тебя.

— И это моя проблема, потому что…?

К Драко вернулась его ирония, котрую Эрмиона помнила и ненавидела.

Сириус вернулся в человечье обличие, встал и резко поставил Драко на ноги.

— Я скажу, почему это твоя проблема, мой мальчик, — сказал он и щелкнул пальцами. Веревки появились из воздуха и связали руку Сириуса с рукой Драко. До того, как Драко успел отреагировать, Сириус вытащил его палочку и сунул себе в карман. — Потому что я сделаю это твоей проблемой.

Драко был зол, его глаза почернели от ярости. Он ухмыльнулся Гарри и Эрмионе. Это была противная, невеселая ухмылка.

— ТАК вы хотите играть, Ладно же.

— Почему ты просто не пойдешь с нами, потому что хочешь этого? — Спросила Эрмиона, — мы только пытались помочь тебе, ничего больше…

— Мой отец сказал, что больше не будет моим отцом, Темный Лорд хочет моей смерти, и когда я вернусь, меня наверняка исключат из школы. Если главной идеей всего этого было показать мне как отвратительно быть тобой, Поттер, тогда это сработало.

Глаза Гарри вспыхнули гневом.

— Это все вовсе не крутится вокруг тебя, Малфой, для начала.

Драко выглядел так, как будто надеялся, что Гарри это скажет.

— Конечно, нет, — хмыкнул он, — потому что все крутится только вокруг тебя, да, Поттер? Наши жизни не были бы в опасности, если бы ни ты.

— Гарри тот, кто он есть, он не виноват в этом, — голос Эрмионы дрожал.

— Может быть, и нет, — ответил Драко, — но он может не втягивать своих друзей в передряги снова и снова. Что ты будешь делать, Поттер, если подскользнешься и кто-то из них погибнет? Это просто вопрос времени, только кто это будет — Висли, Человек-Собака или Грейнджер…

— Заткнись, Малфой, — мертвым голосом произнес Гарри.

— Я не думаю, что Грейнджер требуется особое приглашение, чтобы умереть за тебя, — глаза Драко блестели, — я слышал вас, там, в туннелях: Скажи это, Гарри, скажи это…

— Заткнись, — закричала Эрмиона, и Драко засмеялся.

— Он просто пытается нас разозлить, чтобы мы его отпустили, — сказал Гарри таким же мертвым голосом. — Ну, это не сработает.

И пошел. На полпути к дверям, он остановился, нагнулся и поднял один из мечей, которые вывалились из выставочного ящика. Он засунул его за пояс, повернулся и посмотрел на остальных.

— Мы идем, — сказал он. — Сейчас.

 

* * *

 

Время было к полуночи, и небо над Имением Малфоев казалось перевернутой черной чашей с точками звезд. Земли у замка были темными, серебристыми и …смертельно опасными.

Точнее, они были бы смертельно опасными, если бы с ними не было Драко. Конечно, был он злым и мстительным, но он все еще был Малфоем и знал, как

выбраться с территории Имения. Сириус шел первым и подталкивал Драко впереди себя. Гарри и Эрмиона торопились следом. Гарри шел молча, видимо измотанный предыдущими событиями.

Они обошли несколько ловушек, включая и гнездо гигантских пауков, которое показал Драко и Сириус тут же наложил Ошеломляющее заклятие. Эрмиона чувствовала себя отвратительно. Не только потому, что они все еще были на Малфоевских землях, что само по себе ужасно, или потому что Гарри все еще выглядел бледным и усталым, и она боялась, что заклятие Мучения, даже в изменненной форме, могло причинить ему больший вред, чем они думали — но и потому, что Драко не разговаривал с ней. Она хотела поблагодарить его за спасение ее жизни, но не могла, так как он не стал бы с ней говорить. Когда она хотела подойти к нему, он отмахнулся от нее. Вообще, он заговорил с ними только раз, спросив как Нарцисса. Ни у кого из них не хватило мужества сказать ему об Эпициклическом Заклятии, даже сейчас, так что Сириус не мог рассказать ему ничего, кроме того, что Нарцисса была в порядке. Это, естественно, только больше разозлило Драко. Эрмиона продолжала поглядывать на Драко краем глаза. Как же она могла так ошибится в нем? Она была абсолютно уверена, что это не Многосущное зелье, это не могло быть Многосущное зелье… но как он смотрел на нее, говорил с ней там, в фехтовальном зале, как будто не было этой недели и он опять ненавидел ее.

Они подошли к низкому мосту над узкой речкой. Драко остановился как вкопанный. Гарри, который этого не заметил, уже собирался ступить на мост, когда Драко поймал его за рукав.

— На твоем месте, я бы не шел по нему, Поттер, — протянул он.

Гарри быстро отступил и с подозрением посмотрел на Драко.

— Почему? Что бы случилось?

— Обычная процедура, — ответил Малфой, — ты взлетел бы в воздух футов на пятьдесят и разлетелся бы по всей округе.

Гарри все еще смотрел на него, и Драко противненько ухмыльнулся. На секунду показалось, что Гарри не сдержится и даст ему в глаз. Драко вроде бы надеялся, что Гарри так и сделает, но был разочарован.

— Ясно, — Гарри глубоко вздохнул. — Значит это бомба.

— Понятия не имею, — Драко выглядел скучающим, — я не говорю по-магглски.

— Это что-то вроде Взрывающего заклятия, давай просто обойдем его, Гарри, — Эрмиона выглядела очень несчастной.

— Нет, — Гарри задумчиво разглядывал мост. — Дай ему палочку, Сириус.

Сириус смотрел на него с сомнением.

— Гарри…

— Дай ему, — Гарри повернулся к Драко. — Сними проклятие, Малфой.

— А если не сниму?

— Тогда мы все пройдем по нему и посмотрим, что выйдет, — сказал Гарри. — Ты можешь пойти первым.

Драко нахмурился. Сириус вынул палочку и снул её в руку Драко, держа его другой рукой за запястье. Драко направил палочку на мост.

Раптус регалитер.

Последовала вспышка света. Сириус забрал палочку, и они прошли по мосту, Сириус толкал Драко впереди. Ничего не произошло, и Гарри с Эрмионой последовали за ними.

Сириус почти ничего не говорил Драко с тех пор, как сообщил ему, что вывести их с земель поместья — его проблема. Теперь же он повернулся к нему и сказал:

— Что они сделали с тобой? Использовали Веритасерум?

Вопрос был внезапным и Драко споткнулся.

— Что?

— Я видел твое лицо, когда мы вошли в комнату, и только что, когда Гарри чуть не прошел по мосту, — продолжал Сириус. — Ты ни черта бы не сказал Люцию, ты слишком гордый. Ты забыл, я жил в те времена, когда Волдеморт болтался по округе, пытая людей и используя Веритасерум как Перцовое зелье. Я знаю, какой след оставляет Темная Магия. — Он взял Драко за подбородок. — Прокусил губу, да? — добавил одобрительно. — Очень хорошо.

Драко дернулся.

— Какое тебе дело?

— Мне никакого, — заметил Сириус. — Но это может много значить для них, — и он показал на Гарри и Эрмиону позади них.

— Они мне не поверят.

— А ты попробуй.

— Нет, — сказал Драко. — Они слишком легко поверили, что как только заклятие будет снято, я тут же повернусь и воткну нож им в спину, — с горечью добавил он. — Эрмиона выглядела так, как будто собиралась плюнуть на меня. Они даже не спросили.

— Ты вообщем-то и не предлагал.

— Если бы я был Гарри, — огрызнулся Драко, — она бы и не спрашивала, она бы знала.

— Ты не Гарри, — честно сказал Сириус. — Больше нет.

Драко отвернулся, чтобы Сириус не видел его лица.

— Герой Гарри, — глухо сказал он. — Ему досталась погулка домой с Эрмионой, а я закончил тем, что привязан к Человеку-Собаке.

— Тогда, послушай совета Человека-Собаки, — сказал Сириус. — Ты ничего не делаешь, чтобы улучшить свое положение. Просто скажи им правду, Малфой.

— Я не уверен Малфой ли я еще. И я уже не Гарри тоже. Я не знаю кто я.

 

* * *

 

Эрмиона уже потеряла счет времени, когда услышала, как Гарри свистнул от удивления. Она подняла глаза и увидела то, на что он смотрел — пропасть делила землю прямо перед ними. Она была узкой, не больше тридцати футов в ширину, но казалась очень и очень глубокой. Она тянулась по земле как змея. Обойти ее было невозможно.

— Это Бездонная Пропасть, — во взгляде Малфоя скользнуло беспокойство. — Или Черная Бездна, я не помню. Нет… все-таки отец говорил, что просил дизайнера





Читайте также:
Методы лингвистического анализа: Как всякая наука, лингвистика имеет свои методы...
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.101 с.