Жизнь и страдания одного тушканчика.





Мексиканский тушканчик оказался огромной редкостью, прозвонив все магазины, Вадим нашел его только в одном на самой окраине города. Только продавец предупредил, что у них необычный зверь, что совершенно не смутило Вадима. Не до капризов было. Когда он приехал в крошечный подвал, то в одной из клеток обнаружил их старого друга, которого они с Дашей уже имели честь покрасить в желтый цвет.

- Вот тебе и контроль за дикими животными, - ядовито процедил Вадим. Он был сердит на Зинаиду Карловну, поскольку, соблюдая легенду, звонил ей, интересовался судьбой их тушканчика. Лживая тетка утверждала, что тушканчик изолирован в карантин и будет отправлен в Мексику первым же самолетом.

Вадим снова купил тушканчика и повез домой. Желтая краска оказалась стойкой, можно было не подвергать зверька повторной покраске, о чем Вадим и сообщил Даше. На этот раз они были готовы к приходу контролера и настроены несколько кровожадно. Если бы Зинаида Карловна знала, что именно ее ждет, она не стала бы так спешить на вызов.

- Я открою, - с хитрым и чуть хищным оскалом сказала Саня. Она открыла дверь и, не дав контролерше вымолвить и слово из заранее заготовленной речи, заявила. – Снимите обувь, у нас не принято носить грязь с улицы, а то холера, чума, туберкулез! – Саня не очень понимала значение этих слов, но произнесла их настолько безапелляционно, что тетка послушно сняла сапоги и шубу. Без своих пушистых доспехов она оказалась щуплой и жилистой с маленькими ручками и ножками.

- Я инспектор… - начала было она, но тут в дверь снова зазвонили. Это пришла бабушка, которая не поняла, куда делась ее гениальная внучка вместе со всем ее непутевым семейством. В целом, бабушкино негодование было оправдано, ведь по давней традиции после отчетного концерта все вместе они ходили в кафе пить чай с пирожными, а тут ни ответа, ни привета.

- Это бабушка! - озарило Марусю, которая тут же побежала открывать.

При упоминании о бабушке у инспектора вытянулось лицо, их прошлая встреча еще была жива в ее памяти.

- Я инспектор… - начала Зинаида Карловна снова, но ее прервала бабушка, которая всем своим накопленным возмущением обрушилась на инспектора.

- Вот Вы мне объясните, почему я, уважаемый в городе человек, должна страдать из-за Вас?

Зинаида Карловна не чувствовала себя виновницей бабушкиных страданий, поэтому впервые в жизни не нашла, что сказать.

- Моя внучка сегодня выступала, она играла как маленький ангел, она парила над сценой, она была богиней музыки, - напирала бабушка на конролершу, потерявшею всякую способность понимать происходящее. – И вместо того, чтобы с наслаждением обсуждать каждую ноту ее великолепного концерта, я вынуждена препираться здесь с Вами!

Надо сказать, что препирательством это все назвать было сложно, потому что инспектор не вымолвила еще практически ни слова, а Вадим, проанализировав ситуацию, подумал, что в каком-то смысле даже благодарен Зинаиде Карловне за возможность не обсуждать каждую ноту Машкиного концерта.

В это время тушканчик, не отличавшийся глубоким умом и чувством такта, зашишкерился в клетке.

- Вот!!! – с откровенной радостью Зинаида Карловна бросилась к тушканчику. – Обвиняйте во всем не меня! Я спасаю всех от эпидемий! В этом доме дикий зверь неизвестной породы, который должен содержаться под особым присмотром, я его изымаю! – и она уже была готова схватить клетку, но на ее пути появился Вадим.

- А вот теперь я задам Вам, уважаемая Зинаида Карловна, один очень интересный вопрос. Как Вы думаете, где я взял этого «дикого и опасного» зверя?

- И где же вы его взяли? – упавшим голосом спросила Зинаида Карловна.

- В зоомагазине, и я на сто процентов уверен, что он не опасный и не дикий, а тот самый наш тушканчик, потому что, как Вы видите, с него не успела еще слинять желтая шерсть. Это единственный желтый тушканчик в мире, который, по Вашим словам, уже очень давно отправлен в Мексику. Вы обманщица, я Вам больше скажу, Вы аферистка!

Таких обвинений Зинаида Карловна не получала никогда, а самым страшным было то, что Вадим был совершенно прав, и отрицать было бесполезно. Она попятилась к двери, быстро надела сапоги, енотовую шубу и испарилась, более всего надеясь, что ей никогда больше не придется встречаться с этой сумасшедшей и излишне умной семейкой.

Когда за инспекторшей с грохотом закрылась дверь, настал черед бабушки возмутиться:

- Зачем вы завели эту желтую нелепицу? У Даши же аллергия!

Бабушкины слова подтвердил громкий Дашин чих. То, что она не плакала и не чихала от Виндюки, не значило, что аллергия прошла. Тушканчику, пусть даже и желтому и уже довольно любимому надо было искать другой дом.

- Мам, тебе не нужен прекрасный мексиканский тушканчик, - елейным голосом предложила Даша.

- Адских денег стоит, - признался Вадим.

- Бабулечка, забери к себе тушканчика, он такой хороший, - попытался уговорить бабушку ангел музыки Маша.

- Неееее, даже не фантазируйте, - уперлась бабушка. – У меня постоянно конференции, международные конгрессы, кто будет с тушканчиком в это время, непонятно. Я должна быть совершенно свободна от всяких животных и, желательно, от детей, но дети – это мой долг, а вот с животными постарайтесь разобраться сами.

Бабушка поняла, что ее никто не поддерживает в желании обсудить великолепную музыку и поспешила откланяться, оставив всю семью размышлять о судьбе тушканчика.

- Можно отвести его обратно в магазин, - сделал самое очевидное предположение папа Вадим. – У меня и чек сохранился. По закону о защите прав потребителей я могу вернуть любой не подошедший мне товар в течение двух недель.

- Ну уж нет, тушканчик не товар, да и искать его каждый раз в экстренной ситуации замучаемся, - резонно ответила мама Даша. – Надо его оставить, но не у нас, а у кого-то из знакомых, чтобы при случае можно было его демонстрировать и горя не знать.

Из всех знакомых, которые не стали бы задавать ненужных вопросов, были только Коля и Светочка. У Светочки была жутко строгая мама и не менее строгий папа, так что оставался только Коля.. Пока звонили Коле, пока он шел, клетку с тушканчиком поставили в прихожей подальше от мамы Даши.

Почувствовав, что опасность миновала, Виндюка выполз из шкафчика. В полутемной прихожей тушканчик немного светился, потому что Даша использовала краску с эффектом свечения, когда его красила. Виндюка подошел к клетке.

- Привет, - сказал он тушканчику.

- Это твою желтую спину я прикрываю, амиго? – тушканчик говорил со странным акцентом. – Не удивляйся, я же из Мексики, мой родной язык испанский, а русский я учу последние несколько лет.

- Как же ты попал сюда? – Виндюка не встречал еще иностранцев.

- Сюда конкретно? На розовый коврик в прихожей? О, это длинная история… Пожалуй, я начну свой печальный рассказ с самого своего рождения в трущобах Мехико.

И тушканчик, сев поудобнее, поведал о своих необыкновенных приключениях.

- При рождении я получил гордое имя Педро и был подарен маленькой девочке, которая полюбила меня без памяти, ее звали Кармелита, и мы каждый день гуляли по залитому солнцем двору с бассейном, где благоухали розы. Знаешь ли ты, амиго, как благоухают розы в полдень! Кармелита построила для меня домик из розового мрамора, где по вечерам я слышал пение цикад. Но в один миг наше счастье разрушилось! Кармелиту похитила мафия. Ты знаешь, что такое мафия, амиго? О, это страшные люди! Они украли Кармелиту, а я был свидетелем похищения, и меня бросили в клетку с дикими бродячими кошками. Они чуть не разорвали меня на тряпки, но в последнюю секунду, когда смерть уже схватила меня когтями за горло, меня спас сердобольный старик. Он отвез меня в порт, где продал морякам.

Русские моряки были добры ко мне, кормили, чем могли, но морская качка невыносима! О, амиго, знаешь ли ты, что такое морская болезнь? Я болел ею все дни, что мы были в море, и был счастлив оказаться на твердой земле. Моряки продали меня в зоомагазин, где меня часто хотели купить, ощупывали, но почему-то не брали. Детям больше нравились хомяки и кролики. И однажды в магазин ворвался мужчина, как я сейчас понимаю, он неплохой человек, но тогда я чуть не умер от страха, потому что он схватил меня, а потом женщина превратила мою нежную шерстку в этот желтый кошмар. Ты знаешь, как я был красив раньше? У меня был нежный бронзовый отлив, изысканный, породистый…

Но не это самое страшное, о нет! Когда меня покрасили, я попал к страшной женщине. Это хуже мафии, она монстр!!! Она приволокла меня в чудовищный подвал, где были десятки других животных. Все плакали, амиго, все рыдали, но она никого не слышала, она тыкала в них иголками, пичкала их таблетками, а некоторых, самых красивых, она отправляла на страшную смерть. Я случайно видел одну лису, которую превратили в неживую оболочку!!! Но я был настолько страшен и жалок, что меня не было никакого смысла превращать в чучело. Впервые я порадовался, что лишился своей красоты.

Меня продали снова в зоомагазин, откуда меня опять купил ваш Вадим. На этом пока все, но я до сих пор не могу забыть того подвала, где плакали звери и птицы. Особенно мне было жалко одного совенка, он все расспрашивал о каком-то потерянном друге. Надеюсь, что линяющую сову не отравят к токсидермисту, чучело из него вышло бы неважное…

- Совенок, - переспросил Виндюка срывающимся голосом.

- Да, уже подросток, не очень маленький, только что полетел. Крылья оперяются, уже почти не осталось пуха. Смешной такой.

Виндюка заметался по прихожей. Это же надо, дуралей совенок все-таки отправился искать Виндюку, и теперь непонятно, что с ним случилось. Какой-то ужасный подвал, чучела! Совенка надо спасать!

Когда Коля пришел за тушканчиком, Виндюка носился по всей прихожей как бешеная белка.

- Чего это с тобой? - удивленно спросил Коля.

- Совенок в беде! - только и смог сказать Виндюка. Он рыдал, стенал и, в конце концов, собрал вокруг себя все семейство.

С горем пополам удалось выяснить, что произошло, а когда ситуация немного прояснилась Маша задумчиво сказала:

- Ребята, помните, мы на прошлой неделе были в зоопарке? – все помнили и закивали головами. – Вот мне кажется, точнее я уверена, что там была новая сова, она сидела в отдельной клетке, а под клеткой была табличка, что эта сова – подарок от некого З.К.З., так вот, я почти уверена, что З.К.З. – это Зинаида Карловна Злобина!!! Вот ее визитка, она ее оставила еще в прошлый раз. И это и есть наш совенок, которого мы ищем!

- Тогда решено, - заявил Коля, который уже вытащил тушканчика из клетки и гордо посадил его на плечо. – Завтра мы идем в зоопарк спасать совенка. Виндюка, не смотри на меня с такой тоской, сегодня уже все закрыто, а нам еще нужен план, потому что просто так зверей из зоопарка не отдают.

 

Спасательная операция

Легко сказать: заберем совенка из зоопарка, но как это сделать? По сведениям тушканчика, который был близко знаком с мафией, зоопарк – это один из самых охраняемых объектов. Краж в нем не случалось за всю историю ни разу, а побег был только один, да и то непонятно, считать ли побегом самовольную прогулку кролика с детской контактной площадки. Кролик успел вернуться в тот же день, но с тех пор меры безопасности усилили многократно, повесили камеры слежения, расставили специальные датчики. Короче, выкрасть совенка из зоопарка – это тоже самое, что миллион долларов из банка.

Вадим сидел полночи и думал, к кому из знакомых можно было бы обратиться, Даша горевала, что после недавнего инцидента ее подругу Лену ни о чем просить нельзя, а вместе им не приходило ни одной светлой мысли. Девочки спали тревожно, Виндюка вообще не мог уснуть, только смотрел печальными глазами на Дашу и Вадима.

За завтраком все были в отчаянии, но их приободрили Коля с тушканчиком Педро, у которых, как оказалось, созрел прекрасный план.

- Надо изобразить, что мы из контроля за дикими животными! Тетя Даша, Вас прекрасно можно замаскировать. У моей мамы есть пушистая шуба, я ее принес. Не волнуйтесь, мама сейчас на работе, так что ничего не заметит. Так вот, Вы пойдете в дирекцию и потребуете сову обратно, потому что в ее анализах обнаружена лихорадка западного Нила! И Вам совенка, конечно же, отдадут, потому как отказать в такой просьбе невозможно!

Колина идея была отчаянной, в плане просто зияли несуразности, но другого ни у кого не было, так что Даша надела пушистую шубу Колиной мамы, нахлобучила свою старую меховую ушанку, накрасила глаза пожирнее и пострашнее, и они все вместе пошли в зоопарк.

Когда в последний раз Даша пыталась притвориться кем-то, все закончилось нехорошо, а было это еще в глубоком детстве, когда она училась классе в третьем, наверное. Она тогда пыталась выдать себя за девочку, которая заболела, и получила за это нагоняй от учителей, родителей и заболевшей девочки. То, ради чего были все эти мучения, Даша уже не помнила, но ощущение обидного провала все еще жило в ее душе.

Виндюка сидел в рюкзаке, который нес Вадим, и мысли мелькали в его голове со страшной скоростью. «Они все смогут, нужно только захотеть, а вдруг ничего не получится, а что, если случится катастрофа? Нет, это невозможно, это несправедливо!»

Спокойны были только Коля и тушканчик Педро, они привыкли к самым странным ситуациям и как никто подходили друг другу. Спасательную операцию они воспринимали исключительно как приключение.

В десять ноль ноль, как только открылись кассы, друзья вошли в зоопарк. Перед входом висела огромная табличка: «Вход со своими животными запрещен». Да какие они животные, подумали все хором. В зоопарке стаяла тишина. Зимнее утро – самое неподходящее для посещения зоопарка время. Животные угрюмо сидят в своих клетках, птицы, нахохлившись, досыпают последние минуты перед приходом визгливых детей. Даже старый верблюд в это время неумело пытается притвориться ветошью.

Клетки с совами располагались довольно далеко, пришлось пройти через лесных хищников, олений загон и угрюмых орлов. В отдельной клетке действительно сидел совенок! Виндюка высунул мордочку из рюкзака и уже хотел броситься к другу, но Вадим вовремя заметил служителя зоопарка, который подметал дорожку рядом с филинами и запихнул Виндюку в рюкзак довольно бесцеремонно.

- Твой выход, Дашка, - шепнул Вадим. Даша поежилась и пошла в наступление на служителя.

- А вот скажите мне, милейший, - почему-то именно это обращение сразу всплыло в Дашино сознании, хотя до этого она так не обращалась ни к кому. – Как я могу забрать вот эту сову?

Служитель от неожиданности даже метлу выронил.

- Это не магазин, дамочка, забрать сову нельзя, она казенная,- все-таки решил он ответить полоумной тетке в огромной шубе.

- Я прекрасно знаю, что это не магазин, я инспектор из отдела по контролю за дикими животными, и эта сова – мой подарок зоопарку, но буквально вчера я получила данные, что она жила за рекой! И теперь я вынуждена изъять птицу и изолировать ее! Директор зоопарка извещен, прощу предоставить сову немедленно.

Пока Даша вещала, она все лучше и лучше понимала, как нелепо выглядит их процессия. Ну кто же ходит забирать опасных птиц с тремя детьми? И в глазах служителя прочитывалась именно эта мысль.

- Мне распоряжений никаких не было, - сурово ответил дядька, поднял метлу и продолжил уборку. Уж каких странностей он только не встречал за свою жизнь, поэтому подчинялся только письменным приказам, в получении которых расписывался в специальном журнале.

- Вы бы хоть уточнили, это же саботаж! – подняла Даша голос в последней попытке прогнуть ситуацию.

- Саботаж – не саботаж, а никуда я не пойду, - уперся служитель.

Ребята уже поняли, что план провалился, но Виндюка отказывался сдаваться. Улучив момент, он выскользнул из рюкзака и в два прыжка оказался в клетке, без труда просочившись сквозь прутья решетки.

- Совенок, это я! – крикнул Виндюка.

Совенок обернулся на голос и сначала хотел броситься в объятья, но горько усмехнулся и отвернулся.

- Почему ты не рад мне? – спросил Виндюка упавшим голосом. Он понял, что совенок преодолел слишком многое и понял слишком многое. – Я пришел спаси тебя!

- Это я пришел спасти тебя, я начал поиски, как только научился летать, искал тебя по всему городу, я опросил всех ворон и нашел. Я видел, как тебя носят в рюкзаке, словно ты какая-то ручная зверушка, или вообще игрушка. Я хотел подлететь к тебе, но тут меня схватили. Думаю, ты знаешь, где я был, раз пришел сюда. Я не обижаюсь на тебя, просто нашей дружбы больше нет, - совенок горько вздохнул.

- Нет, не правда! Я так люблю тебя! Ты мой друг, но у меня появились и другие друзья, посмотри, они все здесь ради тебя. Люди не играют в нас, как в игрушки, они умеют дружить, честное слово! – Виндюка говорил горячо, он знал, что это правда. – Они бывают жестокими, но не все, и я прошу тебя, помоги нам спасти тебя!

Совенок посмотрел на девочек, Колю, Вадима и совершенно дикую Дашу, которая продолжала пререкаться со служителем зоопарка, и сделал маленький шажок к Виндюке.

- Прилетали мои родители, они ничего не сумели сделать. Замки слишком крепкие даже для наших клювов и когтей.

Виндюка понял, что не все потеряно, его захватила безудержная радость, от которой клетка буквально разлетелась на кусочки, совенок выпорхнул, а перед служителем зоопарка оказался гигантский красный зверь с улыбкой на мохнатой морде.

- Мама, - только и сумел вымолвить он.

Даша нашлась быстрее всех, закричала не своим голосом и побежала прочь, изображая, что за ней гонится чудовище, все последовали ее примеру, а Виндюка радостно бросился изображать вырвавшегося на свободу дикого зверя. Когда она добежали до ворот, их уже поджидала охрана, поэтому Даша изобразила полную умалишотку и пошла на второй круг, Виндюка понял, что запахло жареным, расстроился и, достигнув достаточно маленького размера, запрыгнул к Вадиму в рюкзак.

Тушканчик Педро до обморока хохотал, выглядывая из-под Колиного шарфа, глядя на изумленные лица охранников зоопарка, мимо которых пробежали ребята.

В тот день зоопарк закрыли для поисков ужасного красного чудовища, которое притаилось непонятно где. За вечерним чаем особенно приятно было смотреть новости, где давешний смотритель описывал, как монстр пробрался в клетку с совой, слопал ее, разорвал клетку в клочья, а потом погнался за маленькими детьми. Все смеялись до упаду, и только Виндюка ушел на свой розовый коврик, чтобы погрустить о совенке.

- Главное, что он на свободе, - подумал Виндюка. – Наверное, это главное.

 

 

Мы едем в Доможирку!

Решить поехать в деревню-то они решили, но со свойственной им всем некоторой рассеянностью забыли собраться, точнее, они откладывали сборы на неопределенное время, пока не настало самое что ни на есть тридцать первое декабря. Все нормальные люди в этот день обычно нарезают салаты, красиво одеваются, ставят на стол шампанское и кладут под ёлку подарки, а Вадим и Даша проснулись со смутным пониманием того, что у них нет вообще ничего. Не то что подарков, у них даже банальной банки зеленого горошка нет, а им еще ехать четыре часа по заснеженной дороге до Доможирки.

Дети и Виндюка еще спали, можно было начинать паниковать и нервничать, но нервов и паники было за последнее время слишком много, поэтому Даша с Вадимом медленно вышли на кухню, сварили кофе и в полной тишине стали его пить. Они молчали. Это и был для них самый настоящий отдых.

По мнению бабушки, так жить было нельзя, это не по правилам, не по-человечески. Если нет на столе разносолов и пирогов, то и праздник не праздник, но бабушке еще не сказали, что вообще стола может не быть, и хорошо, если они вообще сумеют вскипятить чайник. Но некоторая доля здорового аферизма жила и в Даше, и в Вадиме, так что они продолжали чинно пить кофе.

- Уже на выезде из города все и купим, - ответил Вадим на свой же вопрос. Даша, молча, кивнула.

Девочки, наслаждаясь первым днем зимних каникул, спали почти до двенадцати, неспешно поднялись, еще неспешнее позавтракали, затем стали собирать свои сумки, потом степенно и с достоинством перетаскивали все вещи в машину, так что, когда все заняли свои места и тронулись, было практически время обеда.

Виндюка подошел к машине последним, с тоcкой взглянуk на небо, не промелькнет ли тень совенка, но никого кроме ворон не было. Огромная серая большеклювая ворона сидела неподалеку и раздирала пластиковый пакет.

- Уважаемая ворона, передайте, пожалуйста, совенку, если он прилетит и будет искать некого Виндюку, что он уехал в деревню Доможирка и очень ждет его там. Если Вам не сложно, будьте так любезны, – попросил Виндюка ворону и забрался в машину.

Город весь стоял в пробках. Кто-то спешил за последними покупками, кто-то домой, кто-то в гости, казалось, что в этот момент все городские машины пришли в движение. Мимо стоящих машин люди тащили елки, свертки, коробки, пакеты, огромных плюшевых медведей и связки стеклянных шаров. Виндюка свернулся клубочком на сумках у заднего окна и то и дело вздыхал.

Саня и Маня щебетали, без умолку, вспоминая, как лихо они вызволили совенка, какое лицо было у охранников, как классно улетел совенок, короче, всё-всё, что было веселым и радостным.

- Папа, - вдруг строго обратилась к Вадиму Саша. – Вот скажи мне, это же хорошо, что мы освободили совенка?

- Отлично, - подтвердил Вадим, медленно съезжая с пешеходного перехода под недовольным взглядом старушки с ёлкой.

- А как же остальные звери? – не унималась Саня.

- А что случилось с остальными? - не очень понимал папа Вадим, плавно поворачивая в тайную лазейку, через которую можно было быстрее выехать на соседнюю улицу.

- Остальные звери остались сидеть в клетках! – возмущенно ответила Саня.

- Да, и они все там страдают, - поддержала сестру Маша. – Получается, что зоопарки – это ужасные места, где держаn животных против их воли!

- Нууууу, - протянул папа Вадим, двигаясь задним ходом из тайной лазейки, которая оказалась закрыта на ремонт дороги.

- Значит, их всех нужно освободить! – резюмировала Саша.

- Девочки, - Даша решила сначала освободить Вадима от сложных вопросов. – Зоопарки созданы для того, чтобы люди могли познакомиться с разными животными, посмотреть на то, как разнообразен животный мир, а ученые могли изучать редкие виды, чтобы суметь их сохранять. К примеру, некоторые виды животных сохранились только в зоопарках и не живут больше в дикой природе.

- Это какие же? – строго спросила Саша.

- Лошадь Прживальского – дикая лошадь. Она выжила только благодаря тому, что в неволе остались двадцать таких лошадок, а сейчас три сотни уже бегают по монгольской степи, ведут нормальный образ жизни.

- То есть зоопарк – это хорошо? – с сомнением протянула Маруся.

- У меня нет ответа на этот вопрос, - грустно ответила мама Даша. – Мне кажется, что животным, конечно, лучше на свободе, что жестоко держать огромного тигра в крошечной клетке, что белым медведям плохо летом на жаре, что выдры предпочли бы жить в реке, а не в крошечном пруду, но мы с вами никогда бы не смогли с ними встретиться.

- Так себе встреча, - парировала Саша. – Вот мы смотрели фильмы про разных животных – вот это действительно интересно, как они охотятся, как рожают деток, как ссорятся, как спасаются от врагов, а в зоопарке они просто сидят, тоскливо смотрят.

- Что ты предлагаешь? – папа Вадим уже победил пробку и подъезжал к огромному магазину.

- Я предлагаю уничтожить зоопарк! – решительно заявила Саня.

- Ура! – захлопала в ладоши Маша. – Давайте уничтожим зоопарки во всем мире!!!

- Ага, запустим в каждый зоопарк Дашку в шубе Колиной мамы, пусть все помрут от смеха, - угрюмо пошутил Вадим и припарковал машину в единственную пустую дырку на магазинной стоянке. – Предупреждаю, в магазине ад, держите нас за руки, не теряйтесь, все берем быстро, не капризничаем, подарки выбираем с толком, кукол не берем. Пошли!

Машка заметила, что Виндюка с самого утра ужасно грустный, она понимала, что он переживает из-за совенка, но старалась как-то подбодрить друга. Понятно было, что оставлять Виндюку одного в машине нельзя, с ним может случиться все, что угодно, поэтому она позвала его и тихонечко положила за пазуху куртки. Никто из взрослых и не заметил, так они были увлечены обсуждением необходимых покупок, а Саня одобрительно кивнула.

Как и предсказывал папа Вадим, в магазине творился сущий ад. Дети носились и теряли родителей, родители бегали и теряли всё, вещи валились с полок, тележки ломились от покупок, казалось, что люди выносят из магазина всё под чистую! Даша и Вадим подхватили девочек и тележки и присоединились к безумию. Виндюка наблюдал за этой круговертью и снова недоумевал: «Что они все делают? Зачем людям все эти вещи?»

- Девочки, вот это отдел игрушек выбирайте все, что хотите, мы за вами сюда вернемся через десять минут, вы отсюда ни ногой, поняли? – и родители смешались с толпой.

Полки ломились от различных игрушек, тут были все плюшевые звери мира, куклы от пупсов до барышень и обратно, машинки, конструкторы, игрушечные дома, посуда, игрушечные утюги и чайники, игрушечные инструменты, роботы и компьютерные игры… Маша растеряно смотрела на Сашу, они не знали, что захотеть. Если честно, у них было все, что только может пожелать ребенок, включая самые изысканные желания. Они уже давно не понимали, что просить в подарок. Одежды у них было столько, сколько нужно, все их желания исполнялись быстро, поэтому они потеряли способность радоваться подаркам по-настоящему.

- А что вы тут должны сделать? – тихонечко спросил Виндюка.

- Мы пытаемся выбрать себе подарок, но у нас уже все есть, - печально заметила Маша. – Единственное, о чем мы мечтали, был домашний любимец, теперь у нас есть ты, а больше, вроде, нам ничего и не надо.

Саша утвердительно закивала. На лицах в девочках читалась просто вселенская печаль.

- Так и что вы грустите? – так и не понял Виндюка.

- Но родители же хотят нам сделать подарки! – пояснила Саня. – Если мы ничего не выберем, они расстроятся, да и мы тоже, потому что нам же хочется получить на Новый год подарок.

- Вот это да… - Виндюка был потрясен. – То есть сейчас вы выберете совершенно ненужную вам вещь, чтобы порадовать родителей, которые хотят порадовать вас??? – это было так невероятно нелепо, что даже от людей такого ожидать было невозможно.

- Мы и тебе хотели сделать подарок, - задумчиво сказала Маруся.

- Знаете, что я вам посоветую? – Виндюке на ум вдруг пришла великолепная идея. – Помнишь, Саня, что вы решили делать твою выставку?

- Конечно.

- Так вот, выбери для себя красивые рамки для картин. А ты, Маша, хотела же научиться играть на флейте?

- Хотела!

- Так и попроси в подарок флейту. Мне кажется, что подарки должны быть полезными и помогать, а не лежать бесполезным грузом. Вы просто выросли из всех этих пусть даже очень хороших игрушек.

Девочки очень удивились предложению Виндюки, он, разумеется, ничего не понимал в подарках, но в его словах было много здравого смысла, так что, когда прибежали взмыленные родители, сестренки заявили, что хотят рамы и флейту.

Если бы Даша и Вадим были способны в этот момент удивляться, то они бы очень удивились, а так они понеслись в отдел рам, сложили десять рам в корзину, а потом помчались галопом в отдел музыкальных инструментов и взяли флейту. Виндюка был доволен тем, как разрешилась история с подарками, он как-то расслабился и даже вылез из Машиной куртки и заполз к ней на плечо.

Прежде чем отправиться к кассам, оставался фруктовый отдел, где народ разметал ананасы, апельсины, виноград и маракуйю, но гора роскошных яблок не уменьшалась. Виндюка впервые в жизни увидел столько яблок в одном месте, желтые «гольден», зеленые «антоновка», красные «айдаред» - и еще множество сортов, Виндюка спрыгнул с Маниного плеча и подошел к яблочной горе.

- Кто пустил в магазин с собакой? – возмущенно сказала какая-то женщина, чуть было не наехавшая на Виндюку тележкой.

- Это наш новогодний песик, - милейше улыбнулась Саня и прикрыла Виндюку спиной. Мимо промелькнул Вадим с гигантской банкой ананасов в сиропе. Тетки уже и след простыл.

Удивительно, но занятые покупками люди вообще не замечали Виндюку, если только не натыкались на него. Мало кто сердился, в основном в магазине царила атмосфера несколько ненормальной, но радости. Одна миленькая старушка подарила Виндюке конфету, а сурового вида мужчина вручил ему сушеную воблу со словами «С Новым годом, киска».

Очередь к кассам начиналась в самой глубине магазина, Даша отважно стояла, а Вадим носился и собирал все необходимое, на последнем витке он подхватил девочек и Виндюку и даже не слишком ругался. Под конец на длинный Виндюкин хвост все-таки наехали тележкой, так что перед кассиром предстала обычная, чуть всклокоченная семья с четырьмя тележками всего всякого разного.

Закончив погрузку и выехав на шоссе, Вадим посмотрел на часы, была уже половина шестого. Ну, впритык, но они успевали к Новому году все-таки оказаться в Доможирке. Они мчали вперед по заснеженному шоссе мимо уютных деревень с наряженными ёлками, мимо маленьких городков, увитых гирляндами, мимо темных лесов в свой далекий занесенный снегом домик.

 

Ездовой Виндюка.

Девочки распевали новогодние песни, Даша им подпевала, Виндюка чуть подвывал, а Вадим с каждым километром становился все мрачнее и мрачнее, потому что снег усиливался. Ехать получалось все медленнее и медленнее, девочки теряли оптимизм, Саня заклевала носом, у Мани уже тоже слипались глаза, Виндюка посапывал, свернувшись между ними на заднем сидении. Вадим сделал последний поворот по шоссе и въехал на лесную дорогу. Ночь была здесь совершенно чистой, ни фонарика, ни далекого окна не было видно, только деревья обнимали бока машины. Машина даже не ехала, а ползла, переваливаясь по неровной дороге. От тряски в багажнике что-то булькало и сыпалось. Но они самоотверженно пробирались и в конце концов показалось поле, самая ответственная часть пути. Вадим остановился, переключил какие-то рычаги, машина зарычала и двинулась на штурм поля.

Вадим напрягся, машина, как отважный бегемот, нырнула в снег, колеса жужжали, Вадим крутил рулем то вправо, то влево, машина прорывалась, цепляясь колесами, как когтями за что-то, что было под снегом.

Но вдруг что-то пошло не так, бегемотик увяз, никакие подсказки, верчения и кручения рулем не помогали, Вадим с отчаянием выругался и констатировал: «Приплыли, дальше дороги нет, придется идти пешком».

Сонные девочки вывалились в снег, над ними ярким и острым серпом сиял месяц, звезды были размером с яблоко, над полем стояла полная тишина.

- Ничего кроме своих рюкзаков сейчас не берите, - командовал Вадим. - Утром позвоним трактористу Феде, попросим его вытащить машину. Виндюка, давай, погнали!

Виндюка почувствовал себя дома, он прыгал по снегу, как огромная розовая белка, поднимая тучи легких снежинок, но это не очень радовало девочек, они еще не проснулись, как следует, и озябли на холоде после теплой машины.

Даша тоже шла, как во сне, вглядываясь вдаль, надеясь заметить свет в окне бабы Люды. Наконец, они сделали плавный поворот и оказались на вершине невысокого холма, с которого открывался вид неописуемый красоты. Над огромным снежным простором, залитым лунным светом, возвышался древний белокаменный храм с темными крытыми дранкой куполами, на крестах мягко играл свет. Домики прятались в тени храма, как маленькие дети. Вокруг каждого дома росли сады, стоящие сейчас нагие, стылые. Все кругом было торжественно и тихо, только мерцало окно в домике бабы Люды.

Идти по засыпанной снегом дороге было очень сложно, поэтому решили заглянуть к бабе Люде, проведать, как она, и передохнуть за одно. По старинной деревенской традиции дверь была открыта. Запирали здесь двери только тогда, когда уходили из дома, а если хозяева на месте, то милости просим, заходите, гости дорогие, если пропустит цепной пес, но Бобик только пару раз тявкнул, но вылезать из будки не стал. В сенях терся серый кот, повышенной пушистости по имени Василий, где-то в глубине дома гулко работал телевизор.

- Баба Люда, это я, Вадим! – крикнул Вадим зычно. Послышались скрипы и шорохи. На встречу ребятам выползло совершенно круглое существо, состоящее из множества платков и платочков.

- Родненькие мои, - заговорило существо голосом бабы Люды. – А я вот приболела немного, чай с малиновым вареньем пью. По снегу до сельского магазина не дошла, а лавка ко мне не приехала. Вот, даже хлеба в доме нет.

Баба Люда сокрушенно развела руками, похожими из-за длинного пухового платка на крылья.

- А лекарства у тебя есть? – заботливо спросила Маруся.

- Травки-то у меня есть, ничего, да это временно, только вот обидно, что Новый год через полчаса, а я вот, - и она показала на пустой стол, на котором стоял только самовар и банка с вареньем.

- Ну, это мы сейчас мигом исправим! – пообещала Даша, и они снова пошли к машине. Взрослые есть взрослые, они как что придумают, по сторонам не смотрят, а девочки еще при входе приметили санки, подмигнули друг дружке и предложили Виндюке их прокатить. А тот и рад был, просунулся в петлю веревки, захватил веревочку зубами, как заправская лошадь и весело запрыгал по снегу. От восторга он становился все больше, краснее и сильнее, санки летели все быстрее, и родители остались далеко позади. Это было так весело, что, поджидая Вадима с Дашей, Виндюка сделал несколько кругов по полю.

Девчонки хохотали и задыхались от счастья и ветра в лицо, холод перестал быть колючим, они раскраснелись, разгорячились. Вот это ездовой Виндюка!

Вадим тут же употребил Виндюку в качестве рабочей силы, согнал девиц с санок, нагрузил их поклажей и послал Виндюку к дому бабы Люды, а потом попросил вернуться. Так сделали несколько раз, пока все необходимые продукты и вещи не оказались на крыльце у бабы Люды. Та вышла из дома и в остолбенении наблюдала за пушистым длиннохвостым красным существом, носившимся с санками туда-сюда.

- Это вы что ж за зверя завели? - с недоумением спросила баба Люда, когда ребята вернулись.

- Это наш Виндюка! – гордо осветила Саня.

- А это собака или кот? Или зверь породы невиданной? – полюбопытствовала баба Люда.

- Да кто же его знает, - уклончиво ответила Даша. – Прижился, живет, хороший он, добрый, мы к нему привыкли, а выяснять его породу никому и не хочется.

Виндюка задержался в сенях, чтобы познакомиться с котом Василием, наладить контакт с местными. Кот сидел на узком подоконнике и косо посматривал на Виндюку.

- Хочу представиться, я Виндюка, - он был крайне вежливым зверем, как и все лесные звери, но коты отличаются вредным характером и страшной ревнивостью.

- Понаехали, - презрительно фыркнул кот и просочился во двор.

Виндюка удивился и почувствовал себя обиженным незаслуженно, поэтому в теплые комнаты вошло понурое желтое существо.

- Двоих сразу завели? – констатировала баба Люда. – Ну а что, и хорошо, я люблю, когда зверья много, только в дом не пускаю дальше сеней.

- Бабулечка Людочка, - Саня пустила в ход все свое обаяние. – Виндюка нам так нужен, он ничего не сломает, лапки он вытер, он такой чистенький, такой умытый, на него даже у мамы Даши нет аллергии.

- Ладно, ладно, пусть остается. Сегодня праздник, можно немного и поменять правила.

За полчаса мама Даша сделала настоящий новогодний стол: в мисочках красовались салаты, нарезанные овощи, в вазе лежали мытые фрукты, а в центре стола лежала самая настоящая огромная жареная курица, которую так любили девочки и Вадим, да и баба Люда, скинувшая половину своих платков, казалось, уже от одного вида вкусностей поправилась.

- Ну, кудесники! Ну, молодцы, спасители мои, дед морозы, снегурочки! – причитала баба Люда, обнимая всех подряд.

Ровно в двенадцать часов все подняли бокалы (взрослые с шампанским, дети – с соком, Виндюка с водой) и закричали «УРАААААА!!!!!!!» Наступил Новый год.

Кот Василий хмуро жевал копченую треску на коврике в сенях, цепной пес Бобик глодал косточки в будке, над Доможиркой плыла новогодняя ночь.

- Загадывай желание, - шепнула Маруся Виндюке. Каждый год она загадывала в Новый год желание, и оно обязательно сбывалось.





Читайте также:
Тема 5. Подряд. Возмездное оказание услуг: К адвокату на консультацию явилась Минеева и пояснила, что...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Расчет длины развертки детали: Рассмотрим ситуацию, которая нередко возникает на...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.068 с.