БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ВЫМОЩЕНА ДОРОГА В АД 12 глава





Хелен протянула руки к Таю – Эмма не винила ее. Тай выглядел маленьким и съежился, и то, как он сжимал пчелу, давало повод беспокоится за него. Она тоже хотела бы обнять его. Но он не любил, когда к нему прикасался кто либо, кроме Ливии. Он уклонился от его сводной сестры и подошел к окну. Через мгновение Эмма присоединился к нему, осторожно, чтобы оставить ему его пространство.

– Себастьян может войти и выйти из города, – сказал Тай.

– Да, но он один и он не заинтересован в нас. Кроме того, я верю, что у Конклава есть план, который обезопасит нас.

– Я тоже так думаю, пробормотал Тай, глядя вниз в окно. Он заметил: – Я просто не знаю, сработает ли он.

Эмме потребовалось время, чтобы понять, на что он показывает. Улицы были переполнены и не пешеходами. Нефилимы в обмундировании Гарда, а некоторые в снаряжении, двигались вперед и назад на улицах, неся молотки, гвозди и коробки вещей, которые заставили Эмму вытаращить глаза – ножницы и подковы, ножи и кинжалы и различного вида оружие, даже коробки чего‑то, выглядевшего как земля. Один человек принес несколько холщовых мешков, помеченные СОЛЬ.

На каждой коробке и сумке стоял штамп с символом – спиралью. Эмма видела его раньше в своем Кодексе: печать колдунов Спирального Лабиринта.

– Холодное железо, сказал Тай задумчиво. – Кованое, не нагревается, сохраняет форму. Соль, и могильная земля.

На лице Хелены было то выражение, которое бывает у взрослых, когда они знают что‑то, но не хотят этого говорить. Эмма посмотрела на тихого Тая, его серьезные серые глаза рассматривали улицу за окном. Возле него стояла Хелен, которая поднялась с кровати, в ее глазах плескалось беспокойство.

Прислали магические боеприпасы, – сказал Тай. – Из Спирального Лабиринта. А, может это идея колдунов. Это трудно узнать.

Эмма посмотрела сквозь стекло, а потом снова на Тая, который смотрел на нее сквозь свои длинные ресницы.

– Что это значит? – спросила она.

Тай улыбнулся, показывая свои редкие новые зубы:

– Это значит, что Марк написал правду, – сказал он.

Клэри не думала, что когда‑либо раньше она или Лайтвуды была так же сильно покрыты рунами, как сейчас. Она придумала их все сама, вкладывая в них всю себя, все свое стремление обезопасить их и найти маму и Люка.

Руки Джейса походили на карту: руны раскинулись по его ключицам и груди, по тыльной стороне рук. Кожа Клэри и сама выглядела для нее чужой, когда она нанесла знаки. Она вспомнила, что однажды видела парня с искусно сделанной татуировкой человеческого тела на его коже, и она подумала тогда, будто он был обернут в стекло.

В этом было что‑то похожее, подумала она, глядя на своих друзей, карабкающихся по холму в сторону темного Гарда: дорожная карта их храбрости и надежды, их грёз и желаний, нанесенная на их тела. Сумеречные охотники не всегда были самыми открытыми людьми, но их кожа была честна.

Клэри прикрывалась целебными рунами, но их не было достаточно, чтобы спасти ее легкие от боли из за вечной пыли. Она вспомнила, что сказал Джейс – они оба страдают больше, чем другие, из за высокой концентрации ангельской крови. Она остановилась, чтобы откакашляться и отвернулась, сплевывая черным. Она быстро вытерла рот рукой, прежде чем Джейс мог обернуться и заметить.

Навыки рисования Джейса, возможно, были жалкими, но его стратегия была безупречна. Они пробирались наверх, своего рода зигзагами, бросаясь от одной кучи почерневшего камня к другой. Не было никакой листвы, и камни были единственным, что обеспечивало им прикрытие.

Холм был лишен растительности, всего несколько мертвых пней виднелось здесь и там. Они встретились только одиноких Оскверненных, быстро отправив их на тот свет, кровь впитывалась в пепельную землю. Клэри вспомнил путь до Гарда в Аликанте, зеленый и прекрасный, и с ненавистью посмотрела на пустырь вокруг нее.

Воздух был жарким и тяжелым, как если бы ярко‑оранжевое солнце давило на них. Клэри присоединилась к другим позади высокой пирамиды из камней. Они наполнили свои бутылки этим утром водой из озера в пещере, и Алек распределял ее между ними, его лицо было испещрено темными полосками грязи.

– Это последняя, – сказал он и передал бутылку Изабель. Она сделала маленький глоток и передала ее Саймону, который потряс головой‑ему не нужна была вода‑и передал ее Клэри.

Джейс посмотрел на Клэри. Она видела своё отражение в его глазах, и она выглядела маленькой, бледной и грязной. Она подумала о том, как он смотрел на неё прошлой ночью.

Она почти ожидала, что он будет казаться ей другим, когда она проснулась утром, у остывших остатков костра, с его рукой в ее. Но он был все тем же, Джейсом, которого она всегда любила. И он смотрел на нее, как и всегда, как будто она была маленьким чудом, образ которого вы храните близко к своему сердцу.

Клэри набрала воды в рот и отдала бутылку Джейсу, который откинул голову назад и проглотил воду. Она посмотрела, как двигались мышцы на его горле, а затем отвернулась, прежде чем покраснела…Ладно возможно кое‑что изменилось, но у нее не было времени задумываться об этом.

– Вот и все, сказал Джейс, и бросил теперь пустой термос. Все они осматривали скал. Но воды больше не было. – Одной вещью нести меньше, добавил он, стараясь говорить весело, но его голос прозвучал сухо, как песок вокруг них.

Его губы потрескались и немного кровоточили, несмотря на его иратце. У Алека залегли тени под глазами и было нервное подергивание в левой руке. Глаза Изабель были красны от пыли, она моргнула и потерла их, когда думала, что никто не видит.

Они все выглядели весьма ужасно, подумала Клэри, возможно, за исключением Саймона, который в практически всегда выглядел одинаково. Он стоял рядом с пирамидой из камней, его пальцев слегка касались выступа на камне. – Это могилы, сказал он вдруг.

Джейс посмотрел наверх.

– Что?

– Эти груды камней – могилы. Старые. Люди пали в бою и их похоронили, покрывая тела камнями.

– Сумеречные охотники‑ сказал Алек‑Кто ещё мог умереть, спасая Гард Хилл?

Джейс дотронулся до камней кожаной перчаткой и нахмурился.

– Мы сжигаем наших умерших.

– Возможно не в этом мире, – сказала Изабель, – Здесь все по другому. Возможно, у них не было времени. Возможно, это была их последняя битва…

– Стоп, – сказал Саймон. Он замер, а его лицо стало крайне напряжённым. – Кто‑то идёт. Какие‑то люди.

– Откуда ты знаешь, что это люди? – Клэри понизила свой голос.

– Кровь‑ лаконично сказал он‑ Демоническая кровь пахнет по‑другому. Это люди, но не Нефилимы.

Джейс сделал быстрый, успокаивающий жест рукой, и все они замолчали. Он прижался спиной к груде камней и выглянул из‑за нее. Клэри видела, как его челюсть натянулась.

– Очерненные, – сказал он, понизив голос. – Пятеро.

– Прекрасное число, – заметил Алек с удивительно волчьим оскалом. Его лук оказался в его руках, Клэри едва увидела движение. Он шагнул в сторону, покидая укрытие скал и пустил стрелу.

Она увидела удивленное выражение лица Джейса‑ он не ожидал, что Алек двинется первым, а затем он выскочил из за пирамиды, бросившись вверх и вперед. Изабель вскочила вслед за ним, как кошка, и Саймон последовал за ней быстрый, безошибочный, безоружный. Это было так, словно этот мир создан для тех, кто уже мертв, подумала Клэри, а потом она услышала долгий булькающий крик, резко сократившийся.

Она потянулась за Геософором, но передумала, и извлекла кинжал из‑за оружейного пояса оружия и бросилась обходить нагромождение камней. За ним скрывалась круча. Там маячил Темный Гард, черный и разрушенный.

Четыре Сумеречных охотника, облаченных в красное, оглядывались в смятении. Одна из их компании, блондинка, растянулась на земле, из ее горла торчала стрела.

Это объясняло булькающий звук, подумала Клэри с легким головокружением, а Алек снова натянул лук и послал другую стрелу в полет. Второй мужчина, темноволосый и пузатый, отшатнулся с криком, стрела вонзилась ему в ногу; Изабель оказалась на нем в одно мгновение, ее кнут рассек ему горло.

Когда мужчина побежал, Джейс подпрыгнул и направил тело к земле, используя силу падения, чтобы швырнуть свое тело вперед. Его клинки вспыхнули, и словно ножницами, срезали голову лысого человека, чье красное снаряжение было запятнано засохшей кровью.

Кровь фонтанировала, поливая алые одежды новым слоем красного, когда обезглавленное тело повалилось на землю. Раздался вопль, и женщина, которая стояла за ним, подняла изогнутый клинок, чтобы сразиться с Джейсом; Клэри выхватила свой кинжал и кинула его вперёд. Он вонзился в лоб женщины, и та упала на землю без единого вскрика.

Последний из Оскверненных побежал, спотыкаясь, в гору. Саймон мелькнул мимо Клэри, движением слишком быстрым, чтобы увидеть, и вскочил как кошка. Оскверненный мужчина упал со вздохом ужаса, и Клэри увидела сзади над ним Саймона, бросившегося, словно змея. Раздался звук, похожий на рвущуюся бумагу.

Все они отвернулся. Через несколько долгих мгновений Саймон поднялся с неподвижным телом на руках и спустились с холма к ним. Кровь была на его рубашке, руках и лице. Он повернул лицо в сторону, кашлянул и сплюнул, выглядя довольно больным.

– Горько, – сказал он. – Кровь. На вкус как Себастьян.

Изабель выглядела такой больной, как ни разу до этого, когда она перерезала горло Темного Охотника.

– Я ненавижу его, – взорвалась она вдруг. – Себастьяна. То, что он сделал с ними, это хуже, чем убийство. Их даже больше нельзя назвать людьми. После их смерти они не могут быть похоронены в Городе Тишины. И никто не будет оплакивать их. Их уже оплакали. Если бы я любила кого‑то, и они были Обращены так же, я была бы счастлива, если б они погибли.

Она тяжела дышала. Никто не произнес ни слова. Наконец Джейс посмотрел на небо, его золотые глаза блестели на перепачканном грязью лице. – Нам лучше поторопиться, солнце заходит, и, кроме того, возможно, нас заметили. Они сняли снаряжение с тел, молча и быстро.

Было что‑то тошнотворное в их работе. То, что не казалось столь отталкивающим в игровых стратегиях, когда о них рассказывал Саймон, но что теперь оказалось очень жутким. Она убивала – демонов и Отреченных; она убила бы и Себастьяна, если б могла сделать это без ущерба для Джейса.

Но было что‑то зловещее и безжалостное, как в работе мясника, когда они разоружали и снимали одежду с тел Сумеречных, пусть даже помеченных рунами смерти и ада. Она не могла удержаться, чтобы не разглядеть лицо одного из убитых Сумеречных, мужчины с каштановыми волосами. размышляя, может ли он быть отцом Джулиана.

Она надела куртку и брюки миниатюрной женщины, но и они были слишком велики. В результате быстрой манипуляции ножом рукава и подолы были обрезаны, и ее оружейный пояс удерживал штаны. Алеку не пришлось так суетиться. Он обзавелся курткой наиболее крупного из Сумеречных, и взгромоздил на себя.

Рукава для Саймона были слишком короткими и обтягивающими. Он распорол швы на плечах, чтобы лучше двигаться. Джейс и Изабель посчастливилось покончить с одеждой, которые подходила им, хотя на Изабель можно было заметить пятна засохшей крови. Джейсу удалось выглядеть красивым в темно‑красный цвет, который ничем не раздражал.

Они спрятали тела за грудой камней и начали свой ​​путь обратно вверх по склону. Джейс был прав, солнце садилось, погружая страну в цвета огня и крови. Они ступали друг с другом, подходя все ближе и ближе к большому силуэту Темного Гарда.

Косогор вдруг выровнялся, и они оказались на плато перед крепостью. Это походило на снятое в негативе фото, наложенное на изображение. Перед мысленным взором Клэри предстал Гард ее мира, холм, покрытый деревьями и зеленью, сохранившиеся кругом сады, сияние ведьминого огня, освещающего все место. Солнце взирало на него сверху вниз в течение дня, и звезды ночью.

Здесь вершина холма была бесплодна, подметаемая довольно холодным ветром, продувающим материю украденной Клэри куртки. Горизонт представлял собой красную линию, напоминавшую перерезанное горло. Все было залито этим кровавым светом, от толпы Очерненных, которые кружили вокруг плато, до самого Темного Гарда. Теперь вблизи они могли видеть стену, обрамлявшую его, и крепкие ворота.

– Тебе лучше надеть капюшон, – произнес Джейс у нее за спиной, озаботившийся этим вопросом и натягивающий его над ее головой. – Тебя легко узнать по волосам.

– Очерненным? – уточнил Саймон, который выглядел для Клэри невероятно непривычно в красной амуниции. Она никогда не представляла Саймона в снаряжении.

– Себастьяну, – бросил коротко Джейс и натянул свой ​​капюшон. Они вынули свое оружие: хлыст Изабель блестел в красном свете, лук Алека был в его руках. Джейс устремил взгляд на Темный Гард. Клэри почти ожидала, что он что‑то скажет, выступит с речью по случаю. Он этого не сделал. Ей был виден острый угол его скулы под капюшоном, плотно сжатые челюсти. Он был готов. Все они были.

– Мы пойдем к воротам‑ сказал он и двинулся вперед.

Клэри почувствовала сильный холод, который последовал за битвой, он заставил её выпрямиться, её дыхание выровнялось. Грязь здесь была совершенно иной, она это поняла на расстоянии. В отличие от остального песка этого пустынного мира, он был сильно истоптан ногами.

Облаченный в красное воин прошел мимо нее. Смуглый, высокий и мускулистый мужчина не обращал на них никакого внимания. Он, казалось, нес дозор, как некоторые из остальных Очерненных, не нарушая установленного маршрута туда и обратно.

Белая женщина с седеющими волосами следовала за ним, отставая на несколько шагов. Клэри почувствовала, как свело её мышцы – неужели это Аматис? Но когда она подошла ближе, стало ясно, что женщина на Аматис совсем не похожа. Клэри показалось, что женщина пристально наблюдает за ними, точно также, как и Клэри за ней, и почувствовала облегчение, когда они прошли мимо.

Гард возвышался перед ними, его массивные ворота были сделаны из железа. На них был высечен рисунок руки, держащей оружие – шарообразный скептрон. Ворота были сильно повреждены годами нападений. Их поверхность были испещрена сколами и зазубринами, забрызгана ихором и чем‑то, что тревожно напоминало человеческую кровь.

Клэри подошла к воротам, Открывающая руна стояла перед её мысленным взором, но ворота широко распахнулись от её прикосновения. Она бросила удивленный взгляд на друзей. Джейс закусил губу. Она вопросительно подняла брови, но он лишь пожал плечами, словно сказав: «Пойдём вперёд. Что нам ещё остаётся?»

Они вошли. За воротами им открылся мост через узкий ров. Тьма сковала ущелье, тьма более густая, чем туман или дым. Изабель, держа наготове хлыст, первой пересекла мост, Алек последовал за ней, держа перед собой лук со стрелой.

Они уже пересекли мост вместе, когда Клэри бросила вниз случайный взгляд и невольно отпрянула: тьма выпростала конечности, длинные и тонкие как паучьи ноги, и словно наблюдала за ними блестящими желтыми глазами.

– Не смотри, – прошептал Джейс, и Клэри приковала взгляд к хлысту Изабель, что переливался золотом и сверкал впереди. Он освещал тьму, так что когда они приблизились к передним дверям здания, Джейс легко нашёл задвижку и толкнул открывшуюся дверь.

За дверью воцарилась темнота. Они оглянулись друг на друга, их словно парализовало. Клэри смотрела на остальных, пытаясь их запомнить: карие глаза Саймона, изгиб ключицы Джейса под красной курткой, выгнутая бровь Алека, обеспокоенный взгляд Изабель.

– Стоп, – сказала она себе. – Это ещё не конец. Ты увидишь их снова.

Она оглянулась. Позади моста были ворота, они были широко открыты, и там неподвижно стояли Омраченные. У Клэри возникло ощущение, что они тоже наблюдали, и все замерло в тишине и затаило дыхание в мгновение перед падением.

Сейчас. Она шагнула вперёд, в темноту; она слышала, как Джейс произнёс её имя, очень тихо, почти шёпотом. Стоило ей шагнуть за порог, как внезапный яркий свет ослепил её. Она услышала дыхание друзей, когда они приблизились, и следом за тем ощутила холодный поток воздуха, когда позади захлопнулась дверь.

Она подняла глаза. Впереди простиралось огромное помещение, размером с Зал Соглашений. Массивная лестница двумя спиралями поднималась вверх, закрученная и извилистая, два ряда ступеней располагались рядом, но не вплотную друг к другу.

Каждый был выстроен по обе стороны каменной балюстрады, и Себастьян стоял, прислонившись около одной из балюстрады, улыбаясь и смотря на них сверху вниз. Это была положительно дикая улыбка: радостная и преждевременная. Он носил безупречный алый костюм, и его волосы сияли, как железо. Он покачал головой. «Клэри, Клэри,» сказал он. «Я действительно думал, что ты гораздо умнее».

Клэри откашлялась. Отчасти, чтобы прочистить горло от пыли, отчасти от страха. Её кожа зудела, как если бы она наглоталась адреналина.

– В каком смысле, умнее? – сказала она и поморщилась от звука собственного голоса, отдающегося эхом в каменных стенах. На них не было ни гобеленов, ни картин, ничего, чтобы смягчить их грубый вид.

Она не знала, что ещё ожидать от мира демонов. Конечно же, никокого искусства.

– Мы здесь, – возразила она. – Внутри твоей крепости. И ты один против нас пятерых.

– Ох, ну конечно, – сказал он. – Я должен выглядеть удивленным? – он скривил насмешливую гримасу ложного удивления, и у Клэри всё сжалось в животе.

– Кто бы мог подумать? – насмешливо сказал он. – Как только вы заявились, то устроили гигантский пожар, потом пытались украсть артефакт, защищенный демонами, вы сделали все, кроме как начертить огромную мигающую стрелку, указывающую на ваше местоположение, я имею в виду. Не говоря уж об очевидном факте, что я узнал от Королевы, что ты придешь сюда..

Он вздохнул.

– Я всегда знал, что большинство из вас ужасно глупы. Даже Джейс, ну, ты привлекательный, но не слишком смышленый, не так ли? Может быть, если б Валентин воспитывал тебя еще несколько лет, но нет, поди дело даже не в этом. Эрондейлов всегда больше ценили за линии подбородка, нежели за интеллект. Что касается Лайтвудов, чем меньше сказано, тем лучше. Поколения идиотов. Но Клэри..

– Ты забыл меня, – прервал его Саймон.

Себастьян одарил его взглядом.

Саймона, как будто он был противным. – Ты словно испорченный пенни, сказал он. – Нудный мелкий вампир. Я убил того, кто создал тебя, ты в курсе? Я думал, вампиры должны чувствовать себя такие ​​вещи, но ты, походе, равнодушен. Ужасно черствый.

Клэри тут же почувствовала как Саймон рядом с ней застыл и вспомнила как в пещере ему стало невыносимо больно. Тогда он сказал, что его грудь словно пронзили кинжалом.

– Рафаэль, – прошептал Саймон, Алек рядом с ним заметно побледнел.

– А как же остальные? – потребовал он грубым голосом‑ Магнус, Люк…

– Наша мама‑сказала Клэри. – Даже ты не причинил бы ей боль.

Себастьян нервно ухмыльнулся:

– Она не моя мать, – сказал он, а затем пожал плечами с каким‑то чрезмерным раздражением. – Она жива, – процедил он. – Что касается колдуна и оборотня, затрудняюсь ответить.

Я не проверял их некоторое время. Маг не выглядел так уж хорошо в последний раз, когда я видел его, – добавил он, – Я не думаю, что это измерение хорошо влияет на него. Уже сейчас он может быть мертв. Но ты не может действительно ожидать от меня, что я предвижу это.

Алек поднял лук одним быстрым движением.

– Предвидь это, – сказал он и выпустил стрелу.

Выстрел был направлен прямо в Себастьяна, который совершил молниеносное движение, выхватывая стрелу из воздуха, пальцы сомкнулись вокруг нее и она еще вибрировала в его руках. Клэри услышала вдруг, как у Изабель участилось дыхание, почувствовала прилив крови и страха в ее собственных венах.

Себастьян направил острый конец стрелки на Алека, как будто он учитель, владеющий линейкой и прокудахтал в знак неодобрения. – Непослушный сказал он – Попробуйте навредить мне здесь, в моей собственной крепости, вы, в самом сердце моей власти? Как я уже сказал, ты дурак. Вы все дураки!

Он сделал резкий жест, повернул запястье, а стрелка лопнула и прозвучала, как выстрел.

Ворота в обоих концах зала распахнулись, и влетели демоны.

Клэри ожидала этого, готовилась, но то, что она увидела, было намного страшнее. Она видела множество демонов, их было так много, что можно было сравнить с наводнением, они надвигались с обеих сторон – существа, похожие на паука с толстыми, ядовитыми телами; гуманоидные монстры без кожи, с которых капала кровь; что‑то с когтями и зубами, по виду напоминающее крупных богомолов с огромными челюстями, которые были широко открыты – она чувствовала, что хочет находиться как можно дальше отсюда. Но она вынуждена быть здесь, держа в руке Хеоспорос, и смотря на своего брата.

Он встретил ее пристальный взгляд своим темным глазами, и она вспомнила мальчика из своего видения, с такими же зелеными глазами как и у нее. Она видела, что морщинка появилась между его бровей.

Он поднял руку, щелкнув пальцами.

– Остановитесь, – сказал он.

Демоны замерли, по обе стороны от Клэри и остальных. Она могла слышать резкое дыхание Джейса, чувствовала, что он прижал пальцы к руке, которую она держала за спиной. Тихий сигнал. Ее друзья были непреклонны, стоя рядом с ней.

«Моя сестра,» сказал Себастьян.

– Не трогайте ее. Приведи ее ко мне сюда. Убейте других. Он прищурился на Джейса. – Если вы сможете.

Демоны хлынули вперед. Ожерелье Изабель мигало как вспышки света, рассылая пылающие языки красного и золотого, и в огненном свете Клэри видела, как остальные повернулись, чтобы задержать демонов.

Это было ее шансом. Она развернулась и бросила к стене, чувствуя, как руна Ловкости жжется на ее руке, когда она бросилась вверх, зацепившись на большом камне левой рукой, и замахнулась вперед, попав кончиком ее стило в гранит, будто топор врезается в дерево.

Она почувствовала, как камень задрожал – на нем появились трещины, но она крепко в него вцепилась, ведя своим стило по поверхности: резко и быстро. Она отдаленно почувствовала трение и бремя. Всё, казалось, отступило – даже визг и крах борьбы, позади нее, вонь и вой демонов.

Она могла только почувствовать, как знакомые руны эхом отзывались в ней, пока она рисовала, и рисовала, и рисовала – как тут что‑то схватило ее за лодыжку и дернуло. Боль, будто выстрелила в ее ноге – она посмотрела вниз и увидела тягучее щупальце, которое было обернуто вокруг ее сапога и тащило ее вниз.

Оно тянулось от демона, который был похож массивного облысевшего попугая с взрывом щупалец из туловища, где по идее должны были быть крылья. Она сильнее вцепилась в стену, взметая свое стило вперед и назад, камень задрожал, когда черные линии въедались в него.

Давление на лодыжке увеличилось. С криком Клэри отпустила, ее стило упало, когда она сильно ударилась об землю. Она задохнулась и откатилась в сторону, когда стрела пролетела мимо ее головы и погрузилась глубоко в плоть демона.

Она подняла голову вверх и увидела Алека, потянувшегося за следующей стрелой, в то время, когда руны на стене позади нее вспыхнули, как карта небесного огня. Джейс был рядом с Алеком, с мечом в руке, не сводя глаз с Клэри.

Она кивнула. Сделай это.

Демон, который держа ее взревел; щупальце ослабило хватку и Клэри зашаталась на своих ногах. Она была не в состоянии нарисовать прямоугольную дверной проем, так что нацарапанный на стене вход сверкал рваным кругом, как открытие в туннель. В блеске она могла видеть мерцание портала – он рябил как серебряная вода.

Джейс помчался к ней и бросился в него. Она мельком увидела то, что было по ту сторону – взорванный Зал Соглашений, статую Джонатана Сумеречного охотника прежде, чем она бросилась вперед, прижимая руку к порталу, держа его открытым, так что бы Себастьян не мог закрыть его.

Джейсу понадобилось всего несколько секунд‑Она слышала Себастьяна за ней, кричашего на языке, которого она не знала. Зловоние демонов было везде; она услышала шипение и скрежет, обернулась и увидела демона подступающего к ней, он поднял хвост скорпиона. Она отступила назад, в этот же момент демон развалился на две части, металлическим кнутом Изабель орудовала как ножницами, чтобы нарезать его пополам. Вонючий ихор затопил весь пол; Саймон схватил Клэри и потащил назад, в этот же момент портал увеличился, с внезапным, ярким светом и Джейс прошел через него.

Клэри сглотнула. Никогда Джейс не был настолько похож на мстящего ангела, несущегося через тени и огонь. Его светлые волосы, казалось, горели, когда он приземлился и поднял оружие, которое держал в руке.

Это был skeptron охотника Джонатона. Шар в центре сиял. Через портал за Джейсом, перед его закрытием, Клэри увидела темные очертания летающих демонов, слышала их крики разочарования и ярости, когда они прилетели, чтобы найти пропавшее оружие, а воров нигде не было видно.

Джейс поднял skeptron, демоны вокруг них отпрянули назад. Себастьян мертвенно белый склонился над балюстрадой, сжав кулаки. Он смотрел на Джейса.

– Джонатан, – сказал он, и голос его прозвучал громко. – Джонатан, я запрещаю.

Джейс поднял skeptron ещё выше, и камень взорвался пламенем.

Он был блестящим, как будто ледяное пламя, холодное и беспощадное, свет пронизовал всю комнату. Клэри видела силуэт демона, который повернулся, прежде чем превратился в пепел. Те демоны, что были ближе к Джейсу рухнули первыми, а свет побежал через всех них как через трещину в земле. Один за другим они визжали и растворялись, оставляя лишь толстый слой серо‑черного пепела на полу.

Свет усиливался, разгорался ещё ярче. Клэри закрыла глаза, видя этот свет даже через веки. Когда она открыла их снова, почти никого не осталось: только она и ее друзья. Демоны исчезли, а Себастьян стоял бледный и растерянный на лестнице.

– Нет, – он выдавил сквозь зубы.

Джейс все еще стоял со скептроном в руке, камень стал черным и мертвым, как перегоревшая лампочка. Он посмотрел на Себастьяна, его грудь поднималась и опускалась.

– Ты думал, мы не знали, что ты будешь ожидать нас, – сказал он, – Но мы все просчитали. Он сделал шаг вперед.

– Я знаю тебя, – сказал он, затаив дыхание, его волосы были взъерошены, золотые глаза мерцали.

– Ты похитил меня, контролировал, заставлял делать все что ты хочешь, но я научился от тебя. Ты был в моей голове запомнил, я запомнил как ты думаешь, как ты планируешь, я запомнил все. Я знал что ты думаешь, что понимаешь нас, ты думал что мы не догадаемся что это ловушка, думал что мы не будем иметь плана для этого. Ты забыл. я знаю тебя. Я знаю каждый темный уголок твоего сознания, Я знаю тебя.

– Заткнись, – прошипел Себастьян. Он указал на них трясущейся рукой.

– Вы заплатите кровью за это, – сказал он, а затем повернулся и побежал вверх по ступенькам и исчез так быстро, что даже стрела Алека, летящая за ним, не смогла его догнать. Она ударилась о ступеньку, щёлкнула и на землю упали две половинки.

– Джейс, – сказала Клэри.

Она коснулась его руки. Он замер на месте.

– Джейс, когда он сказал, что мы заплатим кровью, он не имел ввиду нашей. Он имел ввиду их. Люка, Магнуса и мамы. Мы должны найти их.

– Я согласен.

Алек опустил лук; его красная куртка была разорвана в борьбе, и нарукавник на его руке был залит кровью.

– Каждая лестница ведет на другой этаж. Мы должны разделиться. Джейс, Клэри, вы берете на себя восточную лестницу; остальные возьмут другую.

Никто не протестовал. Клэри знала, что Джейс никогда бы не согласился разделится с ней, Алек никогда бы не смог оставить его сестру, или Изабель и Саймон оставить друг друга. Если они должны были разделится, то это был единственный способ.

«Джейс,» сказал Алек, снова, и на этот раз слова, вернули Джейса к реальности. Он бросил мертвый skeptron в сторону, и тот стуком упал на землю, поднял глаза и кивнул.

– Правильно, – сказал он, и дверь за ними распахнулась. Темные Сумеречные охотники в красном передач посыпались в комнату. Джейс схватил запястье Клэри и они побежали, Алек и другие побежали рядом с ними, пока они не достигли лестницы и не разделились.

Клэри, показалось, что она услышала как Саймон произнес ее имя, когда она и Джейс бросились к восточной лестнице. Она обернулась, чтобы посмотреть на него, но он исчез. Комната была полна Темных, некоторые из них подняли оружия – арбалеты, даже рогатками прицеливались. Она опустила голову и продолжала бежать.

Джиа Пенхоллоу стояла на балконе Гарда и смотрела вниз, на Аликанте.

Балкон использовался редко. Было время, когда консулы неоднократно говорили населению из этого пятна высоко над ними, но обычай впал в немилость в девятнадцатом веке, когда консул Фейрчайлд решила, что в этом обычае слишком много от короля или папы.

Сумерки сгущались, и Аликанте начал сверкать: ведьмин огонь в окнах домов и витринах, ведьмин огонь освещал статую на Площади Ангела, ведьмин огонь, идущий из Базилики. Джиа сделала глубокий вдох, с надеждой сжимая в левой руке записку от Майи Робертс. Демонические башни сияли синим светом, и Джиа начала говорить. Ее голос эхом разносился от башни к башне, распространяясь по городу. Она наблюдала, как люди останавливались посреди улиц, их головы поднимались, взгляд устремлялся к демоническим башням, люди останавливались на ступеньках своих домов, прислушиваясь к ее словам, волной распространяющимся среди них.





Читайте также:
Новые русские слова в современном русском языке и их значения: Менсплейнинг – это когда мужчина что-то объясняет...
Задачи и функции аптечной организации: Аптеки классифицируют на обслуживающие население; они могут быть...
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.055 с.