БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ВЫМОЩЕНА ДОРОГА В АД 10 глава




– Кот из дома, мыши в пляс… Всегда хорошо напомнить мышам, что в случае, когда кота нет, мышей съедают демоны. Я собираюсь отправить это видео всем из Нижнего мира, с кем смогу связаться. Только напоминание о том, что нам нужны Сумеречные охотники, чтобы уничтожать демонов. Это то, для чего они существуют.

– Они не смогут долго существовать, – прошипел демон Данталион. Бэт закричал и отпрыгнул назад второй ногой. Майя не винила его. Рот этого существа был открыт. он был похож на черный тоннель с выстроенными зубами. – Завтра ночью будет нападение. Завтрашняя ночь превратиться в войну.

– Какая война? – потребовала Катарина. – Скажи нам, существо, или, когда я отправлю тебя домой, я обращу на тебя все пытки, которые я только смогу пожелать…

– Себастьян Моргенштерн, – ответил демон, – завтра ночью он нападет на Аликанте. Завтра ночью Сумеречные охотники перестанут существовать.

Огонь горел посреди пещеры, а дым улетал вверх, к высокому куполообразному потолку, теряясь в тени. Саймон мог чувствовать жар от огня, тревожное потрескивание на его коже, больше, чем просто ощущение тепла. Он догадался, что в пещере было холодно, по тому, как Алек нацепил на себя толстенный свитер и тщательно обернул одеяло вокруг Изабель, которая спала растянувшись на полу, положив голову на колени брата. Но Саймон не мог почувствовать это, не по‑настоящему.

Клэри и Джейс ушли, чтобы проверить туннели и убедиться, что они все еще были свободны от демонов и других возможных гадостей. Алек не хотел, оставлять Изабель, и Саймон был слишком слаб, и головокружение мешало следить за окрестностями. Он никому не говорил этого.

Технически он был на вахте, прислушиваясь ко всему, что могло бы прийти к ним из тени.

Алек уставился на пламя. Иза‑за желтоватого света он выглядел уставшим и старым.

– Спасибо, – вдруг сказал он.

Саймон едва ли не подпрыгнул. Алек не говорил с ним с момента что – ты – делаешь.

– За что?

– За то, что спас мою сестру, – ответил Алек. Он запустил руку в темные волосы Изабель.

– Я знаю, сказал он, немного запинаясь. я имею ввиду, я знал то, что наш поход сюда приравнивался к самоубийству. Я знаю, что это опасно. Я знаю, что не смогут спастись все. Но я думал, что это случится со мной, не с Иззи…

– Почему? спросил Саймон. Сердце колотилось, во рту пересохло.

– Потому что лучше бы это был я, ответил Алек. она…Изабель….Она умная, крутая, замечательный боец. Лучше, чем я. Она заслуживает быть в порядке, быть счастливой.

Он взглянул на Саймона через огонь.

– У тебя ведь есть сестра, верно?

Саймон был пойман врасплох вопросом – Нью‑Йорк казался миром из прошлой жизни.

– Ребекка, – сказал он. – Так её зовут.

– И что бы ты сотворил с тем, кто сделал бы её несчастной?

Саймон настороженно взглянул на Алека. – Я бы вразумил его, – сказал он. – Выяснил бы все. Возможно, обнял бы, в знак понимания.

Алек фыркнул и, казалось, собирался ответить. Затем его голова резко повернулась, будто он что‑то услышал. Саймон поднял бровь. Обычно люди не могли услышать что‑либо раньше вампиров. Спустя же мгновение он сам услышал и узнал звук: это был голос Джейса. Огонек света танцевал в конце длинного туннеля, Клэри и Джейс появились, Клэри держала ведьмин огонь в руке.

Даже в своих сапогах Клэри едва доходила Джейсу до плеча. Они не соприкасались, но двигались вместе к огню. Саймон считал, что впервые за все время после возвращения из Идриса они казались парой. Сейчас это выглядело, как нечто большее. Они выглядели командой.

– Что‑нибудь интересное? спросил Алек, как только Джейс присел возле огня.

– Клэри наложила чарующие руны у входа в пещеру. Никто не должен видеть, что сюда можно войти.

– Как долго они будут действовать?

– Всю ночь, вероятно до завтра, – сказала Клэри, взглянув на Иззи. – Руны прекращают действовать тут быстрее, я проверю их позже.

– У меня есть лучшее представление о том, где мы располагаемся в плане Аликанте. Я вполне уверен, что каменистый пустырь, где мы были прошлой ночью, – Джейс указал на крайний правый туннель, – имеет вид того, что раньше было лесом Броселин.

Алек прикрыл свои глаза.

– Это угнетает. Лес был‑красивым.

– Больше нет. – Джейс покачал своей головой.

– Просто пустырь, насколько ты можешь видеть. Он наклонился и коснулся волос Изабель, Саймон почувствовал небольшую бессмысленную вспышку ревности‑он мог коснуться ее так небрежно, показать свою любовь не раздумывая. – Как она?

– Хорошо. Спит.

– Думаете, она будет чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы передвигаться завтра? – В голосе Джейса была тревога. – Мы не можем здесь оставаться. Мы отправили достаточно предупреждений о своем присутствии. Если мы не доберемся до Себастьяна, то он доберется до нас первым. И у нас кончается еда.

Саймон не услышал бормотание Алека в ответ – вдруг колющая боль пронзила его и он согнулся. Он чувствовал, будто ему не хватает воздуха, если не считать, что он вообще не дышал. Тем не менее, в груди было больно, будто что‑то вырывали из него.

– Саймон. Саймон! – резко сказала Клэри, ее рука на его плече и он посмотрел на нее, из его глаз текли кровавые слезы. – Боже, Саймон, что случилось? – спросила она с ужасом.

Он сел. Боль потихоньку начала угасать.

– Я не знаю Это было как будто кто‑то воткнул нож в мою грудь.

Джейс быстро оказался на коленях перед ним, приподнял подбородок Саймона. Его бледный золотой взгляд искал лицо Саймона. – Рафаэль, – наконец ровным голосом сказал Джейс. – Он твой отец, чья кровь сделала тебя вампиром. Саймон кивнул. – И что?

Джейс покачал головой.

– Ничего, – про бормотал он. – Как давно ты ел?

– Я в порядке, – сказал Саймон, но Клэри уже поймала его за руку и подняла; золотое кольцо феи сияло на пальце. Сама рука была мертвецки белой, вены под кожей были черные, как сеть трещин в мраморе. – Ты не в порядке – ты не ел? Ты потерял всю кровь!

– Клэри… – Где бутылка, которую ты принесла? – она бросилась искать вокруг его сумку и нашла ее напротив стены. Она толкнула его к ней. – Саймон, если ты не начнешь лучше заботиться о себе…. – Не надо. – он схватил ремень сумки, она посмотрела на него. – Они разбиты, – сказал он. – Бутылки разбились, когда мы боролись с демонами в зале соглашения. Крови больше нет.

Клэри вскочила.

– Саймон Льюис, гневно начала она. почему ты ничего не сказал?

– Не сказал о чём? – Джейс отошёл от Саймона.

– Саймон голодает, – объяснила Клэри. – Он потерял кровь, исцеляя Изабель, а его питание осталось в Зале…

– Почему ты ничего не сказал? – спросил Джейс, дёргая клок светлых волос.

– Потому, ответил Саймон. не похоже, чтобы тут водились звери, пригодные для моего питания.

– Здесь есть мы, ответил Джейс.

– Я не хочу пить кровь своих друзей!

– Почему бы и нет? – Джейс отступил от огня и взглянул на Саймона. Выражение его лица было открытым и любопытствующим. мы же проходили это уже, разве нет? В последний раз, когда ты был голоден, я дал тебе выпить своей крови. Это было немного гомосексуально, может быть, но я уверен в моей ориентации.

Саймон мысленно вздохнул; он мог сказать, что под маской легкомыслия Джейс был совершенно серьезен в своем предложении. Возможно, в меньшей степени потому, что это было сексуально, чем потому, что у Джейса было желание умереть размером с Бруклин.

– Я не собираюсь кусать того, у кого в венах течёт небесный огонь, – сказал Саймон. – У меня нет никакого желания быть зажаренным изнутри.

Клэри откинула свои волосы назад, открывая горло.

– Посмотри, выпей мою кровь. Я всегда говорила, что ты можешь рассчитывать на нее.

– Нет, тут же сказал Джейс, и Саймон понял, что он вспомнил хранилище на корабле Валентина, и то как Саймон говорил ему, что он мог его убить, а Джейс размышляя отвечал, что мог ему позволить это сделать.

– Ради Бога. Я сделаю это. Алек встал, осторожно перекладывая Иззи на одеяло. Он обернул конец вокруг нее и выпрямился.

Саймон прижал голову к стене пещеры.

– Я даже никогда тебе не нравился. А теперь ты предлагаешь свою кровь?

– Ты спас мою сестру. Я твой должник, – фыркнул Алек, его тень была длинной и тёмной в отсветах пламени.

– Верно, – Саймон неловко сглотнул. – Хорошо.

Клэри опустила ее руку вниз. Через некоторое время, Саймон взял ее и позволил ей поднять его на ноги. Он не мог не глядеть через комнату на Изабель, которая спала, наполовину завернутая в голубое одеяло Алека. Она дышала медленно и устойчиво. Иззи все еще дышит, из‑за него.

Саймон сделал шаг к Алеку и споткнулся. Алек поймал его и помог встать. Его тяжело легла на плечо Саймона. Саймон мог ощущать напряжение Алека и он вдруг понял, насколько это было странно. Джейс и Клэри открыто глазели на них, Алек выглядел так, если бы вылил на себя ведро ледяной воды.

Алек немного повернул голову налево, обнажая горло. Он пристально смотрел на противоположную стену. Саймон решил, что он выглядит не как тот, кто окатил себя ледяной водой, а как тот, кто терпит неловкий осмотр в кабинете врача.

– Я не собираюсь делать это перед всеми, – заявил Саймон.

– Не лезь в бутылку, Саймон, – сказала Клэри. – Это просто еда. Не то чтобы ты еда, Алек, – добавила она, когда Алек бросил на нее свирепый взгляд. Она подняла руки вверх. – Неважно.

– О, ради ангелов… – начал Алек и накрыл рукой плечо Саймона. – Давай, – сказал он и потащил Саймона вниз по туннелю, который привел обратно к воротам, настолько далеко, что другие исчезли из поля зрения, растворившись за выступом скалы.

Последнее, что Саймон услышал до того, как они удалились от предела слышимости, были слова Джейса.

– Что? Им нужно уединение. Ведь это такой интимный момент.

– Думаю, ты просто должен дать мне умереть, – сказал Саймон.

– Заткнись, – сказал Алек, отталкивая его к стене пещеры. Он задумчиво оглядел Саймона. – Это обязательно должна быть моя шея?

– Нет, – сказал Саймон, чувствуя, будто бродит в причудливом сне. – Запястья тоже подойдут.

Алек начал закатывать рукава свитера. Его рука была голой и бледной, за исключением тех мест, где были знаки и Саймон мог видеть вены под кожей. Вопреки себе он почувствовал укол голода, оживленного его истощением: он мог чувствовать кровь, мягкую и соленую, богатую запахом дневного света. Кровь сумеречных охотников, как у Иззи. Он провел языком по верхним зубам и был немного удивлен, почувстовав свои плотные и острые клыки.

– Я просто хочу, чтобы ты знал, – сказал Алек, когда подал запястье, – что я понимаю – для вас, вампиров, кормление иногда равно сексуальному времяпрепровождению.

Глаза Саймона расширились.

– Моя сестра, возможно, рассказала мне больше, чем я хотел знать, – признался Алек. – В любом случае, суть в том, что ты не привлекаешь меня даже в малейшей степени.

– Верно, – сказал Саймон и взял Алека за руку. Он пытался сделать это по‑братски, что не совсем получилось. Ему пришлось перевернуть руку Алека внутренней стороной, чтобы обнажить уязвимую часть запястья.

– Что ж, ты тоже меня не возбуждаешь, так что думаю мы квиты. Хотя, если ты мог притворяться в течение пяти лет…

– Нет, не мог, – сказал Алек. – Я ненавижу, когда гетеросексуальные парни думают, что все Геи тянуться к ним. Я увлекаюсь каждым парнем не больше, чем вы увлекаетесь каждой девчёнкою.

Саймон глубоко и тяжело вздохнул. Всегда странно чувствовать, дышать, когда ты не нуждаешься в этом, но это успокаивает.

– Алек, – он сказал. – Остынь. Я не думаю, что ты любишь меня. На самом деле, большую часть времени я думаю, что ты ненавидишь меня.

Алек остановился.

– Я не ненавижу тебя. Почему я должен тебя ненавидеть?

Потому что я нежить? Потому что я вампир и я люблю твою сестру. а ты думаешь, что она слишком хороша для меня?

– Ты думаешь? – сказал Алек, но это было без злобы; после он немного улыбнулся, это Лайтвудовская улыбка, которая осветила его лицо заставила Саймона подумать об Иззи. – Она моя младшая сестра. Я думаю, что она слишком хороша для каждого. Но ты – ты х о р о ш и й человек, Саймон. Независимо от того, что ты вампир. Ты верный и умный и ты – ты делаешь Изабель счастливой. Я не знаю почему, но ты делаешь. Я знаю, я не понравился тебе, когда мы встретились. Но это изменилось. И я вряд ли бы осудил сестру за то, что она встречается с нежитью.

Саймон стоял совершенно неподвижно. Алек нормально относился к магам, полагал он. Это было и так понятно. Маги были рождены такими какими являлись на самом деле. Алек был самым консервативным из детей семейства Лайтвуд, он небыл любителем хаоса или риска как Джейс и Изабель, и Саймон всегда ощущал это в нем, ощущал, то, что вампир был человеком трансформированным во что‑то неправильное.

– Ты бы не согласился стать вампиром, – произнёс Саймон. – Даже ради того, чтобы быть с Магнусом вечно. Правда? Ты не хотел жить вечно, но ты хотел отнять его бессмертие. Вот почему он порвал с тобой.

Алек вздрогнул.

– Нет, – сказал он. – Нет, я не хотел бы быть вампиром.

– Таким образом, ты думаешь, что я хуже тебя, – сказал Саймон.

Голос Алека дрогнул. «Я пытаюсь»‑ сказал он, и Саймон почувствовал насколько Алек хотел, чтобы так и было, может быть, даже больше, чем есть на самом деле. Даже если Саймон бы и не был вампиром, он остается примитивным, хоть и чуть меньше. Он чувствовал как пульсирует кровь Алека в запястье, которое он держал. Давай, – сказал Алек на выдохе, словно в ожидании агонии‑ Просто сделай это.

– Готовься, – сказал Саймон и поднял запястье Алека ко рту. Несмотря на напряженность в их отношениях, его тело – голодное и истощенное – ответило. Он увидел как глаза Алека потемнели от удивления и страха. Голод распространился как пожар по телу Саймона и он, будто говорил из глубины, пытаясь сказать что‑то человеческое Алеку.

Он надеялся, что его было достаточно точно слышно и понятно даже из‑за его клыков.

– Мне жаль насчет Магнуса.

– Мне тоже. А теперь, кусай. – сказал Алек и Саймон укусил, его клыки быстро и чисто проткнули кожу, кровь хлынула ему в горло. Он слышал вздох Алека и Саймон невольно крепче схватил его, будто Алек пытался вырваться. Но Алек даже не пытался. Саймон слышал его дикое сердцебиение, которое стучало по всем венам, словно звон колоколов.

Наряду с кровью Алека, Саймон мог чувствовать металлический вкус страха, искры боли и горячее пламя чего‑то еще, чего‑то, что он попробовал впервые, когда пил кровь Джейса на грязном металлическом полу корабля Валентина. Может быть, все Сумеречные охотники желают смерти, в конце концов.

 

ПОЛЗАЮЩИЕ ПО ЗЕМЛЕ

 

Когда Алек и Саймон вернулись к центральной пещере, то они обнаружили, что Изабель все еще спит среди кучи одеял. Джейс сидел у костра, откинувшись на руки, свет и тени забавно отражались на его лице. Голова Клэри лежала у него на коленях, Саймон знал, что она не спит, по тому как ее глаза мерцали пока она наблюдала как они приближались.

Джейс приподнял брови.

– Бурная ночь, ребятки?

Взгляд Алека стал сердитым. Он стоял так, чтобы не было заметно проколов на левом запястье, хотя следы уже практически исчезли благодаря иратце. Он не отталкивал Саймона, пока тот не остановился самостоятельно, и в результате он стал выглядеть бледнее.

– Это было не сексуально, – пробормотал он.

– Это было немного эротично, – произнес Саймон. Поев, он чувствовал себя намного лучше, и не мог немного не подколоть Алека.

– Всё было не так, – сказал Алек.

– А я что‑то почувствовал, – ответил Саймон.

– Поломай голову над этим вопросом в свободное время, – огрызнулся Алек, поднимая свой рюкзак за лямку. – Я подежурю.

Клэри приподнялась зевая. – Ты уверен? Может тебе нанести руну, которая пополнит кровянные запасы в твоем организме?

– Я уже нанес две, – сказал Алек. – Со мной все будет в порядке. Он выпрямился и посмотрел на свою спящую сестру. – Просто присмотрите за Изабель, ладно? Он взглянул на Саймона. – Особенно ты, вампир.

Алек направился вниз по коридору, его Ведьмин огонь отбрасывал тень, длинную и паучью, на стену пещеры. Джейс и Клэри обменялись быстрым взглядом, прежде чем Джейс вскочил на ноги и последовал за Алеком в туннель. Саймон мог слышать их голоса – мягкие шумы через скалу, хотя он не мог разобрать ни одного слова.

Слова Алека эхом отдавались в его голове. Присмотрите за Изабель.

Он думал об Алеке в туннеле. Ты верный и умный, и ты…ты делаешь Изабель счастливой. Я не знаю почему, но это так.

Мысль о том, чтобы сделать Изабель счастливой, наполнила Саймона теплом. Он тихонько присел рядом с ней. Она была похожа на кошку, свернувшуюся калачиком под кучей одеял, ее голова лежала на ее руке. Он мягко прилег рядом с Изабель. Она была жива благодаря ему, и ее брат почти дал им свое благословение. Во всяком случе, он сделал самое близкое, что мог, к этому.

Он слышал Клэри, по ту сторону костра, которая нежно смеялась. «Спокойной ночи, Саймон», сказала она.

Саймон чувствовал мягкие, как шелковые нити, волосы Изабель на его щеке.

– Спокойной ночи, – сказал он. Закрыл глаза, а в его венах текла кровь Лайтвуда.

Джейс схватил Алека, остановившегося там, где коридор пещеры уходил к воротам. Стены коридора были гладкими как если бы годами шлифовались водой или ветром, не стамеской, хотя Джейс не сомневался, что проходы были сделаны руками человека.

Алек, прислонившись к стене пещеры, ждал Джейса, держа в руке ведьмин огонь. «Что‑то не так?»

Джейс замедлил шаг по мере приближения к своему парабатаю. «Я просто хотел быть уверенным. что с тобой всё в порядке».

Алек дернул плечом. «На столько, на сколько вообще может быть».

– Прости, – сказал Джейс. – Снова. Я иду на глупые риски. Ничего не могу с этим поделать.

– Мы позволяем тебе, – сказал Алек. – Иногда твой риск оправдан. Мы позволяем тебе, потому что мы должны позволить. Потому что если бы мы не позволяли, вообще ничего не получалось бы, – он вытер лицо рваным рукавом. – Изабель сказала бы то же самое.

– Мы еще не закончили наш прошлый разговор, – сказал Джейс. – Я просто хотел тебе сказать, что ты не должен всегда быть в порядке. Я просил тебя стать моим парабатаем, потому что я нуждался в тебе, но ты также можешь нуждаться и во мне. Вот. – он показал на свою руну парабатая. – Это означает, что ты лучшая другая половина меня, и я беспокоюсь о тебе больше, чем о себе. Помни это. Прости меня, я не осознавал насколько сильно тебе было больно. Я не разглядел этого тогда, но увидел сейчас.

Алек был очень тихим еще мгновение, едва дыша. Затем, к удивлению Джейса, он протянул руку и взъерошил волосы Джейса, как старший брат может взъерошить волосы его младшего брат. Его улыбка была осторожной, но полной настоящей привязанности. – Спасибо, что понимаешь меня, сказал он, и ушел вниз по туннелю.

– Клэри.

Она медленно пробуждалась от пьянящих мечтаний о тепле и огне, запахе сена и яблок. Во сне она была на ферме Люка, свисая вверх тормашками с ветви дерева, смеясь, Саймон махнул снизу. Постепенно она ощутила твердый камень под бедрами и спиной, ее голова покоилась на ногах Джейса.

– Клэри, – сказал он снова, все еще шепотом. Саймон и Изабель растянулись вместе где‑то позади, словно темная масса в тени. Глаза Джейса смотрели на нее сверху вниз, мерцая, словно золото, в котором отражается огонь. – Я хочу принять ванну.

– О, отлично, а я хочу миллион долларов, – сказала она, потирая глаза, – Мы все чего‑то хотим.

Он вздернул бровь. – Давай же, только подумай об этом, – сказал он. – Это ведь та же пещера? С озером? Мы могли бы.

Клэри подумала о пещере, о прекрасной воде глубокого синего цвета, такого глубокого, как сумерки, и вдруг почувствовала, что она будто инкрустирована слоем грязи, крови и пота, а ее волосы спутались в огромный жирный клубок.

Глаза Джейса танцевали и Клэри почувствовала знакомый всплеск в груди, который она испытала, впервые увидев его. Она не могла точно определить момент, когда она влюбилась в Джейса, но в нем было всегда что‑то такое, что напоминало ей льва; дикое животное, освобожденное от правил; обещание свободной жизни. Никогда «я не могу», а всегда «я могу». Всегда риск и уверенность, никогда страха или вопросов.

Она поднялась на ноги так тихо, как только могла.

– Хорошо.

Он мгновенное взял ее за руку и потянул вниз к западному коридору, который вел от центральных ворот. Они шли в тишине, ее ведьмин огонь освещал дорогу, Клэри почти боялась нарушить тишину, как если бы она разрушила бы иллюзорное спокойствие сна или заклинания.

Массивная пещера открылась перед ними внезапно, и она положила рунный камень в сторону, погасив его свет. Биолюминесценции в пещере было достаточно: свет шел от стен, от мерцающих сталактитов, которые свисали с потолка, как электрифицированных сосульки. Ножи света пронзали тени. Джейс отпустил ее руку и шел последние шаги на пути вниз к краю воды, где небольшой пляж был сыпучий и прекрасный, со сверкающей слюдой. Он остановился в нескольких футах от воды и сказал: – Спасибо.

Она взглянула на него с удивлением.

– За что?

– Прошлой ночью, – сказал он, – Небесный огонь убил бы меня. То, что ты сделала…

– Мы все еще не можем сказать другим, – сказала она.

– Я не сказал прошлой ночью, не так ли? – спросил он. Это была правда. Джейс и Клэри поддерживали видимость того, что Клэри просто помогла Джейсу с контролем и рассеяла огонь, что ничего не изменилось.

– Мы не можем рисковать ими, рассказывая это, мы не должны подавать виду, ни выражением лица, ни взглядом, – сказала она. – У нас с тобой уже были попытки сохранять некоторые вещи в тайне от Себастьяна, а у них нет. Знаешь, я почти хочу, чтобы мы не были в курсе…

Она замолчала, встревожена отсутствием ответа Джейса. Джейс смотрел на воду, синюю и бездонную, стоя спиной к ней. Она сделал шаг вперед и слегка похлопала его по плечу.

– Джейс, – сказала она. – Если ты хочешь поступить иначе, если ты думаешь, что нам следует создать еще один план…

Он повернулся, и она оказалась в кольце его рук. Она вздрогнула. Его руки обхватили ее лопатки, его пальцы, поглаживали тело вдоль материала ее рубашки. Она вздрогнула, мысли вылетали из головы словно перья, разбросанные по ветру.

– Когда, – поинтересовался он, – ты стала такой осторожной?

– Я не осторожна, – сказала она, когда он прикоснулся губами к ее виску. Его теплое дыхание шевелило волосы над ухом, – Просто я – не ты.

Она почувствовала, как он смеется. Его руки скользнули по ее бокам, схватив ее за талию. – Ты безусловно права. Ты намного красивее.

– Люби меня, – сказала она, ее дыхание прерывалось, когда его губы невыносимо медленно путешествовали вдоль ее челюсти. – Я никогда не мог подумать, что кто‑то может быть таким красивым, как ты. – Она вздрогнула, когда его рот нашел ее, его губы раскрылись чтобы ощутить вкус ее, и она прильнула в поцелуе, забирая контроль. Она обвила руками его шею, открывая его рот своим и нежно покусывая его нижнюю губу.

Это произвело больший эффект, чем тот, на который она рассчитывала – его руки сжали ее талию и он низко простонал в ее рот. Мгновение спустя, он оторвался от нее, покраснел, а его глаза блестели.

– С тобой все в порядке? – спросил он. – Ты хочешь этого?

Она кивнула, сглатывая. Все ее тело чувствовало себя как вибрирующая струна.

– Да, хочу. Я…

– Просто…Я не мог прикасаться к тебе так долго, а сейчас я могу, – сказал он. – Но, может, это не подходящее место…

– Ну, мы грязные, – согласилась она.

– «Грязные» звучит как оскорбление.

Клэри подняла свои руки ладонями вверх.

Грязь была у нее на коже и под ногтями.

– Я имею в виду, что мы грязные в прямом смысле, – сказала она и кивнула на воду рядом. – Мы разве не собирались помыться? В воде?

Вспышка в его глазах окрасила их в янтарный.

– Точно, – сказал он и начал расстегивать пиджак.

Клэри почти запищала.

– Что ты делаешь? – но было совершенно очевидно, что он делает. Она сказала «в воде» и это не было так, будто они могли пройти туда со всеми своими принадлежностями. Она просто не думала, что они зайдут так далеко.

Он уронил куртку и снял свою футболку через голову – воротник застрял на мгновение – а Клэри просто смотрела наконец‑то осознавая факт того, что они были одни, и его тело: на медового цвета коже, отображаются старые и новые знаки, только выцветший шрам кривой линией простирался под левой грудной мышцей.

Плоский, остроконечный живот сужается, чтобы сузится до бедер – он потерял вес и его оружейный пояс висел на нем. Ноги, руки, изящные, как у танцора – он легко высвободил рубашку и встряхнул его яркие волосы, и она подумала, с внезапным тонущим чувством в животе, что это было просто невозможно, что он принадлежал ей, он не был из тех людей, обычных людей, которые должны быть рядом, а тем более касаться ее, а затем он посмотрел на нее, держа руки на поясе, и улыбнулся своей знакомой кривоватой улыбкой.

– Не будешь раздеваться? – спросил он. – Я бы пообещал не смотреть, но это вранье.

Клэри расстегнула куртку и кинула в него. Он поймал её и бросил на кучу своей одежды, усмехнувшись.

Он снял свой пояс и так же бросил его.

– Извращенец, – сказала она. – Хотя, ты получаешь очки за такую честность во всем этом.

– Мне семнадцать, мы все извращенцы, – он сказала, выбрасывая его обувь и выбираясь и штанов. Он носил черные боксеры и Клэри почувствовала облегчение и немного расстроилась, что он не снял их и зашел в воду по колено. – Или по крайне мере будет через несколько недель, ‑ он обернулся через плечо. ‑ Я учил математику, с письмами моего отца и во время восстания. Я родился в январе.

Что то в его тоне заставило Клэри чувствовать себя непринужденно. Она сняла носки с обувью, бросила ее футболку и потом штаны, подошла к краю воды Она была холодной не особо, омывая ее лодыжки.

Джейс посмотрел на неё с улыбкой А затем его глаза спустились вниз от её лица к телу, оглядывая простые хлопковые трусики и лифчик. Она хотела бы, чтобы на ней сейчас было что‑нибудь посимпатичнее, но ничего похожего на «бельё из фантазии» не было в списке вещей для путешествия по измерению демонов. Бюстгальтер был из бледно‑голубого хлопка, до жути скучная вещь, которую можно приобрести в любом супермаркете, однако Джейс смотрел так, будто это было чем‑то экзотическим и удивительным.

Он внезапно вспыхнул, и отвел глаза, пятясь в воду по самые плечи. Он нырнул под воду и возник снова, выглядя менее взволнованным, но более мокрым. Его темно‑золотые волосы струились ручьями. – Легче, когда ты входишь быстро, – сказал он.

Клэри вздохнула и нырнула вперед, вода сомкнулась над ее головой. И это было ослепительно – темно‑синий, всплеск с нитями серебра от света сверху. Мелкие камешки смешались с водой, придавая ей густую, нежную текстуру. Было легко плавать. Мгновение она покачивалась на поверхности, а вода волновалась в ее волосах.

Она вздохнула с облегчением. Там не было мыла, но она терла руки, наблюдая, как хлопья грязи и кровь растворяются в воде. Ее волосы плавали на поверхности, красные на голубом.

Брызги воды заставили ее посмотреть вверх. Джейс был в нескольких футах от нее, тряся волосами. – Я знаю, что делает меня на год старше, чем ты, – сказал он. – Я совратитель младенцев.

– Шесть месяцев, – поправила Клэри. – И ты Козерог, верно? Упрямый, безрассудный, нарушает правила… звучит правдиво.

Он схватил ее бедра и притянул ее к себе по воде. Там было достаточно глубоко, чтобы его ноги доставали дна, но ее не совсем. Она ухватилась руками за его плечи, чтобы удержаться в вертикальном положении, когда он обернул ее ноги вокруг своей талии.

Она смотрела на него сверху вниз и тепло сворачивалось спиралью в ее животе, на гладкие и влажные линий шеи, плеч, груди, на капели воды в его ресницах, сияющие словно звезд.

Он встал, чтобы поцеловать ее одновременно с тем, как она наклонилась; их губы столкнулись вместе с силой, которая послала ей шок боли и удовольствия. Его руки скользнули вверх по ее коже; она остановилась на затылке, пальцы запутались во влажных завитках. Он раздвинул ее губы, проникая внутрь языком. Они оба были содрогаясь, и она задыхалась, их дыхания смешались.

Он удержал ее перед собой одной рукой, чтобы опереться на стену пещеры, но та была скользкой от воды, и он наполовину поскользнулся; Клэри оторвалась от поцелуя, когда он нашел опору, левой рукой, все еще плотно обнимающей ее, притянул ее тело к себе. Его зрачки были поразительно широким, его сердце стучало напротив ее.

– Это было… – выдохнул он и прижался лицом к стыку её шеи и плеча, он дышал так, как будто вдыхал её; он немного дрожал, хотя держал её надежно и крепко.

– Это было… впечатляюще.

– Это только пока, прошептала она, нежно касаясь его волос, – теперь мы можем, ты же знаешь – позволь всему случиться.

– Я не могу в это поверить, – сказал он. – Все еще не верю, что я сейчас могу поцеловать тебя, прикоснутся к тебе и даже трогать тебя, не боясь, – он поцеловал ее шею и она запрыгнула – он наклонил голову, чтобы посмотреть на нее. Вода стекала по его лицу, будто слезы, начиная с острых краев скул к изгибу его челюсти.





Читайте также:
Обучение и проверка знаний по охране труда на ЖД предприятии: Вредный производственный фактор – воздействие, которого...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...
ТЕМА: Оборудование профилактического кабинета: При создании кабинетов профилактики в организованных...


Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.047 с.