Имена персонажей и названия местности в спецтоме «Судьба Небесного племени»





Эрин Хантер

Судьба Небесного племени. Сомнение

 

Судьба Небесного племени – 1

 

 

Эрин Хантер

СУДЬБА НЕБЕСНОГО ПЛЕМЕНИ

СОМНЕНИЕ

 

Особая благодарность Черит Болдри.

 

Пролог

 

Солнце садилось, бросая длинные тени в овраг. Зябкий ветер гнал по реке рябь, кружил в воздухе последние сухие листья. Стояла гулкая осенняя тишина, нарушаемая лишь плеском воды, извергавшейся из каменной черной дыры в небольшое озерцо, откуда узкий поток медленно сбегал в тьму под скалами.

На краю ущелья показался темно‑полосатый кот. Его поджарый силуэт четко вырисовывался на фоне догорающего неба. Вот он остановился и задрал голову, принюхиваясь. Лучи вечернего солнца окрасили его шкуру кровавым цветом, высветив свежую отметину на плече, где не доставало клока шерсти. Постояв немного, кот подал знак хвостом и начал спускаться по узкой тропе, вившейся вдоль склона оврага.

Еще семеро котов молча последовало за ним: белая кошка, неуклюже хромавшая на трех лапах, прижимая к груди четвертую – жуткое месиво окровавленной шерсти; долголапый черный кот с нервной подпрыгивающей походкой и запекшимся в кровавой коросте глазом; молодой рыжий котик, тоже хромой и с рваными ушами. Да и остальные коты были покрыты боевыми шрамами.

Когда восемь полукалек с трудом спустились к воде, из черной пещеры, расположенной чуть дальше в склоне ущелья, робко появились еще четверо котов. Первым показался молодой бурый кот в черную тигровую полоску, стремительно сбежавший по камням к подножию скал. Здесь он остановился и стал поджидать остальных, нетерпеливо меся лапами песок. Другие три кота оказались старейшинами, едва переставлявшими слабые лапы.

– Ну что, Паучья Звезда? – проскрипел один из стариков, когда кот, возглавлявший процессию, добрался до дна ущелья. – Как дела? Вы победили?

 

Полосатый кот помедлил с ответом, потом подошел к старику и потерся носом о его нос.

– Разве мы похожи на победителей, Ночнохвост? – горько ответил он. – Папоротник, надеюсь, у тебя хватит целебных трав. Сегодня они понадобятся нам всем.

Прежде чем кто‑то ответил, из‑за спины предводителя вышел долголапый черный кот и презрительно скривил губы.

– Мы разгромлены, да и как могло быть иначе? Мы потерпели поражение еще до того, как приняли бой!

Рыжая кошка, последней спустившаяся с крутого склона, выбежала вперед и сердито посмотрела на черного кота.

– Как у тебя язык поворачивается говорить такое, Стрижекрыл? Мы должны были принять вызов! Небесное племя не забыло о гордости!

Ей ответила белая кошка, с ног до ушей покрытая кровавыми шрамами. Она устало покачала головой и грустно проронила:

– О какой гордости ты говоришь, Медолистая? Мы голодаем, потому что крысы распугали всю нашу дичь. Вот уже много лун у нас не было котят. Мы не даем имена воинам и не производим котят в оруженосцы, ибо у нас нет ни новых воителей, ни молодых учеников. В Небесном племени осталась одна церемония – отправлять мертвых к предкам.

Рыжая кошка повернулась к ней, ее зеленые глаза превратились в дне гневные щелочки.

– Послушай, Стужа…

– Мы будем провожать в последний путь Солнцегривую и Снегопада? – перебил их молодой воин с рваными в бахрому ушами. Голос его срывался от горечи.

– Конечно, Враношкур, – торжественно пророкотал Паучья Звезда, склоняя голову. – Их души ныне странствуют среди звезд.

– Что? – проскрипел старый полосатый кот, с трудом поднимаясь на негнущиеся лапы. – Солнцегривая и Снегопад… погибли? Но где же их тела? Мы должны приготовить их к похоронам и провести ночное бдение над телами.

– Мы бросили их там, где они пали, Дубоход, – взвизгнул Стрижекрыл, бешено взмахнув хвостом. – Мы так торопились спасти свои шкуры, что не смогли забрать тела павших товарищей! – Он отвернулся, уронив голову на грудь, словно ему было противно смотреть на своих соплеменников.

Стужа неслышно подошла к нему и села рядом, уткнувшись розовым носом в косматую черную шерсть Стрижекрыла.

– Поверь, мы ничего не могли для них сделать. Ты и сам это знаешь, но боль мешает тебе признаться. Никто не упрекнет нас в том, что случилось.

– Она права, – тихо вставил Орлятник. – Наши товарищи ныне охотятся в угодьях Звездного племени. Они поймут и простят нас.

Паучья Звезда кивнул, но глаза его были черны от горечи.

– Но коли вы не принесли сюда их тела, значит, мы и схоронить их не можем, как заведено, – не унимался Дубоход. – Вы как хотите себя уговаривайте, а я вам прямо скажу: позор, что вы бросили павших соплеменников крысам на растерзание! Позор вам! Как же вы позволили, чтобы Солнцегривая и Снегопад стали падалью?

Пошатываясь и с трудом переставляя лапы, старик заковылял по тропе вверх по склону.

Но не успел помертвевший от горя старейшина отойти на несколько лисьих хвостов, как Паучья Звезда бросился ему наперерез и преградил дорогу.

– Хватит с нас потерь на сегодня, – тихо сказал он. – Будем молиться, чтобы души павших нашли дорогу в Звездное племя.

Стрижехвост дернул ушами, потом не выдержал и обернулся к предводителю.

– В Звездное племя? – с нескрываемой ненавистью прошипел он. – Думаешь, нашим предкам есть до нас дело? – Он брезгливо повел усами. – Да им плевать, живы мы или передохли все до единого! Будь это не так, они бы никогда не пустили сюда крысиные полчища.

Медолистая стремительно повернулась к разъяренному коту.

– Звездное племя дало нам Воинский закон, а вместе с ним – силу, отвагу и мастерство побеждать врагов в честном бою. Небесное племя еще не разгромлено!

Воцарилась тягостная тишина. Многие коты опустили глаза, некоторые отвернулись.

Наконец Паучья Звезда нарушил молчание и сказал тусклым голосом, в котором не осталось жизни, только боль:

– Ты неправа, Медолистая. Мы уничтожены. Небесному племени пришел конец. Я не поведу свое племя в новое сражение, чтобы вновь увидеть, как мои соплеменники, один за другим, падают под зубами крыс. И не могу возглавлять Небесное племя в грядущую пору Голых деревьев, когда нашим уделом вновь станет голод, болезни, и вечный страх. Коты, поджимающие хвост при звуке падающего листа – это не воители. Нужно смотреть правде в глаза. Мы превратились в дичь. – Он испустил тяжкий вздох, исторгшийся откуда‑то из самых глубин его существа. – Крысы победили. Небесного племени больше нет.

Его последние слова утонули в хоре возмущенных воплей.

Третья старейшина, тощая кошка цвета грязного песка, с усилием поднялась на ноги, подошла к предводителю и остановилась перед ним, подрагивая редкими усами.

– Быть того не может, Паучья Звезда, – проскрипела она. – Я была малым котенком, когда мы жили в лесу. Потом Двуногие захватили нашу территорию, а четыре оставшихся племени отправили нас в изгнание. Многие тогда думали, будто Небесному племени конец, но мы нашли себе новый дом в этом песчаном ущелье. Если тогда потеря дома не уничтожила нас, то не сделает этого и последняя злосчастная битва!

– Мышезубка дело говорит! – воскликнул Орлятник, подходя к старухе. – Мы не должны сдаваться!

– Правильно, – буркнул воинственный старый Ночнохвост. – Ведите нас на этих крыс, мы, хоть старые, да сможем постоять за честь воителей!

– Я никогда не видел старого леса, но глубоко чту вашу память о нем, – сказал Паучья Звезда, почтительно склоняя голову перед старейшинами. – Никто не сомневается в вашей отваге и преданности, друзья мои, но сейчас нас не спасет никакая отвага. Крыс слишком много, а нас осталось совсем мало.

– Значит, должен быть другой выход! – воскликнула Медолистая. – Паучья Звезда, я очень старалась верой и правдой служить тебе и нашему племени, как того требует долг глашатой. Никто не упрекнет меня в лени или трусости. Я работала, не жалея лап, и никогда не боялась сражений. Неужели теперь я должна поджать хвост и молча смотреть, как гибнет мое племя?

Паучья Звезда дотронулся кончиком хвоста до плеча своей верной глашатой.

– Ты была лучшей глашатой, которую только можно пожелать, – серьезно сказал он. – Я уверен, что ты смогла бы руководить племенем с той же отвагой, преданность и благородством. Все это знают.

– Что значит – руководить? – медленно спросила Медолистая. Губы ее разъехались в стороны, выпуская зарождающееся рычание, шерсть на загривке опасно зашевелилась. – Я…

– Все это куча мышиного помета, вот что я скажу, – перебил ее Ночнохвост. – Разве мы сможем выжить одиночками, коли не смогли сделать это вместе, единым племенем?

Несколько мгновений все молчали, с тоской и стыдом глядя друг на друга. Казалось, слова старика внезапно открыли котам простую и горькую истину: теперь каждому из них предстояло выживать самостоятельно, без поддержки соплеменников. Даже Медолистая смешалась, шерсть ее разгладилась, и только кончик хвоста продолжал мелко подрагивать от волнения.

– Я… я уже давно беру еду у Двуногих, – призналась белоснежная Стужа, потупив глаза и нервно облизав искалеченную лапу. – Она не так плоха на вкус… особенно, если с голодухи.

– Что? – ахнула Медолистая, поводя ушами. – Ты берешь еду у Двуногих? Но ведь это нарушение Воинского закона!

Стужа виновато подняла глаза, но не сказала ни слова в свое оправдание.

Молодой рыжий кот по имени Враношкур вразвалку подошел к ней и прижался боком к ее боку.

– И что с того? – с вызовом спросил он. – Я тоже время от времени ел у Двуногих. А что, лучше с голоду сдохнуть? Надеюсь, Двуногие примут нас в свои палатки, – неуверенно добавил он, и голос его слегка дрогнул. – Мне кажется, они нас жалеют, видят же, как мы отощали. Если мы уйдем жить к Двуногим в каменные гнезда, то получим убежище, еду и защиту от крыс.

Коты нехотя закивали, послышались одобрительные возгласы.

Сорвавшись с места, Медолистая растолкала котов и остановилась в гуще толпы, обжигая своих соплеменников бешеным взглядом ледяных зеленых глаз.

– Превратиться в домашних? Вы хотите стать ручными? Воины Небесного племени не опустятся до такого позора!

– Правильно! – поддержал ее Стрижекрыл, взмахнув растрепанным хвостом. – Да я лучше умру, чем буду вымаливать еду у Двуногих!

Коты стыдливо отводили глаза под гневным взглядом глашатой. Никто не хотел спорить с ней, но и соглашаться тоже никто не торопился. Наконец Мышезубка негромко спросила:

– Скажи, Орлятник, ты получал какие‑нибудь послания от Звездного племени? Предки могут посоветовать, что нам делать?

Молодой целитель, потупив глаза, бесшумно вышел из толпы.

– Я все время слушаю голоса звезд, но небеса пусты, и я не чувствую от наших предков никакого отклика, только бесконечную печаль и чувство вины, – тихо признался он. – Они винят себя в том, что увели нас из родного леса, и грустят о конце Небесного племени.

– Что? – охнул Дубоход, в страхе распахивая глаза. – Значит, Звездное племя предало нас? Оно покинуло нас в самую тяжелую пору, когда мы оказались одиноки и беззащитны. Зачем тогда нужны предки? О, я помню то страшное время, когда Тучезвезд увел нас из леса, – глухо проронил старик, не глядя на своих соплеменников. – Он тогда отрекся от предков, которые не заступились за нас и позволили соседям изгнать наше племя из леса. Тучезвезд поклялся никогда больше не обращать взор к звездам, и теперь я вижу, что он был прав! Звездное племя не достойно нашей веры и преданности. Не надо нам было слушаться его. Звездное воинство предало нас однажды, и делает это снова!

Солнце скатилось за дальний край песчаных утесов, свет померк, и воины Звездного племени начали робко выходить на быстро темнеющее небо. Но никто из котов, сидевших на дне оврага, не поднимал глаз к их морозному свету. Они лишь теснее сбились в кучу на дне ущелья, где песчаные скалы хранили слабое тепло ушедшего солнца и защищали маленьких обитателей пещер от пронзительного ветра.

– Значит, все кончено, – сказал черно‑белый кот. – Враношкур, ты мне покажешь, где живут те Двуногие?

– Конечно, – отозвался рыжий кот. – Все, кто хочет, могут пойти со мной и Стужей.

Серая кошка вскочила и подошла к нему.

– Я с вами. С Двуногими я всегда буду сыта и согрета. Воинский закон больше не может ни прокормить, ни защитить нас. Пустыми словами сыт не будешь.

– Никогда не думала, что услышу такие слова от Небесной воительницы! – в смятении зашипела Медолистая. – Воинский закон живет в сердце каждого из нас, когда мы охотимся, сражаемся и благодарим предков за благородную жизнь воителей!

Серая кошка резко обернулась к ней.

– Говори о себе, ясно? От меня предки благодарности не дождутся! Довольно с меня такой жизни!

Медолистая выпустила когти, и все невольно застыли, испугавшись, что разъяренные кошки сейчас бросятся друг на друга, визжа и размахивая лапами. Но глашатая первая отвела глаза.

– Что ж, поступайте, как знаете. Это ваш выбор, и не мне решать, как вам жить дальше. Но я ни за что не превращусь в скулящую домашнюю киску, – поклялась она, а ее торчащая во все стороны шерсть выдавала бешенство, клокотавшее в груди у бывшей глашатой. – Раз мы не можем больше оставаться здесь, я отправлюсь выше по течению, подальше от крыс. Думаю, там и с охотой будет полегче.

– Я с тобой, – немедленно вызвался Стрижекрыл. – Вдвоем и охотиться проще.

Все время, пока коты обсуждали, куда они отправятся и как будут жить дальше, трое старейшин хранили молчание. Когда разговоры стали стихать, Мышезубка подняла голову и посмотрела в печальные глаза Паучьей Звезды.

– А я останусь здесь, – устало сказала старуха голосом тусклым и безжизненным, как песчаные скалы на закате. – Я слишком стара, чтобы отправляться на поиски нового жилища. Здесь я прожила жизнь, здесь и умру.

– Я тоже, – проронил Ночнохвост, ласково лизнув старуху в ухо. – Крысы сюда не доберутся. Здесь есть вода, а если повезет, мы отыщем мышку или жука, чтобы не помереть с голоду.

– Все равно, жить нам осталось недолго, – кивнул Дубоход.

Предводитель Паучья Звезда вновь склонил голову перед стариками.

– Спасибо вам за преданность племени. Я останусь с вами, – сказал он. – Я буду заботиться о вас до конца ваших дней и провожу в последний путь с почестями, достойными вашей благородной жизни.

Ночнохвост с достоинством кивнул, пряча навернувшиеся на глаза слезы.

– Я тоже останусь, – решил Орлятник. – Здесь я родился, здесь избрал путь целителя… Пусть я больше не могу называться целителем, но буду верой и правдой служить вам всем своими знаниями.

Он встал с земли, обвел взглядом остатки Небесного племени, привлекая к себе внимание котов, словно ласковая королева, собирающая котят под защиту своего хвоста.

Дождавшись, когда все взгляды обратятся к нему, Орлятник поднял голову к небесам, где звездные воители лили свой холодный свет на безрадостную землю.

– Пусть Звездное племя озаряет ваш путь, Снегопад и Солнцегривая, да будет легка ваша поступь и светла последняя дорога, – тихо и торжественно произнес он. – Быстрого вам бега, легкой охоты и надежного укрытия, братья наши.

Коты, сидевшие вокруг него, зашумели, повторяя слова прощания.

Паучья Звезда тяжко вздохнул.

– Пусть Звездное племя озаряет путь каждого из нас, друзья мои. Наше племя умерло, но мы еще живы.

Никто не ответил ему. Загадочные кошачьи глаза сияли в звездном свете, и в каждом взгляде, обращенном на бывшего предводителя, страх смешивался с горечью. Но Паучья Звезда понурил голову, не желая встречаться с этими глазами, чтобы не выдать своего стыда за гибель племени, которому он так долго служил.

Орлятник еще немного помолчал, потом быстро встряхнулся, словно только что вышел из холодной реки.

– За дело, – сказал он. – Дайте‑ка я осмотрю ваши раны.

Взмахнув хвостом, молодой целитель повел своих раненых товарищей в песчаную пещеру и деловито принялся за привычную работу. Пучками паутины он умело останавливал кровотечения, и щедро смазывал каждую рану целебной кашицей из календулы, чтобы предотвратить заражение. Покончив с этим делом, он собрал для желающих отправиться на поиски нового места по охапке укрепляющих трав путников.

– Пусть Звездное племя сопровождает вас в вашем странствии, – напутствовал он уходящих.

Медолистая, не проронив ни слова, повернулась к выходу из палатки. Орлятник вышел за ней следом и сел рядом с Паучьей Звездой, чтобы видеть, как его племя уходит навсегда.

Луна, выглянув из‑за рваного облака, пролила студеный свет на реку и безмолвные камни. Темные фигуры уходящих котов медленно поднялись к вершине утесов, а затем скрылись из виду.

В ущелье остались только Паучья Звезда, Орлятник, да трое старейшин.

– Давай перенесем свои подстилки в палатку старейшин, – негромко сказал Орлятник Паучьей Звезде. – Так нам будет легче заботиться о них, да и отдельная палатка нам двоим больше ни к чему.

Паучья Звезда кивнул, обводя глазами опустевшее ущелье. Для него оно все еще было наполнено жизнью множества котов, и воспоминания, будто тени, льнули к каждой скале и каждой расселине.

– Я все думаю… – начал он и вздохнул. – Поселится ли здесь когда‑нибудь новое племя котов‑воителей?

Орлятник помолчал, потом тихо ответил:

– Я верю, что так и будет. Когда‑нибудь другие коты вернутся сюда и сумеют отстоять то, что мы потеряли.

Голос его стал звучным и глубоким, наполнился силой, рожденной гордостью, отвагой и неколебимой преданностью Воинскому закону.

– Сегодня для Небесного племени настала пора Голых деревьев. Время Юных листьев непременно настанет, но оно принесет с собой еще более сильные бури и потрясения. И чтобы выстоять, Небесному племени понадобятся более глубокие корни…

 

Глава I

 

Паводковая вода бурным потоком мчалась по ущелью, неся с собой целый лес вывернутых с корнем кустов и деревьев. Листвяная Звезда стояла на пороге своей палатки и со страхом смотрела, как стремительное течение бурлит и пенится среди скал, поднимаясь все выше и выше. Тяжелые тучи низко висели над ущельем, хлеща землю серыми хвостами ливня.

Вот вода с клекотом ворвалась в палатку Эхо, и как ни всматривалась Листвяная Звезда в сумрак непогоды, ей так и не удалось разглядеть целительницу.

Пронзительный кошачий визг прорезал рев воды, и Листвяная Звезда увидела, как бурлящий поток вынес из пещеры двух старейшин, беспомощно размахивавших лапами. Несколько мгновений старики бултыхались на поверхности, затем скрылись под водой.

Веснянка и Чернобок, спускавшиеся по тропе с зажатой в зубах дичью, приросли к земле, остолбенело уставившись на бушующий внизу поток. Потом оба дружно развернулись и помчались вверх по склону.

Но вода не собиралась так просто отпускать свою добычу. Она погналась за котами, заставляя их с отчаянным визгом карабкаться все выше и выше. Внезапно огромное дерево с треском вывернулось из земли, рваные корни, как кошачьи когти, полоснули грозовое небо, и Листвяная Звезда потеряла молодых воинов из виду.

Неумолимая вода уже плескалась у входа в детскую. Кто‑то из котят высунул нос наружу и тут же с испуганным писком скрылся в глубине пещеры. Листвяная Звезда напружинила мышцы, приготовившись сбежать по камням на помощь котятам и королевам, но не успела даже шевельнуться, как гигантская волна подхватила ее, подбросила вверх – и швырнула в реку, прямо в кипящее месиво волн, пены и бурелома.

Листвяная звезда отчаянно забилась, судорожно ловя воздух разинутой пастью. Она мучительно закашлялась и с ужасом почувствовала, как что‑то острое вонзилось в ее раскрытый в вопле рот.

Предводительница Небесного племени открыла глаза и выплюнула сухой папоротниковый лист. Вся ее подстилка была разметана по палатке, песчаный пол в нескольких местах глубоко взрыт отметинами когтей – вероятно, она царапала его, сражаясь с приснившейся волной. Стряхнув клочок мха, приставший к уху, Листвяная Звезда села и попыталась отдышаться.

Слава Звездному племени, это был только сон!

Она сидела на своей подстилке до тех пор, пока не унялась дрожь, а сердце не перестало камнем бухать в ребра. Наводнение было таким жутким, таким безжалостным, оно уносило прочь ее соплеменников, топя их в пучине…

Когда косая полоса света упала в пещеру, Листвяная Звезда с облегчением вздохнула и вышла на узкий выступ над оврагом.

Далеко внизу, среди крутых скал, замыкавших ущелье, мирно струилась река. Солнце поднималось все выше, ослепительный свет горел на поверхности воды, пропитывая светлую шерстку Листвяной Звезды.

Постояв немного, предводительница расслабила сведенные судорогой плечи, наслаждаясь теплом и дуновением ветерка, перебиравшего ее всклокоченную шерсть.

– Это был только сон, – повторила она вслух и повела ушами, прислушиваясь к звонкой птичьей перекличке, доносившейся с вершины ущелья. – Небесное племя выжило, наступила пора Юных листьев.

Теплое чувство умиротворение разлилось в ее груди, когда она вспомнила о том, что всего несколько лун тому назад была обычной бродячей кошкой по имени Травка. Тогда она жила сама по себе, и отвечала только за себя. Потом в ущелье пришел Огнезвезд, предводитель племени из далекого леса, и рассказал поразительную историю о погибшем племени, когда‑то очень давно жившем в этом ущелье. Огнезвезд стал собирать одиночек и домашних котов, чтобы возродить Небесное племя, и оказалось, что она, Травка, избрана возглавить их!

– Я никогда не забуду ту ночь, когда духи предков дали мне девять жизней и нарекли Листвяной Звездой, – тихо прошептала предводительница. – С тех пор весь мой мир изменился. Вспоминаешь ли ты о нас, Огнезвезд? – вздохнула она. – Надеюсь, тебе известно, что я верна обещанию, которое дала тебе и своим товарищам.

Пронзительные вопли, донесшиеся откуда‑то снизу, прервали ее раздумья.

Племя начало собираться под Камнегрудой, в том месте, где подземная река вырывалась на яркий солнечный свет. Бурозуб, Птицекрыл и Веснянка с аппетитом завтракали неподалеку от кучи с добычей. Бурозуб торопливо заглатывал свою мышку, с недоверием косясь на Птицекрыла и Веснянку.

Листвяная Звезда вспомнила, как две луны тому назад пограничный патруль поймал этого черного кота на территории племени. Тогда он еле держался на лапах от голода и вздрагивал от каждого шороха. Коты уговорили непрошенного гостя пожить в воинской палатке, но тот до сих пор не мог привыкнуть к племенной жизни.

«Мне придется найти способ убедить его в том, что теперь он среди друзей, – подумала Листвяная Звезда. – Может быть, тогда он перестанет трястись, как застигнутая совой мышь».

Двое старейшин, Колтун и Гнилушка, вылизывались на плоском камне, щедро согретом летним солнцем. Оба выглядели вполне довольными жизнью; сварливый Колтун, упрямый одиночка из зарослей, время от времени наведывался в ущелье, чтобы досыта набить брюхо и вернуться обратно в свою лесную палатку. Однако Листвяная Звезда давно заметила, что старику очень нравится общество Гнилушки, поэтому не оставляла надежды уговорить Колтуна навсегда перебраться в лагерь.

У Гнилушки была другая история. Долгое время она одиноко жила выше по течению ручья, и хотя знала о Небесном племени, но не изъявляла никакого желания присоединяться к нему. Бедная старуха чуть не умерла, угодив в лисий капкан, но патрульные Небесного племени случайно обнаружили ее, принесли в лагерь и отдали на попечение Эхо. Выздоровев, Гнилушка с радостью распрощалась с опасной жизнью одиночки.

«Гнилушка может поделиться с нами своей мудростью, – сказала тогда Листвяная Звезда собравшемуся вокруг нее племени. – В каждом племени должны быть свои старейшины».

Оглушительные вопли, доносившиеся снизу, издавали трое юных оруженосцев: Кремнелап, Крохолапка и Скоролап, которые, захлебываясь от восторга, носились друг за дружкой по кругу. Листвяная Звезда увидела, как к озорникам подошла их мать, Трилистница, и что‑то сказала, недовольно шевеля усами.

На таком расстоянии слов не было слышно, но результат говорил сам за себя: оруженосцы немедленно прекратили возню. Трилистница взмахом хвоста подозвала к себе Крохолапку и, несмотря на отчаянный протесты юной ученицы, принялась умывать ей щеки.

Листвяная Звезда замурлыкала от смеха, глядя, как белая кошка отчаянно вертится под грубым материнским языком, а глаза Трилистницы звездами горят от гордости.

Шорох мелких камешков, посыпавшихся вниз с карниза, заставил Листвяную Звезду вздрогнуть от неожиданности. Вскинув голову, она увидела Чернобока, который спускался по каменистой тропке с зажатой в пасти белкой. Следом шел гордый Пчелоус со своим оруженосцем Мятнолапом, бывшим хилым домашним котенком с нежным именем Мятлик. Оба охотника несли в зубах по упитанной мыши. Когда охотники поравнялись с Листвяной Звездой, она одобрительно кивнула им.

С приходом тепла дичи стало вдоволь, племенная куча никогда не пустовала. Листвяная Звезда невольно вспомнила, каким был Пчелоус во время первого снегопада, когда впервые появился в племени: несчастный потерявшийся домашний котик, бродивший по ущелью, плача от холода и голода. Теперь этот серый с белым кот по праву слыл одним из лучших охотников племени и уже воспитывал собственного оруженосца. И не только оруженосца: шустрый красавец Пчелоус, не тратя времени попусту, уже стал отцом сразу четверых очаровательных котят, которых принесла ему бывшая бродячая кошка по имени Меднолистая.

Небесное племя росло на глазах.

Когда Пчелоус проходил мимо детской, четверо его котят с радостным писком выкатились ему навстречу Меднолистая медленно вышла следом и побрела за котятами. Она еще не вполне привыкла к крутизне склонов ущелья и побаивалась острых скал, окружавших лагерь Небесного племени.

– Осторожнее, глупыши! – мяукнула Меднолистая, в страхе глядя вслед своим котятам. – Смотрите под лапы, не упадите!

Котята добежали до дна ущелья, бросились отцу под ноги и кувырком покатились к берегу. Пчелоус бережно подхватил за шкирку проказника Крапивничка и оттащил его от воды.

Но стоило отцу отвернуться, чтобы бросить дичь в кучу, как сестренка Крапивничка, неугомонная толстенькая Сливка, прыгнула на брата. Крапивничек замахнулся на нее лапой, пытаясь повторить боевой прием, который показывали ему оруженосцы. Сливка отскочила и кубарем покатилась по берегу, а Крапивничек, не удержавшись на лапах, свалился в реку.

– Крапивничек! – оглушительно взвизгнула Меднолистая.

Охнув, Листвяная Звезда вскочила с места и бросилась бежать, но река была слишком далеко.

Меднолистая запрыгала по камням к воде, но Пчелоус оказался быстрее и, не задумываясь, бросился в воду за котенком. На несколько мгновений Листвяная Звезда потеряла обоих из виду.

Все племя сгрудилось на берегу, не сводя глаз с воды, и только глашатай Остроглаз сердито расхаживал взад‑вперед, хлеща себя хвостом.

Листвяная Звезда чуть не поперхнулась мурлыканьем, когда Пчелоус вынырнул на поверхность и вышел из воды, неся за шкирку мокрого Крапивничка.

Крохотный котенок бешено размахивал лапами и сердито нахохлился, когда отец поставил его на камень. Потом отряхнулся, обрызгав всех вокруг сверкающим дождем речной воды.

Меднолистая подскочила к своему сокровищу и принялась лихорадочно вылизывать его, но Крапивничек сердито вырвался и бросился к Сливке.

– Гадкая! – возмущенно мяукнул он. – Я тебе покажу, как пихать меня в воду!

– Я тебя не пихала! – возмутилась его кругленькая сестричка. – Ты сам упал, так тебе и надо!

Она присела и стремительно прыгнула на брата, так что они оба сшиблись в воздухе. Раздался дружный визг, и котята, сцепившись в пушистый комок, покатились по песку, молотя друг друга толстенькими мягкими лапами, а несчастные родители бросились разнимать их.

Листвяная Звезда обернулась на звук шагов, приближавшихся к ним с дальней стороны ущелья, и увидела Эхо, бегущую с охапкой трав в пасти. Нежная шерстка молодой целительницы сияла на солнце, делая ее поразительно похожей на ухоженную ручную кошечку, какой Эхо была совсем недавно. Но сейчас она уверенно шагала по каменистой земле, подушечки на ее лапах затвердели, а от постоянной беготни вверх‑вниз по склонам ущелья, легкая фигурка целительницы стала стройной и мускулистой, как у настоящей воительницы.

Эхо посмотрела на предводительницу и пробурчала, не разжимая зубов:

– Привет, Листвяная Звезда!

– Привет‑привет, – кивнула предводительница. – Скоро начинаем воинскую церемонию.

Эхо взмахнула хвостом, показывая, что все поняла, и скрылась в своей палатке у подножия склона, чтобы убрать травы в кладовую.

– Ты готова?

Листвяная Звезда вздрогнула от неожиданности и обернулась. За спиной у нее стоял Остроглаз, глашатай Небесного племени. Он подошел так незаметно, что она даже не услышала шагов.

– Ох, это ты, – пробормотала Листвяная Звезда, стыдясь внезапно заколотившегося сердца. – Ты меня чуть до смерти не напугал! Когда ты перестанешь подкрадываться?

Темно‑рыжий кот сощурил смеющиеся глаза.

– Не ври, не родился еще тот, кто напугает тебя до смерти, Листвяная Звезда, – ответил он, потом быстро взглянул на небо и добавил: – Солнце уже высоко. Когда думаешь начать церемонию?

– Я жду, когда все соберутся, – смущенно призналась Листвяная Звезда.

Улыбка погасла в глазах глашатая.

– Семеро одного не ждут, – нетерпеливо воскликнул он. – Начинай без них!

Листвяная Звезда удивленно повела ухом, поймав упрямый взгляд глашатая.

– Мы понятия не имеем, когда они благоволят явиться, – прошипел Остроглаз. – А у нас трое молодых котов вот‑вот лопнут от волнения!

Листвяная Звезда покосилась на Камнегруду и подавила вздох.

Остроглаз был прав. Скоролап и Кремнелап кружили друг против друга, готовые в любой момент начать учебную схватку, а Крохолапка подпрыгивала на месте, не в силах устоять спокойно. При этом все трое визжали в голос – да так, что по всему ущелью звенело.

– Хорошо, – кивнула Листвяная Звезда. – Не будем больше откладывать.

Бросив последний взгляд на вершину ущелья, она встала и пошла по тропе, ведущей к Камнегруде. Соплеменники почтительно расступились, пропуская предводительницу и ее глашатая. Напружинив мышцы, Листвяная Звезда вскочила на скалу, а Остроглаз уселся внизу, неподалеку от кучи с добычей.

Опустив глаза, Листвяная Звезда посмотрела сверху на широкие плечи своего глашатая, и тепло разлилось по ее сердцу.

«Какого замечательного глашатая посоветовал мне Огнезвезд! – в который раз подумала она. – Что бы я делала без его мудрости, отваги и преданности?»

Она подняла голову, и ее зычный голос эхом прокатился по ущелью:

– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Камнегрудой на общее собрание племени!

Полыннолапка вылетела из палатки оруженосцев и со всех лап бросилась вниз по тропе к подножию скалы, где уже сидел ее брат Мятнолап. Оба оруженосца, подрагивая хвостами от волнения, уселись рядком возле Остроглаза и Пчелоуса. Цветоглазка, наставница Полыннолапки, вышла из воинской палатки и села возле своей ученицы.

Чернобок устроился возле своей подруги Трилистницы, ожидавшей скорого рождения котят. Королева повернула голову и, не сводя глаз с оруженосцев, нежно потерлась носом об ухо своего друга.

Листвяная Звезда подавила вздох, увидев, как при появлении воинов пугливый Бурозуб съежился и попятился в тень. Вжав голову в плечи, он нервно шарил взглядом вокруг себя, как будто ущелье кишело врагами, готовыми вытрясти дух из маленького Бурозуба. В конце концов бедняга не выдержал напряжения и пересел поближе к ручью, чтобы удрать в заросли при первой же опасности.

«Но ведь он уже три луны живет в нашей воинской палатке! – подумала Листвяная Звезда, с досадой кроша когтями плоскую поверхность камня. – Неужели этого мало, чтобы понять – мы не откусим ему хвост!»

Она уже не в первый раз задумалась о том, что же могло так сильно напугать Бурозуба в прошлом, однако сейчас было не время ломать голову над этой загадкой. Черный кот поверит им, когда будет готов, не раньше, а пока придется терпеливо мириться с его странностями. А сейчас нужно провести церемонию.

Оглядевшись по сторонам, Листвяная Звезда убедилась в том, что почти все племя в сборе. Только Эхо нигде не было видно, но не успела предводительница задуматься над тем, что же могло ее задержать, как целительница выбежала из своей палатки, распространяя вокруг сладковатый аромат лекарственных трав. Усевшись возле Цветоглазки, Эхо подняла глаза на Камнегруду.

Значит, можно было начинать.

– Коты Небесного племени, – звонко начала Листвяная Звезда, – сегодня мы собрались здесь, чтобы провести самую прекрасную церемонию в жизни любого племени. Сегодня мы посвятим наших учеников в воители и присвоим им воинские имена! Кремнелап, Крохолапка и Скоролап, – вызвала она, взмахнув хвостом. – Выйдите к подножию Камнегруды и покажитесь племени.

Трое оруженосцев вскочили со своих мест и вышли вперед, взволнованно подрагивая усами. Три пары сияющих глаз уставились на предводительницу.

Когда ученики проходили мимо матери, Трилистница в последний раз торопливо прошлась языком по черной шерстке Кремнелапа, но между ушей у него так и остался торчать задорный вихор, а у непоседы Скоролапа одно ухо завернулось внутрь. Крохолапка критически осмотрела обоих своих братцев и взмахом хвоста поправила непослушное ухо Скоролапа.

Трое наставников тоже встали со своих мест и остановились в нескольких хвостах от учеников.

Листвяная Звезда посмотрела на них, и в груди у нее стало тесно от волнения. Величие события, свершающегося под Камнегрудой, накрыло ее, словно волна. В этот миг она поняла самое главное – как бы долго она не возглавляла свое племя, сколько бы церемоний ей не суждено провести на своем веку, она каждый раз будет вновь испытывать этот благоговейный восторг, с каким сегодня представляет новых воинов Звездному племени. А эти трое котов теперь уже навсегда будут для нее особенными: ведь они стали первыми Небесными воинами, родившимися в этом ущелье.

– Чернобок, – начала Листвяная Звезда, – скажи своему племени: обучился ли твой ученик Скоролап благородному воинскому искусству? Знаком ли он с Воинским законом и понимает ли его значение в жизни каждого кота‑воителя?

Черно‑белый кот с гордостью посмотрел на своего оруженосца и ответил:

– Да, Листвяная Звезда.

– То же самое я могу сказать о Кремнелапе! – выпалила Веснянка.

Листвяная Звезда одобрительно кивнула. Разумеется, по правилам Веснянка должна была бы дождаться вопроса предводительницы, но молодая кошка волновалась не меньше своего оруженосца, поэтому не стоило обращать внимание на ее оплошность.

– Птицекрыл, – продолжала Листвяная Звезда, – доволен ли ты своей ученицей Крохолапкой? Обучилась ли она в полной мере благородному воинскому искусству и познала ли премудрость воинского закона?

– Да, Листвяная Звезда, – серьезно ответил молодой кот. – Она готова стать воительницей.

Радостно мурлыча, Листвяная Звезда спрыгнула с Камнегруды и остановилась перед тремя будущими воителями. Все трое еще шире распахнули глаза, когда предводительница подняла голову и торжественно заговорила, обращаясь к Звездному племени.

– Я, Листвяная Звезда, предводительница Небесного племени, призываю своих предков‑воителей взглянуть на этих трех оруженосцев. Они упорно тренировались, постигая благородный Воинский закон, и я с гордостью представляю вам будущих воинов Небесного племени!





Читайте также:
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Тест Тулуз-Пьерон (корректурная проба): получение информации о более общих характеристиках работоспособности, таких как...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.096 с.