РОЛЬ ЯЗЫКА В СТАНОВЛЕНИИ ЛИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕКА





 

 

В ы с о к а я р е ч е в а я к у л ь т у р а п р е д п о л а-

г а е т в ы с о к у ю к у л ь т у р у м ы ш л е н и я , ибо

незрелые мысли нельзя выразить в ясной доступной форме.

Культура речи - это составная часть общей культуры человека,

умение точно, выразительно передать свои мысли.

Язык отражает состояние нравственности в обществе. Просторечие

и жаргон выделяют лень мышления, хотя, на первый взгляд, помогают

общению, упрощая этот процесс. Неправильная, пересыпанная жаргон-

ными выражениями речь свидетельствует о плохом воспитании человека.

В этой связи представляются актуальными мысли К.Паустовского о

том, что по отношению каждого человека к своему языку можно совер-

шенно точно судить не только о его культурном уровне, но и о его

г р а ж д а н с к о й ценности. Истинная любовь к своей стране

немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к родному

языку,- дикарь. Он вредоносен по самой своей сути, потому что его

безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому,

настоящему и будущему своего народа.

Язык не только чуткий показатель интеллектуального, нравствен-

ного развития человека, его общей культуры, но и лучший воспи-

татель.

Четкое выражение своей мысли, точный подбор слов, богатство речи

формируют мышление человека и его профессиональные навыки во всех

областях человеческой деятельности.

Академик Д.С.Лихачев справедливо замечает, что "неряшливость в

одежде - это неуважение к окружающим вас людям и к самому себе.

Дело не в том,чтобы быть одетым щегольски. В щегольской одежде

есть, может быть, преувеличенное представление о собственной эле-

гантности, и по большей части щеголь стоит на грани смешного. Надо

быть одетым чисто и опрятно, в том стиле, который больше всего вам

идет, и в зависимости от возраста. Язык в еще большей мере, чем

одежда, свидетельствует о вкусе человека, о его отношении к окру-

жающему миру, к себе."

Наш язык - это важнейшая часть нашего общего поведения и жиз-

ни. И по тому, как человек говорит, мы сразу и легко можем судить

о том, с кем мы имеем дело: мы можем определить степень интелли-

гентности человека, степень его психологической уравновешенности,

степень его возможной закомплексованности.

Наша речь - важнейшая часть не только нашего плведения, но и на-

шей души, ума, нашей с п о с о б н о с т и н е п о д д а в а т ь-

с я влияниям среды.

Все, о чем бы мы ни говорили, все и всегда з а в и с и т о т

с о с т о я н и я н р а в с т в е н н о с т и . Я з ы к э т о

ч у в с т в у е т . В э т о м в с е д е л о .

Н.М.Карамзин говорил: "... Язык и словесность суть... главные

с п о с о б ы народного просвещения; богатство языка есть богат-

ство мыслей,... он служит первым училищем для юной души, незамет-

но, но тем сильнее впечатлевая в ней понятия, на коих основываются

самые глубокомысленные науки... "

В языкознании начала XX века разделяли понятия "язык" и "речь",

отделили социальное от индивидуального, исторически развивающуюся

систему языка и особую деятельность человека.

Язык как социальное явление рассматривается как знаковый меха-

низм общения, система дискретных знаков, служащих для общения и

способных выразить всю совокупность представлений человека о мире.

Язык - это сложнейшая система значений и отношений, предписаний

и оценок, этики и эстетики, веры и убеждений, концепции времени и

пространства.

Разграничение языка и речи необходимо учитывать при обсуждении

роли ( употребления, назначения, использования ) языка в челове-

ческом обществе, в становлении личности, образовании ее.

Считая существенной роль языка для выражения чувств, эмоций,

для воздействия на личность и формирования ее, к этим двум функци-

ям ( то есть функция коммуникативная - функция общения, и когни-

тивная - познавательная ) добавляют третью: одни ученые - э м о-

ц и о н а л ь н у ю ( функцию воздействия ), другие - д и р е к-

т и в н у ю ( функцию формирования личности ). Эти три функции

языка ( общения, познания и воздействия ), называемые базовыми,

взаимодействуют в разных актах речи, в разных текстах, проявляясь

в них в разной степени.

Представители герменевтики (искусства толкования текстов), рас-

сматривая язык как способ существования человека, считая, что люди

живут словами и в словах, особое внимание обращают на побудительную

и оценочную функции языка. С этих позиций, эмоциональное, этическое,

эстетическое воздействие слова, его потенциальная убеждающая сила,

внушение и оценка, побуждение и управление обнаруживают свою приори-

тетную значимость для деятельности человека в управлении и коммер-

ции, в учебно-воспитательной сфере и художественной, религиозной и

политической и т. д.

Основные функции языка осознаются его носителями на интуитив-

ном уровне. Речевой опыт, языковая практика дают знания о языке,

правилах его использования, законах его функционирования в речи.

Представление о роли языка в жизни людей, его функциях доста-

точно образно и неожиданно отражено в известной притче о древне-

греческом баснописце Эзопе (VI век до нашей эры).

Однажды философ Ксанф, рабом которого был Эзоп, пригласил гостей

и попросил Эзопа приготовить обед: в первый день самый плохой, во

второй день - самый лучший.

В первый день на первое, второе и третье Эзоп приготовил язык.

- Почему ты подаешь одни языки? - спросили Эзопа.

- Мне приказали приготовить самый худший обед, а что может быть

хуже языка? Только потому, что есть язык, мы огорчаем друг друга,

бранимся, лжем, обманываем, хитрим, ссоримся. Язык делает людей

врагами, разрушает города, даже целые государства. Он вносит в нашу

жизнь горе и зло. Может ли быть что-нибудь хуже языка?

Во второй день Эзоп снова подал языки. Хозяин и гости изумились.

- Мне велели приготовить самый лучший обед, - пояснил Эзоп, - а

что для философа может быть лучше языка! При помощи языка изучаются

науки и получаются знания, посредством него мы объясняемся друг с

другом, решаем различные вопросы, просим, приветствуем, миримся,

даем, получаем, выполняем просьбы, вдохновляем друг друга. При по-

мощи языка строятся города, развивается культура. Думаю, что нет

ничего лучше языка.

Все базовые функции языка: общение, познание и воздействие -

нашли отражение в этой яркой притче. Парадоксальность противо-

поставления, обыгрывание омонимичности усиливают ее воздействия,

убеждая в том, что нет языка плохого или хорошего, что нет вообще

у человека "ничего лучше языка". Иначе говоря, язык всегда хорош,

плохой может быть речь или носитель языка, создающий из хорошего

языка плохую речь.

Любой язык, аккумулируя опыт народной жизни во всей ее полноте и

разнообразии, является и действительным его сознанием. Каждое новое

поколение, каждый представитель конкретного этноса, осваивая язык,

приобщается через него к коллективному опыту, коллективному знанию

об окружающей действительности, общепринятым нормам поведения,

отвергаемым или принимаемым народом оценкам, социальным ценностям.

Из этого следует, что язык не может не влиять на опыт конкретного

индивида, его поведение, культуру. Под явным или неявным воздей-

ствием литературного языка, его установлений, традиций находятся

все сферы жизнедеятельности человека, и ее успешность в немалой

степени зависит от того, в какой языковой среде проходит жизнь че-

ловека, как он он освоил родной язык.

Неосознанная потребность личности в грамотности, навязываемой

сверху, демократизируя речевое поведение, стала основой речевой

вседозволенности, привела к тому, что современная языковая жизнь

общества отмечена чертами утраты ценностных языковых ориентиров.

Языковая способность личности рассматривается в психолингвистике

как механизм, обеспечивающий речевую деятельность. Р е ч е в а я

д е я т е л ь н о с т ь , связанная с использованием языка, одна из

важнейших в жизни человека - существа мыслящего, думающего, позна-

ющего, общающегося, рассуждающего, объясняющего, спорящего, убежда-

ющего. Обсуждение роли языка в становлении ( формировании, самообра-

зовании ) личности невозможно без оперирования понятиями "языковая

личность", "языковая способность", "языковое сознание", "языковое

мышление". Имеет смысл воспользоваться также методом, который можно

назвать коммуникативно-ориентированным чтением. Он даст возможность

при чтении художественных произведений вычленять фрагменты текста,

представляющие собой коммуникативные ситуации, которые рассматрива-

ются в теории речевых актов во взаимосвязи определенных компонентов:

говорящий, слушающий, высказывание, коммуникативные средства,

обстоятельства, цель, прогнозируемый результат речевого акта.

Коммуникативно-ориентированное чтение дает также возможность

обращать внимание на авторские комментарии речи, содержащие харак-

теристики конкретных ситуаций общения. Оно поможет увидеть авторс-

кую оценку языковой личности в реальных проявлениях ее языковой

эрудиции, языковой способности, психического состояния в момент

речевой деятельности, отражающей ее языковое сознание. Е с л и

о с н о в н ы м п р и з н а к о м л и ч н о с т и , е е п с и -

х и к и я в л я е т с я с о з н а н и е , т о г л а в н ы м

п р и з н а к о м я з ы к о в о й л и ч н о с т и я в л я е т-

с я н а л и ч и е я з ы к о в о г о с о з н а н и я и я з ы-

к о в о г о с а м о с о з н а н и я .

О развитии языкового сознания. Сознание иногда определяют как

знание, которое с помощью различных знаковых систем ( в том числе

языка, также представляющего собой знаковую систему ) может быть

передано, чтобы стать достоянием других членов общества. Осознать -

это значит приобрести потенциальную возможность сообщить, передать

свое знание другому. Представления эти скорее бытовые, чем научные,

однако они помогают перейти к научному определению понятия "языко-

вое сознание".

Термин этот неоднозначен, в "Словаре лингвистических терминов"

О.С.Ахмановой дается такое определение: "Сознание языковое... Осо-

бенности культуры и общественной жизни данного человеческого кол-

лектива, определившие его психическое своеобразие и отразившиеся в

специфических чертах данного языка... " Определение исходит из

представления о языке как хранилище культуры этноса, словаре как

вместилище знаний о мире и т. п. Вспомним еще раз, что именно в

языке запечатлен весь познавательный опыт народа, его морально-эти-

ческие, социально-эстетические, художественные и воспитательные

идеалы. Язык хранит историю движения народа по пути цивилизации, он

отражает характер народа, его симпатии и антипатии, связи с сосед-

ними народами. Язык впитал в себя все тонкости оценочного отношения

к действительности, ее восприятия и отражения. Именно этот аспект

языкового сознания фиксируется в широко известном высказывании

К.Д.Ушинского о том, что природа страны, ее история, отражаясь в

душе человека, выражаются в слове. Люди исчезали, но слова, созда-

ваемые ими, вошедшие в сокровищницу - родной язык, остались бес-

смертными. Поэту П.А.Вяземскому принадлежат строчки, которые

образно и емко формулируют сказанное:

Язык есть исповедь народа,

В нем слышится его природа,

Его душа и быт родной...

Для использования термина "языковое сознание " в личностном

аспекте изучения языка приемлемо узкое (субъект - направленное)

значение термина, обращенное к субъекту речи. В таком случае го-

ворят о языковом сознании как совокупности знаний и представлений

о языке, правилах и закономерностях функционирования его структур-

ных элементов. Соотнесение термина "языковое сознание", употребля-

емого в узком смысле, с его употреблением в широком понимании,

близком по значению ряду других терминов, таких, как "народное

сознание", "языковое представление", "чутье языка народом", "язы-

ковая картина мира", "стратегия и тактика речевого поведения",

"языковое чутье", "языковая компетенция", "чувство языка" и т. п.,

приводит к предметно-понятийным смещениям. Так, например, термин

"чувство языка", входящий в этот ряд, в понятийном плане сближает-

ся с узким, субъект-направленным значением термина "языковое со-

знание", потому что определяется как конечный результат языковой

практики, представляя собой в реальности точные знания, ставшие

подсознательными. Оперируя понятием "языковое сознание", следует

помнить, что за ним часто стоят достаточно отдаленные друг от дру-

га реалии, поэтому не случайно состав термина иногда расширяется,

приобретая при этом предметно-понятийную точность, и говорят о

языковом сознании личности. В этом случае имеют в виду "те особен-

ности речевого поведения индивидуума, которые определяются комму-

никативной ситуацией, его языковым и культурным статусом, социаль-

ной принадлежностью, полом, возрастом, психическим типом, мировоз-

зрением, особенностями биографии и и другими константными и пере-

менными параметрами личности." (Никитина С.Е. Языковое сознание

и самосознание личности в народной культуре // Язык и личность. -

М.,1989.-с.34). Нельзя не заметить, что эти параметры и в целом

все речевое поведение личности зависят от ее коммуникативных уме-

ний. В первую очередь от речевых коммуникативных умений, рассма-

триваемых как такое практическое владение языковыми средствами,

которое позволяет организовать речевое высказывание, оптимально

решающее коммуникативную задачу. Признается, что выбор языковых

средств, сам процесс понимания высказываний обеспечиваются как

бессознательными механизмами, так и осознанными действиями.

Поскольку личность осознает лишь небольшую часть своего языкового

поведения, уже упомянутое выше утверждение Н.М.Карамзина о том,

что язык и словесность - главные способы просвещения и училище

для юной души, обретает конкретное дидактическое наполнение. Дей-

ствительно, словесность, художественная литература безгранично

расширяют возможности для осознания языкового поведения, форми-

рования языкового сознания личности, самого ее становления (обра-

зования).

Речевое общение во всех его формах, видах, жанрах, типах позво-

ляет человеку получать в готовом виде социальный опыт, осмысленный

и систематизированный предшествующими поколениями. Общение как лю-

бая деятельность человека имеет ряд побудительных мотивов. Среди

них - познание окружающего мира, познание самого себя и как ре-

зультат познания - корректировка своего поведения. Речевая

деятельность героев литературных произведений, представленная

мастерами слова со своими комментариями, дает образцы речевого

поведения носителей языка разных возрастных и социальных групп,

способна служить обогащению речевой практики читателей, совершен-

ствованию их речевых коммуникативных умений. Автобиографическая

трилогия Горького в этом смысле оказывается особенно ценной как

произведение писателя-реалиста, глубокого и тонкого психолога,

создавшего достоверную картину формирования и становления личнос-

ти Алеши - "Максимыча" - Пешкова.

Алеша Пешков - ребенок, жадно впитывающий окружающее, пыта-

ющийся понять, кто есть кто в этом незнакомом мире, спрашивающий,

выясняющий, познающий. Общение осуществляется в стихии бытового

взаимодействия, в семейной среде, преобладают диалоги с бабушкой

и дедушкой, их монологи, обращенные к нему. Отчетливо видно, что

бабушка, через монолог убеждающий и внушающий, реже - повествова-

тельный и лирический, формирует эмоциональную сферу ребенка, раз-

вивает его чувства, а дед, которому более свойственен монолог

драматический и лирический, реже - повествовательный, будит мысль,

организует сферу рациональную, интеллектуальную.

Общение с бабушкой радостно, оно вселяет оптимизм, дает ощуще-

ние полноты жизни. Говорит она совершенно не похоже на других,

"точно поет", сказки сказывает тихо, таинственно, ее слова льются

мерно, они "сочные, веские, памятные". "Не верить бабушке нельзя -

она говорит так просто, убедительно ", - отмечает рассказчик. Ре-

чевые коммуникативные умения, реализуемые во всех видах общения

с бабушкой, обеспечивают богатый, разнообразный ритмический рису-

нок речи, точный выбор слов, обладающих такой выразительной силой,

что они остаются в памяти на всю жизнь, становятся основой языко-

вого чутья, фактом языкового сознания.

Чувства справедливости, сострадания, пробудившиеся в ребенке,

беспокоят его, рождают возмущение покорностью, которая видится

Алеше в бабушкином поведении, и тогда ему хочется, чтобы бабушка

сказала " какое-то сильное слово, что-то крикнула". Но крик в об-

щении - прием запрещенный. Он или показатель беспомощности, или

крайняя форма воздействия на собеседника, допустимая, когда нару-

шена справедливость, в противном случае - он сам в высшей степени

несправедлив и может вызвать эффект, обратный ожидаемому, как это

происходит в резкой, крикливой форме общения матери с Алешей.

Не умея видеть мир глазами ребенка, забывшись в своих печалях,

тревогах и несчастьях, мать Алеши, сердясь и раздражаясь, говорит

сначала тихо и сурово, потом кричит. И крик этот вызывает у маль-

чика только боль и горечь, недоумение и страдание: "Я подошел,

спросив ее: "Зачем ты кричишь на меня? " Это же недоумение такой

формой общения, какой является крик, ругань, обнаруживает глубоко

запавший в душу Алеши-подростка кочегар Яков ( повесть "В людях" ).

Вся беспомощность крика, вся его бессмысленность как формы эмоци-

онального воздействия заключена в наивно-простодушном и житейски-

мудром замечании Якова, адресованном повару Ивану Ивановичу.

"Чего ты ругаешься? - удивляется Яков... - Ты - не ругайся, я ведь

с этого лучше никак не стану". Формирующееся мировоззрение, куль-

тура чувств становятся фактом языкового сознания, самосознания

личности.

Сила воздействия слова, как оказывается, не зависит напрямую

от силы его звучания. Действенность и результативность слова

определяются целесообразностью, предполагающей учет говорящим

условий и места общения, адресат. Речевые коммуникативные умения,

обеспечивающие целесообразный, коммуникативно-мотивированный вы-

бор слов, соотнесены, как показывает анализ, с жизненной позицией,

взаимосвязаны с формой поведения. В речевом поведении матери, в ее

коммуникативных умениях отражается особое положение в семье и не-

повторимость этой гордой трагической натуры. "Она умела говорить

краткие слова как-то так, точно отталкивала ими людей от себя, от-

брасывала их, и они умалялись", - замечает автор. Сила слова в

общении так велика, что оно способно не просто отталкивать людей,

но вызывать реальные физические страдания. Один из героев повести

"В людях" рассказывает Пешкову-подростку: "Я, малый, даже с про-

фессорами беседы водил. Одного попа до того загонял словесным-то

бичом, что у него ажно кровь носом пошла". Словесные издеватель-

ства над человеком писатель считает жестокостью и ставит в один

ряд с кровью, побоями. Обостренное отношение к слову, к его воз-

действию на человека, умение слышать слово, пользоваться им,

воспринимать все его оттенки - составные компоненты оценочного

отношения к слову, слагаемые речевых коммуникативных умений, фор-

мируемых в детстве в ближайшем семейном окружении.

В отличие от бабушки, дед поначалу пугает Алешу-ребенка, стра-

шит своей непонятностью, общение с ним тревожит, но оно и обога-

щает. Сердцем Алеша долго не принимает деда, судит его слова и

поступки, видя в них визгливую вздорность, жалкую нелепость: "Мне

казалось, что дед злой: он со всеми говорит насмешливо, обидно,

подзадоривая и стараясь рассердить всякого". Драматические моноло-

ги деда полны жестов, мимики, речевое оформление, содержание в

них - как бы не главное. Он говорил "долго, яростно, подвизгивая

и притоптывая ногой", "топнул ногой и закричал свирепо", "бросил

блюдечко в голову ей, бросил и завизжал... " - так комментирует

рассказчик речевое поведение деда. Таковы элементы его коммуника-

тивных умений, являющихся отражением его сложного нравственного

облика, особенностей его языковой личности. Иногда дед произносил

слова, которые, так же как и бабушкины, оставались в душе мальчика

на всю жизнь: "Привалившись ко мне сухим складным телом, он стал

рассказывать о детских своих днях словами крепкими и тяжелыми,

складывая их одно с другим легко и ловко". Слова эти идут от люб-

ви, от сердца, от житейского опыта; легкость их сложения находит-

ся как бы в противоречии с их весомостью, крепостью. Речевые ком-

муникативные умения реализуются здесь в свободном выборе слов,

простом и незатейливом их складывании; эти умения подкреплены со-

циально-психологическими коммуникативными умениями: умением вести

беседу, чутко улавливая настроение собеседника, умением понимать

собеседника, ставить себя на его место, т. е. учитывать условия

общения и предвидеть его результат, умело сочетать вербальные и

невербальные средства общения. Бабушка поясняет внуку: "Дедушка-

то, когда хотел, так хорошо говорил, это уж после, по глупости

стал на замок сердце-то запирать". Идеи гуманизма, оптимизм прони-

зывают автобиографическую трилогию М.Горького, и дополнительное

тому свидетельство - это высказывание, вложенное в уста неграмот-

ной женщины, испытанной на прочность множеством житейских невзгод,

не утратившей ни доброты, ни сердечности, милосердной и мудрой.

Действительно, для незлобивого душевного собеседования, д л я

и с к р е н н е г о о т к р ы т о г о о б щ е н и я - д л я

п о л н о к р о в н о й ч е л о в е ч е с к о й ж и з н и -

н у ж н о и м е т ь с е р д ц е , н е з а п е р т о е н а

з а м о к . Это нравственное правило, осваиваемое в детстве, ста-

новится основой общей и речевой культуры писателя.

Нравственные ценности, поступки окружающих, отношения между

людьми - все впитывает в себя ребенок, наблюдая за взрослыми,

общаясь с ними. "В детстве я представляю себя ульем, куда разные

простые, серые люди сносили, как пчелы, мед своих знаний и дум о

жизни, щедро обогащая душу мою, кто чем мог. Часто мед этот бывал

грязен и горек, но всякое знание все-таки мед", - подчеркивал пи-

сатель, отводя общению с людьми главную роль в развитии души, язы-

кового сознания, интеллекта. Конечно, знание добывается еще и из

книг, но тогда оно требует проверки жизнью, требует выявления его

соответствия реальной действительности, знаниям о жизни окружающих

людей. Может быть, поэтому у начитанного подростка нужда в собе-

седникке оказывается особенно острой. Ему мало только убеждать,

ему нужно еще и самому убеждаться, слушая возражения собеседников,

думающих иначе, чем он.

Особый интерес для учителя представляет сообщение знаний интим-

ного свойства, которое отважно и умно предпринимала в общении с

внуком бабушка. Писатель так рассказывает об этом: "Она поощряла

нашу дружбу. Мальчику с девочкой дружиться - это хорошее дело!

Только баловать не надо... И простейшими словами объясняла нам,

что значит "баловать". Говорила она красиво, одухотворенно, и я

хорошо понял, что не следует трогать цветы, пока они не распусти-

лись, а то не быть от них ни запаху, ни ягод". Лирический монолог

как тип общения вообще более других пригоден и используется при

обсуждении острых, интимных там.

Подрастая, Алеша видит много грязи жизни, человеческих страда-

ний, оскорблений. Социально-экономические условия бытия определя-

ли общественное сознание и на его основе общение окружающих людей.

Вражда из-за наследства порождала злобу, прорывавшуюся в семье

Кашириных в виде безобразных скандалов, драк. Бабушка уговаривает

враждующие стороны, нетерпимые в своей слепой ненависти, а с ответ

ей летит "идиотская гнусная русская ругань, смысл которой, должно

быть, недоступен разуму и чувству скотов, изрыгающих ее", - гово-

рит автор. Гнусные поступки не людей - скотов и гнусные, недостой-

ные человека слова. Речевые коммуникативные умения со знаком ми-

нус, так как способность "изрыгать" бранные слова не может, не

должна признаваться умением, обеспечивающим полноценное общение.

Пьяные, опустившиеся, не нужные обществу люди бормочут "поганые

слова". "Она говорила слова грязные, слова пьяной улицы - было

жутко слышать их", - читаем признание автора в повести "В людях".

Драматические монологи, в которых реализуются речевые коммуника-

тивные умения со знаком минус, имеют ярко выраженное социальное

обоснование: сломлен, раздавлен человек, потому что в обществе,

живущем без правил и законов, где попирается личность, не уважа-

ется ее достоинство, ты либо хватаешь и давишь себе подобных, ли-

бо морально и физически уничтожат тебя, и грязные поступки, чер-

ные слова, мысли, обнаруживающиеся в общении значительной части

людского сообщества, есть отражение несовершенства общественного

устройства.

Алеша-подросток приходит служить в семью чертежника. Быт мещан-

ской среды с ее мелочными интересами, бездуховностью, отсутствием

высоких идеалов, целей - все это отражается в серых мыслях, серых

словах, в странной, оскорбительной, унижающей человеческое досто-

инство речи. "Мне не нравилось, как они все говорят, воспитанный

на красивом языке бабушки и деда, я вначале не понимал соединения

несоединимых слов... " - замечает рассказчик, фиксируя внимание

на сформированном у ребенка эстетическом отношении к языку и речи.

Разобщенность людей, непонимание друг друга, неизбежные в услови-

ях антагонизма, накладывают свой отпечаток на их речевое поведе-

ние, языковое сознание, деформируя личность. Нравственные формы

поведения, общекультурный уровень среды определяют речевое пове-

дение, обусловленное определенным набором коммуникативных умений.

Подросток поднимается до осознания того, что, если его хозяева

"перестанут судить людей, кричать, издеваться над ними, - они

разучатся говорить, онемеют, им не видно будет самих себя". Это

понимание укрепляет в нем веру в себя, в человека, в то, что мож-

но защититься от тех, чьи "липкие языки забрасывают хламом постыд-

ных слов " чистое и светлое. Эта новая сила дает ему возможность

"слушать злые насмешки спокойно и беззлобно".

Рост самосознания подростка, углубление его знаний об окружа-

ющем мире, о языке, ( языковая эрудиция ) отражаются на его рече-

вом поведении, речевой культуре. Появляется ощущение несовершен-

ства своего речевого поведения, речевых коммуникативных умений.

Рассказчик свидетельствует: "Несмотря на то, что я уже немало

прочитал книг, любил читать стихи и сам начинал писать их, говорил

я "своими словами". Я чувствовал, что они тяжелы, резки, но мне

казалось, что только ими я могу выразить глубочайшую путаницу мо-

их мыслей". Жадно вслушиваясь в речь окружающих, он замечает, как

меняется речь говорящего в зависимости от того, где он говорит, с

кем говорит, о чем говорит, обнаруживает противоречия между формой

и содержанием, между поступком и словом, между умением говорить и

умением действовать.

Анализируя авторские комментарии коммуникативной деятельности

героев трилогии М.Горького, их коммуникативных умений, можно уви-

деть разное отношение подростка к собеседникам, к особенностям их

коммуникативного поведения, динамику его оценочного отношения к

речи.

Он испытывает эстетическое наслаждение от красоты звучащей ре-

чи: "Речи его я слушал внимательно, чувствуя их красоту". В другом

месте автор свидетельствует: "Рассказывая, он ритмически покачи-

вался. Голос у него был глухой, тусклый, а слова - яркие, и что-

то соловьиное пело в них". Слушая голос другого говорящего,

странно глубокий, он отмечает в нем "что-то потрясающее". Вспом-

ним, что чутье языка воспитывалось, формировалось у рассказчика в

раннем детстве.

Его завораживает тайна новых незнакомых слов, мастерство их

переплетения, когда говорящий нанизывает слово за словом "на

стержень своей мысли". Автор признается: "Я ждал этих изречений,

как благостыни, - приятно было слышать необычные сочетания слов в

доме, где все говорили бесцветным языком, закостеневшим в истер-

тых, однообразных формах".

Душевный дискомфорт, беспокойство и тревогу вызывает у него

видимое противоречие между формой и содержанием речи, между

поступками говорящих и их словами. Раздражает, когда говорят

"книжно и невразумительно", когда говорящий употребляет какие-то

неведомые имена, странные сочетания слов, когда серые, тяжелые

слова катятся или "нудно сеют, точно капли дождя", когда в речах

"что-то снотворное". "Странные слова, незнакомые имена надоедливо

запоминались, щекотали язык, хотелось ежеминутно повторять их -

может быть, в звуках откроется смысл ?" - читаем в повести "В лю-

дях". Это признание есть косвенное подтверждение мысли, высказы-

ваемой рядом ученых, что т е з а у р у с ( словарь языка с полной

смысловой информацией ) является одним из способов представления

языкового сознания.

Если человек говорит кратко и внушительно, негромко и задушев-

но, сухо и деловито, это нравится подростку, как и ровная,

простая, ясная, веская речь, когда у говорящего есть "своя мера

людей", есть отчетливые мысли. "Он, пытливо глядя на меня, помол-

чал, а потом заговорил отчетливо и веско, видимо, - очень проду-

манные мысли", - пишет автор.

Отчетливая мысль, облеченная в ясную и простую форму, не часто

встречается. Чаще подросток чувствует себя опьяненным словами, не

улавливает в них мысли, нередко видит, что люди "милосердны и

любвеобильны только на словах", его осеняет догадка, что часто

"в резких словах прячутся мысли жалкие и лицемерные", что не-

достойные люди прячутся за хорошими словами, приспосабливая язык

к своим нуждам, делая его, по Эзопу, плохим, хуже которого нет

ничего. Формирующееся оценочное отношение к слову развивает

оценочную культуру подростка, мотивы его поведения.

Резко критическое отношение и неприятие вызывают у взрослеющего

человека споры, в которых истина теряется в обилии слов, и рас-

сказчик с признательностью и уважением обращается памятью к добрым

своим собеседникам, которыми одарила его жизнь, вспоминает рас-

суждения одного из них: "Слова, дружище, это - как листья на де-

реве, и чтобы понять, почему лист такой, а не иной, нужно знать,

как растет дерево, - нужно учиться". Рассказчик приходит к необ-

ходимости учить язык, познавая его законы, развивая свою языковую

эрудицию, совершенствуя языковые способности, речевые коммуника-

тивные умения.

Выработка убеждений, жизненной позиции идет в процессе активной

работы мысли, перерабатывающей знания бытовые и книжные, сверяемые

с практической деятельностью, - таков путь освоения мира подраста-

ющим поколением, и тяжел этот путь без наставника, учителя, собе-

седника. В повести "Мои университеты" М.Горький пишет: "Мне толь-

ко что минуло пятнадцать лет, но иногда я чувствовал себя пожилым

человеком, я как-то внутренне разбух и отяжелел от всего, что пе-

режил, прочитал, о чем беспокойно думалось. Заглянув в себя, я

находил свое вместилище впечатлений подобно темному чулану, кото-

рый тесно и кое-как набит разными вещами. Разобраться в них не

было ни сил, ни умения". Это пронзительное ощущение одиночества,

безжалостного и нелепого отторжения от людского сообщества, не-

возможности реализовать естественное человеческое желание быть

услышанным, понятым, вспомнилось рассказчику много лет спустя,

после знакомства с удивительно правдивым рассказом А.П.Чехова про

извозчика, который беседует с лошадью о смерти своего сына: "Я

пожалел, что в те дни острой тоски не было около меня ни лошади,

ни собаки и что я не догадался поделиться горем с крысами... "

Потребность поделиться раздумьями, необходимость высказать мы-

сли, желание обсудить сомнения, разрешить их - стремления специ-

фически человеческие, и чем более развит интеллект, чем выше

культура, самосознание личности, тем больше потребность в общении,

во взаимодействии с себе подобными.

Проведенное коммуникативно-ориентированное чтение позволяет

увидеть этапы становления языковой личности, развития языкового

сознания ребенка, подростка, юноши. Расширяя возможности для

осознания языкового поведения личности, художественные произведе-

ния, как в грандиозной лаборатории, аккумулируют важную для язы-

ковой личности информацию. В данном случае извлеченные наблюдения

опираются на определенные научные представления. В самом деле,

р е б е н о к н е м о ж е т р а з в и в а т ь с я н и и н -

т е л л е к т у а л ь н о , н и н р а в с т в е н н о , н и

э с т е т и ч е с к и в н е я з ы к о в о й с р е д ы , б е з

р е ч е в о г о о б щ е н и я . Речь окружающих, их речевое по-

ведение, обращенное к ребенку с первых месяцев его жизни звучащее

слово - основа развития, становления личности. И то, что это за

речь, какими качествами, свойствами она обладает, какое несет со-

держание, - в известной мере задает направление культурного и ду-

ховного развития личности и социального процветания гражданина.

Большое значение в языковом развитии ребенка имеет приобщение

к народному творчеству, в частности, к пословицам и поговоркам.

Проведение урока по пословицам и поговоркам занимает определен-

ное место в эстетическом и нравственном воспитании школьников, в

формировании у них патриотического чувства, значительно обогащают

речь ученика, делают ее образной, яркой.

Постичь пословицы - это значит глубже познать жизнь, обычаи

своего народа, свою Родину.

 





Читайте также:
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.145 с.