Тема 24. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ПРОЦЕДУРА РЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРОВ С УЧАСТИЕМ ПОСРЕДНИКА (ПРОЦЕДУРА МЕДИАЦИИ) 1 глава




 

Задача № 398

Куликовский заключил с Павловым договор найма квартиры, установив ежемесячную плату в размере 17 тысяч рублей. В договоре не указывалось, что в указанную сумму входят коммунальные платежи.

Через месяц после начала действия договора Куликовский обратился к Павлову с требованием оплатить коммунальные расходы. Павлов, ссылаясь на заключенный договор, указал на отсутствие у него соответствующей обязанности.

Куликовский предложил Павлову вместе с ним обратиться к посреднику, чтобы доработать договор на взаимоприемлемых условиях.

Павлов обращаться к посреднику отказался , ссылаясь на то, что посредник занимается урегулированием споров, а не доработкой договоров. Кроме того, он указал на то, что между сторонами отсутствует закрепленная в договоре обязанность обращаться к медиатору и предложил Куликовскому обратиться в суд.

Дайте правовую оценку позициям сторон.

Что такое медиация?

Какова форма заключения соглашения о медиации?

 

Задача № 399

Супруги Гриботько обратились в суд с заявлением об усыновлении несовершеннолетнего Саши Кима - воспитанника детского дома г. Пензы. В качестве заинтересованного лица судом была привлечена бабушка Саши – Дадуева. Она возражала против усыновления Саши , ссылаясь на то, что Гриботько проживают в Самаре и после усыновления ей будет сложно видеться с внуком.

Гриботько заявили ходатайство о медиации. Супруги объяснили суду, что в ходе примирительной процедуры они надеются достигнуть согласия между интересами бабушки несовершеннолетнего Кима, интересами ребенка, а также своими интересами.

Должен ли суд удовлетворить данное ходатайство?

В каких случаях медиация не допускается?

Есть ли споры, в которых медиация является обязательной?

 

Задача № 400

В районнм суде в открытом судебном заседании рассматривал дело по иску Баренцева к Лютикову об истребовании автомобиля «Форд». В подготовительной части судебного заседания Лютиков заявил ходатайство о проведении процедуры медиации. Ответчик сообщил, что по его просьбе медиатор Турлуев явился в суд и сейчас находится в зале судебного заседания. Суд ходатайство Лютикова удовлетворил и вынес определение о назначении процедуры медиации, обязав стороны пройти ее немедленно, в зале судебного заседания.

Дайте правовую оценку ходатайства Лютикова и позиции суда.

Какие принципы медиации Вам известны? Соблюдены ли они в этом случае?

 

Задача № 401

При заключении договора строительного подряда между Сергеевым и Нечипоруком Сергеев предложил включить в договор соглашение о медиации. Нечипорук от этого предложения отказался. Он сослался на то, что медиация – платная услуга, которую стороны должны будут оплатить в равных долях. Нечипорук полагал, что это ему не выгодно. Сергеев пояснил, что медиация может быть совершена и бесплатно. Он также добавил, что готов взять на себя большую часть расходов, если медиация будет платной. Нечипорук же полагал, что при возникновении спора суд все рано обяжет стороны возмещать расходы по медиации в равных долях, независимо от соглашения сторон.

Дайте правовую оценку позициям сторон.

Есть ли особенности оплаты деятельности при проведении судебной медиации по сравнению с несудебной медиацией?

 

Задача № 402

 

Супруги Басюк обратились в суд с заявлением о расторжении брака и определении места жительства ребенка, Басюк Евгении, 6 лет. Суд предложил сторонам пройти процедуру медиации в органах опеки и попечительства, о чем вынес определение. В определении указывалось, что порядок проведения процедуры медиации стороны должны определить сами в течение 10 дней после вынесения определения. Процедуру же медиации стороны должны провести в течение 180 дней после вынесения определения.

Допущены ли в данном деле ошибки?

Как устанавливаются правила проведения процедуры медиации? Есть ли императивные требования к порядку проведения процедуры медиации?

Каковы сроки проведения процедуры медиации в суде и вне суда?

 

Задача № 403

Кторов обратился к Львову с предложением урегулировать у медиатора спор о порядке пользования колодцем на земельном участке, принадлежащем Кторову.

Львов с предложением Кторова согласился и назвал в качестве предполагаемого посредника Союз медиаторов Орловской области.

Кторов возражал против выбора Львова и предложил в качестве медиатора выбрать соседа Кторова и Львова – Башмакова. Кторов сослался на то, что Башмаков знает сложившуюся ситуацию, находится в хороших отношениях и с Кторовым, и с Львовым, а также отвечает всем требованиям, предъявляемым к медиаторам: Башмакову 35 лет, он бывший сотрудник прокуратуры и не имеет судимости.

Кто может быть медиатором в данном случае?

Какие требования предъявляются к медиатору?

Зависят ли требования, предъявляемые к медиатору, от того, какой спор урегулируется: судебным или внесудебный?

 

Задача № 404

В ходе проведения процедуры медиации, назначенной в связи с иском Гаврилова к Ларионову, стороны спора пришли к следующему. Иск Гаврилова не обоснован и он должен от него отказаться. Медиатор же Пименов полагает, что если заключение медиативного соглашения по итогам медиации невозможно, то процедура медиации подлежит прекращению, о чем и сделал заявление в суде.

Суд, оценив заявление медиатора и позицию сторон, пришел к выводу, что спор между сторонами может быть прекращен. Суд разъяснил Гаврилову целесообразность отказа от заявленного им иска, который будет принят судом с прекращением производства по делу.

Дайте правовую оценку позициям сторон, медиатора и суда.

Допущены ли ошибки по делу?

Вправе ли медиатор сообщать суду результаты медиативной процедуры?

Как следует поступить в сложившейся ситуации?

При каких условиях допускается прекращение процедуры медиации?

Вправе ли суд утвердить результаты медиации, если стороны не достигли мирового соглашения?


Раздел II.

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ВОПРОСАМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 5, от 16 апреля 2013 г. № 9)

(Извлечение)

Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и иными нормативными правовыми актами.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9)

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Рос­сийской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

2. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Кон­ституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и при­меняется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного право­вого акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содер­жат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда Конституционным Судом Российской Федерации выяв­лен пробел в правовом регулировании либо когда пробел образовался в связи с признанием не соответствующими Конституции норматив­ного правового акта или его отдельных положений с учетом порядка, сроков и особенностей исполнения решения Конституционного Суда Российской Федерации, если они в нем указаны;

(п. «б» в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апре­ля 2013 г. № 9)

[...]

В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации яв­ляется отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. Наличие реше­ния Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части. [...]

3. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции подлежащий применению по конкретному делу закон, суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соот­ветствии со ст. 101 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» может быть сделан судом любой инстанции и в любой стадии рассмотрения дела.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9)

О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации суд выносит мотивированное определение (постановление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа.

В запросе о проверке конституционности подлежащего при­менению при рассмотрении конкретного дела закона суд в соответ­ствии с требованиями ст. 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» должен указать точное название, номер, дату принятия, источник опубликования и иные данные о подлежащем проверке законодательном акте, а также мотивы, по которым он пришел к выводу о направлении указанного запроса. В силу ст. 38 названного Федерального конституционного закона к запросу необходимо приложить текст закона, подлежащего проверке, и перевод на русский язык всех документов и иных мате­риалов, изложенных на другом языке.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9)

В связи с обращением в Конституционный Суд Российской Фе­дерации с запросом о проверке конституционности подлежащего применению закона производство по делу или исполнение принятого решения, исходя из требований ст. 103 Федерального конституци­онного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Федерации, о чем должно быть указано в названном выше определении (постановлении) суда.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9)

Если подсудимый содержится под стражей, рекомендовать суду в каждом таком случае обсуждать вопрос об изменении ему меры пресечения.

4. При рассмотрении дел судам надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Россий­ской Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.

Если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относя­щимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации подлежит применению нормативный правовой акт субъекта Россий­ской Федерации.

5. Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных докумен­тах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Междуна­родном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и между­народные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются пра­вила международного договора.

Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным дого­вором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях при­меняются правила международного договора Российской Федерации.

При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубли­кованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного междуна­родного договора.

6. Обратить внимание судов на то, что в силу ч. 3 ст. 15 Консти­туции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, сво­боды, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением суд не вправе основывать свое реше­ние на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.

Порядок официального опубликования федеральных норматив­ных правовых актов определен Федеральным законом Российской Фе­дерации «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Феде­рального Собрания» и Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов ис­полнительной власти» (в редакции Указов Президента Российской Федерации от 16 мая 1997 г. № 490 и от 13 августа 1998 г. № 963).

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007г. № 5)

7. Если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, он в силу ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации обязан принять решение в соответствии с законом, регу­лирующим данные правоотношения.

Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат норматив­ные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, акты орга­нов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций и т. д.).

При применении закона вместо несоответствующего ему акта государственного или иного органа суд вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или долж­ностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом либо отменить.

8. Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47). В соответствии с указанным конституционным положением вышестоящий суд не вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, под­судное нижестоящему суду.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007г. № 5)

9. В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, по­давать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9)

10. В силу конституционного положения об осуществлении судо­производства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению хода­тайств.

При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представ­ленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность пред­ставления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.

11. При рассмотрении жалоб на отказ в регистрации обществен­ных объединений граждан либо заявлений заинтересованных лиц о ликвидации общественных объединений судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции Российской Фе­дерации запрещается создание и деятельность общественных объ­единений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, на­циональной и религиозной розни.

Учитывая это конституционное положение, суду необходимо тщательно исследовать и оценить в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказательства, свидетельствующие о целях, задачах, фак­тической деятельности общественных объединений.

12. В силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах государства, участвующие в этом пакте, приняли на себя обязанность обеспечить право на забастовку при условии его осуществления в соответствии с национальным законодательством.

Конституция Российской Федерации гарантировала работникам, а также их трудовым коллективам право на индивидуальные и кол­лективные трудовые споры, включая право на забастовку (ч. 4 ст. 37). Однако осуществление права на забастовку не должно нарушать права и свободы других лиц и может быть ограничено федеральным законом, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защи­ты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 55 Конституции Рос­сийской Федерации).

Исходя из этого, при решении вопроса о незаконности проведе­ния забастовки судам следует иметь в виду, что ограничение права на забастовку в указанных выше случаях допустимо лишь для тех категорий работников, в отношении которых с учетом характера их деятельности и возможных последствий прекращения ими работы необходимость запрета на проведение забастовки прямо вытекает из названных выше положений Конституции. Ограничение права на забастовку большего круга работников, чем это необходимо для достижения целей, названных в ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, является неправомерным.

13. При рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоот­ношений, судам необходимо учитывать, что Конституция Россий­ской Федерации предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также гарантировала право на жилище (ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 40).

Исходя из этих положений Конституции, следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт пропи­ски, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище. При рассмотрении дел, связанных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из до­казательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.

14. Поскольку ограничение права гражданина на тайну перепи­ски, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообще­ний допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации), судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно- розыскных мероприятий, ограничивающих указанные конституцион­ные права граждан, может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительно­го следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или эко­логической безопасности Российской Федерации. Перечень органов, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, содержится в названном Законе.

Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотре­нии материалов, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 25 Конституции Российской Федерации), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную дея­тельность.

Обратить внимание судов на то, что результаты оперативно-ро­зыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, по­чтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

18. При рассмотрении гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях судам необходимо ис­ходить из того, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. [...]

19. Судам необходимо иметь в виду, что разъяснения по примене­нию действующего законодательства, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, могут применяться при рассмотрении дел в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

 

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

(Извлечение)

Согласно принципу субсидиарности, являющемуся одним из основных принципов деятельности Европейского Суда по правам человека, защита прав и свобод человека, предусмотренных Конвен­цией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколами к ней (далее — Конвенция и Протоколы к ней), воз­лагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды.

В целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федераци­ей Протоколов к ней Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Феде­рации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Конвенция и Протоколы к ней являются международными договорами Российской Федерации, и при их применении судам общей юрисдикции (далее — суды) необходимо учитывать разъяс­нения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», а также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных прин­ципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

2. Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Фе­дерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Федеральный закон о ратификации), правовые по­зиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязатель­ными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в от­ношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматри­ваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

3. Правовые позиции Европейского Суда учитываются при при­менении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней.

Обратить внимание судов на то, что законодательство Российской Федерации может предусматривать более высокий уровень защиты прав и свобод человека в сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь статьей 53 Конвенции, необходимо применять положения, содержащиеся в законодательстве Российской Федерации.

4. Во избежание нарушения прав и свобод человека, в том числе необоснованного их ограничения, правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении не только Конвенции и Про­токолов к ней, но и иных международных договоров Российской Федерации (подпункт «с» пункта 3 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года (далее — Вен­ская конвенция).

5. Как следует из положений Конвенции и Протоколов к ней в тол­ковании Европейского Суда, под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государствен­ных и муниципальных служащих, а также иных лиц, вследствие при­нятия или осуществления (неосуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав и свобод. Например, исходя из практики Европейского Суда использование изображения гражданина без его согласия представляет собой ограничение соот­ветствующих прав, гарантируемых Конвенцией.

При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Феде­рации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе;

преследовать социально значимую, законную цель (например, обе­спечение общественной безопасности, защиту морали, нравственно­сти, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представ­ляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Некоторые права и свободы человека, гарантируемые Конвенцией и Протоколами к ней, не могут быть ограничены ни при каких усло­виях (право не подвергаться пыткам и др.).

6. Основания для ограничения прав и свобод человека могут пред­усматриваться не только федеральным законом, но и международным договором Российской Федерации (выдача лица иностранному госу­дарству для осуществления уголовного преследования во исполнение соответствующего международного договора и др.).





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!